Самозарядный карабин ск-16 — оружейный конструктор

Что заменит СВД: Самозарядный карабин СК-16

О перспективных стрелковых системах вместе с ведущим конструктором концерна «Калашников» Демьяном Беляковым рассуждает журнал «Популярная Механика». Тема для разговора — разрабатываемый им совместно с Евгением Ерофеевым самозарядный карабин СК-16.

Смена концепции

Несколько десятилетий после Второй мировой войны развитие стрелкового вооружения шло по пути уменьшения калибров и мощностей патронов в пользу увеличения носимого боезапаса.

Военный опыт показывал, что большинство боестолкновений проходило на коротких дистанциях, где мощности винтовочных патронов были избыточными, дальние же расстояния были вотчиной артиллерии.

А задачу увеличения дальности огня для стрелкового подразделения было принято решать с помощью поступившей на вооружение Советской армии в 1963 году снайперской винтовки Драгунова (СВД), которую выдавали самому меткому стрелку отделения.

То, что с этой концепцией что-то неладно, первыми заметили американцы после операций в Афганистане и Ираке. Калибры уменьшались, бронежилеты и шлемы совершенствовались, а солдаты стремились увеличивать дистанцию боестолкновений.

Тогда был тихо спущен на тормозах проект перспективной штурмовой винтовки XM8, который продолжал линию на снижение мощности и массы.

Планировалось, что эта винтовка, разрабатываемая по заказу Пентагона американским подразделением немецкой компании Heckler-Koch, станет на 20% легче стоявшей на вооружении M-16A2 и будет использовать облегченные 5,56-мм патроны с композитной металлопластиковой гильзой.

ДЕМЬЯН БЕЛЯКОВ, ВЕДУЩИЙ КОНСТРУКТОР КОНЦЕРНА «КАЛАШНИКОВ»Основатель одной из первых в стране частных оружейных компаний — «Демьян», специализирующейся на выпуске пневматического оружия. Совместно с легендарным конструктором спортивного оружия разработал пистолет для скоростной стрельбы СП-08. В концерне «Калашников» занимается разработкой спортивного оружия.

Почти одновременно с закрытием проекта XM8 командование Сил специальных операций объявило конкурс на новую модульную штурмовую винтовку для спецназа SCAR (SOF Combat Assault Rifle), которая должна была выпускаться в двух вариантах: легком SCAR-L под стандартный патрон 5,56х45 мм NATO и тяжелом SCAR-H под значительно более мощный патрон 7,62х51 мм NATO и с возможностью переделки под другие калибры, например, что интересно, под советский автоматный патрон 7,62х39 мм и стандартный магазин автомата Калашникова. В конкурсе победила система, разработанная американским подразделением бельгийской компании FN Herstal, и в настоящее время эти винтовки поступают на вооружение американского спецназа и используются в Афганистане, Ираке и Сирии.

Параллельно аналогичную систему с прицелом на тех же заказчиков в инициативном порядке разработала и Heckler-Koch, выпустив в 2005 году на базе своей 5,56-мм винтовки HK416 тяжелую HK417 под патрон 7,62-мм NATO. Работы над мелкими калибрами и облегченными системами были свернуты по всему миру.

Опыт российских операций от Кавказа до Сирии подтвердил американские наблюдения: дистанция боя увеличилась. Прицельный огонь на 800−1000 м стал реальностью.

На этих и больших дистанциях прекрасно работают снайперские комплексы, но снайперы — штучный продукт, хирургический скальпель.

А армии требуется рабочий, повседневный инструмент, способный как решать задачи на значительных расстояниях, так и быть эффективным с пары метров.

В ПЕРСПЕКТИВНОМ КАРАБИНЕ СК-16 МНОГОЕ НЕОБЫЧНО, ВКЛЮЧАЯ СХЕМУ РАЗБОРКИПока мы можем все это видеть только на экране компьютера. Но надеемся в ближайшее время попробовать новинку на стрельбище.

Тут маячит еще одна старая отечественная проблема.

Не секрет, что АК-74, состоящий на вооружении у многих армий мира, в том числе и российской, один из самых… неточных.

Его обычная кучность составляет 3,5 угловой минуты, в то время как его близкие родственники, израильские автоматы Galil и финский Valmet, стреляют уже гораздо лучше — около 1,5 угловой минуты.

Современные версии «стоунеровки» M4 обеспечивают кучность в районе угловой минуты. А SCAR-H калибра .308 уверенно показывает кучность, сравнимую с кучностью болтовой винтовки — около 0,5 минуты.

