Карабахский конфликт вкратце: суть войны и новости с фронта

Карабахский конфликт

ИНТЕРВЬЮ | Александр КРЫЛОВ | 22.06.2017 | 15:11

Также по теме

«Главная задача сегодня – не имитация мирного процесса, а установление реального режима перемирия»,  констатировал в интервью «Голосу Армении» президент Научного общества кавказоведов, эксперт ИМЭМО РАН Александр КРЫЛОВ. 

Национальный исследовательский институт мировой экономики и международных отношений имени Е.М.

Примакова Российской академии наук (ИМЭМО РАН) выпустил в свет исключительный по своей значимости двухтомный сборник статей под названием «Постсоветские государства: 25 лет независимого развития», в котором освещаются наиболее значимые процессы и тенденции на территории бывшего СССР, анализируются итоги пройденного в четверть века пути независимого развития постсоветских стран, особенности их политической и социально-экономической трансформации, основные направления евразийской интеграции, миграционные процессы и т.д. Второй том вышеупомянутого сборника целиком посвящен Южному Кавказу, и в этой связи хотелось бы отметить статью доктора исторических наук, президента Научного общества кавказоведов, эксперта ИМЭМО РАН Александра Крылова «Южный Кавказ: особенности постсоветского транзита», в которой автор, в частности, обращается также к карабахскому конфликту.

— Г-н Крылов, вы пишете, что одним из основных препятствий на пути развития и модернизации Южного Кавказа продолжает оставаться нерешенная карабахская проблема. Давайте отмотаем назад и проанализируем влияние карабахского фактора на региональные процессы после того, как Азербайджан проиграл в войне, которую сам же развязал…

— Начнем с того, что после сокрушительного поражения в войне 1992-1994 годов для азербайджанских властей стала очевидной невозможность военного решения карабахской проблемы.

Поэтому основной акцент в первые послевоенные годы был сделан на дипломатию: в Баку всерьез рассчитывали использовать для возвращения Карабаха заинтересованность США и ЕС в поставках энергоносителей из Азербайджана. Соглашения об энергетическом сотрудничестве с ЕС трактовались в Баку исключительно в рамках формулы «нефть в обмен на Карабах».

Позднее были попытки использовать заинтересованность Москвы в членстве Азербайджана в ОДКБ, на этот раз формула звучала как «ОДКБ в обмен на Карабах», потом «ЕАЭС в обмен на Карабах».

— Почему эти попытки оказались для Азербайджана провальными?

— Потому что они строились на крайне завышенной оценке степени важности своей страны для США, ЕС и России. Закономерно, что оторванные от реальности надежды на то, что кто-то из внешних игроков вынудит Армению возвратить Нагорный Карабах под власть Азербайджана, не оправдались. Это привело к разочарованию в политике США, ЕС и России в азербайджанском обществе.

Для власти же стала очевидной необходимость выработки нового курса по отношению к НКР и Армении с опорой на собственные силы. Ясно и то, что азербайджанская власть поставила карабахскую проблему в центр политической жизни страны, возврат «оккупированных территорий» был превращен в главную национальную идею, призванную объединить общество вокруг действующей власти.

— Подобная политика продолжается, не так ли?

— Однозначно. В настоящее время отказ от этой идеи для Баку столь же невозможен, как сдача НКР для Еревана.

С начала 2000-х годов параллельно с масштабными закупками современного вооружения Баку постоянно повышал уровень напряженности на линии разграничения в качестве одного из средств давления на армянские власти и общество.

Руководство Азербайджана никогда не исключало перехода к военно-силовому сценарию решения карабахской проблемы.

Об этом свидетельствовали курс на достижение военного превосходства над армянской армией, заявления азербайджанских официальных лиц, включая посла Азербайджана в России Полада Бюльбюль-оглы, в которых обосновывались право Азербайджана на военное решение карабахской проблемы, а также активная дипломатическая работа по ослаблению позиций Армении на международной арене, в первую очередь по подрыву союзнических отношений Армении и России.

— В контексте поставок Россией вооружения Азербайджану это было не так уж глупо…

— Да, Баку удалось использовать в своих целях сотрудничество с Россией в военно-технической области: поставки российского вооружения азербайджанской армии превратились в одну из наиболее болезненных проблем в российско-армянских отношениях.

В 2015 году под влиянием коммерческой привлекательности многомиллиардных сделок с Азербайджаном для российского ВПК (как и для производителей вооружения из других стран) прежний военно-политический баланс оказался существенно нарушенным в пользу Азербайджана по ряду видов вооружения (танки, артиллерия, тяжелые огнеметные системы, разведывательные и ударные беспилотники и др.). Наращивание потенциала азербайджанской армии сопровождалось ростом военной напряженности. В 2015 году азербайджанская сторона постоянно нарушала режим перемирия. Для обстрела территории НКР и приграничных районов Армении азербайджанские войска регулярно использовали ракетно-артиллерийские установки и крупнокалиберную артиллерию. В Москве и Ереване осознали потенциальную опасность сложившейся ситуации и в феврале 2016 года Армении был выделен государственный экспортный кредит на 200 миллионов долларов на покупку российского оружия сроком на 10 лет с отсрочкой выплат до начала 2018 года. Данное соглашение позволило бы нейтрализовать превосходство азербайджанской армии в отдельных видах вооружения непосредственно в зоне конфликта.

— Однако Азербайджан не стал дожидаться «нейтрализации»?

— Именно. В начале апреля прошлого года (до того как российское вооружение поступило в Армению) на линии фронта начались боевые действия.

По мнению военных экспертов, одной из причин решения Баку о проведении крупномасштабной военной операции именно в это время мог стать российский «оружейный» кредит, предполагавший поставку в Армению «Смерчей» и «Солнцепеков».

Это могло побудить бакинское руководство начать свою авантюру, пока баланс сил конфликтующих сторон не был окончательно выравнен. Весьма вероятно, что 16 марта 2016 года Ильхам Алиев получил предварительное одобрение своих планов во время встречи с Эрдоганом в Анкаре.

Вспомним апрельские события: в ночь с 1 на 2 апреля 2016 года азербайджанские разведывательно-диверсионные группы в нескольких местах просочились за расположенные в зоне безопасности армянские передовые позиции с целью не допустить подхода резервов до их захвата наступающими с фронта передовыми частями. Рано утром 2 апреля 2016 г.

азербайджанские войска перешли в наступление, бои развернулись на всей протяженности 200-километровой линии фронта.

