Угроза безопасности россии от запуска противоракетной системы сша в европе не останется не замеченной

Проблематика ПРО

(Справка)

Развертывание Соединенными Штатами Америки глобальной ПРО, включая ее европейский и азиатский сегменты, потенциально способно поставить под угрозу эффективность российских стратегических ядерных сил.

Дальнейшее совершенствование средств ПРО, наращивание их числа и приближение к российским границам (и, как следствие, к местам дислокации стратегических ракет) лишь усугубляет ситуацию.

Ничем не ограниченная реализация противоракетных планов США и НАТО может в результате привести к подрыву стратегической стабильности.

Российская оценка дестабилизирующего характера ПРО  зафиксирована в Стратегии национальной безопасности от 31 декабря 2015 г., в Военной доктрине от 25 декабря 2014 г. и в Концепции внешней политики от 30 ноября 2016 г.

Кроме того, тезис о наличии «взаимосвязи между стратегическими наступательными вооружениями и стратегическими оборонительными вооружениями», а также о «возрастающей важности этой взаимосвязи в процессе сокращения стратегических ядерных вооружений» содержится в преамбуле Договора между Российской Федерацией и США о мерах по дальнейшему сокращению и ограничению стратегических наступательных вооружений (ДСНВ) 2010 г. При подписании Договора российская сторона сделала заявление, что новый ДСНВ «может действовать и быть жизнеспособным только в условиях, когда нет качественного и количественного наращивания возможностей систем противоракетной обороны США».

На негативные последствия одностороннего развертывания ПРО указано, в частности, в принятом ОДКБ 14 октября 2016 г. на уровне глав государств заявлении о влиянии односторонних действий по развертыванию глобальной системы противоракетной обороны на международную безопасность и стабильность, а также в совместном заявлении государств-членов ОДКБ от 14 октября 2016 г.

об обеспечении всеобъемлющей стабильности (распространено в Первом комитете на 71-й сессии ГА ООН). 25 июня 2016 г. Президент России В.В.Путин и Председатель КНР Си Цзиньпин подписали Совместное заявление об укреплении глобальной стратегической стабильности, в котором дана принципиальная оценка деструктивного характера действий США и их союзников применительно к ПРО.

Показательно, что создание ПРО продолжилось после урегулирования ситуации вокруг иранской ядерной программы (соответствующий «Совместный всеобъемлющий план действий» был согласован 14 июля 2015 г.). Стержневой аргумент, использовавшийся Вашингтоном для обоснования «поэтапного адаптивного подхода» к ПРО в Европе, по сути, исчез, но противоракетные планы США и НАТО остались неизменными.

Отрабатываемую в Европе противоракетную схему США последовательно распространяют и на азиатско-тихоокеанский и ближневосточный регионы. Очередным фактором, негативно влияющим на глобальную стабильность и безопасность в АТР, стало появление на территории Республики Корея американского противоракетного комплекса THAAD.

О принятом на этот счет решении Вашингтон и Сеул объявили 8 июля 2016 г., объяснив этот шаг исходящей со стороны КНДР ракетно-ядерной угрозой. Развертывание батареи ПРО началось в марте 2017 г., несмотря на протесты со стороны России и Китая и неоднозначное восприятие этого шага южнокорейской общественностью. В мае 2017 г.

представители американских войск в РК объявили о достижении комплексом способности перехватывать ракеты КНДР.

За последние полтора десятилетия Россия неоднократно выступала с инициативами в сфере ПРО, нацеленными на превращение этого вопроса из «раздражителя» в область сотрудничества.

К сожалению, ни одна из них не была реализована из-за негибкой позиции США и их союзников по НАТО, для которых ПРО является одним из инструментов обеспечения военного превосходства.

Односторонние действия в этой чувствительной сфере могут привести к подрыву стратегической стабильности, что чревато тяжкими последствиями для безопасности как в Европе, так и во всем мире.

После выхода США из Договора по ПРО 1972 г. Россия неоднократно предлагала Вашингтону и Брюсселю строить взаимодействие в сфере ПРО на основе взаимного учета интересов безопасности. На саммите Совета Россия-НАТО в Лиссабоне в ноябре 2010 г.

российская сторона выдвинула концепцию формирования коллективной системы ПРО в Европе, построенной по принципу секторов, когда каждая сторона отвечает за определенный сектор.

Вследствие позиции США и других западных стран эти идеи реализованы не были.

В декларации саммита НАТО в Чикаго (2012 г.) содержится тезис о разработке «режима транспарентности» в сфере ПРО для снятия российских озабоченностей, однако диалог на эту тему так и не был запущен.

В условиях отказа США и НАТО от равноправного сотрудничества в области ПРО акцент был перенесен на необходимость предоставления юридически обязывающих гарантий того, что противоракетная оборона США/НАТО не будет направлена против России.

Для этого нами предлагалось выработать объективные военно-технические критерии, касавшиеся потенциала противоракет, РЛС и систем управления и позволявшие оценивать, судить, насколько создаваемые системы ПРО соответствуют заявленным целям – противодействие ограниченным военным угрозам, источники которых находятся за пределами Евроатлантики.

Западные партнеры отказались обсуждать идею гарантий ненаправленности. Они предлагали снимать имеющиеся у России озабоченности через ограниченное «практическое сотрудничество».

Весной 2014 г. США и НАТО прекратили диалог с Россией по широкому кругу вопросов, в том числе по ПРО, в связи с ситуацией вокруг Украины.

С тех пор проблематика ПРО периодически затрагивается в контактах на различных уровнях, но систематизированных обсуждений этой темы не ведется. По поручению Президента США Д.Трампа в начале мая 2017 г.

начата подготовка очередного Обзора политики в сфере ПРО, которую планируется завершить к концу 2017 г.

Российская Федерация неоднократно предупреждала об опасности развития ситуации с ПРО по негативному сценарию.

23 ноября 2011 г. Президент Российской Федерации сделал заявление в связи с ситуацией, сложившейся вокруг системы ПРО стран НАТО в Европе. В нем были обозначены ответные меры, которые Россия будет вынуждена принимать на каждом этапе наращивания противоракетного присутствия США в Европе.

Отмечено, что Россия не закрывает дверь ни для продолжения диалога с США и альянсом по вопросам противоракетной обороны, ни для практического сотрудничества в данной сфере, однако оно возможно лишь при наличии четкой правовой базы для взаимодействия, которая обеспечит учет законных интересов России.

На совещании по вопросам развития оборонной промышленности 13 мая 2016 г., после объявления о достижении оперативной готовности объекта ПРО в Румынии и официального начала работ на базе ПРО в Польше, Президент Российской Федерации В.В.

Путин подчеркнул: «Теперь, после размещения этих элементов ПРО, мы вынуждены будем подумать о том, чтобы купировать угрозы, возникающие в отношении безопасности Российской Федерации […] Мы будем работать очень аккуратно, не превышая тех планов по финансированию перевооружения армии и флота, которые у нас уже есть […], но будем корректировать эти планы, с тем чтобы купировать возникающие для безопасности России угрозы». 

