В будущих войнах пентагон делает ставку на высокоскоростные системы космической связи

Космос станет полем боя к 2020 году

28.09.2018 00:01:00

Пентагон обнародовал план создания нового вида ВС США

Обвиняя Москву в запуске спутников-инспекторов, Вашингтон сам уже давно держит их на орбите. Иллюстрация с сайта www.afspc.af.mil

В рамках проходившего недавно очередного симпозиума «Воздух, космос и кибернетика – 2018», который ежегодно проводит американская Ассоциация военно-воздушных сил, министр ВВС США Хизел Вильсон представила некоторые детали плана строительства Космических сил (КС) Соединенных Штатов и направлений их формирования.

ОБЩИЕ УСТАНОВКИ

Глава Министерства ВВС очертила структуры шестого вида ВС США, определила ранги сотрудников Пентагона, ответственных за их создание, и сферы их деятельности.

Сегодня за военные космические программы в рамках Пентагона отвечают ВВС. Уилсон считает, что для эффективного функционирования КС придется дополнительно задействовать 13 тыс. специалистов. Причем в первый год затраты на новый вид ВС составят 3,3 млрд долл., а в течение ближайших пяти лет создание КС США как полноценного вида ВС может обойтись американскому бюджету примерно в 12,9 млрд.

Свой план Уилсон назвала «смелым» и «полностью отражающим взгляды президента». Она в основном говорила о характере будущей войны в воздухе и космосе и не коснулась подробностей рекомендаций по деталям создания будущих КС.

В выступлении министра были сформулированы ее предложения в соответствии с директивой первого заместителя министра обороны США Патрика Шанахана от 14 сентября с.г.

, который обязал Уилсон и заместителя министра обороны по исследованиям и разработкам Михаила Гриффина разработать свои концепции структуры Управления космического разработок (УКР), которое будет заниматься внедрением комических инноваций и быстрым развитием технологий.

Однако в своих предложениях Уилсон пошла значительно дальше требований Шанахана.

Она разработала подробную концепцию создания УКР и предложила детальный план перевода отвечающих за космос подразделений ВС США, а также программ и подразделений Пентагона в будущее Министерство Космических сил (МКС), включая порядок и сроки утверждения нововведений Конгрессом США. Министр сформулировала стратегическую значимость КС и жесткие требования к персоналу и требуемым ассигнованиям.

При этом Уилсон категорически отвергла инициативу Белого дома о назначении помощника министра обороны по космосу.

Она считает, что в процессе перехода к Космическим силам необходимо минимизировать все возможные проволочки данного процесса и обеспечить гарантию непрерывности выполнения текущих космических задач.

«В выдвигаемом предложении ясно сформулирована задача, непосредственно относящаяся к стратегической проблеме, которую мы пытаемся решить. 

Она непосредственно связана с бойцами, гарантирует строгую вертикаль власти и позволяет избежать ненужных отсрочек и прерывания хода реализации выполняемых программ», – заявила министр ВВС США.

У министра ВВС США Хизер Уилсон естьсвой взгляд на будущее Космических сил. Фото с сайта www.dvidshub.net

УПРАВЛЕНИЕ КОСМИЧЕСКИХ РАЗРАБОТОК

Следует отметить, что Уилсон предложила передать УКР в Управление быстрого реагирования ВВС США (Air Force Rapid Capabilities Office – AFRCO), которое уже получает финансирование от Конгресса и имеет право проводить эксперименты и создавать технологии следующего поколения.

В итоге УКР будет существовать в виде некоторой гибридной организации, в состав которой войдут пункты обеспечения дистанционной связью (PCO) и Национальное управление военно-космической разведки США (National Reconnaissance Office – NRO).

Как отметила министр Уилсон, «сегодня PCO уже существуют, укомплектованы профессиональным личным составом, имеющим опыт решения задач в интересах Космического командования США».

Примечательно, что министр ВВС США категорически выступает против намерений придания УКР статуса мозгового треста Пентагона, не имеющего непосредственных связей с подразделениями видов ВС, занимающихся обучением личного состава, оснащением войск вооружениями и имеющих организационные полномочия по введению соответствующих технологий в ВС.

По замыслу министра, УКР должно быть укомплектовано специалистами видов ВС и представителями федеральных служб, тесно сотрудничающих с Космическим командованием США. Заместитель директора УКР, например, может одновременно занимать и должность оперативного директора Космического командования США.

Для непрерывного проведения космических операций все реализуемые программы должны оставаться в ведении видов ВС до начала полноценного функционирования УКР, за исключением программ обеспечения превосходства в космосе и необходимых для этого сил и средств.

В своем предложении Уилсон настаивает на том, что подразделения разведывательного сообщества, действующие в интересах военного космоса, должны входить в Космические силы.

Она также считает, что будущий директор Национального управления военно-космической разведки США должен возглавлять пункты обеспечения дистанционной связью (PCO).

По мнению командира ВВС США, такой подход «обеспечит единство командования и углубит связи военно-космических структур и космических подразделений разведывательного сообщества».

МИНИСТЕРСТВО КОСМОСА

В 2020 году Конгресс должен предоставить Пентагону полномочия и ресурсы для создания штаба Космических сил.

Это, по словам министра ВВС, «позволит Минобороны создать базу для нового министерства», а ВВС в 2021 финансовом году после утверждения этого процесса Конгрессом «передать в созданное ведомство личный состав видов ВС и реализуемые программы».

Это предложение, как сказала Уилсон, позволит ликвидировать все возражения, препятствующие реализации намерения президента по созданию нового военного министерства.

В директиве от 10 сентября с.г.

заместитель министра обороны Патрик Шарахан предписал главному администратору Минобороны, третьему по рангу лицу в иерархии управления военным ведомством, запустить процесс создания специального управления, которое в координации с Управлением связей Белого дома (White House Liaison Office) должно начать подбор кандидатов на должности в МКС. Однако, по мнению Уилсон, учреждение должности помощника министра обороны по космосу, создание нового бюрократического аппарата или передача космических программ некоторым промежуточным подразделениям не соответствуют намерениям президента.