Мартакертский (северный) и Гадрутский (южный) фланги армянских позиций подверглись массированным артиллерийским обстрелам, одновременно происходило перемещение предназначенной для развития наступления бронетехники на центральном агдамском направлении.

Армянская артиллерия открыла огонь по наступающим частям и по районам сосредоточения азербайджанских войск второго эшелона. В результате 2-3 апреля азербайджанское наступление срывалось несколько раз на глубине 19-20 км от линии фронта.

Наступающим не удалось прорвать армянские позиции, 4 апреля 2016 года министр обороны Азербайджана дал указания всем родам войск, в том числе ракетно-артиллерийским войскам, быть готовыми к нанесению «сокрушительных ударов» с применением тяжелых боевых средств по Степанакерту и другим городам НКР.

Одновременно азербайджанские войска впервые за время боев применили ракетные системы залпового огня «Смерч» и тяжелые огнеметные системы «Солнцепек».

Несмотря на это 4 апреля 2016 года инициатива окончательно перешла к армянской стороне. Кстати, по мнению российского политолога В.

Михайлова, заявление о вероятности ракетных ударов по столице НКР свидетельствовало о близком к паническому состоянии азербайджанского армейского командования.

— По вашей оценке, почему азербайджанское наступление закончилось провалом?

— Это произошло в первую очередь благодаря упорству армянских передовых частей, не допустивших прорыва линии обороны, и эффективному огню армянской артиллерии.

В условиях утраты фактора внезапности и выдвижения армянских резервов к линии фронта азербайджанское командование осознало бесперспективность продолжения военных действий.

Армянское руководство предпочло не переходить в наступление, которое было чревато непредсказуемым для обеих сторон результатом.

При посредничестве России в Москве прошли переговоры начальников генштабов Армении и Азербайджана, стороны договорились о прекращении огня вдоль всей линии соприкосновения с 12:00 5 апреля 2016 года. Боевые действия были прекращены, однако уже через несколько дней перестрелки вновь возобновились, и прежняя вялотекущая позиционная война на изматывание противника продолжилась.

— Давайте поговорим о международной реакции на агрессивные военные действия Азербайджана, развязавшего апрельскую войну…

— Она оказалась для Баку неблагоприятной. Наиболее резким и определенным было, конечно, заявление официального представителя ОДКБ.

В нем вся ответственность за обострение ситуации возлагалась на Баку и выражалась поддержка армянской армии: «Действия азербайджанской стороны в данном случае ведут к обострению ситуации и конфликта.

Генеральный секретарь ОДКБ Николай Бордюжа и руководство секретариата ОДКБ находятся в постоянном контакте с руководством Армении и получают от Министерства обороны республики исчерпывающую информацию о произошедшем вооруженном столкновении»…

— Что продемонстрировала апрельская война?

— Во-первых, то, что азербайджанская армия не в состоянии решить карабахскую проблему путем быстрого и победоносного военного блицкрига.

В наступлении были задействованы новые виды вооружения и наиболее подготовленные подразделения специального назначения, которые наряду с танковыми подразделениями понесли самые серьезные потери, но не смогли решить поставленных задач.

Азербайджанская разведка боем показала, что все усилия и гигантские военные расходы не привели к ощутимому преимуществу азербайджанской армии. Более того, по мнению ряда экспертов, пока трудно говорить даже о существенном росте боеспособности и подготовленности личного состава армии.

Между тем бои выявили недостатки и в армянских вооруженных силах: в разведке, связи и снабжении, что привело к увольнению трех генералов, курировавших эти направления. При этом необходимо учитывать, что в боях принимали участие армянские передовые части, которые укомплектованы преимущественно призывниками.

Основные силы и средства, а также резервные компоненты Армии обороны НКР и подразделения вооруженных сил Республики Армения так и не успели принять участия в боевых действиях. Не были применены многие из имеющихся на их вооружении современных видов вооружения и военной техники, в том числе высокоточные оперативно-тактические ракетные комплексы.

— Что мы имеем сегодня и в ближайшей перспективе в контексте урегулирования карабахского конфликта?

— На фоне хронического тупика в переговорном процессе и резко возросшего уровня напряженности главной задачей МГ ОБСЕ и российской дипломатии становится не продолжение имитации мирного процесса, а установление реального режима перемирия путем создания эффективных механизмов по недопущению возобновления военных действий.

Бои 2-5 апреля 2016 года продемонстрировали необходимость создания надежной системы мониторинга. Соглашение о создании такой системы под эгидой МГ ОБСЕ должно включать в себя юридически оформленные обязательства конфликтующих сторон о выявлении и наказании виновных в нарушении режима перемирия.

Эффективный международный контроль за прекращением огня создаст условия для активизации переговорного процесса с целью достижения всеобъемлющего урегулирования карабахского конфликта.

В противном случае уровень враждебности сторон продолжит нарастать, карабахская проблема продолжит оставаться источником напряженности и препятствием для развития всего Южного Кавказа.

Зара Геворкян, по материалам: Голос Армении

Азербайджан Армения Нагорный Карабах политика и право

Источник: http://www.kavkazoved.info/news/2017/06/22/karabahskiy-konflikt-retrospektiva-i-realii.html

Пятидневная Карабахская война: причины и последствия

С 12:00 вторника, 5 апреля, самопровозглашенная Нагорно-Карабахская Республика (НКР) и Азербайджан заключили перемирие. На этом закончилось самое масштабное военное противостояние в регионе с 1994 года.

Но учитывая воинственность обоих сторон и активную вовлеченность в события Кремля, существуют большие сомнения, что режим тишины продлится долго. Выдвинуто уже с десяток версий того, почему обострение ситуации произошло именно сейчас, а наиболее пессимистично настроенные считают, что «третья мировая уже идет».

Немного о сроках

Для понимания ситуации стоит знать, как стороны конфликта называют то, что происходит.

Армения считает НКР отдельным государством, хотя формально не признает ее (про эту деталь позже). И поэтому с точки зрения армянских СМИ боевые действия ведут между собой вооруженные силы НКР и Азербайджан. Кстати, армянские СМИ часто называют Карабах республикой Арцах – это самоназвание самопровозглашенного государства.

Азербайджан НКР считает неотъемлемой частью своей территории, которая временно оккупирована Арменией. На азербайджанских картах НКР всегда обозначена как территория Азербайджана. Фактическую линию фронта называют линией столкновения военных с армянской стороны – террористами и оккупантами.

