Президенты бразилии и борьба за независимость

История Бразилии

История Бразилии начинается с ее случайного открытия в апреле 1500 года, экспедицией португальцев под предводительством Педро Алвареса Кабрала на пути вокруг Африки и названной в тот момент остров Санта Круш.

По Тордесильясскому договору 1494 года, поделившему еще не открытые и не захваченные земли Латинской Америки по меридиану 370 на запад от Островов Зелёного Мыса, территории на восток от него отходили Португалии, а земли на запад — Испании.

Эта условная линия пересекала Латинскую Америку на востоке и стала первой границей ещё не открытой Бразилии.

Колониальный период

Сознавая значение сделанного им открытия, Кабрал отрядил в Лиссабон одного из капитанов, Гаспара Лемуша, с посланием королю, в котором сообщил об открытии новых земель. Но интересы португальской короны были в другой стороне — в Азии и Африке, поэтому, на протяжении 30 лет систематических действий по организации колонии на этой территории не проводилось.

Лишь в 1530 году, к берегам Бразилии стали приплывать первые поселенцы. На северо-востоке страны были основаны укрепленные поселения, первыми из которых были Сан Висенте (1532 год) и Сальвадор (1549 год).

В итоге, на территории Бразилии были созданы 14 наследных феодальных владений — капитаний, причём некоторые из них по размеру были больше, чем сама Португалия.

Владельцы капитаний, так называемые donatarios, то есть те, которые «принимают дар», отвечали за их безопасность и развитие.

Эксперимент закончился неудачей по причине экономических проблем и постоянных набегов туземцев. По геополитическим соображениям Португалия сделала выбор в пользу централизованной системы правления, вошедшего в историю под названием Генерал-губернаторства, которое располагалось в городе Салвадор — нынешней столице штата Баия.

Интерес Португалии к заморской колонии вновь обострился в результате истощения дальнейших возможностей эксплуатации плантаций сахарного тростника, на островах атлантического побережья Африки. Это совпало с ростом потребления сахара в западной Европе.

Производство сахара было налажено на северо-востоке Бразилии (штаты Пернамбуку и Баия), стало основой бразильской экономики, ориентированной на экспорт продукции сельского хозяйства. Успех в области производства сахара напрямую зависел от решения проблемы привлечения рабочей силы.

Попытки колонизаторов использовать труд порабощенных индейцев не увенчались успехом. В результате контактов с европейцами индейцы приобретали заболевания, приведшие к демографической катастрофе.

Помимо этого, индейцы оказывали ожесточенное сопротивление, защищая свои земли, поэтому с 1570 года португальцы начали  завозить в Бразилию рабов-африканцев, ставших основной рабочей силой, эксплуатируемой колонизаторами. Торговля рабами превратилась в весьма прибыльное дело в колониальной Бразилии.

Одновременно с этим, территория Бразилии значительно расширилась в западном направлении благодаря многочисленным экспедициям бандейрантес, предпринятым на протяжении XVII века.

Начав свой маршрут из района Сан-Паулу, эти первопроходцы организовывали длительные экспедиции вглубь страны в поисках драгоценных металлов и самоцветов, попутно захватывая индейцев, которых обращали в рабство.

Результатом этой экспансии стала денонсация Тордесильясского  договора между Португалией и Испанией и в соответствии с Мадридским договором 1750 года, а в дальнейшем и договором Санто Ильдефонсо 1777года, были установлены новые границы владений двух стран в Южной Америке.

Находка золота экспедициями бандейрантес в Минас Жерайс вызвала настоящую погоню за драгоценными металлами в этом регионе. Начиная с конца XVII века, производство сахара отошло на второй план и добыча золота и алмазов становится решающим фактором изменений в экономике.

Свидетельства о «золотой лихорадке» дошли до наших времен в названиях исторических городов штата Минас Жерайс, включая самый известный из них Оуру Прету.

Центр общественно-экономической жизни страны сместился в центральные и южные районы Бразилии, и одновременно с этим, произошел перенос столицы страны из Сальвадора в Рио де Жанейро.

Переезд португальского двора в Бразилию явился определяющим событием в судьбе колонии, которое привело, в конечном итоге, к провозглашению ее независимости.

Когда армия Наполеона начала захватническую войну против Португалии, принц-регент, будущий Дон Жоао VI, переехал в 1808 году со всем своим двором в Рио де Жанейро, где объявил об «открытии бразильских портов для торговли со всеми дружественными нациями».

За время пребывания двора в Бразилии, длившегося с 1808 по 1812 годы, колония была преобразована в метрополию и португальская корона ввязалась в войну против независимости Уругвая.

С обострением соперничества между Бразилией и Португалией, вызванного отъездом в Европу короля Дона Жоао VI, политическая элита Рио де Жанейро совместно с принцем-регентом Доном Педро провозгласила независимость при сохранении монархии в стране.

Процесс был осуществлен практически бескровно. Это явилось основным отличием процесса обретения независимости Бразилией от аналогичных процессов в испанских колониях Латинской Америки.

Так 7 сентября, 1822 года, заморские колонии Португалии объявили о своей независимости, и возникло новое государство – Бразилия.

Монархия

Монархическая форма правления, просуществовала в Бразилии с 1822 по 1889 годы. В политическом плане этот период можно разделить на три этапа: с возведения на престол Дона Педро I до его отрешения в 1831 году; период регентства, когда страной управляли регенты от имени несовершеннолетней дочери Дона Педро I; правление Дона Педро I с 1840 по 1889 годы.

В этот период, бразильская монархия проводила политику, ориентированную на латино-американский континент, Бразилия вмешалась в конфликт в районе Ла Плата, выступала в качестве основного действующего лица в войне с Парагваем и участвовала в войне Тройственного Союза, крупнейшего вооруженного конфликта в Латинской Америке между странами региона.