Проблематика ПРО также подробно освещалась В.В.Путиным в выступлении на заседании дискуссионного клуба «Валдай» 27 октября 2016 г., в ходе ежегодной пресс-конференции 23 декабря 2016 г., в интервью газете «Le Figaro» 29 мая 2017 г., а также на встрече с руководителями международных информационных агентств 1 июня 2017 г. «на полях» Петербургского экономического форума.

Источник: http://www.mid.ru/voenno-strategiceskie-problemy/-/asset_publisher/hpkjeev1aY0p/content/id/1138618

Военные РФ сообщили об угрозе противоракет в Европе и не получили визу в США

Военные США могут использовать объекты противоракетной обороны (ПРО) в Румынии и Польше для пуска крылатых ракет, создав угрозу европейской части России. Об этом на российско-китайском брифинге по ПРО предупредил представитель Александр Емельянов.

«Тезис о том, что в наземном варианте пусковые установки Мк-41 якобы утрачивают способность запускать крылатые ракеты, неубедителен. Замена противоракет на европейских базах ПРО крылатыми ракетами «Томагавк» может быть осуществлена скрытно и в короткие сроки», — цитирует его «Интерфакс».

Емельянов отметил, что Вашингтон предоставляет миру недостоверную информацию о возможностях своей системы ПРО.

По его словам, к 2022 году США обзаведутся более 1 тыс. противоракет. «Рассмотрим возможности огневых средств системы ПРО США. Сегодня они включают свыше 30 противоракет ГБИ, 130 противоракет «Стандарт-3», 150 противоракет комплексов Thaad.

Замечу, что более 60 противоракет развернуто в Европе, около 150 противоракет — в составе Азиатско-Тихоокеанского регионального сегмента ПРО», — сказал спикер Минобороны.

Подобное число огневых средств ПРО представляет угрозу для российского потенциала сдерживания, учитывая постоянно ведущиеся работы по модернизации американских комплексов ПРО, заявил представитель ведомства.

«Создаваемая система ПРО представляет угрозу для безопасности международной космической деятельности, препятствует достижению договоренностей о неразмещении оружия в космосе», — цитирует его доклад РИА Новости.

По данным Емельянова, США начали работать над созданием перспективных комплексов мгновенного глобального удара. «В неядерном оснащении эти комплексы должны решать те же задачи, что сегодня возложены на стратегические ядерные силы», — сообщил он. По его словам, существует взаимосвязь планов по развертыванию системы ПРО и созданию подобных средств мгновенного глобального удара.

В случае нанесения «разоружающего» удара по объектам стратегических ядерных сил России и Китая существенно увеличивается эффективность ПРО США.

Наличие глобальной системы ПРО снижает возможность применения ядерного оружия, но при этом «создает иллюзию безнаказанности внезапного применения стратегических наступательных вооружений под «зонтиком противоракетной обороны», сказал Емельянов.

Он обвинил США в провоцировании новой гонки вооружений. В ответ на это спикер Петагона Дана Уайт заявила, что военное присутствие США в Европе носит только оборонительный характер, отмечает ТАСС.

В это же время стало известно, что представители высшего командного состава РФ не смогут принят участие в мероприятии в Нью-Йорке из-за отказа в американских визах. Планировалось, что делегация Генштаба ВС прибудет на брифинг в штаб-квартире ООН по проблематике противоракетной обороны.

«Для участия в данном брифинге планировалась делегация Генерального штаба Вооруженных сил РФ под руководством советника начальника Генштаба Вооруженных сил РФ генерал-лейтенанта Андрея Третьяка. Однако местная сторона всей делегации Генерального штаба Вооруженных сил РФ, включая генерал-лейтенанта Третьяка, въездную визу на территорию США не оформила», — заявил Емельянов.

Источник: http://www.rosbalt.ru/russia/2017/10/13/1652793.html

Нарушая договор о ядерном оружии, Россия напрямую угрожает безопасности Европы

Из-за России над Европой вновь нависла потенциальная опасность ядерного конфликта.

На прошлой неделе американские военные подтвердили перед Конгрессом, что Россия приняла очередные меры для прорыва европейской обороны, тайно развернув крылатые ракеты наземного базирования, способные угрожать континенту и нести ядерные боеголовки.

Развертывание Россией этой системы напрямую нарушает Договор о ракетах средней и малой дальности (РСМД) и угрожает безопасности ближайших союзников Америки.

После Второй мировой войны американцы постепенно осознали, что безопасность США напрямую связана с безопасностью и стабильностью Европы. Сейчас главную угрозу для безопасности Европы представляет Россия, под руководством президента Путина систематически подрывающая все те договоренности в области безопасности, которые позволили мирно завершить холодную войну.

The National Interest11.03.2017Defence2416.02.2017Русская служба «Голоса Америки»06.06.2015Ракеты, которые развернула Россия, особенно опасны и явно дестабилизируют обстановку. Они позволяют России быстро нанести ядерный удар по Европе. НАТО может оказаться вынуждена спешно реагировать, и у нее практически не будет времени, чтобы удостоверится в том, что нападение, действительно, происходит.

Именно для того, чтобы избежать такого исхода, президент Рейган и президент Горбачев и подписали в 1987 году Договор о РСМД, запрещавший обеим сторонам иметь на вооружении способные нести ядерные боеголовки оружие ракеты наземного базирования с дальностью от 500 до 5500 километров. Это соглашение положило конец ядерному противостоянию сверхдержав в Европе.

Соединенным Штатам и нашим европейским союзникам будет непросто найти эффективный ответ на угрозу, которую представляет Россия — в том числе своими нарушениями Договора о РСМД. Нам необходимо принять оборонительные меры, чтобы защитить себя и своих союзников от российской агрессии.

Однако, делая это, мы должны сохранить тот основанный на единых правилах порядок, который укрепляет как европейскую так и — в конечном итоге — американскую безопасность.

Вдобавок мы должны ясно дать понять международному сообществу, что Россия нарушает свои договорные обязательства, хотя и пытается это скрыть, отрицая свою злонамеренную деятельность.

На мой взгляд, отвечая на нарушения Россией договора о РСМД, Америка должна руководствоваться следующими четырьмя принципами:

Во-первых, Соединенным Штатам следует тщательно координировать любую свою реакцию с нашими европейскими и тихоокеанскими союзниками и партнерами.

Хотя формально Договор о РСМД — двустороннее соглашение между США и Россией, он крайне важен для безопасности наших союзников.

Новые российские крылатые ракеты наземного базирования напрямую угрожают нашим европейским союзникам и потенциально опасны также для наших союзников в Тихоокеанском регионе.

