Правда о штрафбатах: штрафные подразделения ссср и германии

Правда о штрафбатах: штрафные подразделения СССР и Германии

Вы лучше лес рубите на гробы —

    В прорыв идут штрафные батальоны!

Владимир Высоцкий

Среди огромного количества трагических страниц Второй мировой войны история штрафных подразделений занимает особое место. Несмотря на то что с момента окончания войны прошло уже более 75 лет, вокруг штрафбатов до сих пор не утихают споры.

В советское время эту тему не любили. Нельзя сказать, что в СССР полностью отрицали существование штрафных рот и батальонов во время войны, но получить точную информацию о количестве штрафников, их использовании на фронте и потерях подобных подразделений историки не могли.

В конце 80-х годов, как водится, маятник качнулся в обратную сторону. В прессе стало появляться огромное количество материалов по штрафбатам, были сняты фильмы на эту тему.

Стали модными статьи о героях штрафбатов, которым в спину стреляли НКВДшники из заградотрядов. Апофеозом этой кампании стал сериал про войну «Штрафбат», снятый режиссером Николаем Досталем в 2004 году.

Несмотря на хороший актерский состав, об этом произведении можно сказать только одно: почти все показанное в нем – неправда.

Какая же она, правда о штрафбатах? Она горькая и жесткая, точно такая же, как и вся эпоха, к которой принадлежит это явление. Однако в теме штрафбатов нет той безысходности, которую часто изображают оппоненты коммунистического режима.

Идея создания штрафных подразделений абсолютно вписывалась в логику системы, предельно жесткой и бесчеловечной, она не вызывала тогда особых обвинений в несправедливости: виноват – искупи кровью. В то время миллионы советских граждан были стерты в «лагерную пыль» безо всякой возможности искупления.

Кстати, в этом отношении советские штрафбаты и штрафроты можно назвать более «гуманными», чем штрафбаты вермахта – о них знают гораздо меньше – выжить в которых можно было только чудом.

В последние годы появились неплохие исследования на эту тему, ветеранами, служившими в штрафбатах, написаны воспоминания (Пыльцин «Как офицерский штрафбат дошел до Берлина»), сняты документальные фильмы. Любой желающий может получить объективную информацию об этой стороне войны. Внесем и мы свою посильную лепту в это благое дело.

Штрафбат: наказание и искупление

Штрафные подразделения – это воинские части, укомплектованные военнослужащими, которые совершили те или иные – обычно не слишком тяжкие – преступления. За серьезные правонарушения обычно полагалась смертная казнь, которая в РККА и вермахте применялась весьма широко. Соответственно, военнослужащих штрафных частей обычно называли штрафниками.

В период Второй мировой войны в СССР существовали два вида штрафных подразделений: штрафные батальоны и штрафные роты.

Примерно в середине войны – 1943 год – в РККА стали создаваться отдельные штурмовые стрелковые батальоны, в которые попадали солдаты и офицеры, длительное время находившиеся на оккупированной территории.

Служба в подобных подразделениях практически ничем не отличалась от штрафбатов, аналогичной была и практика их использования. Однако были у штурмовых батальонов и некоторые отличия, о которых будет рассказано ниже.

Однако не следует считать, что штрафники – это советское изобретение: в Германии штрафные части появились еще до начала Второй мировой. Хотя, практика использования провинившихся солдат на самых опасных участках боевых действий гораздо старше.

Штрафников использовали еще в Древней Спарте, об этом писал древнегреческий историк Ксенофонт. Особые подразделения, состоящие из дезертиров и уклонистов, были и в Великой армии Наполеона, для поднятия боевого духа сзади их «подбадривали» артиллерийским огнем.

В российской императорской армии штрафные части были сформированы в конце Первой мировой войны, в 1917 году. Но в то время даже такая мера не могла спасти ситуацию на фронте, штрафники участия в боях не принимали и через несколько месяцев эти подразделения были распущены.

Штрафные части использовались и в период Гражданской войны. В 1919 году по приказу Троцкого были сформированы штрафные роты для дезертиров и лиц, совершивших уголовные преступления.

В СССР появление штрафных рот и батальонов связано со знаменитым приказом №227, который наши военные историки часто называют приказом «Ни шагу назад!». Он был опубликован в июле 1942 года, в самый тяжелый для Советского Союза период войны, когда немецкие части рвались к Волге. Не будет преувеличением сказать, что в этот момент судьба страны висела на волоске.

Штрафбаты и штрафроты в Красной армии существовали до самого конца войны, некоторые из них действительно сумели дойти до Берлина. Последняя штрафная рота была расформирована в июне 1945 года.

До конца войны использовались и немецкие штрафбаты.

Советские штрафные подразделения

В Красной армии существовало два типа штрафных подразделений: штрафной батальон (численность около 800 человек) и штрафные роты (обычно они насчитывали 150-200 бойцов).

За все время войны на фронте существовало всего 65 отдельных штрафных батальонов (не единовременно, а вообще) и 1037 штрафных рот. Эти цифры нельзя назвать точными, так как данные подразделения постоянно (примерно через несколько месяцев) расформировывались и создавались вновь.

С 1942 по 1945 год постоянно просуществовал только один-единственный штрафной батальон – 9-й отдельный.

В штрафные батальоны направлялись военнослужащие из числа среднего и старшего командного состава за совершение нетяжких воинских и уголовных преступлений.

Отправка в штрафбат происходила по приговору военного трибунала, срок наказания варьировался от одного месяца до трех.

Все офицеры, направленные в штрафные батальоны, подлежали разжалованию в рядовые, их награды передавались на хранение в отделы кадров. В пределах одного фронта обычно создавалось от одного до трех штрафных батальонов.

Военнослужащий мог покинуть ряды штрафников по истечении срока наказания либо по ранению. Выражение «искупить свою вину кровью» следует воспринимать в буквально смысле слова: ранение, полученное бойцом даже в первый день пребывания в штрафбате, возвращало его в обычную строевую часть в прежней должности.

Известны случаи, когда фронт, на котором находился штрафбат, несколько месяцев не участвовал в боях и военнослужащие, отбыв срок наказания, опять возвращались в свои части, ни разу так и не поучаствовав в боях. Штрафникам, отличившимся в бою, могли уменьшить срок наказания.

Иногда их даже представляли к наградам.

Штрафникам, получившим увечье, назначалась пенсия, исходя из оклада на последней должности. Родственникам убитых военнослужащих платились денежные пособия на общих основаниях.

В штрафные роты попадали солдаты или военнослужащие младшего командного состава. Обычно в армии существовало от пяти до десяти подобных подразделений. В остальном штрафная рота мало чем отличалась от батальона.