Во внутренней политике самой серьезной проблемой оставалось рабство., когда удалось практически решить проблему привлечения рабочей силы для сельского хозяйства страны, основу которого составляло в те годы производство кофе.

С середины XIX века, под влиянием увеличения потребления кофе в США и в Европе, начался активный рост производства этой культуры, сконцентрированного в провинциях Рио де Жанейро и Сан Паулу. Кофе выращивался на крупных плантациях, на которых использовался труд рабов.

В течение длительного времени Бразилия сопротивлялась давлению аболиционистов, но в конце концов была вынуждена отменить работорговлю в 1840 году.

По мере того, как становилось ясно, что дни рабовладения сочтены, плантаторы Сан Паулу брали на вооружение новую политику, основанную на привлечении иммигрантов, прибывавших, главным образом, из Италии и Испании. Окончательно же рабство в Бразилии было отменено в 1888 году.

Отмена рабовладения практически совпала с падением империи в 1889 году. Кризис монархии стал результатом разочарования в армейской среде и недовольства буржуазии, связанной с производством кофе. Монархия всегда относилась к армии как к второстепенному институту, однако позиции армии значительно окрепли в результате войны с Парагваем.

Вдохновленные новыми идеями, военные открыто критиковали рабовладельческий строй и экономическую отсталость страны.

Интересам производителей кофе отвечала децентрализация политической власти, сулившая свободу действий провинциям страны в политической и экономической сферах.

Падение монархии не сопровождалось крупными потрясениями и произошло в результате вооруженного восстания под предводительством Маршала Деодоро да Фонсека.

Политическая элита торжествовала — сбылась ее мечта об установлении федеративной республики, закрепленной в Конституции 1891 года. Бывшие конституционные провинции были преобразованы в штаты и получили широкую автономию, в рамках которой могли самостоятельно привлекать зарубежные кредиты (жизненно важная необходимость для кофейных плантаторов) и формировать собственные вооруженные силы.

Республика

Источник: http://latino-america.ru/south_america/brazil/brasil_history.html

Президент Бразилии

Чтобы избежать дефицита электроэнергии, при её непосредственном участии были построены электростанции, проложены новые линии электропередач, а также грамотно проведена кампания с обучения населения экономить электричество.

Поэтому, после того, как в Бразилии произошло несколько серьёзных аварий в электросистеме, штат Риу-Гранде-ду-Сул, в котором Дилма Русеф была министром энергетики, оказался одним из немногих, где не было перебоев в электроснабжении.

<\p>

Это привлекло к ней внимание будущего Президента Бразилии Лулы де Сильва, который в последствии назначил её министром энергетики, а через три года – главой своей администрации, сделав тем самым Дилму Русеф вторым человеком в стране.

Специалисты утверждают, что именно благодаря её знаниям в области экономики, Президенту удавалось успешно справляться со своими обязанностями две каденции подряд. А после того, как истёк второй срок правления Лулы де Сильва, вопрос о том, кого будет выдвигать Партия Трудящихся, которую он представлял, дебатов не вызывал.

При том, что Дилма Русеф значительно уступала предыдущему Президенту в харизме и умении говорить, грамотно поставленная предвыборная кампания позволила ей полностью разгромить соперников. Акцент при этом, кроме всего прочего, был сделан и на её прошлом.

Основные политические и экономические трудности страны, подробнее: Проблемы Бразилии.

Дорога к Президентству

Три года тюрьмы, пытки и допросы. Её пытали электрошоком, и ей было так больно, что она даже не помнила, где живёт. Но своих соратников Дилма Русеф не сдала.

Когда во время президентских гонок в Бразилии некоторые утверждали, что бывшая террористка не должна править государством, Лула де Сильва заявил, что ей не надо извиняться перед народом, так как она боролась с военной диктатурой, которая долгие годы правила страной.

Дилма Русеф утверждает, что несмотря на то, что во время своей партизанской деятельности стрелять из оружия она научилась, по назначению его никогда не использовала.

Деятельность её заключалась в том, что она ведала финансовыми вопросами, подготавливала подпольные квартиры, а также принимала участие в планировании различных мероприятий.

Так, во время одного из них у одного из чиновников Сан-Паулу был выкраден сейф более чем с двумя миллионами долларов.

После того, как Дилма Русеф покинула стены тюрьмы, она принялась серьезно изучать экономику. А после окончания университета успешно занялась политической деятельностью. В конце восьмидесятых попала в администрацию штата Риу-Гранде-ду-Сул…

Во время избирательной президентской кампании, узнав, что у неё рак, решилась на химиотерапию и успешно прошла курс лечения.

Президент Бразилии Дилма Русеф

Президентом Бразилии Дилма Русеф

Источник: http://BraziliyaWay.ru/prezident-brazilii

Отношения между Бразилией и США

Взаимоотношения между южноамериканским гигантом и США не назовешь простыми. Периоды противостояния и конкуренции сменяются стремлением к сотрудничеству, после которого вновь приходит отчуждение. Два государства никогда не находились в открытой конфронтации, но и от дружественных отношений на равных чаще всего были далеки. 

США были первым государством, открывшим консульство в Бразилии в 1808 году, после переезда в Рио-де-Жанейро португальской королевской семьи.

Отношения, однако, вышли на особый уровень только к началу Второй мировой войны, когда Вашингтон стал главным торговым и инвестиционным партнером Бразилии.

Читайте также:  Истребитель-бомбардировщик bell p-63 kingcobra

Североамериканцы также оказывали серьезное влияние на внутреннюю и внешнюю политику южан, следовавших строго в «фарватере» интересов Вашингтона.