Во-вторых, Соединенным Штатам не следует торопиться выходить из Договора о РСМД или нарушать этот договор. Некоторые из моих коллег полагают, что США нужно немедленно начать строить ракеты, запрещенные договором, а также наказать Россию, выйдя из других соглашений о контроле над вооружениями. Это было бы серьезной ошибкой.

Чтобы сохранить единый фронт с союзниками, нам нужна политика, однозначно фокусирующаяся на допускаемых Россией нарушениях и на угрозе, которую эти нарушения несут для Европы.

Односторонние действия, нарушающие договор, способны переложить вину на Соединенные Штаты и заставить наших союзников по НАТО усомниться в нашей заботе о европейской безопасности.

В-третьих, Соединенные Штаты должны напрямую обвинить Россию в нарушении договора. В ноябре Америка созвала первое с 2003 года заседание Специальной контрольной комиссии (СКК) — механизма для разрешения споров по договору. В ходе этого заседания Россия продолжала настаивать, что она не нарушает Договор о РСМД, несмотря на предъявленные США доказательства проведения ракетных испытаний.

Читайте также:  В россии приступили к изготовлению плазменного ракетного двигателя

Развертывание Россией запрещенных крылатых ракет заслуживает еще одного заседания СКК. В ходе этого мероприятия Соединенные Штаты должны предъявить новые доказательства и объявить, что Россия серьезно нарушает договор.

Помимо этого нам стоит рассмотреть возможность предъявить России ультиматум, устанавливающий крайний срок, до которого она должна вернуться к соблюдению договора.

Нам следует дать Москве понять, что отказ выполнять эти требования повлечет за собой ряд ответных шагов, повышающих европейский оборонный потенциал и потенциал сдерживания.

Наконец, Соединенным Штатам и НАТО следует незамедлительно начать проводить в жизнь оборонительные меры, направленные на максимальное снижение угрозы от новых российских крылатых ракет наземного базирования. Эта политика должна сохраняться до тех пор, пока Россия не изменит свой курс.

Развертывание крылатых ракет наземного базирования дает России новые возможности угрожать базам и портам НАТО.

Соответственно, Соединенным Штатам имеет смысл задуматься о развертывании в Европе новых систем ПРО, включая специальную аппаратуру для обнаружения крылатых ракет, добавочные зенитно-ракетные комплексы Patriot и системы противоракетной обороны ближнего действия.

Развертывание Россией этих ракет — серьезная угроза для Соединенных Штатов и для наших союзников. К несчастью, предпочтительный для нас исход этой ситуации — то есть соблюдение Россией Договора о РСМД- выглядит все менее вероятным.

Однако использовать это как предлог, чтобы полностью отказаться от совместных с Российской Федерацией попыток кончтроля над вооружениями, было бы серьезной ошибкой.

Вместо этого нам необходимо пойти на решительные меры и обвинить Россию в нарушениях договора, одновременно предпринимая оборонительные шаги в области безопасности, чтобы защитить нашу собственную безопасность и безопасность наших союзников.

Бен Кардин — сенатор США от штата Мериленд и заместитель председателя сенатского комитета по международным отношениям.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20170316/238886441.html

Система ПРОтухла. Угрожает ли России размещение американских систем ПРО вдоль границ

Пентагон намерен развернуть у границ России порядка 400 ракет систем ПРО, сообщили в российском Минобороны.

Кроме того, НАТО готовится к переброске в Европу военной группировки из США численностью до 300 тыс. человек.

Однако опрошенные RT эксперты считают, что принципиально новые виды российских вооружений, о которых рассказал Владимир Путин 1 марта, сводят на нет все планы Белого дома.

Смогут ли США быстро адаптироваться к новым реалиям — в материале RT.

США продолжают разворачивать системы ПРО вдоль границ России. Антиракеты уже есть на Аляске, в Румынии и Прибалтике. Системы перехвата разворачиваются в Польше, Корее и Японии. По словам замглавы Минобороны Александра Фомина, всего Соединённые Штаты намерены разместить порядка 400 антиракет.

При этом замминистра добавил, что американская сторона проигнорировала все инициативы Москвы по налаживанию политического диалога.

Фомин также сообщил, что в дополнение к линии противоракетных систем Вашингтон уже сформировал на европейской территории резервы боеприпасов, техники и продовольствия, достаточные для развёртывания на континенте 300-тысячной группировки.

Как стало известно в октябре 2017 года, Североатлантический альянс готовится создать два дополнительных подразделения, которые будут отвечать за модернизацию европейской логистики на случай войны с Россией.

И сейчас первоочередная стратегическая задача НАТО — наладить быструю и безопасную переброску войск из США в Старый Свет, а также гарантировать достаточное материальное обеспечение этого военного контингента.

В настоящее время силы НАТО стягиваются в Прибалтику под видом регулярных учений. По оценкам российского Минобороны, осенью прошлого года в Польше была дислоцирована целая механизированная дивизия, хотя официально в НАТО заявляли об одном батальоне.

В 2016 году альянс объявил о создании в прибалтийских странах и Польше четырёх батальонов на ротационной основе, однако на деле это стало только прикрытием для формирования у российской границы мощной военной группировки.

«Американские аналитики решили, что у России один аргумент»

Американские системы ПРО в Восточной Европе также могут применяться для атаки, считают военные эксперты. Например, конструкция систем ПРО Aegis Ashore позволяет запускать не только противоракеты, но и ракеты наступательные.

Вашингтон это отрицает, но не приводит доказательств обратного. Эксперты считают, что размещение Aegis противоречит условиям Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности.

Но даже если бы системы ПРО США были способны выполнять только заявленные американской стороной функции, развёртывание сети противоракетной обороны у российских границ подрывает стратегический баланс и толкает мир к глобальной войне, уверены эксперты.

Начало этому процессу было положено в 2002 году, когда США в одностороннем порядке вышли из Договора по ПРО.

Этот бессрочный документ СССР и США подписали в 1972 году. Стороны оставляли за собой право выхода из соглашения. Москва и Вашингтон обязались оставить по две системы ПРО — для прикрытия столицы и центра пусковых установок межконтинентальных баллистических ракет (МБР). Впоследствии соглашение пересмотрели, и страны договорились оставить только по одной системе ПРО.

Цель этого договора — сокращение вероятности ядерной войны между США и Советским Союзом. Иначе гонка ядерных вооружений дополнилась бы гонкой систем ПРО.

При этом, по оценкам экспертов, полных гарантий безопасности при массированной ядерной атаке не может дать ни одна система ПРО. Снизить ущерб возможно только за счёт сокращения количества ракет, выпущенных противником.

Добиться этого можно при помощи превентивного удара по зонам размещения пусковых установок вражеского государства.

Таким образом, активное расширение систем ПРО только повышает вероятность начала ядерного конфликта, отмечают эксперты.

В 2001 году Джордж Буш, возглавлявший в то время Белый дом, объявил о выходе США из Договора по ПРО, и уже в 2002 году Вашингтон снял с себя все обязательства по этому соглашению.