Следует отметить, что личный состав штрафных подразделений в СССР делился на две категории: постоянный и переменный.

К постоянному составу относилось командование батальона (роты), в том числе штаб подразделения, командиры рот и взводов, политработники, санинструкторы, старшины, связисты и писари.

Так что командир штрафбата (или штрафроты) не мог быть штрафником. Командному составу подобных частей полагались довольно существенные льготы: один месяц службы засчитывался за шесть.

Теперь несколько слов о личном составе советских штрафных подразделений. В штрафбаты попадали офицеры, а в штрафроты, кроме солдат и сержантов, могли быть отправлены и гражданские лица, совершившие те или иные преступления.

Однако судам и военным трибуналам было запрещено направлять в штрафроты людей, осужденных за особо тяжкие преступления (убийства, грабежи, разбой, изнасилования). Не могли попасть в подобные части и воры-рецидивисты или люди, ранее привлекавшиеся к суду по особо тяжким статьям УК.

Логика подобных действий понятна: профессиональные преступники имеют особую психологию, которая мало совместима с армейской службой.

Не отправляли в штрафроты и осужденных по политическим статьям, что тоже можно легко объяснить: эти люди считались «врагами народа», которым нельзя доверять оружие.

Впрочем, большое количество фактов, дошедших до нас, свидетельствуют, что в штрафные части все-таки попадали и матерые уголовники, и люди, осужденные по 58-й статье. Однако это нельзя назвать массовым явлением.

Вооружение штрафных подразделений ничем не отличалось от того, что использовалось в строевых частях. То же самое можно сказать и о продовольственном довольствии.

Насколько важны были штрафники

За весь период Великой Отечественной войны через штрафные роты и батальоны прошло почти 430 тыс. человек, в то время как в армию были призваны более 34 миллионов военнослужащих.

Получается, что число штрафников составляет чуть более одного процента (1,24%) от общего количества военнослужащих РККА. Эти цифры полностью опровергают миф о том, что штрафные подразделения внесли решающий вклад в победу над Германией.

Главная правда о штрафбатах заключается в том, что они составляли лишь небольшую часть Красной армии.

Правда, уровень потерь в советских штрафбатах превосходил средний уровень в обычных строевых частях в несколько раз (3-6 раз), и выжить штрафнику было непросто.

Существовали в вермахте и полевые штрафные подразделения, в которые комплектовались прямо в зоне боевых действий и тут же применялись.

Источник: http://chert-poberi.ru/interestnoe/pravda-o-shtrafbatah-shtrafnyie-podrazdeleniya-sssr-i-germanii.html

Правда о штрафбатах

Неофицерских штрафбатов не существовалоШтрафные батальоны фронтов и отдельные штрафные роты стали создаваться во исполнение приказа народного комиссара обороны СССР № 227 от 28 июля 1942 года, ставшего известным как приказ Сталина «Ни шагу назад».

Вопреки популярной телеподелке реальность не стыкуется с либеральными мифами.В приказе № 227, в частности, говорилось: «1.

Военным советам фронтов и прежде всего командующим фронтами:а) безусловно ликвидировать отступательные настроения в войсках и железной рукой пресекать пропаганду о том, что мы можем и должны якобы отступать и дальше на восток, что от такого отступления не будет якобы вреда;б) безусловно снимать с поста и направлять в ставку для привлечения к военному суду командующих армиями, допустивших самовольный отход войск с занимаемых позиций без приказа командования фронта;в) сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины».

8-й отдельный штрафной батальон

И уже 1 августа 1942 года командующий войсками Сталинградского фронта генерал-лейтенант Гордов приказал войскам 62-й армии: «1. К 3.8.42 сформировать два фронтовых штрафных батальона по 800 человек в каждом, куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости».

У сформированных по временным штатам 1 и 2-го батальонов и номера тоже были временными, для внутрифронтового использования. К концу сентября стало ясно, что два штрафбата фронт, теперь уже Донской, укомплектовать не сможет.

Приказом по войскам № 09/0125 от 30 сентября 1942 года 2-й ОШБ был расформирован, а его командный и политический состав (33 человека) направлен на доукомплектование 1-го.Штрафбат имел номер первый. На любом фронте, где потом формировались штрафбаты, их нумерация начиналась с № 1.

Лишь значительно позже, 25 ноября 1942 года распоряжением начальника Оргштатного управления Главного управления формирования Красной армии № орг. /2/78950 штрафным батальонам всех фронтов были присвоены номера.14 декабря 1942 года приказом по батальону № 120 было объявлено, что Отдельному штрафному батальону Донского фронта присвоен № 8.

Командира и военного комиссара ОШБ подбирал и утверждал Военный совет фронта. Комбат имел права командира дивизии. Комбату и штабу разрешалось подыскивать подходящих командиров рот и взводов в Отдельном полку резерва офицерского состава (ОПРОС).

Постоянное ядро ОШБ, кроме командира и комиссара, состояло из заместителя комбата (по строевой части), офицеров штаба и политаппарата, командиров и политруков трех стрелковых рот и роты противотанковых ружей, командиров и политруков взводов, нескольких интендантов, военврача и военфельдшера.

Помимо офицеров в ротах на постоянной основе служили шесть сержантов и красноармейцев (писарь-каптенариус, санинструктор и четыре санитара-носильщика). Только из нештрафников состоял взвод снабжения и позднее предусмотренный штатом комендантский взвод, в задачу которого входила надежная охрана штаба с огромным количеством документов на каждого штрафника.Срок выслуги на офицерских должностях в штрафных частях согласно приказу НКО № 298 – 42 года исчислялся 1 месяц за 6 при назначении пенсии.

Свидетельство очевидца

На 15 августа 1942 года в 1-м ОШБ Сталинградского фронта числились 95 военнослужащих постоянного состава (из них 29 сверх штата до особого распоряжения). Это были проверенные боями люди.

Начавший воевать в 8-м ОШБ с сентября 1942 года в качестве заместителя командира минометного взвода по политчасти политрук Павел Ильич Пиун так рассказывал о своем назначении в постоянный состав штрафбата. В сентябре 1942 года офицерский состав 27 ОПРОСа Сталинградского фронта был построен для получения назначений в боевые подразделения.

Представитель кадрового аппарата фронта (а может, это был кто-то из командования или штаба ОШБ) был, видимо, человеком, не лишенным чувства юмора. Объявив, что требуется командный состав в штрафной офицерский батальон, он спросил, есть ли добровольцы. Вперед никто не шагнул. «Тогда, – продолжил кадровик, – добровольцы такие-то, выйти из строя».