Глава ВВС включила также в свои предложения перечень задач и функций КС. При этом впервые после указания президента Дональда Трампа о создании самостоятельного вида ВС, предназначенного для боевых действий в космосе, официальный представитель МО подробно объяснила, для чего же будут предназначены КС.

По ее словам, эти силы будут «нести ответственность за организацию, обучение, оснащение и формирование космических подразделений, необходимых для ведения войны в околоземном пространстве». Они будут разрабатывать стратегию и тактику наступательных и оборонительных операций в космосе, включая ПРО, а также обеспечивать создание и поддержание превосходства ВС США в космосе.

К другим задачам КС относятся: проведение совместных операций в космосе; обеспечение боевой поддержки воинским подразделениям, принимающим участие в космических операциях; создание совместных космических баз и оказание других форм поддержки видам ВС, для которых не характерны действия в космосе. КС будут также осуществлять глобальное комплексное управление космическими операциями.

ЧИСЛЕННОСТЬ И БЮДЖЕТ

Численность личного состава КС будет составлять около 13 тыс. человек, включая примерно 2400 сотрудников главного штаба, в состав которого войдут члены секретариата и административные сотрудники. В число этих сил будут входить около 10 тыс. операторов спутниковой связи, аналитиков оценки угроз и личный состав подразделений передового базирования.

По оценкам экспертов ВВС, как уже отмечалось, в первый год на формирование КС должно быть израсходовано 3,3 млрд долл. и почти 13 млрд долл. – в следующие пять лет. При этом из 3,3 млрд долл. на создание штаба будет израсходовано 425 млн, 351 млн долл.

уйдет на формирование подразделений центрального подчинения (direct reporting units; самостоятельные подразделения, которые о происходящих событиях будут докладывать только начальнику штаба ВВС или назначенным им инстанциям, минуя все остальные звенья руководства этого вида ВС), 1,3 млрд долл.

будут истрачены на формирование функциональных подразделений КС, 114 млн долл. – на личный состав боевых командований, а около миллиарда истратят на развитие инфраструктуры нового вида ВС.

Главными компонентами КС станут УКР, Центр космических и ракетных систем ВВС (Air Force Spaceand Missile Systems Center), некоторые подразделения Командования космических и противоракетных систем Сухопутных войск (Army Spaceand Missile Defense Command), отдельные подразделения Командования космических и боевых систем ВМС (Spaceand Naval Warfare Systems Command – SPAWAR). Уилсон также предложила включить в МКС представителей управления ПРО (Missile Defense Agency), Управления стратегических возможностей (Strategic Capabilities Office), НАСА, а также Национальное управление океанических и атмосферных исследований (National Oceanicand Atmospheric Administration). Кроме того, полагает министр, в состав космического ведомства должны войти и представители Управления космическим движением (Space traffic management office) Министерства торговли.

ПОЗИЦИЯ МЭТТИСА

По сообщениям американских СМИ, в ходе визита в Бразилию 15 августа с.г. министр обороны США Джеймс Мэттис заявил, что Космические силы необходимы Соединенным Штатам для защиты американских спутников от оружия, которое разрабатывают Китай и Россия.

В свою очередь, демонстративное уничтожение Китаем в 2007 году одного из своих бездействующих спутников министр назвал «посланием» в адрес Вашингтона.

С тех пор, отметил глава Пентагона, американская разведка наблюдает «за тем, как другие страны, в том числе Россия, развивают свои наступательные возможности в космосе».

Министр также объявил, что Пентагон не намерен размещать оружие в космосе, но отметил, что США «не станут сидеть сложа руки, если кто-то попытается преградить Америке доступ к космическому пространству». Однако конкретные меры, которые США в этом случае готовят будущим агрессорам, министр предпочел сохранить в секрете.

Позиция Мэттиса подтверждается подозрениями, которые в отношении Москвы высказала несколько ранее и помощник госсекретаря США по вопросам контроля над вооружениями Илим Поблет.

Она сообщила, что Россия разрабатывает противоспутниковые ракеты и мобильные лазерные системы, а в октябре 2017 года российские военные вывели на орбиту так называемый спутник-инспектор, который ведет себя крайне подозрительно.

При этом отметим, что слова военного министра и помощницы госсекретаря прозвучали всего через несколько дней после объявления вице-президентом Майком Пенсом о планах создания к 2020 году шестого вида ВС США – Космических сил.  

Источник: http://nvo.ng.ru/concepts/2018-09-28/1_1015_space.html

Битва на орбите

Администрация США представила план создания космических сил. Конечно, вовсе не обязательно, что они в итоге появятся, но Америка явно намерена дать ответ российским и китайскими разработкам в области военного космоса

​В июне 2018 года президент США Дональд Трамп объявил о начале создания американских космических сил, которые должны встать в один ряд с военно-морскими, военно-воздушными и сухопутными силами, а также морской пехотой и береговой охраной.

9 августа вице-президент Майкл Пенс и министр обороны Джеймс Мэттис представили в Пентагоне план этого сложного процесса. И даже заявили, что космическое пространство фактически превращается в театр военных действий.

Правда, стоит сразу оговориться: ни о каких звездных войнах и прочем sci-fi речи не идет, тем более что о космосе как о поле боя американские военные и политики говорят последние лет двадцать.

Публичных деталей пока немного, поскольку основная борьба за претворение этой идеи в жизнь еще предстоит. Только в будущем феврале конгресс приступит к рассмотрению бюджета Соединенных Штатов на 2020 финансовый год, когда космические силы должны начать функционировать в полной мере и, соответственно, получить финансирование.

И здесь сильное сопротивление окажут как минимум ВВС, на которых сегодня лежит основная ответственность за американскую военную космическую программу.

Читайте также:  Обзор широкофюзеляжного пассажирского самолета ил-86

Также не стоит забывать и о сугубо политической борьбе: в палате представителей и сенате у Трампа достаточно оппонентов даже среди республиканцев, не говоря уже о демократах: все они не упустят возможности дать президенту бой.

Однако до этого момента Пентагон должен создать агентство космического развития (Space Development Agency), координирующее создание военных космических систем, и космическое командование (Space Command), ответственное за планирование военной деятельности в космическом пространстве.