Американская сторона назвала договор «пережитком холодной войны» и обещала, что выход США из соглашения «не повредит безопасности России».

Выступая с посланием к Федеральному собранию 1 марта, Владимир Путин напомнил о том, что Россия пыталась в своё время отговорить Вашингтон от выхода из Договора по ПРО.

Как пояснил в интервью RT военный эксперт Алексей Леонков, когда Вашингтон выходил из Договора по ПРО, американские эксперты предполагали, что российская оборонная промышленность вообще не выживет: ситуация в российской экономике в те годы была действительно очень тяжёлой.

«Кинжал» и гиперзвук

1 марта в ходе обращения к Федеральному собранию президент Владимир Путин сообщил, что Россия создаёт новейшие системы стратегических вооружений. Речь, в частности, идёт об уникальной ракетной системе с ядерной силовой установкой (ЯСУ).

Такие установки обладают практически неограниченной дальностью хода и большой мощностью двигателей, что, в свою очередь, позволяет увеличить скорость. Ракета с ЯСУ способна лететь по непредсказуемой траектории и нанести удар в любой точке земного шара. До сих пор идея ядерных силовых установок была реализована только на морском транспорте — субмаринах и ледоколах.

Владимир Путин представил ещё одну разработку — подводные беспилотники.

Ещё один проект, который упомянул российский лидер, — авиационный гиперзвуковой ракетный комплекс «Кинжал». Как пояснил Владимир Путин, комплекс уже прошёл испытания и заступил на боевое дежурство.

Обладание такими ракетами сводит на нет противоракетную оборону возможного противника. Современные ПРО и ПВО не в состоянии перехватить оружие этого типа: противоракеты просто не могут догнать гиперзвуковые устройства.

В настоящий момент Россия — единственная страна, объявившая о наличии у неё гиперзвукового оружия. Подобные разработки ведутся также в Китае. По оценке директора Управления перспективных исследовательских программ Пентагона (DARPA) Стивена Уокера, для Пекина гиперзвуковое оружие — «национальный приоритет».

США же отстают в этой сфере не только от России, но даже от Поднебесной, признался Уокер в беседе с журналистами.

По оценкам экспертов, на то, чтобы довести до ума свои наработки в этой сфере, американским разработчикам могут потребоваться годы. Как пояснил Леонков, наиболее близкие сроки были обозначены по ракете X-51A Waverider — 2020 год: к этому времени планировалось создать опытный образец.

Устаревшая стратегия

Стратегия США по развёртыванию вокруг России систем ПРО после того, как у Москвы появились принципиально новые виды вооружений, утратила смысл, считают эксперты. По условиям Договора СНВ-3 США и Россия могут иметь по 1550 ядерных боеголовок и по 700 оперативно развёрнутых носителей.

При этом американцы не могут рассчитывать на то, что каждая их ракета перехватит по одной нашей: испытания показали, что это невозможно, пояснил военный эксперт Михаил Тимошенко.

Однако Вашингтон не сможет быстро переориентироваться и остановить развёртывание противоракетных систем в Европе и Азии, полагают эксперты.

По мнению эксперта, сейчас перед американской разведкой будет поставлена задача собрать максимум информации по этим проектам.

Надежда Алексеева

Источник: https://tvoi54.ru/posts/1917-sistema-protuhla-ugrozhaet-li-rossii-razmeschenie-amerikanskoi-pro-vdol-granic.html

Европейская система противоракетной обороны — проблемы и перспективы

Для преодоления рисков, с которыми Европа столкнулась после появления новых региональных конфликтов, требуется единая оборонная политика и общие усилия в области оборонных технологий. Отдельным направлением в этом плане является надежная противовоздушная оборона (ПВО) с таким важнейшим элементом, как система противоракетной обороны (ПРО).

Обеспечение европейской безопасности — анализ ситуации и угроз

Кризисные процессы и новые воздушные угрозы инициировали на Западе дискуссию относительно улучшения ПВО Европы.

Во-первых, распространение тактических баллистических ракет (Tactical Ballistic Missiles, TBM) из так называемых «стран-изгоев», таких как Северная Корея, Иран и Сирия, приводят к потенциальным региональным конфликтным ситуациям, которые угрожают Старому свету.

Тактический РК «Эльбрус» (по классификации НАТО «Скад Би»)

С другой стороны, западные специалисты отмечают явное нарастание в последние годы конфликтного потенциала с Россией. Возникновению последнего способствовала созданная США в Европе система противоракетной обороны и развертывание соответствующих объектов в Польше (Редзиково) и Румынии (Девеселу).

Объект ПРО США в Румынии (Deveselu)

В этих условиях Россия видит угрозу снижения оперативной ценности ее стратегических систем вооружения и, как следствие, проводит дальнейшую модернизацию наступательного оружия. В свою очередь, политика Москвы на Украине и в других регионах (Арктика и Балтийский регион) признана военно-политическим руководством странам НАТО агрессивной и  вызывающей озабоченность.

Существующие инструменты для локализации возможных рисков в евро-атлантическом регионе были рассмотрены на открывшейся 11 октября 2017 года в г.

Эссен (Германия) практической конференции «Воздушно-космические силы и средства» (Joint Air and Space Power Conference).

Как заявил один из участников, из подобных инструментов два, воздушная мощь (Air Power) и усовершенствованная ПВО (Advanced Air Defense, фактически ПРО), понимаются как  «средства сдерживания».

Их значение для надежной защиты от тактических баллистических ракет (ТБР) растет в Европе со степенью угрозы от новых средств нападения. Формируется понимание того, что только единая система, включающая подсистемы раннего предупреждения и поражения, способна дать адекватную защиту от TБР и их боевых головных частей (ГЧ).

Вместе с тем, большие риски связанны с угрозой тактического и стратегического аэродинамического наступательного оружия (крылатых ракет, КР). Эксперты считают нынешнюю оценку развития и распространения таких систем вооружения недостаточной. Как результат, угроза, исходящая от КР, пока остается в значительной степени скрытой от общественности.

Пво сухопутных войск – недостающий потенциал

По оценкам западных военных специалистов, отсутствие или недостаточное понимание руководством большинства стран НАТО необходимости дополнительного учета угрозы от крылатых ракет, приводит к внушающему опасение дефициту ПВО. Особенно это сказывается на малых и средних дальностях и высотах.

Данная проблематика обсуждалась на симпозиуме «Использование воздушного пространства сухопутными войсками — оперативный и технический аспекты» (Nutzung des Luftraums durch die Landstreitkräfte – operativ und technisch). Мероприятие прошло в середине ноября 2017 года в международном учебном вертолетном центре ВВС бундесвера, г. Брюкебур (Bückeburg).

Участники отметили, что недостатки ПВО малой и меньшей дальности (SHORAD/ VSHORAD, Short-Range/Very Short-Range Air Defence) имеют место уже в течение нескольких лет. Модернизация наземной ПВО считается высокоприоритетным проектом.