И назвал несколько фамилий, в том числе фамилию Пиун. Не исключено, что на политрука Пиуна выбор пал по той причине, что к тому времени он был уже обстрелянным солдатом, отступавшим с боями через Белоруссию, защищавшим Москву под Наро-Фоминском. Но были и другие примеры.

Читайте также:  Традиционный финский нож пуукко и его история

Как вспоминает теперь уже многим известный своими книгами о 8-м ОШБ «штрафбатя» Александр Васильевич Пыльцын, в конце декабря 1943 года, посмотрев в том же ОПРОСе тощее личное дело молодого лейтенанта, начальник штаба этого штрафбата Лозовой Василий Афанасьевич сказал ему: «Мне все ясно. Пойдешь, лейтенант, к нам в штрафбат».

Первым командиром батальона был назначен гвардии майор Яков Федорович Григорьев, а комиссаром – батальонный комиссар Павел Прохорович Ларенок, о чем в приказе по батальону № 1 от 15 августа 1942 года объявил только что назначенный комбат.За батальоном закреплялся оперуполномоченный особого отдела НКВД фронта лейтенант Павел Тимофеевич Ефимов.

Следует знать, что переменный состав штрафбата комплектовался только из провинившихся офицеров. Неофицерских штрафбатов не существовало. Их не следует путать со штрафными ротами, в которые направлялись рядовые и сержанты, проявившие трусость и паникерство в бою, дезертиры или совершившие другие преступления. В 8-м ОШБ штрафников называли «боец-переменник».

К своим командирам они обращались, как обычно принято в армии, например товарищ капитан.В штрафбаты офицера мог направить без приговора военного трибунала командир дивизии, равный ему или более высокий начальник только за трусость или неустойчивость на поле боя на срок от одного до трех месяцев.

При всех других преступлениях судьбу виновного определял военный трибунал, руководствовавшийся, как правило, такой «нормой»: лишение свободы до десяти лет – три месяца штрафбата, до восьми лет – два месяца, а пять и менее приравнивались к одному месяцу. На время пребывания в штрафбате штрафники лишались офицерского звания и имевшихся у них к тому времени наград.

Кровью и жизнью

Первые серьезные боевые потери 1-й штрафбат понес в полосе действий 24-й армии генерала И. В. Галанина на высоте 108,4 в районе села Котлубань Сталинградской области. Там, как сказано в приказе, проявив отвагу и мужество, погибли смертью храбрых 19 «бойцов-переменников» и один командир взвода, 28 «бойцов-переменников» получили ранения.

Все погибшие были захоронены на южных скатах той же высоты.Из целого ряда донесений, имеющихся в Центральном архиве МО в Подольске, с которыми удалось ознакомиться А. В. Пыльцыну, можно составить представление о тогдашнем штрафном контингенте.

Так, например, за период со 2 октября 1942 по 1 января 1943 года в батальон поступили 154 осужденных военными трибуналами и 177 направленных по приказам командиров дивизий и выше – за трусость и другие прегрешения на поле боя. Всего – 331 человек. За это же время потери составили 71 убитый и 138 раненых (209 человек!).

Они искупили свою вину, кто кровью, а кто и жизнью. Но вот еще несколько цифр из тех же донесений.Освобождены досрочно за боевые отличия 54 человека, по окончании срока – 15. Значит, без пролития крови 69 штрафников заслужили прощение Родины. Награждены орденами три штрафника, медалями – пять (итого – восемь).

Потери среди офицеров постоянного состава: убиты – десять, ранены – восемь. Награждены орденами – два. На 30 декабря 1942 года состав «бойцов-переменников» 1-го ОШБ Донского фронта представлял собой следующее.

Начальники штабов дивизий, бригад и им равных – 6, командиры полков и им равных – 14, командиры батальонов, дивизионов – 13, командиры рот, батарей – 41, командиры взводов, заместители командиров рот – 100, командиры танков – 11, штабные офицеры полка, батальона – 12, политработники полка, батальона – 11, политруки рот, батарей и им равных – 26, офицеры Военно-воздушных сил – 24, начальники служб, складов, арт- и автотехников – 17, работники райвоенкоматов, военторга – 2, секретарь военного трибунала – 1, оперуполномоченный Особого отдела НКВД – 1.По воинским званиям: полковник и равные ему – 1, подполковник и равные – 4, майор и равные – 5, капитан и равные – 26, старший лейтенант и равные – 44, лейтенант, младший лейтенант и равные – 199, лейтенант госбезопасности – 1.Смена комбата ОШБ ДФ была произведена 3 ноября 1942 года, в должность командира 1-го штрафбата на основании приказа войскам Донского фронта № ОКФ/3010 вступил гвардии майор Дмитрий Ермолович Бурков.В полном составе 8-й ОШБ уже под командованием подполковника Аркадия Александровича Осипова был введен в бой впервые только на Курской дуге. К июлю 1943 года (начало Курской битвы) батальон был сформирован и занял оборону в районе Поныри-Малоархангельское Орловской области на участке 7-й Литовской стрелковой дивизии. В батальоне на тот момент имелись 698 штрафников (по штату 769) при 100 штатных офицерах постоянного состава (недоставало 31). Из числа «бойцов-переменников» только 39 находились по приказам командиров, зато 207 – по приговорам военных трибуналов и 452 бывших в плену и окружении. Среднемесячная численность штрафников в штрафном батальоне составляла 225 человек, а не 800, как предписывалось приказом, и они в боевых действиях использовались, как правило, поротно.

Мифы о заградотрядах

Как пишет А. В. Пыльцын, в 1943– 1944 годах переменный состав уже можно было поделить на две категории: первая – бывшие военнопленные и вышедшие из окружения или из освобожденных от оккупации территорий («окруженцы»), а вторая – бывшие офицеры фронтовых или тыловых подразделений, осужденные военными трибуналами или направленные в штрафбат решением командиров дивизий и выше.

Конечно, у каждого провинность была своя. Рядом могли находиться растративший имущество где-то в тылу пожилой техник-лейтенант и юный балбес-лейтенант, опоздавший из отпуска или устроивший пьяную драку. Были, конечно, и мерзкие личности, как инженер-майор Г.

, о котором как о патологическом трусе, осужденном за шантаж и сексуальные домогательства к девушкам-солдаткам, рассказывает Пыльцын в своих книгах.По штату батальону полагалось иметь на вооружении 435 винтовок, 139 автоматов, 27 ручных пулеметов (по пулемету на каждое отделение стрелковых взводов), 16 противотанковых ружей, по одному ротному 50-миллиметровому миномету.