Путем статистических выкладок доказывалось, что личному оружию пехотинца не требуется большая точность. Однако в современных боевых действиях всё оказалось не так — сегодня в бою автоматический огонь ведется только пулеметами. В итоге давно назрела необходимость в мощном, точном и самозарядном карабине.

Перед началом работы был проведен анализ недостатков СВД

Необъяснимо длинный и тонкий ствол, на который невозможно установить дульные устройства — эффективный пламегаситель или глушитель. Линейной зависимости кучности боя от длины ствола вообще не существует.

Крепление прицела на боковую планку представляет серьезную проблему. Практика показала, что ствол и боковая база прицела не бывают соосны никогда.

 На СВД невозможно установить предобъективную насадку — ночного видения или тепловизионную.

Отдельная проблема — патрон. Начнем с того, что у нашей страны для подобного оружия нет подходящего мощного патрона, что, конечно, стыдно и странно. Стоящему на вооружении Российской армии винтовочному патрону 7,62х54 мм принадлежит грустный рекорд: это старейший используемый в военных целях винтовочно-пулеметный патрон в мире.

Он был разработан еще в позапрошлом веке специально для трехлинейной винтовки Мосина. Главная его проблема — выступающая фланцевая закраина, сильно ограничивающая варианты работы затвора и автоматики. Поэтому Демьян Беляков пока ориентируется на габариты натовского 0.308.

Адаптация на близкий по длине отечественный патрон любого калибра займет минимум времени.

ДЕМЬЯН БЕЛЯКОВ УТВЕРЖДАЕТ, ЧТО ВНЕШНИЙ ВИД ОРУЖИЯ НЕ МЕНЕЕ ВАЖЕН, ЧЕМ ЕГО ТЕХНИЧЕСКИЕ И ЭКСПЛУАТАЦИОННЫЕ ХАРАКТЕРИСТИКИСудя по последним образцам военной техники, с ним согласно большинство конструкторов-оружейников.

Винтовка-конструктор СК-16

Прицел на CK-16 крепится на стальную планку Пикатинни, служащую также базой для крепления ствола и направляющими для затворной группы.

Похожее решение было применено на МА — малогабаритном автомате Драгунова 1974 года, который, к сожалению, был недооценен и в серию не пошел.

Такое решение позволяет на производстве технологично добиться соосности всех важнейших узлов винтовки, что представляет неразрешимую проблему для АК и СВД: сегодня любая операция со снятием прицела приводит к необходимости заново пристреливать оружие.

Интересная особенность СК-16 — принцип работы автоматики.

Бич традиционных автоматических винтовок с газовым двигателем, где энергия возникает благодаря отводу пороховых газов через газоотводное отверстие в стенке ствола, — паразитные колебания ствола.

Именно поэтому многие снайперские подразделения мира используют неавтоматическое оружие. В винтовке Белякова ствол крепится только к прицельной планке — ни цевье, ни газовый двигатель не оказывают влияния на него при стрельбе.

В СК-16 забор давления для работы автоматики происходит после дульного среза, полностью снимая паразитные колебания ствола во время движения по нему пули, характерные для винтовок с боковыми газовыми двигателями.

Похожее решение было применено в снайперской винтовке ТКБ-0145 тульского конструктора А. Адова, в которой удалось добиться надежной работы автоматики даже на более слабом патроне.

Рукоятка у СК-16 не сопровождает затворную раму во время стрельбы, однако в случае задержки и неподачи патрона позволяет надежно сцепить ее с затворной рамой одним движением и досылать патрон хоть ударом.

Следующая фишка — двухсторонняя экстракция гильзы с «горячим» переключением направления выброса — пока не применялась нигде, и, очевидно, в «железных» прототипах стоит ожидать непредвиденных трудностей на этом пути. При успешной реализации данной особенности будет гораздо комфортнее вести огонь из тесных закрытых пространств, таких как автомобиль или оконный проем. Незаменима эта опция и для левшей.

ЕВГЕНИЙ ЕРОФЕЕВ, ПОТОМСТВЕННЫЙ ОРУЖЕЙНИК, ВЫПУСКНИК ИЖЕВСКОГО ГОСУДАРСТВЕННОГО ТЕХНИЧЕСКОГО УНИВЕРСИТЕТА ИМ. КАЛАШНИКОВА Работая инженером-конструктором в концерне «Калашников», принимал участие в разработке карабина «Сайга-107» со сбалансированной автоматикой.

Самый известный пример — автомат Никонова АН-94. Однако откат в нем используется для того, чтобы «успеть» сделать два выстрела за один цикл отката. Фактически в сторону противника быстро вылетают две пули, что теоретически увеличивает вероятность поражения.