Ситуация заметно изменилась в эпоху Жетулиу Варгаса – президента Бразилии с 1930 по 1945 год и с 1951 по 1954 год. Бразилия демонстрировала стремление к большей независимости, которой отчасти удалось достичь посредством целого комплекса внутри- и внешнеполитических решений.

Одновременно США стали отводить Бразилии второстепенную роль, поскольку прямой «коммунистической угрозы» в этой стране они не видели, но были вовлечены в крупные конфликты в других частях мира (например, в войну на Корейском полуострове), что вынуждало расставлять приоритеты.

В годы после Жетулиу Варгаса Бразилию заметно бросало из стороны в сторону. Колеблясь между прагматизмом, неприязнью и приязнью к Вашингтону, Бразилия провела практически десять лет.

В 1964 году военный переворот на некоторое время поставил точку в этом вопросе, поскольку привел к власти сторонников взаимодействия с Вашингтоном. Кстати, существует версия, что американцы приложили руку к смене режима, слишком «полевевшего» к середине 60-х годов.

В пользу этого говорит и мгновенное признание Вашингтоном нового правительства и выделение ему финансовой помощи.  

Впрочем, режим военной диктатуры не всегда слепо следовал за североамериканским партнером. Среди основных вопросов были ядерные амбиции Бразилии, развитие отношений с СССР и некоторыми другими коммунистическими странами, а также присоединение Бразилии к G-77 (организация развивающихся стран под эгидой ООН).

Падение военного режима и демократизация конца 80-х – начала 90-х годов ознаменовались потеплением в отношениях с Вашингтоном. Бразилия сделала ряд серьезных уступок, однако не дождалась ответных шагов от США.

Экономический рост и осознание собственной значимости для региональной и международной политики в 2000-е годы сделали позицию Бразилии в двухсторонних отношениях более устойчивой, уверенной и довольно прагматичной.

 На первый план вышли национальные экономические интересы, вопросы инвестиционного и торгового сотрудничества.

США болезненно восприняли потерю первенства на бразильском рынке, однако не планировали сдавать позиции. В период президентства Дилмы Русеф, с 2011 по 2016 год, отмечалось заметное похолодание в отношениях.

В 2013 году Русеф даже отменила первый за 20 лет государственный визит в США из-за скандала с американской «прослушкой».

Он разгорелся, когда Эдвард Сноуден предал огласке данные о секретных разведывательных операциях АНБ по всему миру, в частности, информацию о прослушке телефонных разговоров и чтении электронной почты бразильских топовых чиновников и бизнесменов, включая и саму Дилму.

Относительно низкий уровень взаимодействия сохранялся до импичмента Русеф в 2016 году, когда преемницу Лулы да Силва сменил в президентском кресле Мишел Темер.

Именно с ним связывали возможную перезагрузку в отношениях, и сегодня можно констатировать, что определенные успехи на этом направлении действительно были достигнуты. Впрочем, отчасти это результат прагматизма предыдущей администрации.

Дилме Русеф в 2015 году удалось заложить основу будущей перезагрузки своим визитом в Вашингтон, где ее более чем радушно принимал Барак Обама, высоко оценивший работу президента и уровень демократизации Бразилии.

На современном этапе Бразилия и США демонстрируют больше общих интересов в экономической сфере, нежели в любой другой. В сущности, именно торговля и инвестиции выступают двигателями двусторонних отношений. США – второй по объему торговый партнер Бразилии, в 2016 году товарооборот составил 46 млрд долл. США.

Также США занимают лидирующее место по показателю прямых иностранных инвестиций – 65,3 млрд долл. США в 2015 году. Хотя в 2015–2016 годах наблюдался общий спад взаимной торгово-экономической активности, самое существенное сокращение пришлось на прямые бразильские инвестиции в США, которые составили 431 млн долл. США в 2015 году.

Это на 70% меньше, чем в 2014 году.

Не последнюю роль в замедлении сотрудничества сыграли ухудшившаяся экономическая обстановка и политическая нестабильность в Бразилии. Так или иначе, на совместных планах по дальнейшей интенсификации торговых контактов это пока никак не сказывается. В перспективе совместные инфраструктурные, технологические и телекоммуникационные проекты, а также военно-техническое сотрудничество. 

Отношения между Бразилией и США по-прежнему не лишены противоречий, большая часть которых лежит в плоскости политики. Две крупнейших экономики двух Америк словно были созданы для того, чтобы бесконечно искать баланс между сотрудничеством и конкуренцией. При всем обилии противоречий отметим две основные линии противостояния. 

Прежде всего, остро стоит проблема борьбы за влияние на латиноамериканском пространстве в целом. Бразилия видит себя выразителем интересов региона и готова это право отстаивать. Однако конкурировать с США ей очень непросто.

Вашингтон много лет был главным, или первым среди равных, партнером подавляющего большинства государств Латино-Карибской Америки и сохраняет немалое влияние на политику в Южной и Центральной Америке. Его роль и значение, безусловно, падают, однако это происходит медленнее, чем, возможно, хотелось бы Бразилии.

США задействованы в экономическом пространстве сообщества стран Латино-Карибской Америки, и здесь бразильцы даже в «жирные годы» мало что могли противопоставить американцам. В нынешней же затянувшейся рецессии с признаками вялого оживления об экономической экспансии и вовсе говорить не приходится.

Чего, кстати, не скажешь об экономике США, которую уже не раз «хоронили», она же пока что живее всех живых.

Вторая большая проблема заключается в нежелании США видеть в Бразилии серьезного партнера. Высокомерие и пренебрежение слишком отчетливо просматриваются в отношении Вашингтона к южноамериканскому гиганту, что вызывает в Бразилиа растущее раздражение.