Также до конца лета 2019 года должны появиться межвидовые силы космических операций (Space Operations Force), состоящие из действующих военных специалистов и включающие среди прочего специальные группы при Европейском и Индо-Тихоокеанском командованиях США.

Все это ставит вопросы о целях и смысле преобразований, задуманных Дональдом Трампом.

Из более чем 1700 спутников на орбите около 800 принадлежат американским компаниям и американскому правительству. Эта цифра демонстрирует как лидерство Соединенных Штатов в космосе, так и их высокую зависимость от этой сферы. Среди американских спутников свыше 160 — непосредственно военные.

На разработку новых военных космических систем конгресс в ближайшие пять лет собирается дополнительно выделить до $8 млрд. При этом военной космической программой США занимаются ВВС, ВМФ, сухопутные силы, а также несколько агентств и ведомств.

Более того, американские военные покупают услуги спутниковой связи у частных компаний.

Эта система тем не менее все последние годы была вполне эффективной. В 1985–2001 годах в Соединенных Штатах уже существовало отдельное космическое командование, от которого отказались в пользу нынешней структуры, где ведущая роль закреплена за военно-воздушными силами — они осуществляют запуски, эксплуатируют основную массу аппаратов и т.д.

Однако такая ситуация перестала удовлетворять президента Трампа. Главный его аргумент таков: Россия и Китай активно разрабатывают системы, которые прямо угрожают американской орбитальной группировке.

В связи с этим необходимо создать единую консолидированную структуру — отдельные космические силы, которые обеспечат устойчивую работу спутниковых систем в условиях противодействия.

Тут нельзя не вспомнить, что еще 11 лет назад Китай с помощью ракеты уничтожил собственный вышедший из строя спутник, а также советские противоспутниковые ракеты, запускавшиеся с истребителя МиГ-31.

И может показаться, что продолжение работ именно в этом направлении больше всего и волнует Вашингтон. Однако надо понимать, что спутники находятся на высотах до 36 тыс.

км и разработка оружия, способного уверенно их сбивать, — крайне дорогое и долгое дело.

Гораздо большее беспокойство у американцев вызывают системы радиоэлектронной борьбы и подавления спутниковых сигналов. Именно они способны лишить американские войска связи, разведывательной информации и навигации на поле боя, а также нарушить управление высокоточным оружием и беспилотными аппаратами. А это способно почти полностью нивелировать военное превосходство США.

Также Белый дом очень серьезно воспринимает то обстоятельство, что, например, Россия проводит эксперименты по орбитальному маневрированию спутников. Гипотетически такой маневрирующий спутник может приблизиться к другому аппарату на орбите и нарушить его работу.

Понятно, что речь идет далеко не о каждом: обширным группам спутников навигации и связи это вряд ли угрожает.

Но, например, нескольким спутникам системы противоракетной обороны, контроля космического пространства или многоразовому беспилотному челноку X-37B, по многу месяцев находящемуся на орбите, маневрирующие аппараты в перспективе угрожать вполне могут.

Тем не менее эти угрозы при всей их серьезности вряд ли можно считать достаточным условием, чтобы США всерьез брались за создание космических сил. Причины должны быть более весомыми.

Учитывая, что объявленное Трампом создание нового вида войск имеет солидную поддержку в Пентагоне, стоит обратить внимание на то, что сами американские военные собираются делать в космосе помимо того, что они уже там делают. Среди основных американских приоритетов сегодня выделяются следующие.

Должны быть созданы более совершенные системы сбора данных и наведения для противоракетной обороны. Должна быть создана система навигации и привязки по времени, альтернативная GPS, — для ситуаций, когда работа действующей системы будет нарушена.

Планируется создание глобальной системы, с помощью которой американские военные смогут в реальном времени контролировать обстановку в околоземном пространстве.

В частности, это призвано усилить возможности США в свете развития российских и китайских гиперзвуковых вооружений.

Еще Вашингтон хочет обзавестись устойчивой к противодействию группой разведывательных спутников, которые бы работали с системой искусственного интеллекта. Кроме того, американские военные и разработчики постоянно совершенствуют системы связи и управления на всех уровнях.

Что, в какой форме и когда будет реализовано — вопрос открытый. Но очевидно, что Соединенные Штаты взялись освоить качественно новые подходы к сбору и обработке информации, получаемой от своих спутниковых систем.

Вероятно, именно эта задача и стоит за идеей создания единых космических сил. Нынешняя система применения военных спутников, принадлежащих разным видам войск и агентствам, а также подходы к разработке новых спутников могли достигнуть предела своего развития.

Как следствие — требуется новая организационная структура для военной космической программы.

Понятно, что Вашингтон пока находится в творческом поиске, и вовсе не обязательно, что космические войска в итоге вообще появятся. В предстоящих политических баталиях может быть найдено и другое решение.

К тому же личностный феномен Дональда Трампа тоже играет свою роль, а потому нельзя исключать, что для 45-го американского президента большую важность имеет стремление уподобиться Рональду Рейгану, взяв себе на щит девиз «Создал космическое командование — стал великим».

Источник: https://www.rbc.ru/opinions/politics/11/08/2018/5b6d9b2c9a79472e5f63ed96

В пентагоне рассказали о будущей «многодоменной» войне сша с россией..

Новая стратегия требует «солдат со сверхспособностями», которых планируется использовать малыми группами, обеспечивая мобильность и возможность одновременно вести боевые действия во всех сферах, что позволит заменить существующие крупные подразделения.

После окончания «холодной войны» США и Объединённые силы чувствовали себя вольготно во всех областях, связанных с ведением войн. Цель новой концепции — подготовить США к борьбе с растущим числом противников, которые бросают вызов глобальной гегемонии США.

Документ под названием «Многодоменная битва: эволюция действий общевойсковых группировок ВС в XXI веке, 2025-2040 гг.» всё время повторяет один ключевой момент, по версии Defense One:

«Противники насколько возможно затруднят действия американских войск, не объявляя при этом себя врагами или, как следует из концепции, «объединяя регулярные и нерегулярные силы с преступными и террористическими организациями, чтобы атаковать слабые места Объединенных сил, избегая соприкосновения с превосходящими силами».