Начиная с боев на Курской дуге в батальоне были сформированы четыре другие роты – автоматчиков, пулеметная, двухвзводного состава рота ПТР и двухвзводная, вооруженная 82-миллиметровыми минометами.Под командой подполковника А. А.

Осипова 8-й ОШБ особенно отличился в феврале 1944 года в Рогачевско-Жлобинской операции, когда штрафбат, скрытно преодолев линию фронта, в полном составе пять дней дерзко действовал в тылу врага. И никаких заградотрядов (ни заградотрядов НКВД до 20 ноября 1944-го, ни – с 12 сентября и до конца 1941 года – армейских. – Прим. ред.

)! Командующий 3-й армией генерал Горбатов освободил более чем из 800 штрафников почти 600 от дальнейшего пребывания в штрафбате без «пролития крови», не будучи ранеными. Они все были восстановлены в офицерских правах досрочно, то есть еще не пройдя установленного срока наказания, даже если всего-то в боях многие из них были только эти пять дней.

По итогам рейда многим теперь уже бывшим «бойцам-переменникам» за совершенные ими подвиги были вручены боевые награды: ордена Славы III степени, медали «За отвагу» и «За боевые заслуги». Как отмечает Пыльцын, штрафники не очень радовались ордену Славы. Дело в том, что он был по статусу солдатским и офицерам не полагался.

Многим хотелось скрыть свое пребывание в штрафбате в качестве осужденных, а такой орден был свидетельством этого.Приказы о восстановлении офицерского состава в воинских званиях составлялись раздельно по погибшим, раненым, освобожденным за подвиги, проявленные на поле боя, и по тем, кто отбыл определенный за преступление срок пребывания в штрафном батальоне.

Процедура реабилитации заключалась в том, что представители от армейских (фронтовых) трибуналов и штаба фронта рассматривали характеристики на освобождаемых штрафников и принимали предварительные решения о снятии судимости с осужденных и восстановлении в воинских званиях, которые потом по приказу командующего фронтом вступали в законную силу.

Представители старших штабов выносили постановления о возвращении наград и выдавали соответствующие документы.

После Рогачева впереди были бои под Жлобином, за Брест, Висла, Наревский плацдарм, тяжелые потери при захвате плацдарма на реке Одер, в районе Кенигсберга-на-Одере. В августе 1944 года четвертым командиром штрафбата стал подполковник Николай Никитович Батурин. Начав свою историю со Сталинградского фронта, 8-й ОШБ, воевал на Донском, Центральном и Белорусском фронтах и закончил войну в составе 1-го Белорусского под Берлином.

Источник: https://topwar.ru/13638-pravda-o-shtrafbatah.html

Штрафбат, правда о командирах, дошедшие до Берлина офицеры, за что отправляли: наказание и искупление вины, штрафные части немецкого вермахта

Советская военная история нередко пестрит передергиваниями и искажениями. Одни факты выдуманы в угоду советской идеологии и являются элементами массовой пропаганды, другие факты и события имеют художественную составляющую, будучи продуктом кинематографа и публицистики.

Вторая Мировая война стала масштабным событием в истории, затронув практически все стороны социально-общественного развития человечества, тем самым способствуя рождению невероятных мифов и легенд. Многие выдуманные факты настолько прочно вошли в наше сознание, став априори непререкаемыми.

Другие подлежат ревизии, так как истина в некоторых случаях является дороже. Подобная тенденция не обошла стороной и наиболее темную сторону в истории советских вооруженных сил, дисциплинарную. Правда о штрафбатах сегодня для многих кажется не такой яркой и красивой, какой ее нарисовали советские идеологи.

Однако даже достоверные факты про штрафников, их вклад в достижение Победы, заставляют низко склонить голову перед подвигом этих людей.

Роль и масштабы участия в военных действиях штрафных подразделений не стоит ни переоценивать, ни умалять.

Это кадровые боевые подразделения Красной Армии, которые в полной мере были задействованы на всех территориях советско-германского фронта. На их счету и тяжелые поражения, и блистательные победы.

Как и для любого другого воинского формирования для этих соединений характерны и массовый героизм и факты трусости и предательства.

Истинные герои штрафбата легли костьми в ходе самых жарких и ожесточенных сражений Великой Отечественной войны. Единицы сумели дойти до Берлина, пережив неслыханную радость и испытав неописуемое облегчение от чувства выполненного долга.

Другие, искупив вину, продолжили службу в строевых частях Советской Армии. И те, и другие прошли испытания огнем и мечом, кровью и потом.

Интересна сама история возникновения штрафных подразделений, оценка их роли в боеготовности сражающихся войск по разные стороны линии фронта, в СССР и в Германии.

Германская армия, с ее высокой воинской дисциплиной, не была лишена отдельных негативных явлений. Любая армия – это, прежде всего люди, которым свойственно совершать проступки и преступления. Однако если в СССР это явление имело масштабные последствия и требовало принятия радикальных мер, то в немецкой армии штрафные подразделения являлись единичными.

Голая правда о штрафбатах: белые и черные страницы советской военной истории

Мы привыкли читать историю Второй Мировой войны в контексте хронологии тактических и стратегических операций, проводимых на различных театрах военных действий.

Однако если анализировать события на советско-германском фронте, то здесь без детального изучения сложившейся ситуации, военно-политического и идеологического аспекта не обойтись. Поставив перед собой цель, узнать больше правды о штрафбатах, не стоит читать только официальные источники.

Анализ фронтовых донесений, записки и мемуары ветеранов, непосредственных участников боевых действий расскажут гораздо больше, чем многотомные публицистические талмуды, художественная литература и продукты кинематографа.

Советско-германский фронт летом 1942 года проходил далеко в глубине территории Советского Союза. Разгром советских войск под Харьковом привел к масштабному прорыву фронта.

Советские войска оставляли один населенные пункт за другим, не имея ни физических, ни технических, ни моральных сил остановиться стальную лавину немецкого наступления. Оставление войсками Южного фронта Ростова в конце июля 1942 года стало последней каплей терпения Высшего военного руководства страны. Лично по инициативе И.

Ф. Сталина и по согласованию со Ставкой Наркомат Обороны принимает 28 июля 1942 года Приказ №227, прозванный в народе и в войсках «Ни шагу назад».

Официально приказ имел более длинное название: «О мерах по укреплению дисциплины и порядка в Красной Армии и запрещении самовольного отхода с боевых позиций». Название точно отражает ту обстановку, которая сложилась на фронте. После провальной летней наступательной операции части Красной Армии утратили боевую устойчивость.