В среднесрочный период, предварительные исследования и первичные разработки зенитно-ракетной системы (ЗРС) малой дальности оцениваются в размере 460 млн. евро. Для более поздней фазы проекта потребуется дополнительно еще один транш на  сумму около двух млрд. евро.

Вместе с тем, не ясно будет ли достаточно этих средств и способна ли европейская промышленность использовать в интересах данной ЗРС уже разработанные лазерные технологии и дополнительные сенсорные компоненты.

Читайте также:  Ядерная бомба: атомное оружие на страже мира

ЗРК IRIS-T SLM на огневой позиции

Согласно публикациям, основными фаворитами для принятия на вооружение в качестве ЗРС прикрытия сухопутных войск могут стать зенитно-ракетный комплекс (ЗРК) IRIS-T SL/SLS или модернизированный ЗРК NASAMS II. Первый является продуктом немецкой компанией «Дил Дефенс» (Diehl Defence), второй – совместная разработка норвежской «Консберг» (Norwegian Kongsberg) и американской «Рэйтеон» (Raytheon).

РЛС RMMV SX45 ЗРК IRIS-T SL

Комплекс IRIS-T SL/SLS, как часть общей ЗРС IRIS-T SLM возможно адаптировать для наземного запуска аналогично закупаемой Швецией конфигурации на транспортном средстве Bv206 / BvS10.

Для IRIS-T SL (Surface Launched) речь идет о версии управляемой ракеты IRIS-T увеличенной дальности. Система предназначена для применения на высоте до пяти км и дальности 10 км.

ЗРК же NASAMS II уже используется вооруженными силами Финляндии, Нидерландов, Норвегии, Испании и США.

Пусковая установка ЗРК NASAMS 2 на марше

Аналитики отмечают преимущества каждой из систем. Существует также мнение, что для использования ЗРК IRIS-T SL в качестве замены систем «Озелот» или «Стингер» он слишком велик. В результате до начала 2018 года каких-либо решений не принято.

Система противоракетной обороны – сложности и решения

По оценке аналитиков НАТО, распространение технологий тактических баллистических ракет достигло глобального масштаба.

Некоторые государства Центральной и Юго-Восточная Азии, а также Ближнего Востока уже в начале следующего десятилетия будут располагать более 2 200 ТБР, имеющими различную дальность и типы ГЧ.

Из них, около 600 ТБР будут иметь дальность полета более 2 500 км и смогут угрожать Центральной Европе. В частности, работы Северной Кореи над системами с дальностью более 9 000 км подтверждают эту тенденцию.

ТБР Северной Кореи

Складывающаяся ситуация глобального распространения ТБР усугубляется тем, что состоящие сегодня на вооружении системы ПВО/ПРО испытывают большие сложности с их поражением. При этом, речь идет  также о суббоеприпасах, которые на больших высотах отделяются от носителя и в качестве боевой ГЧ входят в плотные слои  атмосферы.

В документах НАТО тактические баллистические ракеты, подлетающие к цели на сверхзвуковых скоростях (с высоким числом МАХа), называются чрезвычайно критичными. Поскольку их поражение крайне сложно из-за увеличенной дальности, улучшенной точности, резкого снижения показателей излучения и относительно небольших зон поражения.

Подобно тому, как перехват ТБР и их ГЧ в экзосфере (высота 800 — 3000 км)  представляет собой технологический вызов, проблематичной остается и их поражение в нижних слоях атмосферы.

Во-первых, требуется высокая точность для поражения одной ТБР: либо электронного оборудования ракеты, либо боевого заряда.

Во-вторых, к этому моменту целью перехвата могут стать уже разделенные и попавшие в нижние слои головные части (суббоеприпасы).

Кроме того, специалисты отмечают, что система противоракетной обороны Запада испытывает методологические проблемы. До сих пор отсутствуют единые критерии, гарантирующие безопасную идентификацию положения боеголовки в TБР, различение приближающейся боевой головной части от ложной и классификацию типа боевой ГЧ.

Помимо этого, поражение носителя в зоне перехвата должно  обеспечить, насколько возможно, предотвращение сопутствующего ущерба на земле от его суббоеприпасов.

В этой связи химические и биологические (бактериологические) ГЧ, с давних времен считаются особо опасными.

 Поскольку разрушение их носителя (или самих боеприпасов) на высотах более 20 км приводит к значительному радиусу поражения на земле.

ПРО морского базирования

В настоящее время система противоракетной обороны НАТО располагает комплексом «Пэтриот» (Patriot PAC-3). Этот комплекс и подобные ему получили обозначение систем конечной фазы.

ПУ ЗКР «Пэтриот» на огневой позиции

Согласно используемой технологии «ударного поражения» (Hit-to-kill, HTK) требуется прямое попадание в приближающуюся цель.

При этом, огневое управление PAC-3 выполняется с земли.

Эксперты НАТО осознают недостаточные возможности «Пэтриота» для поражения TБР большой дальности в нижних слоях атмосферы, но рассматриваю его, как значительный потенциал европейской ПРО в текущем ее  состоянии.

Военно-морские системы ПРО, в сравнении с традиционными наземными комплексами, как PAC-3, в виду более совершенных технических возможностей имеют значительно большую гарантированную зону контроля.

По этой причине, Германия и Нидерланды планируют, возникающие бреши национальных систем противоракетной обороны компенсировать адаптацией возможностей своих корабельных средств обнаружения.

В частности, голландское подразделение международной промышленной группы «Талес» (Thales Nederland) готовит систему РЛС SMART-L MM/N (Multi-Mission /Naval), базирующуюся на галий-нитридной технологии.

РЛС SMART-L MM/N

Как вариант типичного сценария защиты от TБР, рассматривается применение фрегата F124 (тип «Саксония») ВМС бундесвера в качестве рациональной интегрированной в общевойсковую операцию платформы.

Корабль используется для получения, объединения (слияние) и обмена данными средств обнаружения (формирование так называемой сети сенсоров) с другими кораблями и летательными аппаратами ВМС Германии и союзных сил.

Фрегат F124 тип «Саксония»

Необходимые условия для будущего улучшения защиты с моря в долгосрочной перспективе включают в себя повышение производительности компьютерной обработки данных раннего предупреждения и РЛС в режиме реального времени. Основная идея для этого предлагается американской концепцией скоординированного взаимодействия (Coordinated Engagement Concept, CEC).

Согласно концепции, в интересах раннего предупреждения используются данные о цели с разных сенсорных платформ. Подобными платформами могут служить системы морского базирования, как AEGIS SPY-1 (в будущем SPY-6).

Оборудование воздушного базирования, как E-2D AHE Advanced Hawkeye или JTIDS (объединенная система распределения тактической информации). Интегрированная с ними в единую сеть наземная система противоракетной обороны на географически распределенных платформах.

Полученные и обработанные данные используются для предоставления всем потребителям единой картины воздушной обстановки.