Мир столкнулся с новой концепцией в Ливии, Сирии и на Украине, где использовались местные военизированные формирования и марионеточные или прокси-силы. «Противник размыл различие между действиями в условиях «вооруженных конфликтов» и просто «конфликтов», что позволило достичь стратегических военных целей, не доводя дела до войны», говорится в докладе.

Defense One выделяет четыре основные причины, по которым армия США должна готовиться к многодоменным войнам, или в противном случае есть риск потерять глобальную американскую империю:

Американская империя имеет около 800 военных баз в более чем 70 странах и на зарубежных территориях. Чтобы сохранить эту глобальную силу, Сенат США утвердил военный бюджет в размере 700 миллиардов долларов в этом году. Эта сумма затмевает ограничение военных расходов на уровне 549 миллиардов долларов, установленное Законом о контроле за бюджетом 2011 года.

Американские зарубежные базы и транзитные пункты базирования

Подводя итог, американская армия переживает радикальную модернизацию после неудачных войн на Ближнем Востоке

Между тем, по мере разрушения Американской империи, военно-промышленный комплекс будет продолжать получать прибыль от десятилетий гибридных войн, о чем говорится в докладе.

Мультидоменная война Пентагона…

В журнале военной академии США West Point недавно была опубликована заметка, посвящённая теме мультидоменной войны, по нашему — взаимодействие между разными родами войск.

На конференции в октябре, на которой был объявлен концепт, было сказано, что Россия на высоком уровне проводит операции с глубоким взаимодействием родов войск, и США отстали в этом направлении.

Теперь это является одним из приоритетов Пентагона.

Сегодня армия США в рамках мультидоменной концепции рассматривает тактику стратегического размещения артиллерии на береговой линии для потопления вражеских кораблей, чтобы получить превосходство в морском домене.

Подобные «окна превосходства», основанные на смешанном применения средств разных доменов — сухопутного, морского, воздушного, кибернетического, космического, позволят вооружённым силам США свободно маневрировать и пробивать «крепости» противников.

«Если сухопутные войска смогут найти способ обеспечения превосходства в морском домене, то это сильно изменит расклад сил», — заявил генерал Дэвид Перкинс, командующий армейским командованием разработки обучения и доктрин (TRADOC).

Этой весной командование Тихоокеанского флота собирается провести мультидоменные учения, в рамках которых морские задачи будут выполняться с применением возможностей сухопутных войск. Европейское командование также планирует провести мультидоменные учения в следующем году на европейском континенте, согласно Перкинсу.

«Мы начинаем проводить мультидоменные учения в обстановке, приближенной к боевой, чтобы протестировать эти возможности», — отметил генерал.

В октябре руководство армии объявило о смещении акцента на мультидоменную концепцию, которая должна обеспечить превосходство над потенциальными противниками по всему миру. Для воплощения этой концепции командование TRADOC указало 8 ключевых моментов на которых сухопутным войскам стоит сконцентрироваться.

Помимо мультидоменных учений в их число входят: боевая техника, экспедиционное командование операциями, повышение уровня защищенности, кибер- и радиоэлектронная защита, программа «Вертикальный подъём будущего» (Примечание: Разработка семейства вертолётов из 5 моделей, которые должны заменить более старую технику, такую как, UH-60, AH-64, CH-47, OH-58), робототехника и автономные системы, а также повышение общего уровня подготовки бойцов.

Перкинс уточнил, что с помощью автономных систем возможно будет осуществлять наступательные операции, не рискую жизнью бойцов.

«Я хочу иметь возможность проводить наступательные операции исключительно с помощью роботов и никогда не использовать обитаемые машины для поиска мин», — сообщил генерал. Он также добавил, что США могли бы использовать электромагнитные технологии для защиты роботов от вражеского воздействия.

Руководство армии ищет способы преодоления все возрастающего потенциала создания зон A2/AD***, такие как сверхдальнобойное оружие и боеприпасы. Новые технологии и виды взаимодействия должны облегчить задачу солдата США по передвижению в зоне боевых действий.

В районе конфликта США планируют полагаться на молниеносность манёвров, осуществление быстрых высадок для победы над врагом.

«Врагу будет сложно справиться с манёврами наших вооружённых сил. Наши люди лучше обучены, мы можем наносить более быстрые удары». (Примечание: Что же должно произойти, если солдатам США предстоит встретиться с противником, чей уровень подготовки личного состава как минимум не уступает их?).

Однако чрезмерное увлечение подобными технологиями может сделать нас уязвимыми. Если вдруг системы коммуникаций выйдут из строя, командование должно быть в состоянии вести операцию в правильном направлении.

«Если коммуникационные системы выйдут из строя, они (Примечание: командиры «на земле») должны понимать общую интенцию командования и быть в состоянии действовать на период отсутствия связи. Они должны быть готовы к продолжительному отсутствию связи и иметь глубокое понимание военной обстановки», — заявил генерал Перкинс.

Читайте также:  Большой водоплавающий автомобиль зис-485/бав

***…ЗНАКОМЬТЕСЬ: ВЕЛИКАЯ И УЖАСНАЯ A2/AD

В последнее время ведущие западные издания радуют российских читателей громкими заголовками с не менее скандальным содержанием.

То: «Российские военные силы в их нынешнем состоянии способны захватить Таллинн и Ригу менее чем за 60 часов», то: «силы Североатлантического альянса не в состоянии защитить восточные границы ЕС перед лицом России», а недавно Bild решило пойти еще дальше и заявило, что России понадобилась бы всего одна ночь, чтоб захватить Польшу в случае нападения.

Несмотря на казалось бы, голословный характер таких материалов, за ними стоят серьезные исследования, достаточно авторитетных «кантор» вроде Atlantic Council или RAND Corporation. Как правило в моделируемых сценариях гипотетических военных действий, очень часто фигурирует набор символов «A2/AD», который по мнению западных аналитиков оказывает решающие воздействие на баланс сил в регионе.