В 2013 году во время скандала с прослушкой Дилма Русеф требовала от Барака Обамы публичных извинений – жеста, скорее, символического и простого – но так и не дождалась.

Практически весь внешнеполитический дискурс США по Бразилии носит характер «кнута и пряника», каждый раз напоминая бразильцам, что в этих отношениях они в лучшем случае младшие братья, а скорее – условные политические дети, которых хвалит или ругает «большой дядя» с другой части Америки.

Представляется, что в дальнейшем эта ситуация может усугубиться, особенно учитывая откровенно недружественный настрой Дональда Трампа по отношению к латиноамериканцам.

Взаимоотношения Бразилии и США находятся в постоянном движении от конкуренции и противостояния к сотрудничеству и обратно к конкуренции.

В каком-то смысле это можно считать историческим маятником, и ясно, пожалуй, только одно: эти два государства никогда не были открытыми непримиримыми врагами, но и искренними друзьями их тоже назвать никак нельзя.

С большой вероятностью, состояние «и не друг, и не враг» продолжит определять отношения между Бразилией и США. 

Источник: https://brasil.ru/articles/otnosheniya-mezhdu-braziliej-i-ssha

Президент Бразилии

Президент Бразилии с 2010 по 2014 год (в настоящее время) — Дилма Руссефф.

Бразилия — президентская республика с 1889 года: президент Бразилии является главой исполнительной власти (назначает министров без вмешательства парламента) и считается самой влиятельной фигурой в Латинской Америке. Место работы президента Бразилии — дворец Планалту (на Площади Трех Властей), а его резиденция — дворец Алворада, в городе Бразилиа (читайте здесь о современной столице Бразилии).

В 2003 году произошел исторический поворот в истории страны: кандидат от левоцентристской Партии Трудящихся бывший рабочий-металлург и синдикалист Луис Инасио Лула да Силва (Лула) был избран президентом Бразилии. В 2006 году он был переизбран на второй срок.

Лула — харизматичный лидер, в отношении которого существуют самые разные мнения в бразильском обществе: его любят и ненавидят.

Седьмой из восьми детей в беднейшей семье с Северо-Востока страны, из штата Пернамбуку (одного из самых бедных штатов Бразилии), он, не закончив школьного образования, начал работать в 12 лет в красильной мастерской, а с 14 лет — на металлургическом заводе.

В 1968 году он вступил в синдикат металлургов — так началась его политическая карьера и борьба за лучшую жизнь для рабочих и бедных в Бразилии. В 1980 г. Лула основал Партию Трудящихся (ПТ).

В 1989 году баллотировался на пост президента Бразилии, но проиграл Фернанду Коллору де Меллу, которому в 1992 году был объявлен импичмент. На президентских выборах 1994 и 1998 годов Лула проигрывает кандидату от центристской Бразильской социал-демократической партии (ПСДБ) Фернанду Энрике Кардозу. В 2003 г. Лула, наконец, побеждает на выборах и становится президентом Бразилии.

В 2003-2010 гг. положение в стране значительно изменилось: правительство Лулы, отдавая приоритет социальной политике, вывело более 20 млн человек из бедности.

В экономике, Бразилия, благодаря экстраординарному объему экспорта сырья, смогла оплатить не только внешний долг, который имела с 1980-х годов, но и накопить золотовалютные резервы в объеме 370 млрд долларов, получив статус надежной страны для инвестиций investment grade в 2007 году.

На внешнеполитической арене, Бразилия превратилась из регионального лидера в глобального актора, отдавая при этом приоритет национальным интересам: блоку МЕРКОСУЛ и сотрудничеству по линии Юг-Юг. Отрицательный отпечаток на правительство Лулы отложили громкие коррупционные скандалы, крупнейший из которых (Менсалау) произошел в 2005 г.

В 2010 году на пост президента Бразилии была избрана Дилма Руссефф — первая женщина-президент в истории страны. Преемник Лулы и кандидат о Партии Трудящихся, она продолжила его политику во всех сферах, с незначительными изменениями.

Читайте далее про Дилму Руссефф — президента Бразилии в 2010-2016

Президент Бразилии Луис Инасио Лула да Силва (2003-2010)Логотип федерального правительства Лулы (2003-2010)Лула и Обама
Дворец Планалто, где работает президент республикиДворец Алворада — резиденция президента Бразилии

Источник: http://brasil-russia.ru/president/

Бразилия

Колониальный период

Португальцы прибыли в Бразилию в апреле 1500 г. в составе экспециции Педро Алвареса Кабрала. Столкнувшись с племенами индейцев, португальцы пытались привлечь их на свою сторону или уничтожить силой оружия.

До середины XVI века Бразилии отводилось скромное место в экспансионистских планах Португалии, которая стремилась развивать торговлю с востоком.

Первая попытка колонизации Бразилии была предпринята королем Доном Жоао III посредством учреждения наследственных феодальных владений — капитаний.

На атлантическом побережье страны появился целый ряд земельных владений, преимущественно закрепленных за представителями мелкопоместной знати из метрополии.

Эксперимент закончился неудачей по причине экономических проблем и постоянных набегов туземцев.

По геополитическим соображениям Португалия сделала выбор в пользу централизованной системы правления, вошедшего в историю под названием Генерал-губернаторства, которое располагалось в г. Салвадор — нынешней столице штата Баия (1549 г.).

Несмотря на это, власть генерал-губернаторов была сильно ограничена, поскольку им приходилось иметь дело с населением, рассеянным по обширным территориям.