Однако прицельные приспособления у АН-94 находятся на разных базах — мушка расположена на стволе и двигается вместе с ним, а целик — на задней части ствольной коробки и остается неподвижным.

Необходимые технологические люфты в системе не позволяют совмещать их единообразно от выстрела к выстрелу, и в результате невозможно понять, куда прилетит даже первая пуля в цикле, а тем более — вторая.

В СК-16 нет режима автоматического огня, и откат используется только для рассеивания энергии отдачи. За счет очень простого гидравлического амортизатора импульс отдачи «размазывается» по времени, и часть энергии отдачи переходит в тепло.

Кроме того, не будем забывать, что выстрел только кажется мгновенным. В действительности во время выстрела на оружие действует несколько импульсов: пуля пытается закрутить винтовку в сторону, противоположную своему вращению.

Затворная рама бьет по затвору и поворачивает его, стремясь повернуть винтовку в сторону. Затем происходит экстракция гильзы — ряд слабых «ударчиков», финиш затворной рамы в крайнем заднем положении, — и всё повторяется в обратном порядке.

В общем, винтовку или автомат во время стрельбы потряхивает в разных направлениях, а откат позволяет «спрятать» это множество импульсов «внутри» одного движения стреляющего агрегата.

Можно сравнить это с дракой в электричке, проходящей мимо платформы, на которой стоит наблюдатель. Вы этого просто не замечаете, хотя событие происходит в паре метров от вас.

Поскольку прицел — открытый или оптический — движется вместе со стреляющим агрегатом, его положение от выстрела к выстрелу относительно канала ствола совершенно не меняется.

А скорость процессов откат/накат не позволяет глазу даже заметить движение.

Все это работает на одну цель — сделать смещения ствола и прицела минимальными после каждого выстрела. В идеале стрелок должен четко видеть результат стрельбы и иметь возможность быстро сделать повторный прицельный выстрел. Перекрестие прицела не должно уходить с цели после выстрела. Только такая тактика гарантирует максимальную эффективность стрелкового огня самозарядной винтовки.

Источник

Источник: https://lastday.club/chto-zamenit-svd-samozaryadnyy-karabin-sk-16/

Концерн «Калашников»: проект снайперской винтовки СК-16 для замены СВД

Концерн «Калашников» разрабатывает новый самозарядный карабин под наименованием СК-16 для замены заслуженной 7,62-мм снайперской винтовки Драгунова СВД.

Илья Шайдуров / all4shooters.com04.07.2016

В июне этого года журнал «Популярная механика» опубликовал статью Александра Грина под названием «Что заменит СВД», в которой обсуждались направления развития современного снайперского оружия и рассказывалось о перспективном проекте концерна «Калашников» — модульном самозарядном карабине СК-16 калибра 7,62×51 мм НATO, предназначенном для замены в будущем 7,62-мм снайперской винтовки Драгунова СВД

Безусловно, на публикацию в научно-популярном журнале можно было бы не обратить внимание, если бы не одно но: по крайней мере один прототип такого оружия уже реально существует в металле, причем он даже был продемонстрирован генеральному директору корпорации «Ростех» Сергею Чемезову во время его посещения концерна в апреле 2016 года.   

Для разборки создатели СК-16 предложили использовать схему с откидывающейся вниз нижней половинкой ствольной коробки, подобно малогабаритному автомату МА А.Е. Драгунова.

Работы по созданию СК-16 ведут два конструктора: Демьян Беляков и Евгений Ерофеев. Имя первого из них хорошо известно любителям отечественной пневматики, он является основателем частной фирмы ООО «Демьян», занимающейся производством качественного пневматического оружия для спорта и охоты под маркой  Ataman

В настоящее время Демьян Беляков занимает должность ведущего конструктора концерна «Калашников»,  где отвечает за разработку спортивного оружия.

Eго более молодой коллега, 27-летний инженер-конструктор Евгений Ерофеев  — недавний выпускник ИжГТУ, успевший, тем не менее, набрать опыт при создании нарезного спортивного карабина «Сайга-МК-107» со сбалансированной автоматикой и даже возглавить бюро проектирования охотничьего оружия.

Для перспективного карабина выбран довольно нетрадиционный принцип работы автоматики —  отвод части пороховых газов через надульное устройство, что, по мнению авторов, позволяет исключить паразитные колебания ствола, возникающие при работе обычного бокового газового двигателя.

Правда, такая схема автоматики усложняет конструкцию оружия и снижает его надежность: в свое время конструкторы известных немецких фирм Carl Walther и Mauser потерпели неудачу со своими образцами самозарядных винтовок соответственно G41(W) и G41(M), построенных по данному принципу.