В частях и в подразделениях резко упала воинская дисциплина, отмечались факты массового самовольного оставления позиций. В такой обстановке командование не могло организовать достойную и прочную оборону.

Единственным средством для исправления сложившейся ситуации могло стать только ужесточение воинской дисциплины и внедрение в структуру управления войсками системы исправления и наказания военнослужащих, нарушивших приказ вышестоящего начальства и воинскую присягу.

С точки зрения деталей Приказ №227 означал следующее:

  • создать в каждой общевойсковой армии 3-5 штрафные роты;
  • в масштабах фронта создавались 1-3 штрафных батальона;
  • координацию за действиями штрафных подразделений в полосе фронта должны осуществлять подразделения НКВД, выполняющие функции заградительных отрядов.
Читайте также:  Ниндзя-то – меч настоящих ниндзя

Это только малая часть того, о чем упоминалось в Приказе Наркомата Обороны. Однако сразу же этот приказ оброс слухами и мифами. Приказ был воспринят неоднозначно и двусмысленно.

С точки зрения логики такие меры должны были усилить дисциплину в войсках, позволив в конечном итоге искоренить панические и пораженческие настроения. С точки зрения человеческих отношений приказ «Ни шагу назад» привел к массовой трагедии.

Про войну и про штрафбат стали говорить как о сущей каре, свалившейся в очередной раз на голову советского солдата.

Опустив подробности и детали, давшие повод издать такой Приказ, не вникнув до конца в его суть, в обществе родился очередной страшный миф. Штрафников приравняли к смертникам, которыми затыкались все прорехи на фронте. По правде говоря, не бывает дыма без огня. Как и всегда, любое хорошее начинание, спущенное сверху, внизу быстро перекручивали, доводя порой основной смысл и цели до абсурда.

Несколько важных моментов к организации штрафбатов

С августа 1942 года в каждой армии огромного советско-германского фронта стали создаваться штрафные подразделения, куда направлялись по приказу командования частей или по приговору военно-полевого суда:

  • дезертиры;
  • симулянты;
  • солдаты и офицеры, самовольно, без приказа, оставившие позиции;
  • военнослужащие строевых и тыловых частей, совершившие значимые проступки и общеуголовные преступления в полосе фронта и в тылу;
  • солдаты, матросы и офицеры, совершившие преступления, находясь в действующей армии, на излечении или в краткосрочном отпуске.

Командир штрафбата назначался Приказом командующего фронта по согласованию с Наркоматом Обороны и по рекомендации командующими других фронтовых частей. Командиры штрафных рот назначались командующими армий по рекомендации полкового и дивизионного начальства и по согласованию с командующим фронта.

Для штрафников командир штрафной роты или батальона становился отцом родным и прокурором. Этот человек часто становился вершителем судеб десятки тысяч людей.

В его компетенцию входило боевое управление штрафным подразделением, организация строевой и боевой подготовки вверенной ему части, поддержание воинской дисциплины на высоком уровне.

Командир, политработник, санинструкторы, писари и прочие штабные и тыловые должности относились к постоянному составу штрафных подразделений. Солдаты и матросы, отбывающие наказание в рядах штрафных рот и батальонов причислялись к переменному составу. В основном контингент штрафных рот состоял из бойцов-штрафников рядового, сержантского и младшего командного состава.

Отдельные штрафные батальоны были сформированы из лиц начальствующего и среднего командного звена, т.е. офицеры. Это уже позже, в 1943 году в Красной Армии появились отдельные штурмовые стрелковые батальоны, в которые направлялись офицеры армии и флота, проходившую специальную проверку в системе фильтрационных лагерей НКВД.

Офицерские штрафные подразделения просуществовали всю войну. Были они и в сухопутных войсках и в военной авиации. Использовались офицерские штрафные штурмовые батальоны на самых горячих участках фронта, поэтому и срок штрафа в этих подразделениях были непродолжительными, всего два месяца.

Несмотря на то, что потери в личном составе этих подразделений были всегда высокими, офицерский штрафбат дошел до Берлина.

В обычных штрафных ротах и батальонах максимальный срок отбывания наказания не превышал 3-х месяцев и мог быть продлен только по решению командира или вышестоящей инстанции.

Командир штрафного подразделения мог ходатайствовать об уменьшении срока отбытия наказания в штрафном подразделении ввиду проявленного бойцом героизма.

В случаях совершения очередного тяжелого проступка воина – штрафника в полосе действующей армии, командир штрафбата лично принимал решение об увеличении сроков пребывания военнослужащего в штрафном подразделении.

За особо тяжкие воинские преступления могла быть назначена крайняя мера — расстрел. Одним слово, штрафбат стал местом отбывания наказания и средством искупления вины и напоминал чистилище.

Точное количество штрафных рот и батальонов, действовавших в разное время на советско-германском фронте, неизвестно. Существуют различные данные о количестве штрафных подразделений в Красной Армии (Советской Армии) в период с лета 1942 по май 1945 года.

В полосе действующих фронтов в разное время действовало до 65 штрафных батальонов и более 1000 штрафных рот. В целом через эту систему исправления и наказания в советских вооруженных силах прошло 427910 человек.

В сравнении с общим количеством советских граждан, находившихся в рядах советских вооруженных сил за годы войны (более 34 млн. человек), число штрафников составляет всего более одного процента.

В заключение

Советские штрафные батальоны стали частью одной большой государственной судебно-карательной системы.

Даже при условии, что злополучный Приказ №227 «Ни шагу назад» стал вынужденной мерой и реакцией на происходящие события в армии, нельзя не отметить его значительную роль в укреплении воинской дисциплины в войсках. Аналогичным образом боролись с воинскими преступлениями и в армии противника.

Вермахт еще до войны имел в своей структуре штрафные подразделения. Однако в отличие от советской исправительной системы, действовал и комплектовался немецкий штрафбат несколько иначе.

Штрафники из числа рядового, унтер-офицерского и командного состава направлялись в свои, отдельные штрафные подразделения.

За всю войну через систему штрафных подразделений немецкой армии прошло более 30 тыс. военнослужащих.

Как и в советской армии – немецкие штрафники использовались на самых горячих участках фронта, принимали участие в карательных операциях и мероприятиях на оккупированных территориях.

Одним словом, созданные в годы войны по обе стороны линии фронта штрафные батальоны, можно назвать насущной мерой. Только таким образом можно было сохранить воинскую дисциплину на высоком уровне, эффективно бороться с негативными явлениями, возникающими в строевых частях и в тылу.

Источник: https://WarWays.ru/roda-vojsk/shtrafbat.html

5 мифов о штрафных батальонах

Для начала небольшой ликбез, что такое штрафной батальон и история этого явления. Штрафные части – специальные воинские формирования в армии, куда во время войны или боевых действий в качестве своеобразного наказания направляются провинившиеся военнослужащие, совершившие самые разные преступления.