Интерес Португалии к заморской колонии вновь обострился в результате истощения дальнейших возможностей эксплуатации плантаций сахарного тростника на островах атлантического побережья Африки.

Читайте также:  Пистолет шаман — описание травматического оружия

Это совпало с ростом потребления сахара в западной Европе.

Производство сахара, налаженное на северо-востоке Бразилии (штаты Пернамбуку и Баия), стало основой бразильской экономики, ориентированной на экспорт продукции сельского хозяйства.

Экономика, основанная на производстве монокультуры, явилась причиной первых противоречий, возникших между производителями сахарного тростника и экспортерами продукции, которыми был отмечен весь колониальный период в истории Бразилии. В международной торговле португальцы сдали свои позиции голландским купцам, контролировавшим европейские рынки сбыта.

Успехи в области производства сахара напрямую зависели от решения проблемы привлечения рабочей силы. Попытки колонизаторов использовать труд порабощенных индейцев не увенчались успехом. В результате контактов с европейцами индейцы приобретали заболевания, приведшие к демографической катастрофе.

Помимо этого, индейцы оказывали ожесточенное сопротивление, защищая свои земли. В свою очередь, церковь выступала против рабства, считая своей целю обращение индейцев в католическую веру. С 1570 года португальцы начинают завозить в Бразилию рабов-африканцев, ставших основной рабочей силой, эксплуатируемой колонизаторами.

Торговля рабами превратилась в весьма прибыльное дело в колониальной Бразилии.

Территория Бразилии значительно расширилась в западном направлении благодаря многочисленным экспедициям бандейрантес, предпринятым на протяжении XVII века.

Начав свой маршрут из района Сан-Паулу, эти первопроходцы организовали длительные экспедиции вглубь страны в поисках драгоценных металлов и самоцветов, попутно захватывая индейцев, которых обращали в рабство. В составе этих экспедиций было много индейцев, выполнявших приказы бандейрантес.

Результатом этой экспансии стала денонсация Тордесильясского  договора между Португалией и Испанией (1494 г.). В соответствии с Мадридским договором 1750 г. и договором Санто Ильдефонсо (1777) были установлены новые границы владений двух стран в Южной Америке.

Находка золота экспедициями бандейрантес в Минас-Жерайс вызвала настоящую погоню за драгоценными металлами в этом регионе колонии.

Начиная с конца XVII века добыча золота и алмазов становится решающим фактором изменений в экономике.

Производство сахара отошло на второй план, а добываемое золото оседало в руках англичан в силу того, что Португалия находилась в зависимом положении от Англии в торговых отошениях с этой страной.

С другой стороны, открытие золота повлекло за собой увеличение числа португальских иммигрантов. В погоню за золотом были вовлечены жители других районов колонии, что привело к значительному росту городского населения.

Свидетельства о «золотой лихорадке» дошли до наших времен в названиях исторических городов штата Минас-Жерайс, включая самый известный из них Оуру Прету. Центр общественно-экономической жизни страны сместился в центральные и южные районы Бразилии.

Одновременно с этим произошел перенос столицы страны из Салвадора в Рио-де-Жанейро.

Борьба против голландцев, оккупировавших штаты Баия и Пернамбуку в первой половине XVII века, социальное расслоение общества, проходившеее на фоне экономического кризиса, охватившего территорию Минас-Жерайс, явились основными факторами, которые способствовали формированию национального самосознания в среде креольской элиты и среди остального населения. Выступления против колониального владычества, вызванные региональными проблемами, возникали в Минас-Жерайс, Пернамбуку и других районах страны. В основе этих выступлений лежали либеральные требования лидеров, вдохновленных идеями французской революции и войны за независимость в Северной Америке.

Переезд португальского двора в Бразилию явился определяющим событием в судьбе колонии, которое привело, в конечном итоге, к провозглашению ее независимости.

Когда армия Наполеона начала захватническую войну против Португалии, принц-регент, будущий Дон Жоао VI, переехал в 1808 году со всем своим двором в Рио-де-Жанейро, где объявил об «открытиии бразильских портов для торговли со всеми дружественными нациями».

За время пребывания двора в Бразилии, длившегося с 1808 по 1812 г.г., колония была преобразована в метрополию. Португальская корона ввязалась в войну против независимости Уругвая, которая велась под командованием Артигаса.

С другой стороны, присутствие короля и продолжавшаяся урбанизация Рио-де-Жанейро способствовали повышению престижа монархии.

С обострением соперничества между Бразилией и Португалией, вызванного отъездом в Европу короля Дона Жоао VI, политическая элита Рио-де-Жанейро совместно с принцем-регентом Доном Педро провозгласила независимость при сохранении монархии в стране.

Процесс был осуществлен практически бескровно. Это явилось основным отличием процесса обретения независимости Бразилией от аналогичных процессов в испанских колониях Латинской Америки.

Монархия просуществовала в Бразилии с 1822 по 1889 г.г. В политическом плане этот период можно разделить на три этапа: с возведения на престол Дона Педро I до его отрешения в 1831 г.; период регентства, когда страной управляли регенты от имени несовершеннолетней дочери Дона Педро I; правление Дона Педро I с 1840 по 1889 г.г.

В XIX веке бразильская монархия проводила политику, ориентированную на латино-американский континент: Бразилия вмешалась в конфликт в районе Плата, выступала в качестве основного действующего лица в войне с Парагваем и участвовала в войне Тройственного Союза, крупнейшего вооруженного конфликта в Латинской Америке между странами региона.

Во внутренней пролитике самой серьезной проблемой оставалось рабство. В течение длительного времени Бразилия сопротивлялась давлению аболиционистов, но в конце-концов была вынуждена отменить работорговлю в 1840 году.