Но с чем связано его появление и постоянное употребление в контексте России? Постараемся разобраться что он значит, и какой смысл в него вкладывают создатели.

Под аббревиатурой A2/AD подразумеваться термин anti-access/area-denial (буквально: воспрещения доступа/блокирования зоны). 

 Под ним обычно понимают определенные территории где сегодняшняя стратегия вооруженных сил США не сможет действовать в полной мере, а сами войска окажутся в уязвимом положении.

Изначально он придуман Пентагоном с целью описать совокупность вооружений Китайского Народной Республики, которые способны заблокировать доступ в западную часть Тихого океана или нивелировать возможность осуществлять операции в этом, жизненно важном для интересов США, регионе.

Для того что бы лучше понять природу опасений США по поводу таких зон, следует немного окунуться в историю.

С самого начала Холодной войны, позиции Европы и США на Европейском ТВД были крайне уязвимыми. Огромный бронетанковый советский кулак грозил размазать силы НАТО по всей протяженности границы со странами Варшавского договора.

Дать симметричный ответ США было не в состоянии, хотя бы исходя из невозможности логистического обеспечения переброски и функционирования подобного количества войск и техники. Поэтому основная доктрина США по противостоянию громадной мощи СССР базировалась на ассиметричном ответе и воплотилась в так называемой первой «компенсационной стратегии».

Она предполагала сделать ставку на ядерное оружие и постоянное убеждение, всего мира, что действующий президент США не совсем в ладах с головой и готов нажать на «красную» кнопку в любой момент.

Впоследствии ее сменила «Вторая компенсационная стратегия» существовавшая в 1970-1980-е годы.

Она опиралась на доктрину «AirLand Battle» которая предусматривала установления господства в воздухе и использование высокоточных вооружений для возможности контр-блицкрига в отношении Советского Союза.

В том числе и с помощью малых групп специальных операций, использующих жалящую тактику «пчелиного роя» (swarming).

Советский союз тоже не сидел без дела. Главным ответом стало развитие мобильных систем ПВО, истребительной авиации, средств поражения кораблей — с целью свести на нет попытки противодействия в отношении маневренных частей сухопутных войск.

В результате, сформировалось два совершенно разных типа армий. Огромный железный «каток», поддерживаемый реактивной артиллерией и штурмовой авиацией, готовый в любую минуту проложить себе дорогу к Ла-Маншу и экспедиционный силы, способные к переброске морем, но крайне уязвимые без опоры на авиацию в флот.

Свою жизнеспособность доктрина AirLand Battle доказала во время операции «Буря в пустыне» когда значительный потенциал бронетанковых соединении Саддама был нейтрализован благодаря воздушным силам, использующим высокоточное оружие.

F/A-18F Super Hornet aircraft refuelling from a RAAF KC-30A Multi Role Tanker Transport aircraft above a city in Iraq. HOTO / AUSTRALIAN DEFENCE/SERGEANT HAMISH PATERSON»

После распада союза и перехода мира к однополярной модели, эта парадигма стала базовой для реализации силовых сценариев по перекройки мировой геополитической карты.

В дальнейшем возможности США в доминировании на поле боя расширялась за счет развитой сети спутников, многократному увеличению возможностей сбора и передачи информации, развитой системе коммуникаций и беспрепятственном господстве в киберпространстве.

В условиях, когда всю «черную работу» на себя брала авиация при поддержке флота, сухопутные силы все больше сосредоточивались на мобильности, гибкости и быстрой переброски войск в рамках реагирования на геополитические угрозы.

В свете “Global war on terror” структура большинства подразделений трансформировалась в усиленные стрелковые формирования, адаптированные к контр-инсургентским компаниям и стала больше напоминать «продвинутые» полицейские силы чем армию, в классическом понимании.

Судите сами: в 2009 году был принят план создания армии модульного типа. Высшим тактическим соединением оставалась бригада. Все боевые бригады делились на тяжелые, «страйкер» и легкие пехотные (сюда включены и десантные)

Из 31 армейской бригады (к 2017 годы их планируется еще больше сократить до 30) только 9 остались тяжелыми (имеют в составе 90 танков M1 Abrams и где-то 130 БМП M2 Bradley) остальные — это 14 легкопехотных бригад (на Hummvee и с буксируемыми легкими гаубицами, где бронетехника отсутствует в принципе) и еще 7 «страйкер» бригад (на вооружение тоже самое + около 300 БТР Stryker, основная масса которых вооружены 12.7 мм. пулеметом M2 Браунинг и 40 мм. автоматическим гранатомётом Mk 19).

Бригадная артиллерия представлена 3 батареями по 8 орудий (155 мм САУ M109 для «тяжелых» бригад, 120 мм гаубицей M777 для «страйкер» бригад, 1 батарея 120 мм гаубиц M777 и 2 батареями 105 мм гаубиц M119 для легких пехотных бригад). РСЗО (M142 HIMMARS и M270 MLRS) находятся на вооружении еще 4 отдельных артиллерийских бригад.

В Корпусе морской пехоты дела обстоят еще более «плачевно». В силу того Корпус задуман именно как экспедиционные силы способные к оперативной переброске на различные ТВД, он «облегчен» до максимума.

На 3 дивизий (одна усеченного состава) приходиться только 2 танковых батальона (M1A1 Abrams) и 6 механизированных (по 3 на колесных LAV-25 и гусеничных AAV-P7), а РСЗО M142 HIMMARS стоит на вооружении только двух артиллерийских батальонов.

Тем не менее, при классическом сценарии завоевания господства в воздухе и подавления ПВО, шквал авиаударов должен разрушить командные центры и системы коммуникации парализовав управление войсками, следующей жертвой должны стать артиллерийские и тактические ракетные части, а эскадронам A-10 и AH-64 остается завершить дело, перемолов на «съедобный фарш» бронетанковый кулак потенциального противника.

Оставшиеся разобщенные и дезинтегрированные силы станут уже легкой добычей для наземной составляющей вооруженных сил США, комфортно маневрирующих в условиях господства в информационном и разведывательном пространстве.