Самолет ДРЛО E-2D AHE Advanced Hawkeye

По оценкам экспертов, с точки зрения сегодняшнего дня раннее обнаружение и поражение ТБР и их ГЧ, содержащих различные суббоеприпасы, возможно только с помощью CEC или аналогичной системы раннего предупреждения.

Системы ПРО морского базирования, обладая большими зонами охвата, в сравнении с наземными системами, подобными PAC-3, в ходе боевых действий могут позволить  отказаться от наземных РЛС раннего обнаружения.

Например, в случае, если фазированные корабельные РЛС находятся вблизи от позиций вражеских ТБР в прибрежном районе.

Они гораздо раньше обнаруживают поднимающуюся угрозу и могут поражать ее на фазе взлета своими корабельными противоракетами.

Сравнительные возможности систем ПРО

Согласно публикациям, проведенные в 2009, 2010 и 2012 годах на Западе исследования в интересах ПРО дали положительный результат относительно возможностей поражения ТБР в нижних слоях атмосферы.

Комплекс «Пэтриот» PAC-3 и аналогичный ЗРК тактической ПВО MEADS/TLVS продемонстрировали вероятность прямого попадания более 70 процентов, а вероятность уничтожения цели при двойном пуске противоракеты PAC-3 – почти 90 процентов.

ПУ ЗРК MEADS

Отмечается, что похожую работу провели Франции и Италии. ЗРК SAMP/T универсального базирования и система конечной фазы на базе ASTER30 показали прогнозируемую вероятность прямого попадания от 65 до 75 процентов.

Также установлено, что максимально возможная вероятность прямого попадания  этих оборонных систем зависит от траектории полета и скорости подлетающей TБР. Во-первых, уязвимость ракеты возрастает после ее погружения в более плотные слои атмосферы. Во-вторых, угол такого входа с увеличением дальности пуска ракеты становится более пологим.

ПУ ЗРК ASTER30

Считается подтвержденным, что скорость TБР большой дальности, российских МБР типа RS-12M1/2 Topol-M, подобных северокорейских, иранских, пакистанских и китайское разработок, например: Taepo-Dong 2, Shahab 3 или BM25 Musudan, Agni III и JL-2 (CSS-NX-5) – после входа в атмосферу замедляется. Для TБР с дальностью более 2000 км подобные особенности ожидаются уже на высоте около30 км.

МБР «Тополь М2»

Система противоракетной обороны THAAD

Оборонительным комплексом заатмосферного перехвата (уровень экзосферы) считается «Тэд» (Terminal High Altitude Area Defense, THAAD). Высота его эффективного применения составляет более 20 км.

Комплекс использует кинетические ГЧ (Kinetic Kill Vehicles, KKV) с высокой кинетической энергией (более 200 МДж).

Система противоракетной обороны, основанная на системах THAAD или комплексах «Пэтриот» PAC-3 и MEADS/TLVS, использует одну и ту же традиционную технологию HTK. Но размеры прикрываемого района сильно различаются.

ПУ комплекса ПРО THAAD

Принятая на вооружение ВС США система ПРО дальнего перехвата (Upper Layer-System) THAAD должна гарантировать уничтожение тактических баллистических ракет подлетающие под различными углами на больших высотах (Upper Keep-out Altitude).

Дальность обнаружения цели ее РЛС с фиксированной антенной и электронным отклонением луча может превышать 450 км.

При этом, якобы обеспечивается требуемое  раннее обнаружение и идентификация TБР, а также различение боевых и ложных ГЧ, что ранее с использованием систем прошлого поколения было не достижимо.

Согласно расчетам,  на примере Германии, в случае задействования THAAD в Европе в сравнении с PAC-3 и MEADS/TLVS потребовалось бы во много раз меньшее количество пусковых позиций, для покрытия всей территории  страны.

Решение технологических рисков остается под вопросом

Несмотря на определенные достижения в области ПРО, западные эксперты констатируют, что технологическая оценка возможностей защиты от ракет большой дальности чрезвычайно сложна.

Критическими показателями будущей ПРО станут дальность, точность и время реакции. Вместе с тем, современная система противоракетной обороны базируется, большей частью, на разработках начала 1960-х годов. Однако до сих пор нет системы, гарантирующей экстремально высокие требования точности для полной защиты от всего современного спектра TБР.

Подходы к разрабатываемым в настоящее время наземным противоракетам (Ground Based Interceptor) и THAAD в США, «Arrow 2» в Израиле и «С-300» в России схожи.

ПУ ПРО Израиля «Arrow 2»

Отмечается также, что технологически остается спорной заявленная для системы заатмосферного перехвата THAAD способность к распознаванию целей с малым радиолокационным отражением (Radar Cross Sections, RCS). Поскольку очень сложно отличить боевые ГЧ от соседних ложных.

Помимо перечисленного, для систем ПРО, подобных  PAC-3, которые применяются против широкого спектра угроз и, благодаря своей мобильности и автономности, особенно подходят для участия в совместных операциях вооруженных сил, господствует проблематика высоты поражения целей. Вопрос заключается в том, как можно сделать безвредными токсичные вещества в ГЧ прежде, чем они в сконцентрированной форме достигнут поверхности территории обороняемого, нейтрального или союзного государства.

В этой связи, эксперты рассматривают системы для перехвата в так называемой фазе ускорения (подъема). К вероятным решениям относят либо применение направленной кинетической энергии, либо использование лазерного оружия.

В любом варианте принцип заключается в устранении угрозы TBР уже над территорией противника. Долгосрочным вариантом считается разрушение ракеты на стадии подъема с помощью высокоэнергетических лазерных систем воздушного базирования.

Таким образом, риск остаточных эффектов от суббоеприпасов ограничивается территорией противника.

По материалам журнала «Europäische Sicherheit &Technik».

Источник: https://invoen.ru/vvs/evropejskaya-sistema-protivoraketnoj-oborony/

Противоракетный комплекс Aegis Ashore: сухопутный корабль и угроза безопасности

Очередное ухудшение ситуации на Корейском полуострове сопровождается повышенной угрозой обмена ракетно-ядерными ударами. Потенциальные участники гипотетического конфликта не желают нести потери от стратегических вооружений противника и намерены принимать те или иные меры.

Главным средством защиты от вражеских ракет должны стать развернутые, строящиеся или пока только планируемые к постройке противоракетные комплексы. Одна из таких систем, созданных в США, носит название Aegis Ashore.

В настоящее время на вооружении Соединенных Штатов и ряда дружественных им государств состоит ряд комплексов противоракетной обороны, отличающихся друг от друга характеристиками и возможностями, способом развертывания и т.д. Одной из основ сложнейшей и крупнейшей системы ПРО являются корабли с боевой информационно-управляющей системой Aegis BMD, созданной для перехвата баллистических ракет.