Последние новости с фронта

Читайте также:  История современного ирака и его президенты

Военные действия начались в ночь с 1 на 2 апреля. Версии того, кто начал первым конфликт, различаются в обеих сторон. Азербайджан утверждает, что армяне обстреляли мирных жителей, после чего было осуществлено наступление на первую линию обороны на линии соприкосновения. В Армении заявляют, что азербайджанцы неожиданно обстреляли из артиллерии позиции и начали наступление.

Сложность ситуации заключается в том, что независимых источников информации на месте конфликта нет. Это обусловлено тем, что попасть в Карабах можно только с территории Армении, но журналисты, которые так поступают, объявляются персонами нон-грата в Азербайджане. Баку до линии соприкосновения журналистов, даже своих, пытается не пускать, а если такое и происходит, то их тщательно фильтруют.

В зоне конфликта на 20 тысяч солдат с обеих сторон приходится всего шесть невооруженных наблюдателей ОБСЕ, отмечает в своем тексте старший научный сотрудник Центра Карнеги Томас де Ваал.

«Наблюдатели ОБСЕ не находятся в зоне конфликта постоянно. Приезжают, проверяют, нет ли нарушений, пишут отчеты и едут», — описал ситуацию Эспрессо.TV эксперт Армянского института международных дел и проблем безопасности Рубен Меграбян.

По последним данным Минобороны НКР, за время боевых действий с армянской стороны погибли 29 военных, 101 ранен. Также потеряно 14 танков, 5 позиций на южном направлении и 3 – на северном. В ведомстве утверждают, что азербайджанцы продвинулись не больше, чем на 300 метров.

С азербайджанской стороны, утверждает Минобороны НКР, погибло не менее 300 военных, уничтожено 24 танка, 2 вертолета и один «Град».

По последним данным Минобороны Азербайджана, с их стороны погиб 31 военный, а с армянской – 70. Своих погибших азербайджанские СМИ называют шехидами — у мусульман так называют тех, кто погиб в бою, защищая свою веру, семью и родину.

В ведомстве заявляют, что армянские силы потеряли позиции в направлении Ходжавенд-Физули и Агдере-Тертер, а также, что азербайджанские вооруженные силы точечными ударами разбили военную базу противника, расположенную на север от населенного пункта Мадагиз, который имеет стратегическое значение. Также министерство утверждает, что уничтожено 20 единиц армянской военной техники, в частности, пять танков и «до пяти единиц колесной техники.

Как видим, цифры, которые подают обе стороны, кардинально отличаются.

На пике обострения стороны обменялись ультиматумами. Азербайджан заявил, что если Армения не прекратит обстрелы мирного населения, их военные нанесут артиллерийские ударыпо столице самопровозглашенного государства Ханкеди (в армянской версии — Степанакерту).

Президент Армении Серж Саргсян сделал заявление о том, что если военные действия будут расширяться, Армения признает независимость Нагорно-Карабахской Республики. После этого будет быстро заключен договор о военной взаимопомощи и начнется широкомасштабная война.

К чему здесь Россия

В 1991 году, когда началась война в Нагорном Карабахе, Россия поддержала Армению. И в Азербайджане, несмотря на дружеские отношения с Москвой, об этом хорошо помнят.

Российские прокремлевские СМИ явно заняли сторону Армении. Акцент в их сообщениях делался на том, что конфликт начал именно Азербайджан. Это не удивляет, потому что Армения считается стратегическим союзником РФ на Кавказе. В январе 2015 года Ереван стал членом Евразийского экономического союза, любимого геополитического проекта Путина. В армянском городе Гюмри расположена военная база РФ.

В Баку понимают, что полномасштабные военные действия против Армении в конечном итоге приведут к военному вмешательству на стороне Армении России. Тем не менее, в ходе конфликта Азербайджан активно использовал именно российское вооружение.

Источник: https://ru.espreso.tv/article/2016/04/06/pyatydnevnaya_karabakhskaya_voyna_prychyny_y_posledstvyya

Суть и история конфликта в Нагорном Карабахе

Нагорный Карабах более 25 лет остается одной из самых потенциально взрывоопасных точек на Южном Кавказе. Сегодня здесь снова идет война — Армения и Азербайджан обвиняют друг друга в эскалации. Читайте в справке Sputnik историю конфликта.

ТБИЛИСИ, 3 апр – Sputnik. Конфликт между Арменией и Азербайджаном начался в 1988 году, когда Нагорно-Карабахская автономная область заявила о выходе из Азербайджанской ССР. Переговоры по мирному урегулированию карабахского конфликта ведутся с 1992 года в рамках Минской группы ОБСЕ.

Нагорный Карабах — историческая область в Закавказье. Численность населения (по состоянию на 1 января 2013 года) — 146,6 тысяч человек, подавляющее большинство — армяне. Административный центр — город Степанакерт.

История вопроса

Армянские и азербайджанские источники имеют различные точки зрения на историю региона. По данным армянских источников, Нагорный Карабах (древнеармянское название — Арцах) в начале первого тысячелетия до н.э. входил в политико-культурную сферу Ассирии и Урарту. Впервые упоминается в клинописи Сардура II, царя Урарту (763-734 до н. э.).

В раннем средневековье Нагорный Карабах входил в состав Армении, утверждают армянские источники. После того, как большая часть этой страны в средние века была захвачена Турцией и Персией, армянские княжества (меликства) Нагорного Карабаха сохраняли полунезависимый статус.

В XVII-XVIII веках арцахские князья (мелики) возглавляли освободительную борьбу армян против шахской Персии и султанской Турции.

По данным азербайджанских источников, Карабах — одна из древнейших исторических областей Азербайджана.

По официальной версии, появление термина «Карабах» относится к VII веку и трактуется как сочетание азербайджанских слов «гара» (черный) и «баг» (сад).

В числе других провинций Карабах (Гянджа по азербайджанской терминологии) в XVI веке входил в состав государства Сефевидов, позже стал самостоятельным Карабахским ханством.

В 1813 году по Гюлистанскому мирному договору Нагорный Карабах вошел в состав России.

В начале мая 1920 года в Карабахе была установлена Советская власть. 7 июля 1923 года из нагорной части Карабаха (часть бывшей Елизаветпольской губернии) образована Нагорно-Карабахская автономная область (АО) в составе Азербайджанской ССР с административным центром в селении Ханкенды (ныне — Степанакерт).

Как началась война

20 февраля 1988 года внеочередная сессия областного Совета депутатов НКАО приняла решение «О ходатайстве перед Верховными Советами АзССР и АрмССР о передаче НКАО из состава АзССР в состав АрмССР».

Отказ союзных и азербайджанских властей вызвал демонстрации протеста армян не только в Нагорном Карабахе, но и в Ереване.