После этого были приняты законы об освобождении рабов. Окончательно рабство в Бразилии было отменено в 1888 г.

, когда удалось практически решить проблему привлечения рабочей силы для сельского хозяйства страны, основу которого составляло в те годы производство кофе.

С середины XIX века, под влиянием увеличения потребления кофе в США и в Европе, наблюдается активный рост производства этой культуры, сконцентрированного в провинциях Рио-де-Жанейро и Сан-Паулу. Кофе выращивался на крупных плантациях, на которых использовался труд рабов.

По мере того, как становилось ясно, что дни рабовладения сочтены, плантаторы из Сан-Паулу брали на вооружение новую политику, основанную на привлечении иммигрантов, прибывавших, главным образом, из Италии и Испании.

Таким образом, за исключением частных случаев, отмена рабства не повлекла за собой массовое разорение сельского хозяйства, основанного на производстве кофе.

Отмена рабовладения практически совпала с падением империи в 1889 г. Кризис монархии стал результатом разочарования в армейской среде и недовольства буржуазии, связанной с производством кофе. Монархия всегда относилась к армии как к второстепенному институту.

Однако позиции армии значительно окрепли в результате войны с Парагваем. Вдохновленные новыми идеями военные открыто критиковали рабовладельческих строй и экономическую отсталость страны.

Интересам производителей кофе отвечала децентрализация политической власти, сулившая свободу действий провинциям страны в политической и экономической сферах.

Падение монархии не сопровождалось крупными потрясениями и произошло в результате вооруженного восстания под предводительством Маршала Деодоро да Фонсека.

Политическая элита торжествовала: сбылась ее мечта об установлении федеративной республики, закрепленной в Конституции 1891 г.

Бывшие конституционные провинции были преобразованы в штаты и получили широкую автономию, в рамках которой могли самостоятельно привлекать зарубежные кредиты (жизненноважная необходимость для кофейных плантаторов) и формировать собственные вооруженные силы.

Источник: http://www.capgrey.ru/countries/view/1382/1378

День независимости Уругвая, история страны

Практически в каждой стране мира существует такой праздник как День независимости. Его отмечают по разным причинам: будь то образование государственности, или освобождение от колониального ига или оккупации. Вот и уругвайский народ отмечает свой день независимости – 25 августа.

Уругвай, историческая справка

Исторические корни названия государства Восточная республика Уругвай не так глубоки. Страна расположена восточнее реки Уругвай, от которой и получила своё название. С языка гуарани «Уругвай» переводится как «Река Пёстрых Птиц». В понимании местных жителей своей национальности определение «восточные» и «уругвайцы» имеют одно и то же значение.

Около трёх с половиной миллионов человек населяет республику. Подавляющее большинство жителей являются потомками переселенцев из стран Европы и колонистов из Испании. Начавшись в конце ХVI века, испанская колонизация Уругвая длилась около трёхсот лет. А в XVIII веке уругвайские земли присоединили к вице-королевству Рио-де-ла-Плата.

Борьба уругвайского народа за независимость носила затяжной и полный тягот  характер. Точка кипения наступила в 1811 году, когда по всей стране вспыхнуло восстание во главе с генералом Хосе Хервасио Артигасом (1764-1850гг.). Происходил он из семьи пионеров-переселенцев. После восстания противостояние народа не прекращалось ещё 17 лет.

Только в 1825 году Уругвай обрёл независимость. Это произошло 25 августа. А через 5 лет, в 1830 году, 18 июля с принятием первой Конституции, Республика приобрела своё современное название.     

В начале ХХ века республика стала тихой и мирной гаванью для тех, кто бежал от социальных катаклизмов – революций, военных переворотов. Особенно много иммигрантов появилось после Первой мировой войны. Они прибывали из Центральной и Восточной Европы. Среди беженцев были люди разных национальностей, в том числе: украинцы, литовцы, русские, армяне.

Выбор Уругвая касательно формы управления государством остановился на демократической. Республику возглавляет президент с традиционным разделением власти на законодательную, судебную и исполнительную. Конституция декларирует пятилетний срок правления Президента, после чего народ Уругвая приходит на свободные и демократические выборы нового Президента.

История борьбы

После взятия Испании войсками Наполеона в 1808 году, власти Буэнос-Айреса провозгласили независимость вице-королевства Рио-де-ла-Плата.

И это послужило причиной враждебного отношения между Буэнос-Айресом и городом Монтевидео, лояльно настроенного к метрополии.

Но поселенцы Восточного побережья были на стороне борцов за независимость, возглавляемых Хосе Артигасом с 1810г. по 1820г. в противостоянии с Буэнос-Айресом.

Поначалу единомышленники Артигаса предлагали вместо вице-королевства создать федерацию, в которую вошёл бы Уругвай в качестве провинции с автономными полномочиями. Затем началась борьба за полную независимость.

Но планы были нарушены в 1816 году, когда по согласию властей Буэнос-Айреса Бразилия нарушила суверенитет Уругвая. Бразильская и аргентинская армия постепенно сжимали кольцо вокруг повстанцев, и Хосе Артигас вынужден был бежать в Парагвай.

Там он оказался в 1820 году, где и оставался до конца жизни.

Через год после бегства Артигаса Уругвай стал провинцией Соединённого королевства Бразилии и Португалии. В 1824 году Уругвай официально присоединили к Бразилии, получившей независимость. История гласит, что в 1825 году, покинув Буэнос-Айрес, в Уругвай  возвратились «33 бессмертных» народных героя.

Их предводителем был Хуан Антонио Лавальеха, «правая рука» Хосе Артигаса. Этот отряд поднял народ против господства Бразилии. Уругвай был объявлен независимым государством в 1825 году, 25 августа. Решение это приняла Народная ассамблея провинции Восточный берег. Согласившись быть союзником Уругвая, Аргентина поддержала его военной помощью.