Несколько лет назад на основе корабельного комплекса ПРО была создана унифицированная система наземного базирования.
Материальная частьНовый проект сухопутной системы получил обозначение Aegis Ashore, указывающий на способ размещения ее компонентов. Головным подрядчиком при разработке этого проекта была компания Lockheed Martin.

Кроме того, к работам привлекли ряд других организаций, ранее участвовавших в создании базовой морской системы «Иджис». Проектные работы были завершены в первой половине текущего десятилетия, и затем новый комплекс ПРО вывели на испытания.
Радиолокационная станция из состава комплекса Aegis Ashore. Фото Lockheed Martin / lockheedmartin.

comВ основе проекта Aegis Ashore лежит простейшая идея, позволяющая организовать противоракетную оборону заданного района без необходимости разработки совершенно новых систем. Она заключается в размещении аппаратуры, изначально разработанной для кораблей, на соответствующих сухопутных сооружениях.

Читайте также:  Малый водоплавающий автомобиль газ-011

Несмотря на иной вариант размещения, такой комплекс сохраняет все возможности базового корабельного образца. Следует отметить, что именно подобные особенности проекта «Иджис Эшор» привели к разногласиям на международной арене.Проект Aegis Ashore предусматривает любопытный способ развертывания необходимого оборудования.

На противоракетной базе предлагается строить несколько сооружений разной конфигурации. К примеру, для размещения радиолокационной станции следует строить многоэтажное здание, внешне похожее на надстройку кораблей проектов Ticonderoga и Arleigh Burke. На определенном удалении от РЛС и командного пункта должна строиться «коробка» для размещения вертикальной пусковой установки противоракет.

По составу основных компонентов система сухопутного базирования почти не отличается от корабельной. Для слежения за обстановкой в воздушном и космическом пространстве, поиска целей и выдачи целеуказания по-прежнему используется радиолокационная станция AN/SPY-1 с пассивной фазированной антенной решеткой.

На одном сооружении монтируется несколько антенных решеток, что позволяет следить за крупным сектором и своевременно получать данные об опасных объектах.Аппаратура обработки данных, выдачи целеуказания и управления стрельбой, насколько известно, так же заимствовалась у корабельного комплекса Aegis BMD.

При этом, как утверждалось официальными лицами, комплекс наземного базирования лишился некоторых приборов и части программного обеспечения. Это было сделано во избежание нарушений международных договоров. Впрочем, этот вопрос до сих пор остается поводом для споров на разных уровнях.

Для стрельбы противоракетами в состав сухопутного комплекса ПРО включена универсальная вертикальная пусковая установка Mk 41. В базовой версии это изделие размещается в корпусах существующих и строящихся кораблей. Для использования такой пусковой установки на суше предусматривается строительство специального сооружения, внутри которого помещаются все необходимые агрегаты. Кроме того, такое строение оснащается средствами загрузки ракет в вертикальные ячейки.

Главным средством уничтожения баллистических ракет противника в комплексе «Иджис Эшор» являются ракеты-перехватчики семейства SM-3. Это оружие, изначально создававшееся для кораблей с функциями противоракетной обороны, вместе с другим оборудованием было адаптировано к эксплуатации на суше. Как и исходный корабельный комплекс, сухопутная система способна использовать все существующие ракеты SM-3, вне зависимости от их модификации.

Компоненты комплекса. Рисунок Defenseindustrydaily.comВ настоящее время основным боеприпасом комплексов Aegis BMD в двух вариантах базирования является противоракета RIM-161C SM-3 Block IB. Это изделие комплектуется двухдиапазонной инфракрасной головкой самонаведения и осуществляет перехват цели при помощи специальной кинетической боевой ступени. Развивая в полете скорость до 3 км/с, такая ракета способна поразить цель на дальности до 700 км.В обозримом будущем на вооружение должна будет поступить ракета SM-3 Block IIA, отличающаяся более высокими характеристиками. За счет применения новой силовой установки такой боеприпас должен будет развивать скорость до 4-4,5 км/с. Дальность стрельбы будет увеличена до 2500 км. Также проект предусматривает использование новых систем наведения, что, как ожидается, тоже заметным образом повысит боевые качества ракеты.Следует напомнить, что помимо противоракет SM-3 в боекомплект кораблей проектов «Тикондерога» и «Арли Берк» входит оружие других типов. Крейсеры и эсминцы способны нести зенитные ракеты SM-2 и другие, противолодочное оружие, а также ракеты «поверхность-поверхность» семейства Tomahawk. Как утверждают официальные источники, в ходе адаптации комплекса «Иджис» к использованию на суше было решено отказаться от части его приборов. Таким образом, в составе Aegis Ashore отсутствуют системы, применяемые для стрельбы «традиционными» зенитными, противолодочными или ударными ракетами. Тем не менее, подобные заявления подвергаются критике.

Полигоны и боевые позиции

21 мая 2014 года Пентагон официально объявил о проведении первого тестового запуска ракеты SM-3 опытным комплексом «Иджис Эшор». Комплекс, построенный на Гавайских островах, произвел запуск противоракеты модификации Block IB. Как сообщалось, пуск прошел штатно. При этом в ходе первого испытания какие-либо учебные мишени не использовались. Впрочем, необходимость такой проверки могла отсутствовать: противоракетный вариант системы Aegis достаточно давно прошел все испытания и показал свои возможности. Таким образом, проверки береговой его версии могли ограничиться только подтверждением работоспособности аппаратуры, размещенной в новых сооружениях.Вскоре после испытаний началось строительство новых объектов противоракетной обороны. Первый комплекс Aegis Ashore заложили в Румынии, на авиабазе Девеселу. К концу весны 2015 года на объекте завершились строительные работы, а в конце года было объявлено о достижении эксплуатационной готовности. В мае 2016-го новый комплекс официально ввели в эксплуатацию. С этого момента РЛС сухопутного базирования начала слежение за обстановкой, а ракеты-перехватчики заступили на дежурство, ожидая команду на старт.В настоящее время строительные и монтажные работы ведутся в Польше, вблизи поселка Редзиково. Второй объект Aegis Ashore должны достроить, проверить и ввести в строй в следующем году. Насколько известно, по своему оснащению эта база противоракетной обороны будет похожа на уже введенную в строй в Румынии. Двум новым объектам в Восточной Европе предстоит решать схожие задачи в разных регионах. Так, комплекс ПРО на польской территории будет прикрывать северные районы Европы, а «румынскому» предстоит защищать южные рубежи.
Перенос корабельной аппаратуры в наземное сооружение. Слайд из презентации Агентства по ПРО / slideshare.netНе так давно стало известно о будущем строительстве еще двух объектов ПРО, на этот раз в Японии. В связи с ухудшением обстановки на Корейском полуострове и растущей угрозой со стороны КНДР официальный Токио выразил желание построить на своей территории два комплекса Aegis Ashore. Как сообщалось в начале года, на строительство этих объектов понадобится несколько лет, и к 2023 году Япония получит защиту от гипотетического ракетно-ядерного удара. Один комплекс будет развернут в префектуре Акита, второй – в Ямагути. Каждый из них обойдется казне в 80 млрд иен (около 730 млн долларов США).Несколько дней назад японская пресса сообщила, что военное ведомство страны не устраивает сформированный график работ по развертыванию противоракетных систем. Оно намерено запросить дополнительное финансирование, при помощи которого удастся ускорить строительство в 2018 финансовом году. Для этого требуется 730 млн иен (6,4 млн долларов). Увеличение финансирования в ближайшем будущем позволит в определенной мере ускорить строительство и тем самым приблизить момент начала эксплуатации готовых комплексов.По разным данным, свой интерес к комплексу ПРО Aegis Ashore проявляли и другие страны, но в их случае дело пока не продвинулось дальше разговоров и обсуждений. Согласно актуальным планам, подобные системы будут развернуты только в трех странах. Две противоракетные базы будут работать в Восточной Европе, еще две – на Дальнем Востоке. О возможном наращивании такой группировки пока не сообщалось.