Смысл и основная опасность зон A2/AD как раз в том, что развитые, эшелонированные системы ПВО всех уровней (дальнего, среднего и ближнего действия), продвинутые системы РЭБ и кибератаки создают своеобразный «пузырь», который гарантирует прикрытие этой области от «господства» ВВС США (а также, возможно, спутниковой группировки) на определенной время.

В свою очередь, под прикрытием этого «пузыря» системы противокорабельной защиты, тактические ракетные системы и РСЗО «сковывают» наземный и морской компонент противостоящих вооруженных сил, не давая им развить инициативу.

В сумме, эти факторы создают практически идеальные условия для применения тактических соединений, где ставка делается на кинжальные удары танковых и механизированных частей в условиях масштабной поддержки артиллерии и РСЗО, чем так славиться Российская армия.

Подобная ситуация создает настолько серьезные риски для действия ВС США, что Пентагон уже сейчас запускает целый ряд дорогостоящих программ, способных «компенсировать» эти критические уязвимости в военной доктрине Соединённых Штатов.

Фундаментальную роль в этих планах играет стратегия «Third Offset» (третья компенсационная) разработанная CSBA (Центром стратегических и бюджетных оценок).

Она предлагает в первую очередь сосредоточится на беспилотных операциях, которые включают разработку малозаметного перспективного БЛА большой дальности, в том числе с возможностью морского базирования и семейства боевых беспилотных авиационных систем.

Последняя предполагает создания «роящихся» дронов, интегрированных в единую сеть (в рамках системы систем SoSITE (System of Systems (SoS) Integration Technology and Experimentation), построенной по принципу «открытых архитектур способных помочь американской авиации преодолевать ПВО противника.

Второй компонент – это массовый переход на «стелс» авиацию, которая не так «чувствительна» к зонам A2/AD как самолеты предыдущих поколений.

Самолеты F-35 и F-22 превосходят самолеты четвертого поколения с точки зрения малозаметности, однако они обладают небольшим радиусом действия.

Многие эксперты считают, что F-35 несовершенен даже с точки зрения стелс-технологий, поэтому США сосредоточились на создании класса малозаметных бомбардировщиков увеличенной дальности, которые позволят быстро и глобально реагировать на действия противника на значительных расстояниях (B-21).

Несмотря на то, что стратегия A2/AD учитывает атомные ударные подводные лодки, им сложно противостоять. Поэтому Пентагон придает особое значение беспилотным подводным системам.

Также, важная роль отводиться инновационным направления в области вооружений в духе электромагнитной рельсовой пушки и лазерного оружия.

Кроме того, столкнувшись с возможностью начала военных действий в космосе, руководство Министерства обороны начало разрабатывать технику и технологии защиты орбитальных спутников, а недавно был открыт Объединенный центр проведения комплексных космических операций.

Пентагон в текущем году потратит на космические программы 22 миллиарда долларов, плюс дополнительно пять миллиардов долларов. Два миллиарда из этой суммы пойдет на «контроль космического пространства», который включает совершенно секретные наступательные программы.

Главной целью реализации стратегии Third Offset является формирование системы глобального наблюдения и удара. Которая, в свою очередь, позволит не зависеть от баз, расположенных недалеко от противника и действовать без постоянной поддержки из космоса; с высокой оперативностью наносить удары в течение нескольких часов; эластично влиять на различные ситуации по всему миру.

В таком случае появляется возможность дать ассиметричный ответ стратегии A2/AD без существенных потерь, со своей стороны.

Ну а пока это только планы, оборонному ведомству остается надеяться, что выборы выиграет Трамп и наблюдать за ночным захватом Польши можно будет не из-за окопов где-нибудь под Краковом, а комфортно поедая попкорн на авиабазе Ramstein)

Источник: https://cont.ws/post/860317

Генерал Ивашов: Трамп готовится бить Россию в космосе

13 августа президент США Дональд Трамп подписал оборонный бюджет на 2019 финансовый год (начинается с 1 октября). Объем будущих военных расходов страны — $ 716 млрд. Или на 3% (на $ 20 млрд.) больше, чем в нынешнем году. В номинальном выражении это самый большой военный бюджет в истории Америки.

Количество военнослужащих в США вырастет примерно на 16 тысяч. Кроме того, на 2,6% будет увеличено их денежное довольствие. $ 40 млрд. Пентагон потратит на обновление ВВС. Еще $ 65 млн. — на разработку новых ядерных боеголовок малой мощности, которыми можно будет оснастить ракеты, запускаемые с атомных подводных лодок.

Бюджет также включает в себя финансирование выпуска 135 танков M-1 «Абрамс» и 77 истребителей-бомбардировщиков пятого поколения F-35. Плюс — средства на строительство 12 новых кораблей, двух подводных лодок и трех скоростных судов береговой охраны.

Помимо прочего, бюджет дает указание главе Пентагона Джеймсу Мэттису начать формирование элементов системы ПРО в космосе.

Читайте также

Читайте также:  Винтовка лобаева свлк-14с и другие — технические характеристики и обзор модификаций

Американских солдат начали натаскивать на Россию

Загадка для Пентагона: зачем русские ставят «растяжки» с лесками, смазанными моторным маслом?

Документ предполагает и наращивание военной помощи Украине. На эти цели, включая поставки летальных вооружений, в 2019 финансовом году Вашингтон заложил $ 250 млн. Для сравнения: в бюджете на текущий год Киеву выделено $ 200 млн.

Отдельно перечислены меры, направленные на сдерживание России. В их числе — продление запрета на сотрудничество Пентагона и Минобороны РФ. Минобороны США, кроме того, категорически запрещено использовать свои средства для совершения действий, означающих признание воссоединения Крыма и России.

Что характерно, в оборонном бюджете сказано, что США приостанавливают сотрудничество с Россией в рамках Договора по открытому небу. Мера вводится до тех пор, пока РФ «не вернётся к соблюдению договора».

Напомним, Договор по открытому небу был подписан в 1992 году участниками ОБСЕ. Он предусматривает наблюдательные полеты для контроля военной деятельности.