МО НКР

2 сентября 1991 года в Степанакерте состоялась совместная сессия Нагорно-Карабахского областного и Шаумянского районного советов, принявшая Декларацию о провозглашении Нагорно-Карабахской республики в границах Нагорно-Карабахской автономной области, Шаумянского района и части Ханларского района бывшей Азербайджанской ССР.

10 декабря 1991 года, за несколько дней до официального распада Советского Союза, в Нагорном Карабахе состоялся референдум, на котором подавляющее большинство населения — 99,89% — высказалось за полную независимость от Азербайджана.

Официальный Баку признал данный акт незаконным и упразднил существовавшую в советские годы автономию Карабаха. Вслед за этим начался вооруженный конфликт, в ходе которого Азербайджан пытался удержать Карабах, а армянские отряды отстаивали независимость края при поддержке Еревана и армянской диаспоры из других стран.

Жертвы и потери

Потери обеих сторон в ходе карабахского конфликта составили, по разным данным, до 25 тысяч человек убитыми, более 25 тысяч были ранены, сотни тысяч мирных жителей покинули места проживания, без вести пропавшими числятся более четырех тысяч человек.

В результате конфликта Азербайджан потерял над Нагорным Карабахом и — полностью или частично — семью прилегающими к нему районами.

Переговоры

5 мая 1994 года при посредничестве России, Киргизии и Межпарламентской Ассамблеи СНГ в столице Киргизии Бишкеке представители Азербайджана, Армении, азербайджанской и армянской общин Нагорного Карабаха подписали протокол с призывом прекратить огонь в ночь с 8 на 9 мая. Этот документ вошел в историю урегулирования карабахского конфликта как Бишкекский протокол.

Соглашение вступило в силу 12 мая 1994 года.

Переговорный процесс по урегулированию конфликта начался в 1991 году.

С 1992 года ведутся переговоры по мирному урегулированию конфликта в рамках Минской группы Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ) по урегулированию карабахского конфликта, сопредседателями которой являются США, Россия и Франция. В группу также входят Армения, Азербайджан, Белоруссия, Германия, Италия, Швеция, Финляндия и Турция.

С 1999 года проходят регулярные двусторонние и трехсторонние встречи лидеров двух стран. Последняя встреча президентов Азербайджана и Армении Ильхама Алиева и Сержа Саргсяна в рамках переговорного процесса по урегулированию нагорно-карабахской проблемы состоялась 19 декабря 2015 года в Берне (Швейцария).

Несмотря на окружающую переговорный процесс конфиденциальность, известно, что их основой являются так называемые обновленные Мадридские принципы, переданные Минской группой ОБСЕ сторонам конфликта 15 января 2010 года. Основные принципы урегулирования нагорно-карабахского конфликта, именуемые Мадридскими, были представлены в ноябре 2007 года в столице Испании.

Азербайджан настаивает на сохранении своей территориальной целостности, Армения защищает интересы непризнанной республики, так как НКР не является стороной переговоров.

Источник: https://sputnik-georgia.ru/conflicts/20160403/230935015/Sut-i-istorija-konflikta-v-Nagornom-Karabahe.html

Карабахский конфликт кратко, суть войны и обстановка в Нагорном Карабахе на сегодня, ситуация у Армян и Азербайджанцев, будет война?

2 апреля 2016 года пресс-служба Министерства обороны Армении заявила о том, что вооруженные силы Азербайджана перешли в наступление на всем участке соприкосновения с армией обороны Нагорного Карабаха. Азербайджанская сторона сообщила, что боевые действия начались в ответ на обстрелы ее территории.

Пресс-служба Нагорно-Карабахской республики (НКР) заявила, что азербайджанские войска перешли в наступления на многих участках фронта, задействовав артиллерию большого калибра, танки и вертолеты.

В течение нескольких дней официальные представители Азербайджана сообщили о занятии нескольких стратегически важных высот и населенных пунктов.

На нескольких участках фронта атаки были отбиты вооруженными силами НКР.

Через несколько дней ожесточенных боев по всей линии фронта военные представители обеих сторон встретились для обсуждения условий прекращения огня.

Оно было достигнуто 5 апреля, хотя, после этой даты перемирие неоднократно нарушалось и той, и другой стороной. Однако в целом обстановка на фронте начала успокаиваться.

Азербайджанские вооруженные силы приступили к укреплению отвоеванных у противника позиций.

Чтобы понять, что происходит в этом регионе сегодня, следует сделать небольшой экскурс в историю. Только так можно понять суть этой войны.

Нагорный Карабах: предыстория конфликта

Карабахский конфликт имеет очень давние исторические и этнокультурные корни, ситуация в этом регионе значительно обострилась в последние годы существования советского режима.

В древности Карабах входил в состав Армянского царства, после его распада эти земли стали частью Персидской империи. В 1813 году Нагорный Карабах был присоединен к России.

Здесь не единожды происходили кровопролитные межэтнические конфликты, наиболее серьезные из которых происходили во время ослабления метрополии: в 1905 и 1917 году.

После революции в Закавказье появились три государства: Грузия, Армения и Азербайджан, в состав которого и входил Карабах. Однако данный факт абсолютно не устраивал армян, которые в то время составляли большинство населения: в Карабахе началась первая война.

Армяне одержали тактическую победу, но понесли стратегическое поражение: большевики включили Нагорный Карабах в состав Азербайджана.

В советский период в регионе поддерживался мир, вопрос о передаче Карабаха Армении периодически поднимался, но не находил поддержки у руководства страны. Любые проявления недовольства жестко подавлялись.

В 1987 году на территории Нагорного Карабаха начинаются первые столкновения между армянами и азербайджанцами, которые приводят к человеческим жертвам.

Депутаты Нагорно-Карабахской автономной области (НКАО) обращаются с просьбой присоединить их к Армении.

В 1991 году провозглашается создание Нагорно-Карабахской республики (НКР) и начинается широкомасштабная война с Азербайджаном. Боевые действия проходили до 1994 года, на фронте стороны использовали авиацию, бронетехнику, тяжелую артиллерию. 12 мая 1994 год в силу вступает соглашение о прекращении огня, и карабахский конфликт переходит в стадию замороженного.

Результатом войны стало фактическое получение НКР независимости, а также оккупация нескольких районов Азербайджана, прилегающих к границе с Арменией.

По факту, в этой войне Азербайджан потерпел сокрушительное поражение, не добился поставленных целей и потерял часть своих исконных территорий.