Поводы для критики

Достаточно быстро проект Aegis Ashore подвергся жесткой критике со стороны Москвы и Пекина. Зарубежные специалисты заметили, что перспективный противоракетный комплекс, отличающийся интересным «происхождением», может иметь характерные возможности. Более того, некоторые возможности, выходящие за пределы заявленных, прямо противоречат существующим международным договорам.

Прежде всего, комплекс Aegis Ashore, как и другие противоракетные системы Соединенных Штатов, был назван средством изменения стратегического баланса. Развертывая комплексы ПРО в непосредственной близости от российских или китайских границ, Вашингтон показывает свое желание получить преимущества в гипотетическом конфликте с обменом ракетно-ядерными ударами.

Теоретическая возможность перехвата части ракет потенциального противника вскоре после их запуска дает США определенные преимущества. Одновременно с этим нарушается баланс сил в разных регионах, что точно не приведет к положительным последствиям.Также политики отметили специфические технические и боевые возможности новых объектов.

Дело в том, что базовый корабельный вариант комплекса Aegis BMD может использовать не только ракеты-перехватчики, но и другое управляемое ракетное вооружение. И если применение противолодочных ракет на суше выглядит бессмысленным, то совместимость с изделиями «Томагавк» является самым серьезным поводом для беспокойства.

С технической точки зрения, «Иджис Эшор» может сохранять совместимость с крылатыми ракетами и использоваться для их запуска.Размещение ракет Tomahawk на сухопутных базах в Восточной Европе или Японии представляет большую угрозу для российских и китайских объектов.

Кроме того, использование такого оружия с комплексом Aegis Ashore прямо противоречит условиям договора о ликвидации ракет средней и малой дальности. Среди прочего, это соглашение предусматривало отказ от крылатых ракет наземного базирования.
Комплекс ПРО на румынской базе Девеселу. Фото News.usni.

orgПо очевидным причинам, официальный Вашингтон не признает возможность использования комплексов ПРО в качестве средства нанесения ракетного удара. По официальной американской информации, комплекс Aegis Ashore не имеет возможности стрельбы крылатыми ракетами, поскольку в его составе отсутствуют некоторые приборы и не используется определенное программное обеспечение.

Тем не менее, и это является поводом для новых вопросов. Прежде всего, политики, специалисты и общественность желают знать, насколько сложно дополнить «Иджис Эшор» нужными устройствами и программами.Таким образом, в существующей конфигурации американские объекты ПРО могут угрожать интересам России и некоторых других стран, причем сразу по двум причинам.

Использование противоракет семейства SM-3 может изменить стратегический баланс в регионе с негативными последствиями для международной обстановки. Официально отвергаемая, но сохраняемая на теоретическом уровне возможность стрельбы крылатыми ракетами «земля-земля», в свою очередь, оказывается прямой угрозой безопасности соседних стран.

Россия и Китай уже не первый год говорят об опасностях, связанных с развертыванием американских комплексов противоракетной обороны, в том числе и сухопутной версии Aegis BMD. Военное и политическое руководство Соединенных Штатов, впрочем, не обращает особого внимания на такую критику и продолжает строительство новых объектов. Кроме того, продолжается программа развития ракет SM-3, новые результаты которой будут внедрены не только на кораблях, но и на сухопутных комплексах.

Ближайшее будущее и комплексы ПРО

Как следует из последних событий, американская сторона не намерена сворачивать свою программу строительства новых объектов противоракетной обороны, в том числе комплексов Aegis Ashore.

В начале двадцатых годов в строй будут введены два подобных объекта на японской территории, в результате чего США и их союзники будут располагать достаточно развитой сетью комплексов ПРО. С их помощью можно будет контролировать и прикрывать Восточную Европу, а также северную часть Азиатско-Тихоокеанского региона.

Заявления и действия Вашингтона, наблюдавшиеся в последние годы, прямо говорят о том, что он не намерен останавливать развитие своей глобальной системы противоракетной обороны. Как следствие, странам, интересы которых затрагивает появление такой системы, необходимо принимать определенные меры.

Доступные сведения об архитектуре, возможностях и боевых качествах комплексов ПРО, в том числе «Иджис Эшор», позволяют составить примерный круг решений.Для нанесения полномасштабного удара при применении противником противоракетных систем необходимы ракеты со средствами преодоления ПРО и, возможно, комплексы радиоэлектронной борьбы.

Последние должны будут мешать работе средств обнаружения ПРО, а ракеты, оснащенные собственными средствами прорыва, смогут пройти через оставшуюся защиту. В таком случае, как минимум, определенная часть ракет сможет поразить указанные цели.Активно отрицаемая возможность стрельбы крылатыми ракетами так же требует соответствующих мер.

Ими может стать развитая эшелонированная противовоздушная оборона на предполагаемых маршрутах ракет. Это позволит своевременно выбить значительную часть ракет. Прочие ракеты должны быть перехвачены ПВО, отвечающей за прикрытие их целей.

Очевидно, что существующая проблема с американскими комплексами противоракетной обороны имеет, как минимум, теоретическое решение. Теми или иными способами можно сократить негативное влияние новых комплексов и частично сохранить желаемый баланс сил. Тем не менее, во всем этом присутствует один негативный момент.

Развертывание ракет со средствами преодоления и развитой ПВО переводит решение актуальных вопросов в военную плоскость. Накопившиеся проблемы следовало бы решать властям и дипломатам, но одна из сторон негласного конфликта не желает отказываться от своих планов. К чему это приведет – станет известно в будущем.По материалам сайтов:http://mda.mil/http://navy.mil/http://defensenews.com/http://globalsecurity.org/https://defenseindustrydaily.com/http://ria.ru/http://tass.ru/http://news.usni.org/

https://lockheedmartin.com/

Источник: https://topwar.ru/131768-protivoraketnyy-kompleks-aegis-ashore-suhoputnyy-korabl-i-ugroza-bezopasnosti.html

Ссылка на основную публикацию