В сентябре 2017 года издание The Wall Street Journal сообщило, что Вашингтон ограничит полеты российских военных самолетов над США, в том числе — над Аляской и Гавайями.

Таким образом, американские власти ответили на ужесточение правил полетов своих наблюдателей над Калининградом.

Здесь надо понимать: Договор по открытому небу позволял обеим странам осуществлять контроль за чувствительными зонами и был важнейшей мерой взаимного доверия. То, что договор рухнул именно сейчас, подтверждает, что противостояние РФ-США выходит на новый уровень.

Оборонный бюджет предполагает и усиление присутствия США на Ближнем Востоке для противостояния Ирану. В тексте содержится призыв к Пентагону создать сеть стран-партнеров для сдерживания «злонамеренных действий» Исламской Республики.

Документ, кроме того, предусматривает развитие оборонных связей США с Индией и Тайванем (включая проведение совместных военных учений) при одновременном сокращении оборонного сотрудничества с Китаем. Пекин уже выразил «сильное недовольство» тем, что военный бюджет США содержит «негативные суждения о Китае».

Другими словами, Америка снова делает главную ставку на военную силу. Для сравнения: расходы России на национальную оборону в 2018 году составляют всего 2,77 трлн. рублей ($ 41,49 млрд. по нынешнему курсу). Оборонный бюджет Китая — 1,11 трлн. юаней ($ 159,8 млрд.)

Источник: https://svpressa.ru/war21/article/207873/

Пентагон усомнился в победе над Россией и Китаем

В рамках новой оборонительной стратегии Пентагон сделает главный акцент на противостоянии своим главным потенциальным противникам — России и Китаю, пишет Financial Times.

Как отмечает газета, технологический прорыв Москвы и Пекина в военной области привёл к тому, что в случае конфликта с ними США вполне могут проиграть войну.

В рамках новой национальной оборонительной стратегии Пентагон планирует занять более агрессивную с военной точки зрения позицию по отношению к России и Китаю, пишет The Financial Times со ссылкой на свои источники.

Согласно этой стратегии Вашингтон вновь начнёт уделять большое внимание соперничеству с другими ведущими странами и политике сдерживания, что вполне сочетается с недавно составленной Стратегией национальной безопасности США, в которой о России и Китае говорится как о «главных противниках Америки».

Чиновник из Министерства обороны, которому удалось в полном объёме ознакомиться с засекреченным документом, рассказал Financial Times, что США обеспокоены тем, что главные противники Вашингтона «подрывают традиционное военное преимущество» Америки.

«Если вы посмотрите на разработки Китая и России, то увидите, что они направлены на противодействие некоторым нашим сильным сторонам, — отметил чиновник. — В частности, разработки китайцев в области сверхзвуковых (ракет.

 — ИноТВ) должны ограничить действия наших авианосцев».

Китай, напоминает газета, разработал скоростные баллистические ракеты, которые в теории могут прорваться через системы противоракетной обороны на американских авианосцах. Кроме того, президент Дональд Трамп призвал нарастить военный потенциал, чтобы с США «никто не подумал связываться».

Со времени терактов 11 сентября администрации США делали главный акцент на парировании угрозы со стороны исламистского экстремизма, параллельно ведя войны малой интенсивности в Ираке и Афганистане, где противник не обладал высокотехнологичными образцами вооружений.

В свою очередь, администрация Обамы также направляла свои усилия на борьбу с ИГ*, но она уже начала учитывать расширенный список «угроз», в том числе со стороны Москвы и Пекина.

Однако теперь чиновники администрации Трампа считают, что Вашингтону надо сосредоточиться на подготовке к крупному неядерному конфликту и заняться модернизацией армии на фоне технологических успехов и «всё более агрессивной позиции» России и Китая.

«По сравнению со стратегией администрации Обамы составители этого документа явно пошли дальше, чётко указав на то, что мы вошли в эру соревнования великих держав и две страны, которые бросают США самый серьёзный вызов, — это Россия и Китай», — отметил по этому поводу другой источник газеты.

«Эта стратегия пытается сделать оборону США более конкурентоспособной, учитывая те инвестиции, которые сделали Россия и Китай», — сообщил ещё один чиновник.

Некоторые эксперты предупреждают, что, несмотря на превосходство Вашингтона в боевой технике — у США на вооружении стоят 11 крупных авианосцев, тогда как у Китая всего два, — Пентагон становится всё более уязвимым к некоторым узкоспециализированным средствам, созданным именно для противостояния с США.

«Мы можем проиграть следующую войну», — констатировал бывший чиновник Министерства обороны США Дэвид Окманек, который в прошлом году выступал в конгрессе с докладом о стремительном военном прогрессе основных потенциальных противников Вашингтона.

«Россия и Китай достигли больших успехов в принятии на вооружение технологий, с которыми наша армия после окончания холодной войны ни разу не сталкивалась», — заявил он, добавив, что высокоточные и дальнобойные ракеты, способные нанести удар по американским авиабазам, а также новые истребители могут поставить под сомнение превосходство в воздухе ВВС США.

«Располагая киберэлектронным оружием, они могут угрожать нашим космическим системам, а также вносить помехи в работу командных систем, которые сейчас играют роль мозга комплексных военных операций, — подчеркнул Окманек. — По сути, мы самоустранились от учёта электронных угроз».

В свете этих обстоятельств Дональд Трамп предложил увеличить базовый военный бюджет до $603 млрд Однако некоторые эксперты считают, что наращивание Вашингтоном военного потенциала может привести к гонке вооружений, что сделает войну между ядерными державами ещё более вероятной.

Например, президент организации Ploughshares Fund Джо Сиринсионе, борющейся против наращивания вооружений, считает, что Москве и Пекину «практически невозможно» догнать США в военном плане.

«Мы тратим на армию больше, чем все десять стран, идущие ниже нас по военным расходам, вместе взятые, включая Россию и Китай. У нас самая большая и самая эффективная армия в мире», — подчеркнул Сиринсионе, добавив, что, даже если Китаю удастся спустить на воду третий авианосец, эта страна всё равно никак не сможет бросить вызов флоту США.