Впервые в России штрафные формирования появились еще сентябре 1917 года, однако из-за полного коллапса в государстве и развале в армии, данные части не принимали участия в боях и были впоследствии расформированы. Штрафные батальоны в РККА появились на основе сталинского приказа №227 от 28 июля 1942 года.

Формально, данные формирования в СССР существовали с сентября 1942 по май 1945 года.

Миф 1. «Штрафные части в РККА были многочисленны, половина красноармейцев воевала в штрафбатах».Обратимся к сухой статистике численности штрафников в СССР. Согласно, архивным статистическим документам, численность (округленно) штрафников в РККА: 1942г. – 25 т. 1943г.

– 178 т. 1944г. – 143 т. 1945г. – 81 т. Всего – 428 т. Таким образом всего в штрафных частях во время великой отечественной войны побывало 428 тысяч человек. Если учесть, что за время Великой Отечественной Войны, ряды вооруженных сил Советского Союза прошло 34 млн.

человек, получается доля солдат и офицеров которые были штрафниками не более 1,25%[1].

Исходя из приведенных выше статистических данных, становиться понятным, что численность штрафных батальонов сильно преувеличена и влияния штрафных частей на общую обстановку как минимум не решающая.

Миф 2. «Штрафные части формировались только из заключенных и преступников СССР».

Данный миф разбивает собственно текст самого приказа №227.

«…Сформировать в пределах фронта от одного до трех (смотря по обстановке) штрафных батальонов (по 800 человек), куда направлять средних и старших командиров и соответствующих политработников всех родов войск, провинившихся в нарушении дисциплины по трусости или неустойчивости, и поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины». Для рядовых бойцов и младших командиров, виновных в аналогичных нарушениях, в пределах армии создавалось от 5 до 10 штрафных рот (от 150 до 200 человек в каждой). Таким образом стоит отличать штрафную роту и батальон, это принципиально разные боевые части.Штрафные батальоны формировались из офицерского состава, которые провинились перед социалистическим отечеством, а не преступники, которых специально собрали в отдельный батальон, что бы их «немцы убили». Конечно, в штрафные части могли попасть не только военнослужащие, направлялись так же и лица, осужденные органами Советского Союза, но судам и военным трибуналам было запрещено отправлять осужденных в качестве наказания в штрафные части лиц, которые были замешаны в контрреволюционной деятельности, а так же лиц осужденных за грабежи, разбой, многократное воровство и всех лиц которые имели в прошлом судимость за выше перечисленные преступления, а так же тех кто не один раз дезертировал из РККА. По остальным делам, для отправки лица на службу в штрафные части, учитывалась личность осужденного, подробности совершения преступления и другие подробности дела. Не всем и не каждому выпадал шанс искупить своё преступление кровью перед Родиной.

Миф 3. «Штрафбаты были небоеспособны».

Однако наоборот, штрафные батальоны отличались серьезной боеспособностью и ставили эти части на самые опасные, и трудные участки фронта. Штрафные батальоны не нужно было насильно поднимать в бой, желание вернуть офицерские погоны и реабилитироваться перед Родиной было крайне велико.

По воспоминаниям Александра Пыльцина (российский и советский писатель, участник Великой Отечественной войны, историк.

Награждён дважды орденом Красной Звезды, орденом Отечественной войны II степени, орденом Красного Знамени и медалью «За отвагу»): «Наши подразделения были срочно переброшены на самое опасное направление, усилив собой боевые порядки полка. Перемешавшись с его солдатами, мы заметили, что в их рядах возникло какое-то оживление.

Ведь понимали они, что рядом с ними в роли рядовых бойцов находились недавние офицеры в самых разных званиях и в атаку они пойдут вместе. И в них будто влилась какая-то свежая необоримая сила».Во время наступления на Берлин штрафникам приказали первыми форсировать Одер и создать плацдарм для стрелковой дивизии.

Перед боем они рассуждали так: «Хоть сколько-нибудь из более чем сотни штрафников роты, да доплывут, а если доплывут – то не было еще у них невыполнимых задач. И пусть маленький плацдарм захватят, но будут удерживать его до последнего. У штрафников назад пути не будет», – вспоминал Пыльцин. [2]

Миф 4. «Солдат штрафных частей не жалели и отправляли на убой».

Обычно данный миф идет рядом с текстом из сталинского приказа №227 «…поставить их на более трудные участки фронта, чтобы дать им возможность искупить кровью свои преступления против Родины». Однако, почему-то забывают привести специальные пункты из «Положения о штрафных батальонах действующей армии», в котором указанно: «п.15.

За боевое отличие штрафник может быть освобожден досрочно по представлению командования штрафного батальона, утвержденному военным советом фронта. За особо выдающееся боевое отличие штрафник, кроме того, представляется к правительственной награде».

Исходя из этого становиться понятно, что главное для освобождения от наказания штрафбатом является не смерть и «пролитие крови», а боевые заслуги.

Конечно, штрафные части теряли больше солдат чем обычные гарнизоны РККА, однако не стоит забывать, что их отправляли на «самые трудные участки фронта», при этом штрафные части показывали свою боеспособность.

К примеру, по результатам Рогачевско-Жлобинской операции в феврале 1944 года, когда Восьмой штрафной батальон действовал в тылу врага в полном составе, из чуть более 800 штрафников, около 600 были переведены в обычные части РККА, без «пролития крови», а именно за боевые заслуги перед Родиной.

Редкая боевая задача выполненная штрафниками, оставалась без внимания командования и награждения солдат. Командование было заинтересованно в отбывания наказания красноармейцев в штрафных частях и в выполнении приказа, а не в их бессмысленной смерти на фронте. В своё время, К.К. Рокоссовский, хорошо охарактеризовал слова «искупить кровью», как не более чем эмоциональное выражение, призванное обострить чувство долга и ответственности на войне за свою вину.

Миф 5. «Штрафники шли в бой без оружия».

На самом деле, штрафные батальоны, имели вооружение ничуть не хуже чем в обычных частях РККА, а кое-где – даже и лучше, связано это было с тем, что эти части отправляли, как правило, только на «самые сложные участки фронта». Из воспоминаний уже упомянутого выше А.В.

Пыльцына: «Хочу обратить внимание читателя на то, что наш батальон постоянно пополнялся новым оружием в достаточном количестве. У нас уже были ещё не широко применяемые в войсках новые автоматы ППШ вместо ППД. Получили мы и новые противотанковые ружья ПТРС (т.е. Симоновские) с пятизарядным магазином. И вообще недостатка в оружии мы никогда не испытывали.