Читайте также:  Грузовой автомобиль зис-151 на страже военных и хозяйственных нужд

Возможно поэтому прототип, показанный Чемезову, имеет классический газовый двигатель с отводом пороховых газов в камеру, закрепленную примерно в 150 мм от дульного среза. 

Особое внимание разработчики уделили снижению импульса отдачи. Для этой цели в СК-16 применена «лафетная» схема с откатом стреляющего агрегата (ствол + ствольная коробка), растягивающая импульс отдачи по времени и делающая стрельбу из оружия более комфортабельной.

Подобная схема уже апробировалась в немецкой штурмовой винтовке G11 и ижевском автомате АН-94 «Абакан» конструкции Геннадия Никонова, доказав свою жизнеспособность.

Более того, для смягчения ударов подвижных частей разработчики снабдили ее гидравлическим амортизатором. 

То есть по сути дела СК-16 повторяет в миниатюре конструкцию артиллерийского орудия, оснащенного откатывающимся стволом и гидравлическими противооткатными устройствами. Сложно? Безусловно да, однако усложнение техники — неизбежная дань научно-техническому прогрессу.

По словам самого Никонова, «Москвич» проще по устройству «Мерседеса», однако большинство все же  предпочитает ездить все в более сложном «Мерседесе».

К тому же откат ствола и гидравлические тормоза в стрелковом оружии уже успешно применяются в конструкции некоторых крупнокалиберных снайперских винтовок. 

Весьма интригует и выбор калибра СК-16: авторы решили отказаться от самого старого из стоящих на вооружении винтовочных патронов, 7,62 x 54R c  архаичной закраиной, в пользу безфланцевого штатного патрона НАТО 7,62 x 51 мм (.308 Win).

В пользу данного шага говорит и то, что выпуск патронов 7,62 x 51 мм давно освоен российской промышленностью и они выпускаются на Тульском, Барнаульском и Новосибирском патронных заводах.

Кроме того, в СК-16 заложена модульная конструкция,  позволяющая менять калибр оружия на производстве без перестройки технологии сборки. 

Приведенные изображения из социальных сетей и краткая концептуальная информация – это все, что пока известно о СК-16, так как на офицальном сайте концерна и в пресс-релизах он новом карабине нет никаких упоминаний.

К другим особенностям СК-16 относятся возможность быстрой замены ствола в полевых условиях, наличие планки Пикатинни MIL-STD-1913 для монтажа механических, дневных и ночных оптических прицелов, цевье с планочным интерфейсом для крепления тактических аксессуаров, двусторонние элементы управления, складывающийся вбок телескопический регулируемый приклад, полупрозрачные магазины, обеспечивающие лучший контроль за расходом боеприпасов и самое интересное — система «горячего» переключения направления стреляных гильз, крайне интересная для стрельбы в условиях ограниченного пространства, не говоря уже о стрелках-левшах. 

Нельзя сказать, что СК-16 является первой попыткой создания альтернативы заслуженной винтовке Драгунова, состоящей на вооружении армии и силовых структур более 50 лет. В свое время такие попытки предпринимали конструкторы А.Б Адов (ТКБ-0145K), Л.В. Бондарев (СВУ), В.В. Злобин (ВС-121), коллектив во главе с А.И.

Нестеровым (СВК), однако большинство из этих винтовок так и не вышло из стадии опытно-конструкторских разработок. Кстати, разработка перспективной снайперской винтовки ведется также и в Коврове, инженерами проектно-конструкторского центра Завода им. Дегтярева.

Она будет иметь калибр 6 мм и входить в состав унифицированного комплекса стрелкового оружия в составе единого пулемета (станковый и ручной), автомата с гранатометом и снайперской винтовки. 

За более подробной информацией обращаться:

Концерн «Калашников»

426006 РФ, Удмуртская Республика, г. Ижевск, проезд им. Дерябина, 3

Телефон: + 7 (3412) 495 922

Факс: + 7 (3412) 43 47 47

E-mail: info@kalashnikovconcern.ru

Интернет: http://kalashnikovconcern.ru

Источник: https://www.all4shooters.com/ru/strelba/ruzhya/Kontsern-Kalashnikov-SK-16-proyekt-snayperskoy-vintovki/

Концерн Калашников планирует заменить СВД высокоточным карабином СК-16

На смену легендарной снайперской винтовке Драгунова (СВД), «военная карьера» которой длится уже более полувека, может прийти новое оружие. Конструкторы концерна «Калашников» Демьян Беляков и Евгений Ерофеев, занимающиеся разработкой нового самозарядного карабина СК-16, рассказали о нём журналу «Популярная механика».