Подобная ситуация абсолютно не устраивала Баку, который долгие годы строил свою внутреннюю политику на желании реванша и возвращения утраченных земель.

Расстановка сил на настоящий момент

Однако в этот период сильно изменилось экономическое положение противоборствующих стран, сегодня Азербайджан имеет гораздо более серьезный военный потенциал. За годы высоких цен на нефть Баку сумел модернизировать армию, оснастить ее новейшим вооружением.

Основным поставщиком оружия Азербайджану всегда была Россия (это вызывало серьезное раздражение у Еревана), также современное оружие закупалось в Турции, Израиле, Украине и даже ЮАР. Ресурсы Армении не позволяли ей качественно усилить армию новым вооружением.

В Армении, да и в России многие думали, что на этот раз конфликт закончится так же, как и в 1994 году — то есть, бегством и разгромом противника.

Если в 2003 году Азербайджан потратил на вооруженные силы 135 млн долларов, то в 2018 году затраты должны превысить 1,7 млрд долларов. Пик военных трат Баку пришелся на 2013 год, когда на военные нужды было направлено 3,7 млрд долларов. Для сравнения: весь государственный бюджет Армении в 2018 году составил 2,6 млрд долларов.

Сегодня общая численность ВС Азербайджана составляет 67 тыс. человек (57 тыс. человек – сухопутные войска), еще 300 тыс. находятся в резерве. Следует отметить, что в последние годы армия Азербайджана реформировалась по западному образцу, переходя на натовские стандарты.

Читайте также:  Нунчаки – самое известное оружие из японии

Сухопутные войска Азербайджана собраны в пять корпусов, в состав которых входит 23 бригады. Сегодня азербайджанская армия имеет более 400 танков (Т-55, Т-72 и Т-90), причем с 2010 по 2014 год Россия поставила 100 новейших Т-90. Количество БТР, БМП и БРМ и бронеавтомобилей – 961 единица.

Большинство среди них составляет изделия еще советского ВПК (БМП-1, БМП-2, БТР-69, БТР-70 и МТ-ЛБ), но есть и новейшие машины российского и иностранного производства (БМП-3, БТР-80А, бронеавтомобили производства Турции, Израиля и ЮАР). Часть азербайджанских Т-72 модернизирована израильтянами.

Азербайджан обладает почти 700 единицами артиллерийских орудий, среди которых есть как буксируемая, так и самоходная артиллерия, в это число входит и реактивная артиллерия.

Большинство из них получены еще при разделе советского военного имущества, но есть и более новые образцы: 18 САУ «Мста-С», 18 САУ 2С31 «Вена», 18 РСЗО «Смерч» и 18 ТОС-1А «Солнцепек».

Отдельно следует отметить израильские РСЗО Lynx (калибра 300, 166 и 122 мм), которые по своим характеристикам превосходят (прежде всего по точности) российские аналоги. Кроме того, Израиль поставил ВС Азербайджана 155-мм САУ SOLTAM Atmos. Большая часть буксируемой артиллерии представлено советскими гаубицами Д-30.

Противотанковая артиллерия в основном представлена советским ПТО МТ-12 «Рапира», также на вооружении стоят ПТРК советского производства («Малютка», «Конкурс», «Фагот», «Метис») и иностранного производства (Израиль – Spike, Украина – «Скиф»). В 2014 году Россия поставила несколько самоходных ПТРК «Хризантема».

Россия поставила Азербайджану серьезное саперное оборудование, которое можно использовать для преодоления укрепленных полос противника.

Также из России были получены системы ПВО: С-300ПМУ-2 «Фаворит» (два дивизиона) и несколько батарей «Тор-М2Э». Имеются старые «Шилки» и около 150 советских комплексов «Круг», «Оса» и «Стрела-10». Также есть дивизион ЗРК «Бук-МБ» и «Бук-М1-2», переданные Россией и дивизион ЗРК Barak 8 израильского производства.

Есть оперативно-тактические комплексы «Точка-У», которые были закуплены у Украины.

Отдельно стоит отметить беспилотные летательные аппараты, среди которых есть даже ударные. Азербайджан закупил их у Израиля.

ВВС страны вооружено советскими истребителями МиГ-29 (16 единиц), перехватчиками МиГ-25 (20 штук), бомбардировщиками Су-24 и Су-17, штурмовиками Су-25 (19 единиц). Кроме того, ВВС Азербайджана располагает 40 учебно-тренировочными L-29 и L-39, 28 ударными вертолетами Ми-24 и транспортно-боевыми Ми-8 и Ми-17, поставленными Россией.

После прекращения войны в 1994 году большие средства выделялись из армянского госбюджета на создание фортификационных сооружений по всей линии фронта.

Общая численность сухопутных сил Армении сегодня составляет 48 тыс. человек, еще 210 тыс. находятся в резерве. Вместе с НКР страна может выставить около 70 тыс.

бойцов, что сопоставимо с армией Азербайджана, но техническое оснащение армянских ВС явно уступает противнику.

Общее число армянских танков составляет чуть более ста единиц (Т-54, Т-55 и Т-72), бронемашин – 345, большая часть из них была сделана на заводах СССР. У Армении практически нет денег на модернизацию армии. Россия передает ей свое старое вооружение и дает кредиты на покупку оружия (конечно, российского).

ПВО Армении имеет на вооружении пять дивизионов С-300ПС, есть информация, что армяне поддерживают технику в хорошем состоянии. Есть и более старые образцы советской техники: С-200, С-125 и С-75, а также «Шилки». Точное их количество неизвестно.

ВВС Армении состоит из 15 штурмовиков Су-25, вертолетов Ми-24 (11 штук) и Ми-8, а также многоцелевых Ми-2.

Следует добавить, что в Армении (г. Гюмри) находится российская военная база, на которой дислоцированы МиГ-29 и дивизион ЗРК С-300В. В случае нападения на Армению, согласно договору ОДКБ Россия должна помочь союзнику.

Кавказский узел

Сегодня положение Азербайджана выглядит куда более предпочтительным. Страна сумела создать современные и весьма сильные вооруженные силы, что было доказано в апреле 2018 года. Не совсем понятно, что будет дальше: Армении выгодно сохранение нынешнего положения, по сути, она контролирует около 20% территории Азербайджана. Однако это не слишком выгодно Баку.

Следует обратить внимание и на внутриполитические аспекты апрельских событий.

После падения цен на нефть Азербайджан переживает экономический кризис, а самый лучший способ усмирить недовольных в такое время — развязать «маленькую победоносную войну».