Об этом я говорю потому, что нередко в послевоенных публикациях утверждалось, будто штрафников гнали в бой без оружия или давали одну винтовку на 5—6 человек и каждый, кто хотел вооружиться, желали скорейшей гибели того, кому оружие досталось.

Читайте также:  Камский седельный тягач 6х6 камаз-65225

В армейских штрафных ротах, когда их численность превышала иногда тысячу человек, как мне рассказывал уже через много лет после войны офицер Михайлов Владимир Григорьевич (к сожалению, теперь уже покойный), командовавший тогда такой ротой , бывали случаи, когда просто не успевали подвезти нужное количество оружия и тогда, если перед выполнением срочно поставленной боевой задачи не оставалось времени на довооружение, одним давали винтовки, а другим — штыки от них. Свидетельствую: это никак не относилось к офицерским штрафбатам. Оружия, в том числе и самого современного, там всегда хватало» [3].Таким образом, подходя к вопросу о штрафных частях, не в коем случае нельзя говорить о бесполезности таких подразделений и тем более отрицать героизм солдат, которые точно также сражались за свободу и независимость социалистического Отечества, как и другие части РККА. В тоже время, ни в коем случае нельзя говорить, что всё держалось на штрафных частях, что кругом были штрафные части и что их использовали как «пушечное мясо». Это самое настоящие кощунство по отношению к людям, которые прошли штрафные подразделения СССР.[1] ЦАМО РФ. Картотека Военно-медицинского музея по учету госпиталей.[2] Пыльцын А. В. «Штрафбат в бою. От Сталинграда до Берлина без заградотрядов».[3] Пыльцын А. В. «Страницы истории 8-го штрафного батальона Первого Белорусского фронта».

5 мифов о штрафных батальонах

Источник: https://aloban75.livejournal.com/3188490.html

Вся правда о штрафных батальонах

Вся правда о штрафных батальонах и ротах Красной Армии и Вермахта.

Со школьных лет увлекаюсь историей. Идея написать работу о штрафных подразделениях времен Второй мировой войны возникла довольно давно. Теперь мне хватило времени для ее воплощения. Это перевод с некоторыми дополнениями и изменениями без искривления исторических фактов.

В статье уделено внимание двум аспектам: штрафным подразделениям (Красной Армии и Вермахта) и заградительным отрядам. Что представляли собой эти структуры, когда они появились и какие функции на них были возложены, какие отличия были между штрафными батальонами СССР и Германии? Об этом и о другом читайте в статье:

«Трусов, паникеров, дезертиров – истреблять на месте».
Из приказа № 227 за 1942 г. («не подлежит опубликованию»)

Немцы прошли почти пол страны и вышли к Волге. По мере отступления нашу армию охватывали пораженческие настроения. Участились случаи дезертирства и добровольного перехода на сторону врага. К немцам переходили большими группами, иногда по 100 человек и более. Нередко это случалось даже во время боя.

Только в первой половине 42-го года чекисты задержали 369 тысяч человек, заподозренных в дезертирстве. 10 тысяч из них казнили прямо перед строем. Поэтому, Сталину, как верховному главнокомандующему, следовало предпринять самые решительные меры ради спасения сложившейся ситуации.

«Ни шагу назад» — именно так называли в войсках новый приказ №227 (от 28 июля 1942 года) Народного комиссара обороны СССР Иосифа Виссарионовича Сталина. Он был издан в самый тяжелый для страны период войны.

Высшее командование Красной Армии было просто вынуждено пойти на укрепление и ужесточение дисциплины в воинских рядах.

Было постановлено: сформировать в масштабах фронта от одного до трех штрафных батальонов по 800 человек в каждом, сформировать в масштабах армии от пяти до десяти штрафных рот до 200 человек в каждой, чтобы дать им возможность полностью или частично кровью искупить свои тяжкие преступления перед Родиной.

В штрафные батальоны, кроме заключенных, попадали лица среднего и, довольно часто, старшего командного состава по приказу дивизии или бригады, или же по приговору военного трибунала, на срок, составляющий 1-3 месяца. Тем же самым приказом они подлежали разжалованию в рядовые.

Такой батальон мог состоять из солдат всех званий: начиная от рядового и заканчивая подполковниками. Но назывались бойцы штрафного батальона не рядовыми, не штрафными рядовыми, не штрафными майорами и так далее, а просто — бойцами-переменниками. Отныне, к своим командирам они обязаны были обращаться «Гражданин майор», «Гражданин лейтенант» и тому подобное.

А бойцами-переменниками штрафников называли потому, что смертность среди них была очень высока, и очень часто составы этих подразделений менялись. Их на самые опаснейшие участки отправляли группами, взводами и отделениями. Нередко им приходилось по приказу пересекать минные поля.

Перед боем штрафников предупреждали, что в случае их ранения ползти назад к своим не нужно — после боя подберут. Такой был порядок в штрафных батальонах.

В штрафные роты направляли только рядовых бойцов и младших командиров, ефрейторов и сержантов. Попадали туда и те, что отбывали свой срок в лагерях за не тяжкие политические преступления. Рота состояла из, примерно, 300 человек. На каждый взвод приходилось по 2 офицера.

В роту брали не всех. Чтобы попасть в нее, допустим, из того же лагеря — это нужно было еще заслужить. Командование отбирало только тех, по его мнению, надежных людей, которые будут хорошо воевать и с честью исполнять свои обязанности.

Учитывали при отборе и состояние здоровья, и политическую благонадежность.

Когда Советская армия начала вытеснять противника из своих территорий, появился новый источник пополнения штрафных рот. Это были люди, которые проживали на ранее оккупированных землях и прислуживали фашистам, поддерживая их режим.

Зачастую в эту категорию попадали полицаи и старосты, но лишь те, кто не запятнал себя серьезными преступлениями против власти и народа. Другим предстояло отвечать по всей строгости закона военного времени.

Поэтому те, кто за собой чувствовал вину, уходили вместе с отступающими фашистскими войсками.

26 сентября 1942 года заместитель наркома обороны Георгий Жуков утвердил положение о штрафных ротах, батальонах и заградительных отрядах. Согласно документу, командирами штрафных частей назначались только наиболее дисциплинированные и отличившиеся в боях офицеры.

Они формировали постоянный кадровый состав штрафных подразделений и попадали туда не за провинности, а за заслуги. Этих офицеров отбирали через густое сито НКВД. Зато командирам были гарантированы разнообразные служебные льготы и высокие оклады.