«Хотя русские и разрабатывают некоторые интересные новые образцы вооружений, они всё равно не могут идти в сравнение с нашим многочисленным и продвинутым арсеналом», — добавил он.

* «Исламское государство» (ИГ) — организация признана террористической по решению Верховного суда РФ от 29.12.2014.

Источник: https://news.rambler.ru/army/38931704-pentagon-usomnilsya-v-pobede-nad-rossiey-i-kitaem/

Асимметричный ответ с земли: как Россия похоронит программу космических войн США

Президент США Дональд Трамп не раз заявлял о возможном создании космических войск, аргументируя это тем, что в его национальной стратегии космос считается зоной военных действий наравне с землей, водой и небом. По словам военного эксперта Алексея Леонкова, у России на это есть достойный ответ.

Как напомнил военный эксперт Алексей Леонков, космическое командование Военно-воздушных сил США существует с 1982 года, оно занималось спутниками-разведчиками, спутниками-ретрансляторами и спутниками, обнаруживающими ракетные запуски, отвечая за их управление, испытание программ по дальнейшему развитию и передачу развединформации различным командованиям армии США.

Сша хотят милитаризировать космос с 2002 года

Военный эксперт рассказал, что в 2002 году вышел доклад RAND Corporation, в котором американцы оценили возможность выведения космического оружия. Корпорация рассмотрела различные виды вооружения — лазерное, кинетическое оружие, которое может действовать непосредственно от орбиты, и оружие, которое может воздействовать на спутники.

Во-первых, американцы сделали ставку на вооружение, которое должно способствовать срыву массового применения баллистических ракет. Для этого рассматриваются две боевых платформы: платформа космического лазера, которая должна уничтожать баллистические ракеты, а также платформа с дронами-перехватчиками баллистических ракет.

По его мнению, скорее всего, космическим войскам США будут отданы все системы запуска по программе Falcon, которыми занимается корпорация SpaceX.

Как тебе такое, Илон Маск?

Собеседник ФАН также рассказал, что американцы делают ставку на космическое оружие, потому что видят, что по количеству запусков космических аппаратов Россия сейчас значительно уступает не только космическому агентству NASA, но и частным компаниям вроде той, что принадлежит Илону Маску.

Эксперт считает, что США необходимо напомнить: в области космического вооружение мы провели достаточно объемную работу еще во времена СССР.

У нас были испытаны боевые космические станции, вооружение класса космос-космос (стрелковое и ракетное оружие).

Единственное, что нам не удалось испытать, это лазерное оружие, потому что комплекс, который должен был провести это испытание, был затоплен в Тихом океане по указанию Михаила Горбачева.

По его словам, если американцы надеются на гонку вооружения, они должны понимать, что «Россия не втянется в нее, как СССР, а найдет асимметричные ответы, которые похоронят всю их программу космических войн еще до того, как она будет развернута в космосе».   

Источник: https://riafan.ru/1068642-asimmetrichnyi-otvet-s-zemli-kak-rossiya-pokhoronit-programmu-kosmicheskikh-voin-ssha

«Генерал плохо разбирается в космическом оружии»: эксперты оценили готовность США к войне в космосе

 В закладки

Космические аппараты имеют большие ограничения и очень дороги в эксплуатации, поэтому слова американского командования о возможности наносить удары из космоса через несколько лет являются фантастикой. Генерал ВВС США пытается произвести впечатление, но при этом плохо разбирается в космическом оружии, отмечают эксперты.

Космическое оружие США

В ходе выступления на ежегодном симпозиуме Военно-воздушной ассоциации начальник штаба ВВС США генерал Дэвид Гольдфейн заявил, что США смогут наносить удары из космоса уже через несколько лет. По его словам, к тому моменту война в космосе будет представлять собой дело нескольких минут.

«Использование обычного оружия в космосе сегодня никак не ограничивается международными договорами. Запрет распространяется только на оружие массового поражения. Но на деле вывод ударного оружия в космос выглядит чистой воды фантастикой. Космические аппараты имеют большие ограничения и очень дороги в эксплуатации.

В 80-х годах проводились различные эксперименты в этой области, но в итоге ведущие страны остановились на других способах борьбы со спутниковыми группировками, в первую очередь за счет средств наземного, морского и воздушного базирования.

Вероятно, американский генерал пытается произвести впечатление, но при этом плохо разбирается в космическом оружии», — предполагает в разговоре с ФБА «Экономика сегодня» руководитель Института космической политики Иван Моисеев.

Гонка вооружений в космосе 

Но генерал Гольдфейн не только прогнозирует звездные войны, но и просит под это направление дополнительный бюджет. В текущем году на космические программы ВВС планирует потратить 7,75 миллиарда долларов, что на 20% больше, чем в 2017, а в следующем году эта сумма возрастет до 8,5 миллиарда долларов.

«Говоря о войне в космосе, командование ВВС, прежде всего, пытается выбить дополнительное финансирование на собственные проекты.

Начиная со знаменитой речи Рональда Рейгана по поводу «звездных войн», США активно вели научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы по созданию космического оружия, в том числе и ударного характера.

Более того, им даже удалось достичь определенных успехов, но и другие великие державы не сидели сложа руки.

Китай осуществляет обширную космическую программу в сфере военного комплекса, усилила внимание к этому направлению и Россия, поэтому если начнется гонка вооружений в космосе, то к США сразу же присоединятся и другие державы.

В то же время наши страны наоборот всячески пытаются предотвратить милитаризацию космического пространства, но отклика от США по этому вопросу пока нет», — отмечает старший научный сотрудник Института США и Канады Владимир Батюк.

Напомним, что ранее в Пентагоне назвали разработки России и Китая в области антиспутникового оружия реальной угрозой для всей спутниковой группировки США. Больше всего Вашингтон беспокоят возможности новой российской противоракетной системы А-235 «Нудоль».

Читайте нас в Яндексе

Источник: https://rueconomics.ru/309579-general-plokho-razbiraetsya-v-kosmicheskom-oruzhii-eksperty-ocenili-gotovnost-ssha-k-voine-v-kosmose

Ссылка на основную публикацию