В Армении дела в экономике традиционно плохи. Так что для армянского руководства война – это также весьма подходящий способ перефокусировать внимание народа.

Израильские РСЗО Lynx (калибр 300 мм и дальность 150 км) превосходят по своей точности и дальности все, что было сделано в СССР и производится ныне в России. В комплексе с израильскими беспилотниками армия Азербайджана получила возможность наносить мощные и глубокие удары по объектам противника.

Армяне, начав свое контрнаступление, так и не смогли выбить противника со всех занимаемых позиций.

С большой долей вероятности можно сказать, что война не закончится. Азербайджан требует освободить районы окружающие Карабах, но руководство Армении не может пойти на это. Для него это станет политическим самоубийством. Азербайджан чувствует себя победителем и хочет продолжать боевые действия. Баку показал, что имеет грозную и боеспособную армию, которая умеет побеждать.

Армяне злы и растеряны, они требуют отбить у врага потерянные территории любой ценой. Кроме мифа о превосходстве собственной армии, разбился еще один миф: о России как о надежном союзнике.

Азербайджан все прошедшие годы получал новейшее российское оружие, а в Армению поставлялось только старое советское.

Кроме того, оказалось, что Россия не горит желанием выполнять свои обязательства по ОДКБ.

Для Москвы состояние замороженного конфликта в НКР являлось идеальной ситуацией, позволявшей оказывать свое влияние на обе стороны конфликта. Конечно, Ереван был в большей зависимости от Москвы. Армения практически оказалась зажатой в окружении недружественных стран, а если в нынешнем году к власти в Грузии придут сторонники оппозиции, то она может оказаться в полной изоляции.

Есть еще один фактор – Иран. В прошлую войну он встал на сторону армян. Но этот раз ситуация может и измениться. В Иране проживает большая азербайджанская диаспора, игнорировать мнение которой руководство страны не может.

Недавно в Вене прошли переговоры между президентами стран при посредничестве США. Идеальным решением для Москвы было бы введение в зону конфликта собственных миротворцев, это еще более усилило российское влияние в регионе. Ереван согласится на это, но что нужно предложить Баку для поддержки такого шага?

Худшим развитием событий для Кремля станет начало полномасштабной войны в регионе. Имея в пассиве Донбасс и Сирию, Россия может просто не потянуть еще один вооруженный конфликт на своей периферии.

Видео о Карабахском конфликте

Источник: https://MilitaryArms.ru/geopolitika/karabaxskij-konflikt/

«Карабахский фронт» Путина

Не исключено, что 2 апреля политические аналитики получили ответ на вопрос о следующей после Сирии географической зоне, где Владимир Путин продолжит свою тактику разжигания геополитических конфликтов: в субботу утром прозвучали тревожные сообщения об обострении сохраняющегося с 1988 года Карабахского конфликта между Азербайджаном и Арменией. Последняя, как известно, удерживает под своей оккупацией азербайджанскую территорию, именуемую армянами «непризнанной Нагорно-Карабахской республикой» (НКР), и именно армянскую сторону, на мой взгляд, следует считать провокатором интенсификации боевых действий.

Какие именно факты позволяют нам думать, что Москва по меньшей мере имеет причастность к усилению противостояния в районе НКР и, как минимум, заинтересована в поддержании данного очага напряжения? Как это ни странно, но в первую очередь интерес представляет не само событие как таковое, а то, как оно освещается в правительственных СМИ РФ: расставленные в их материалах акценты позволяют понять, какое значение Кремль придает этой войне, и какую из сторон в ней поддерживает путинский режим — если, конечно, здесь вообще уместно говорить о внешнем протекторате.

Прежде всего, примечательно само внимание, которое уделяется обострившему конфликту в ведущих кремлевских информагентствах. В новостных лентах изданий тема получила крайне широкое освещение и пестрит многочисленными подробностями, обновляемыми практически ежеминутно.

Отдельный тематический раздел под названием «Ситуация в зоне карабахского конфликта» у того же РИА «Новости» свидетельствует, что редакция рассчитывает на длительное и подробное освещение проблемы.

Немаловажен и визуальный эффект: редакторы «Интерфакс» помещают заголовки заметок о событиях в зоне НКР в раздел главных материалов, выделяя их при этом жирным шрифтом — таким же способом, каким на сайте interfax.ru обычно обозначаются наиболее важные новости дня.

Аналогичным и еще более экзальтированным образом поступила редакция ТАСС, разместившая текст о Карабахе в качестве главной новости дня.

Учитывая, что ситуации военного конфликта перманентно полыхают в самых разнообразных точках земного шара, очевидно, что играющие на стороне Путина медиа будут уделять пристальное внимание лишь тем из них, которые имеют значение для кремлевского режима. Отсюда следует, что последний отнюдь не безразличен к происходящему и каким-то образом собирается использовать очаг напряжения в своих интересах. Итак, каким же?

Да все тем же, что и ранее: как уже неоднократно сообщалось, разжигание и поддержание конфликтов по всему миру позволяет Путину не только отвлекать внимание мировой общественности от преодоления реальных проблем, связанных с тиранической внутренней и агрессивной внешней политикой Москвы, но и предлагать посредничество в нейтрализации ею же (а иногда — не ею) созданных опасностей.

В доказательство можно привести заявление Франца Клинцевича, первого заместителя председателя комитета Совета Федерации по обороне и безопасности, который поспешил навязать мировой общественности посредническую роль России в преодолении критической ситуации вокруг НКР, где, как сообщают источники, в ходе многочисленных перестрелок с пятницы на субботу погибли люди с обеих сторон — азербайджанской и армянской, — в том числе мирные граждане. Такая скорая и содержательная реакция российской стороны свидетельствует в пользу версии о том, что Москва не только ищет собственную выгоду в данных событиях (о бескорыстных мотивах агрессивной России и речи не идет), но и сама, вероятно, может принимать участие в развязывании боевых действий.

Для этого, опять же, следует обратить внимание на то, какой именно стороне российские СМИ отдают предпочтение при освещении событий. Очевидно, что основную вину прокремлевские информагентства ненавязчиво пытаются возложить на Азербайджан, в то время как позиция армянской стороны получает большую представительность в новостных лентах.

Российский обыватель, потребляющий продукцию путинских СМИ, уверен скорее в том, что именно Армения является пострадавшей стороной, поскольку вынуждена была «контратаковать».

Как и в случае с Грузией, где Михаил Саакашвили был спровоцирован на начало боевых действий многодневными и изнуряющими обстрелами со стороны юго-осетинских боевиков, бойцы сепаратистского образования НКР выставляются российскими СМИ жертвами регулярной армии Азербайджана.