И целых три года длилась война между Бразилией и Аргентиной. С помощью посреднической миссии Великобритании, воюющие стороны в 1828 году заключили мирный договор, в котором признавали независимость Уругвая и обоюдно отступались от своих требований по владению его территориями. Так образовалась Восточная Республика Уругвай.

Через 2 года, в 1830 году была принята первая Конституция республики.

Читайте также:  Казанский беспилотник «альтаир»

Источник: http://historytoday.ru/den-nezavisimosti-yrygvaya

Суперпрезидентские республики Латинской Америки

Суперпрезидентские республики Латинской Америки
***

Президентская республика является одной из наиболее распространенных форм правления в латиноамериканских странах. Президентское правление установлено в 12 странах: Бразилии, Венесуэле, Гаити, Гватемала, Гондурас, Доминиканская Республика, Колумбия, Коста-Рика, Мексика, Парагвай, Сальвадор и Эквадор.

Для государств Латинской Америки свойственно особое понимание роли президента и придание особого значение возглавляемой им исполнительной власти. Особый статус президента не только существует на практике, но и закреплен в конституциях большинства этих стран.

Такой характер государственной власти отражается в понятии — каудилизм. Слово «каудильо» означает лидер, руководитель, вождь. Но само понятие каудидизма шире. Реально, президент или каудильо оказывается осью политической жизни страны, «отцом нации».

Если судить по полномочиям, которыми он наделяется официально и неофициально, то можно сказать, что его власть не просто президентская, а суперпрезидентская.

«»Суперпрезидентская» форма правления — это фактически независимая, неконтролируемая на практике законодательтной, исполнительной или судебной отраслью власти система государственного управления, основной чертой которой является гипертрофированная президентская власть. Эта форма правления, как правило, подразумевает принцип прямых выборов президента избирателями фактически без промежуточных органов или инстанций.»[1]

«Суперпрезидентская» форма правления подразумевает обширные полномочия президента, закрепленные в текстах конституций и реально осуществляемые на практике.

Прежде всего, это полномочия его как главы государства.

Ряд латиноамериканских конституций уполномочивает президента «олицетворять нацию» (конституция Перу), а конституция Аргентины 1853 года провозглашает его «верховным главой нации».[2]

В суперпрезидентских республиках статус президента как руководителя нации подразумевает его безусловное верховенство в системе всех государственных органов. Во всех латиноамериканских странах президент является главой государства, он возглавляет правительство и вооруженные силы.

Хотя эти признаки есть и в обычных президентских республиках, в условиях Латинской Америки это создает мощную концентрацию власти в руках президента.

Особенно важно в данном случае руководство президента вооруженными силами, так как армия часто играет решающую роль в политической жизни латиноамериканских стран.

Значительно усиливают полномочия президента в «суперпрезидентских» республиках обширные чрезвычайные полномочия, предусмотренные многими латиноамериканскими конституциями.

Эти полномочия могут быть эффективно использованы практически в любых ситуациях, начиная от межгосударственного вооруженного конфликта и кончая внутренними беспорядками.

«Диапазон возможного использования президентом его чрезвычайных полномочий более обширен, чем в обычной президентской республике и, как показывает политическая практика Латинской Америки, применяется чаще и эффективнее, чем в других регионах».[3]

Хотя образцом для большинства латиноамериканских конституций послужила конституция Соединенных Штатов Америки, политические реалии этих стран настолько не схожи, что выполняются эти конституции по-разному. Это относится в первую очередь к статусу президента.

Если в Соединенных Штатах удается поддерживать баланс между законодательной, исполнительной и судебной властью, то в Латинской Америке заметно преобладание исполнительной власти, возглавляемой президентом. Законодательная власть в этих странах очень слаба, и президент имеет достаточно средств для давления на нее.

Кроме того страны Латинской Америки отличает явная нестабильность партийных систем, «которые часто выступают просто в роли придатка государственного аппарата, что объясняется введением административно- полицейского контроля за деятельностью политической партии».

[4] Положение политических партий нестабильно, и часто во время военных переворотов их деятельность бывает полностью запрещена.

Таким образом, при слабой законодательной власти и партиях, в странах Латинской Америки нет силы способной уравновесить влияние президента.

Президент в этих странах становится центром политической жизни и не только главой исполнительной ветви власти, но нации в целом. И хотя по конституции баланс властей существует, на деле доминирует президент, и его полномочия значительно превышают полномочия других ветвей власти.

Исторические предпосылки образования суперпрезидентских республик в

Латинской Америке

Для того чтобы понять истоки латиноамериканского каудилизма необходимо обратиться к истории. Первоначально страны Латинской Америки были колониями Испании и Португалии, а затем получили независимость.

Однако процесс завоевания независимости здесь протекал иначе, чем колониальных странах Азии и Африки.

Если в других колониях местное коренное население вело борьбу с колониальной администрацией, то в Латинской Америке индейцы

(коренное население континента) играли крайне незначительную роль. В латиноамериканских странах в борьбе за независимость участвовала прежде креольская, принадлежащая к испанской культуре, или метисская элита, которая протестовала против чиновников, присланных из Испании.

Независимость государств Латинской Америки связана с политическими изменениями в метрополиях.

«Независимость явилась не столько результатом восстания против короны, сколько следствием политического вакуума образовавшегося за время оккупации Наполеоном метрополий и сопротивления, оказываемого его брату, назначенному королем.