Так, например, месяц службы в штрафном батальоне при назначении пенсии засчитывался за 6 месяцев.

Система штрафных подразделений во время Второй мировой войны не была изобретением наркома обороны Сталина. В немецкой армии штрафники тоже существовали. Как стало известно от самих бывших немецких штрафников, такие подразделения в нацистской Германии начали формироваться еще задолго до нападения на СССР.

Командиры этих подразделений немецким командованием назначались также из числа опытных и надежных офицеров. Начальниками в немецких штрафных батальонах были, в основном, кадровые унтер-офицеры и офицеры — настоящие нацисты.

Они бесцеремонно и жестоко относились к своим подчиненным, особенно к политическим заключенным, расстреливая за малейшие непослушания. В штрафные подразделения Вермахта направлялись как нарушители воинской дисциплины, так и уголовники.

В ходе Второй мировой войны в Германии была создана сложная система штрафных подразделений. Гитлер лично постановил их формирование еще в 1940 году своим приказом. Примерно на 30% они состояли из политических преступников, участвующих в рабочих движениях против действующего режима еще в 30-е годы.

«Тени Вермахта» (так называли эти батальоны) воевали на всех действующих фронтах. Одной из главных задач немецких штрафников было прикрытие отхода линейных частей.

К концу войны из штрафных подразделений Вермахта, особенно из расквартированных в Греции, началось массовое дезертирство. Как стало известно, многие дезертиры затем вступали в греческие и югославские партизанские отряды.

Но в основном, немецкие штрафники, так же, как и наши, сражались храбро на всех участках фронта, кровью и потом зарабатывая прощение. Чем ближе был конец войны, тем чаще немцы использовали штрафников.

Неся огромные потери, в штрафные подразделения Вермахта начали забирать за малейшую провинность.

Строк пребывания в штрафном подразделении наших вооруженных сил определялся приговором суда или военного трибунала. Обычно, 10 лет лишения свободы заменялись 3-мя месяцами штраф роты, строк от 5-ти до 8-ми лет — 2-мя, до 5-ти лет — 1 месяцем или до первого ранения.

За особые боевые заслуги штрафник в Красной Армии мог быть освобожден досрочно и даже иногда представлялся к правительственной награде по представлению командования.

В отличие от Красной Армии, строк пребывания в штрафных подразделениях Вермахта был неограничен, ни ранения, ни любые боевые заслуги не являлись основанием для снятия вины с немецкого штрафника.

В штрафных подразделениях потери были примерно в 2-4 раза выше, чем в линейных частях. Очень многое зависело и от умения командиров, но далеко не все. К концу войны враг сопротивлялся наиболее ожесточенно, и не исключено, что наши и немецкие штрафники не раз сталкивались в боях. Можно только представить себе, какие яростные и отчаянные это были схватки.

Недаром немцы приходили в ужас, узнав, что против них выставлена такая грозная и отчаянная сила. Эта безудержная ярость в бою не была связана с тем, что, как многие считают, в спины штрафников были нацелены автоматы заградительных отрядов.

А ведь заградительные отряды были! Во времена хрущевской оттепели в фольклоре так называемых «шестидесятников» ширились рассказы о том, как сталинские заградительные отряды якобы расстреливали наши отступающие подразделения.

Под гитару в компаниях тогда исполнялась песня, где были такие слова: «Эта рота наступала по болоту, а потом ей приказали, и она пошла назад, эту роту расстрелял из пулемета свой же заградительный отряд». Тема заградительных отрядов всегда была предметом споров и противоречивых высказываний.

Что же представляли собой заградительные отряды? Для чего они вообще были созданы и действительно ли их бойцы стреляли в своих? Такие части в Красной Армии появились почти за год до приказа №227, еще осенью 1941 года.

Каждая армия насчитывала до 5-ти заградотрядов (до 200 человек в отряде).

Именно они имели право в случае бегства, паники, отступления паникеров и трусов стрелять на поражение, помогая тем самым честным бойцам в выполнении своего долга перед родиной.

Введенные командованием заградотряды, предупреждающие бегство с передовых позиций, по свидетельствам ветеранов, никогда прямо за спинами штрафных подразделений не применялись.

Ни одному из исследователей не удалось найти ни одного факта, который подтверждал бы, что заградотряды стреляли на поражение по своим войскам и штрафникам. В том просто не было нужды.

Ведь и так любой командир в любую секунду мог пристрелить отступающего или не подчинившегося приказу штрафника.

Возможно ли сейчас, с позиции мирного времени, однозначно толковать приказ Сталина, который положил начало формированию штрафных подразделений? На сколько он был суров, был ли иной выход? Может ли быть на войне наказание за преступление большее, чем гибель в бою? Говоря о создании штрафных батальонов, хотелось бы подчеркнуть, что они, в принципе, были созданы своевременно и принесли определенную, может быть даже большую пользу. Такой вывод можно сделать, если смотреть на историю ВОВ со всех сторон и широко. Следует понимать, что война — это серьезное дело, на войне идет речь о жизни и смерти не только людей, но и страны в целом.

В конечном итоге, штрафные батальоны и роты позволяли сохранять личный состав действующих войск. Большинство же тех, кто прошел войну, кто был штрафником и остался в живых, считают, что эти подразделения были шансом для оступившихся, смалодушничавших и совершивших промах искупить свою вину, снять с себя черное пятно.

Доля штрафников в общем составе войск была невелика (менее 2%). Она составляла по приблизительным подсчетам историков около 600 тысяч человек. Сколько их полегло под огнем противника, в разведке боем, при форсировании водных преград, не узнать никогда. Эти потери отдельно не учитывались.

До сих пор ратные подвиги штрафных подразделений не отмечены ни памятным знаком, ни монументом. С 42-го по 45-й год, находясь на опаснейших участках передовой, штрафные подразделения с честью выполняли боевые задачи. Достойны ли они памятника? Об этом до сих пор идут споры.

Очевидно одно: бойцы штрафных частей, и погибшие, и оставшиеся в живых, имеют право на то, чтобы их дети и внуки знали правду о тех, кого противник боялся и называл молчаливой смертью.

Кадры знаменитого Парада Победы, состоявшегося в июне 1945 года на Красной площади обошли весь мир.

Если присмотреться повнимательнее к стоящим в строю и к тем, кто прошел по площади, то можно заметить на кителях некоторых старших офицеров солдатские ордена Славы.

Всем известно, что такими орденами награждались только простые солдаты, а это значит, что среди участников Парада Победы могли быть и штрафники, искупившие вину перед Родиной.

Источник: http://dembelka.ru/?p=217

Ссылка на основную публикацию