В то же время ими умалчивается распространенная азербайджанским Минобороны информация о том, что именно армяне сутки напролет обстреливали азербайджанцев. Как бы то ни было, на получение достоверной информации, касающейся боевых действий в НКР, в ближайшее время едва ли можно рассчитывать.

Применяются здесь и все отработанные приемы пророссийской пропаганды, в том числе интрумент хаотичного, непоследовательного и противоречивого изложения материала с целью ввести аудиторию в заблуждение по поводу истинной подоплеки дела и отбить у наблюдателей желание выявлять правых и виноватых — так же, как это было, например, с гибелью MH17, сбитым при участии российских военных из российского же ЗРК «Бук»: тогда вброс и активное обсуждение самых разнообразных версий были призваны запутать российских читателей и зрителей так, что они теряли всякую надежду на поиски правды.

Читайте также:  Послевоенный советский грузовик-вездеход газ-62 4х4

Не обошлось и без программы «распятого мальчика»: показательны сообщения армянской стороны о трех детях, погибших по вине Азербайджана. «В результате обстрела утром в субботу из установок «Град» погиб 12-летний Вагинак Григорян, еще два ребенка ранены», — сообщили журналистам в пресс-службе НКР.

Разумеется, осуждаемый нами факт использования гибели детей в пропагандистских целях не имеет ничего общего с необходимостью выразить искренние соболезнования по поводу трагедии.

Впрочем, необходимо помнить, что в той же Москве продолжают хамски отрицать причастность к убийству сирийских мирных жителей, среди которых — множество малолетних.

Между тем, риторика руководства НКР, поддерживаемого Арменией, напоминает аналогичную схему поведения сепаратистов Донбасса, которые, будучи поддержаны Москвой, имеют обыкновение провоцировать Киев на боевые действия для начала собственной атаки на ВСУ с последующим возложением на украинских военных вины за интенсификацию конфликта.

Напомним, что именно так начались сепаратистские войны с участием российских военных в Украине, и именно это дает основания подозревать Кремль во вмешательстве в армяно-азербайджанское противостояние, особенно если учесть «любовь» Москвы к разного рода сепаратизму как способу дестабилизации суверенного государства и расшатыванию международной стабильности.

Пока непонятно, собирается ли Россия в данном случае заниматься военной поддержкой одной из сторон конфликта по сирийскому, украинскому и грузинскому сценариям.

Во всяком случае, есть подозрение, что российские медиа будут всячески «разогревать» данную ситуацию, дабы переключить внимание зрителей с фактического поражения в украинской и сирийской драме — даже если речь пойдет о вполне объективном освещении событийного фона в Нагорном Карабахе.

Однозначно другое: Кремль с использованием гибридной тактики (гремучей смеси информационной войны, сепаратизма и военщины) в очередной раз постарается извлечь из данного конфликта максимум пользы — как для увеличения собственного внешнеполитического капитала с выходом из глубочайшей международной изоляции, так и для удержания власти в самой России, где народ привык воспринимать позерство, лицемерие и коварство «национального лидера» как способность гарантировать социальную безопасность и экономическую стабильность, даже если речь идет о стабильности финансово-промышленного кризиса, неизменно сопровождающего Россию последние два года.

Остается надеяться, что западные лидеры не поддадутся на очередную наживку Кремля и откажутся позволять ему брать флаг лидера в выдавливании карабахского гнойника.

Александр Кушнарь, Newsader

Minval.az

Источник: https://minval.az/news/123566606

Кто решит судьбу Карабаха?

Баку и Ереван подтвердили информацию, что именно в Москве при посредничестве России состоялась встреча глав генштабов ВС Азербайджана и Армении, на которой стороны достигли договоренности о прекращении военных действий на линии соприкосновения в Карабахе.

Потише там, конечно, стало, но в конфликтной зоне время от времени все же постреливают, и стороны традиционно обвиняют друг друга в нарушении перемирия. То есть, устойчивой тишины пока нет, и уверенно судить о том, кто ее нарушает первым, на данном этапе не представляется возможным.

Разумеется, идеальным вариантом была бы договоренность о мирном урегулировании и соблюдение его условий, и вполне возможно, что закулисная работа в этом направлении ведется.

В то же время нельзя исключить, что относительное затишье на карабахском фронте является всего лишь тайм-аутом, взятым сторонами на обдумывание дальнейших действий военного или дипломатического порядка.

Под последним подразумевается торг между сторонами конфликта и их лоббистами, от которых во многом зависит конфигурация дальнейших действий в конфликтной зоне.

Пока же вполне определенно можно сказать, что Россия полна решимости «усмирить» конфликтующие стороны, а, точнее, не уступать эту роль другим международным игрокам.

Так, президент Владимир Путин в ходе телефонных переговоров обсудили ситуацию в Карабахе с президентами Армении и Азербайджана.

По информации пресс-службы Кремля, «Россия осуществляет и будет осуществлять необходимые посреднические шаги, призванные способствовать нормализации обстановки».

Глава МИД Лавров отправился в Азербайджан и встретился с Ильхамом Алиевым. По данным РИА Новости, глава российской дипломатии заверил президента Азербайджана в стремлении Москвы «помочь сторонам достичь договоренности» и содействовать тому, чтобы она не была нарушена.

  По словам Лаврова, процесс нагорно-карабахского урегулирования, «которым мы занимались и занимаемся в качестве страны, близкой Армении и Азербайджану», а также в качестве Сопредседателя Минской группы ОБСЕ, «столкнулся с вызовом».

«Важно успокоить ситуацию», — резюмировал глава МИД России.

Кроме того, ожидается визит премьера Медведева и в Армению (уже начался), и в Азербайджан.

Карабах снова в огне

А сегодня в Баку состоялась встреча глав МИД России, Ирана и Азербайджана. Прошла она за закрытыми дверями. Стороны обсудили не только вопросы трехстороннего сотрудничества, но и карабахское урегулирование.

Надо думать, что Тегеран не откажется от своей роли в соответствующем процессе: он граничит с конфликтной территорией, и эскалация напряженности в регионе ему ни к чему. К тому же очень хочется хоть слегка надавить на «мозоль» Турции.

Но роль «главного пожарного» взяла на себя Россия, хотя Минская группа ОБСЕ по карабахскому урегулированию тоже не дремлет: в Вене она обсудила ситуацию на линии соприкосновения, а затем ее сопредседатели от России, США и Франции начали переговоры непосредственно со сторонами конфликта для деэскалации последнего.