«[5] В это же время в Латинской Америке такие люди как Симон Боливар и Франсиско де Миранда, вдохновленные примером Соединенных Штатов и идеями Французской революции, сделали своей целью независимость и создание республики. В испанских колониях наступил кризис легитимности, которого удалось избежать в Бразилии

(португальский король находился там, пока его власть на родине не была восстановлена).

Ослабленная внутренними конфликтами Испания не могла послать войска для наведения порядка в колониях. Несмотря на незначительное противодействие метрополии, процесс обретения независимости испанскими колониями не был мирным, он сопровождался гражданскими войнами, постоянной борьбой за власть различных креольских лидеров и элит.

Так в борьбе за независимость в первую очередь принимали участие военные, то это породило совершенно новый тип лидерства, о котором уже говорилось выше — каудилизм.

Возник символ, который продолжает жить в сознании латиноамериканцев — сильный военный лидер, создающий нацию. Как раз в это время были заложены основы авторитаризма в Латинской Америке.

При отсутствии легитимной власти, все решала сила и способность к харизматическому лидерству.

Одним из основных внутренних латиноамериканских конфликтов в XIX веке было противостояние между централистами и федералистами. Так как изначально большинство колоний находилось под властью Испании, то была идея создать единое государство.

Однако попытки создать такое государство потерпели неудачу (Боливар пытался создать конфедерацию независимых колоний, а позже была попытка создать Великую Колумбию, в состав которой входили Венесуэла, Эквадор и Колумбия).

Создать единое государство с центральным руководством было крайне сложно из-за огромной территории, где отдельные центры находились на очень больших расстояниях друг от друга и были достаточно независимы, и слабости центрального руководства.

Федералисты также не преуспели, и Латинская Америка не стала федерацией по примеру Соединенных Штатов.

Федералистская политика, уравнивая отдельные центры, противопоставляла их периферии, что вызывало внутреннюю борьбу, как между отдельными каудильо, так и между центральными и местными властями. Кроме того, «культурная однородность испанских колоний затрудняла определение границ между нарождающимися республиками».[6]

Основой для разграничения новых государств служило созданное испанцами территориальное деление. Но границы бывших колоний не всегда были четко определены и часто не отвечали реальным границам новых государств. Это привело к множеству территориальных конфликтов и войн.

Многие территориальные вопросы в Латинской Америке не решены и по сей день.

Например, война между Парагваем и Боливией в 1932 -1935 годах (война Чако), конфликты между Колумбией, Эквадором и Перу, борьба Боливии с Чили и Перу за выход к морю или конфликт между Аргентиной и Бразилией по поводу

Уругвая.

Эти войны во многом повлияли на процесс политической институционализации латиноамериканских государств.

«Они легитимизировали значение армии а государственном строительстве и право вооруженных сил на ресурсы, которые могли бы быть использованы и для других целей.

«[7] Кроме того, многочисленные войны принесли славу успешным военным лидерам в странах-победителях, они же лишили легитимности правительства и режимы в побежденных государствах.

Говоря об историческом развитии латиноамериканских государств и их отличии от стран Африки и Азии, необходимо отметить, что в Латинской Америке рано начала развиваться ограниченная элитарная демократия и конституционные системы.

Протодемократии появились в латиноамериканских странах еще в начале девятнадцатого века.

Не везде опыт демократии оказался удачным, но он привел к созданию таких важных демократических институтов как выборный президент и конгресс, а также политические партии.

Главной целью латиноамериканских демократий девятнадцатого и начала двадцатого века было реформирование политической системы и освобождение места для новых социальных групп, требующих участия в политике и возможности доступа к власти. Таким образом, мы видим, что опыт прошлого очень сильно повлиял на настоящее Латинской Америки и привел как к положительным так и к отрицательным последствиям.

Конституционый статус латиноамериканских президентов и их реальные полномочия

Требования к кандидатам на пост президента. Сроки президентского правления в странах Латинской Америки различны. В Боливии, Коста-Рике, Гондурасе, Доминиканской Республике, Колумбии, Эквадоре и Чили они составляют 4 года, в Венесуэле, Бразилии, Уругвае, Перу, Панаме и

Сальвадоре — 5 лет, а в Аргентине, Мексике и Никарагуа — 6 лет. Требования, предъявляемые к кандидатам на пост президента в этих странах достаточно схожие.

Например, по конституции Перу, «для избрания Президентом Республики необходимо быть перуанцем по рождению, пользоваться избирательными правами, иметь полных тридцать пять лет отроду и проживать в течение десяти лет подряд на территории Республики».[8]

В некоторых странах Латинской Америки для кандидата на пост президента введен национально-этнический ценз. Однако в последнее время наблюдается более терпимое отношение к кандидатам, не принадлежащим к коренному большинству. Например, президент Аргентины К.С. Менем — аргентинец сирийского происхождения. Кроме того, существует ценз оседлости, т.е.

требование обязательного проживания в округе в течение строго фиксированного срока. Общеобязательным требованием являются возрастные ограничения. Обычно кандидат на пост президента должен быть не моложе 35 лет. Обычно не может выставлять свою кандидатуру на пост президента или вице-президента гражданин, выполнявший до этого функции президента.

Для повторного избрания президентом должен пройти хотя бы один президентский срок.

Кроме того, не могут выдвигать свои кандидатуры единокровные родственники действующего президента или лица, осуществлявшего за год до выборов обязанности президента, министры действующего кабинета, если они не вышли в отставку по крайней мере, за шесть месяцев до дня выборов.

Аналогичное правило распространяется на членов вооруженных сил и полицейских формирований. В некоторых странах, например, в Перу на пост президента не могут баллотироваться члены судебной власти и лица, принадлежащие к составу духовенства.

Источник: http://diplomba.ru/work/107488

Ссылка на основную публикацию