Судя по всему, Россия стремится избежать войны, в том числе, чтобы открыто не поддерживать одну из сторон и не портить отношений ни с Арменией, ни с Азербайджаном.

Поэтому ставка делается на дипломатические усилия, дабы конфликт из регионального не трансформировался в геополитический. В противном случае к нему будут подключены «внешние силы», угрожающие ослаблению влияния России на Южном Кавказе.

Так что для упрочения собственных позиций России непременно надо прекратить войну.

То, что реально это может сделать только Россия, не скрыл в беседе с Haqqin. az и руководитель Центра политических исследований «Атлас» Эльхан Шахиноглу. Комментируя визит сопредседателей Минской группы ОБСЕ в регион и роль России в установлении мира, он отметил, что время «туристических поездок» сопредседателей в регион закончилось.

«Азербайджан больше не может ждать. … Россия реально может установить мир между Азербайджаном и Арменией. Но для этого нужно, чтобы Кремль образумил президента Армении Сержа Саргсяна. Никакая другая страна не может сделать мир ближе, чем Россия.

Даже у Вашингтона нет столько рычагов на Южном Кавказе, как у Кремля», — сказал политолог.

Он также выразил уверенность в том, что «от справедливого мира выиграет Россия» и предположил, что после урегулирования конфликта «Баку может заинтересоваться вступлением в Таможенный и Евразийский союз, как этого хочет Москва».

Война в Карабахе: с Россией или без?

Между тем далеко не все считают, что Россия стремится к урегулированию конфликта. Президент Турции и вовсе обвинил ее в том, что она является его «стороной», но это было ожидаемо, учитывая ситуацию в Сирии и российско-турецкое обострение.

Армения же в подталкивании Азербайджана к войне обвинила именно Турцию. Последняя, вероятно, предчувствует, что ее влияние на Азербайджан уже отстает от российского, но смириться с этим не может.

А это означает, что она попробует расшатать ситуацию на Южном Кавказе под предлогом помощи «братскому азербайджанскому народу».

Скептически настроены к миротворческой роли России и многие западные эксперты, считающие, что именно Москва заинтересована в затяжной карабахской войне с тем, чтобы подставить под удар углеводородные месторождения Азербайджана, его действующие и перспективные проекты по экспорту нефти и газа в Европу в обход РФ.

В определенных кругах самой Армении на Россию тоже поглядывают косо.

В частности, Lragir утверждает, что Москва, и это «неоднократно доказано», не может быть «мирным посредником, потому что именно продажа смертоносного оружия Азербайджану дала ему право на войну».

  Россия, считает армянское оппозиционное издание, не может считаться союзником Армении, «пока предпринимает антиармянские шаги, трагические последствия которых у всех на виду».

Реально же, имея в виду геополитическое значение Южного Кавказа для России, карабахский кризис больнее всего может ударить по собственно российским интересам, поскольку принято считать, что за Арменией и Карабахом стоит Москва, а за Азербайджаном — Анкара. И если войну не удастся остановить, в нее прямо будут втянуты Россия и опосредованно — НАТО, поскольку Турция является членом этого блока. Анкару это вполне устроит, так как карабахская война будет означать открытие очередного фронта против России.

Рассуждая трезво, Азербайджан должен объединить свои усилия с Россией для предотвращения большой войны за Карабах, поскольку если ситуация в конфликтной зоне выйдет из-под контроля, у Баку действительно могут возникнуть проблемы с транспортировкой и реализацией нефти и газа, о чем должна задуматься и Турция как транзитная страна.

Помимо Турции, над этим вопросом должен поразмыслить и Евросоюз, рассчитывающий на импорт газа из Азербайджана — ни одна из сторон, заинтересованных в каспийских углеводородах, не может исключить атаки на транзитную инфраструктуру.

Но почему тогда Азербайджан стал проявлять военную активность, если брать за основу, что именно он начал масштабные военные действия в конфликтной зоне? Возможно, это было «последним предупреждением» противнику с тем, чтобы он принял его условия по урегулированию конфликта.

Карабах: кровавый распад СССР продолжается

Не исключено также, что страх перед войной был рассчитан на консолидацию азербайджанского общества вокруг власти, но это в равной степени касается и Армении в случае, если военную активность инициировала она.

Поскольку в обоих государствах есть серьезные социально-экономические и внутриполитические проблемы, откровенное недовольство властью и планы по ее смене, подпитываемые извне.

То есть, вариант отвлечения внимания жителей Армении и Азербайджана на более «горячую» тему тоже нельзя сбрасывать со счетов.

Тем не менее, война по большому счету не должна устроить ни Россию, ни Азербайджан с Арменией, а последней и вовсе выгоднее удерживать конфликт в замороженном состоянии. Но ей явно не хватает дипломатии и сдержанности, поскольку вместо разрядки напряженности она нагнетается из Еревана угрозами признать независимость Карабаха. От воинственного риторического воздержания далек и Азербайджан.

В общем, похоже на то, что беспрецедентное карабахское обострение есть следствие авантюристских наклонностей Еревана, Баку и, вероятно, Анкары. Не исключено, что свою руку к этому делу приложили и определенные круги на Западе.

После трехсторонней встречи в Баку глав МИД Азербайджана, России и Ирана шеф азербайджанского внешнеполитического ведомства Эльмар Мамедъяров обмолвился, по данным Haqqin.

az, что «Мы работаем над выдвинутыми в середине прошлого года предложениями Сергея Лаврова». В чем они заключаются, уточнено не было.

А сам Лавров не скрыл, что Россия, «безусловно… даже больше заинтересована, чем многие другие партнеры Азербайджана и Армении в том, чтобы этот конфликт был урегулирован».

По его свидетельству, «Все компоненты договоренностей уже на столе, и дело не в том, как их расставить, просто нужны формулировки, потому что, по сути, сегодняшние и вчерашние переговоры здесь, в Баку, и завтрашняя моя встреча с главой МИД Армении посвящены этим нашим усилиям», — цитирует главу российского МИД  Sputnik  (Баку). Но, вероятно, стороны «застряли» именно на «формулировках».

Лавров также подчеркнул важность недопущения всплесков насилия: «Не дело это, когда снайперы смотрят друг на друга каждый день и видят лицо человека по ту сторону прицела. Нервы могут не выдержать». Не исключено, что так оно и случилось 2 апреля, закончившегося кровавой бойней.

Ирина Джорбенадзе
 

Источник: http://www.rosbalt.ru/world/2016/04/08/1504773.html

Ссылка на основную публикацию