В 60–80-е годы дальность огня советских стрелковых подразделений повышали путём насыщения их винтовками СВД (чаще всего это оружие выдавали лучшему стрелку отделения).

Однако позднее опыт боевых действий советских войск в Афганистане и ВС РФ на Северном Кавказе показал, что дистанция стрельбы увеличилась, и армии требуется повседневный «рабочий инструмент», способный эффективно поражать противника не только с расстояния в 800–1000 м, но и в ближнем бою.

Одной из проблем винтовки СВД является то, что она использует патрон 7,62×54R, разработанный ещё в конце XIX века и имеющий фланцевую закраину, которая ограничивает варианты работы затвора и автоматики. По словам Демьяна Белякова, карабин СК-16 пока разрабатывается под патрон .308 Winchester (7,62×51 мм), а в случае создания близкого по габаритам российского боеприпаса «адаптация займёт минимум времени».

СК-16 представляет собой модульную конструкцию, любые узлы которой могут быть легко заменены. Это позволяет подгонять оружие «под стрелка» в полевых условиях, а также беспрепятственно производить замену ствола.

Прицел нового карабина крепится на планку Пикатинни, служащую основой для крепления ствола и направляющими для затворной группы, что избавляет бойца от необходимости заново пристреливать её после снятия или закрепления прицела.

Ствол карабина крепится лишь к прицельной планке – таким образом, при стрельбе ни цевье, ни газовый двигатель не оказывают на него никакого влияния.

Ещё более заметной особенностью СК-16 является откат блока ствола и ствольной коробки, который гасит импульсы, воздействующие на оружие при стрельбе (удары затворной рамы по затвору, экстракция гильз, финиш затворной рамы в крайнем заднем положении).

«Поскольку прицел движется вместе со стреляющим агрегатом, его положение от выстрела к выстрелу относительно канала ствола совершенно не меняется. Всё это работает на одну цель – сделать смещения ствола и прицела минимальными после каждого выстрела», – говорит Демьян Беляков.

Значительно «облегчить жизнь» бойцам должна и двухсторонняя экстракция гильзы с переключением направления выброса. В случае успешной реализации этого инженерного решения стрелять из закрытых помещений станет значительно удобнее. Кроме того, эта опция будет незаменимой для стрелков-левшей.

Разработкой оружия для стрелкового боя на дальних дистанциях занимаются не только в России.

Так, в 2014 году была впервые представлена китайская штурмовая винтовка CS/LR14 с большой дальностью огня, а специалисты американской оружейной программы Lightweight Small Arms Technologies заняты поиском боеприпаса для стрельбы с расстояния в 1200 м.

Помогите статье попасть в ТОП!

Вы рекомендуете статью

Добавить
закладку

Убрать
закладку

Источник: https://defence.ru/article/11484/

«Калашников» создает винтовку нового поколения Отправит ли СК-16 в запас «старушку» СВД?

В стане конструкторов стрелкового оружия наметилось оживление. Особенно среди конструкторов снайперских винтовок.

В тульском Центральном конструкторском исследовательском бюро спортивно-охотничьего оружия создают крупнокалиберную самозарядную винтовку нестандартного калибра 11,7 мм, которая должна заменить совсем свежую, созданную в 2000 году, винтовку ОСВ-96 «Взломщик».

Такие темпы обновления принятого на вооружение стрелкового оружия наша армия еще не знала. Поскольку этот сегмент вооружения очень консервативен и инерционен.

Еще более серьезным оружием по части дальности прицельной стрельбы и бронепробиваемости должна стать новая разработка туляков калибра 14,5 мм. Ее дальнобойность должна превысить 3500 метров. Разработчики утверждают, что она станет «ужасом танков».

Не сидят сложа руки и конструкторы концерна «Калашников». Они намерены вытеснить из армии Самозарядную винтовку Драгунова СВД. Новое оружие должно иметь, прежде всего, большую точность стрельбы при приемлемой дальности.

Однако конструкторы решили не «идти маленькими шагами», а серьезно пересмотреть целый ряд популярных концепций. Карабин, в случае его успешного доведения до государственных испытаний, должен стать универсальным за счет модульной конструкции, более эргономичным и приспособленным для боевых действий.

Предполагается и то, что его можно будет настраивать под индивидуальные характеристики и пристрастия стрелка. Качество весьма заманчивое.

Читайте по теме

Третий «Бук» — страшнее первых двух

В этом году Сухопутные войска получат уникальный комплекс ПВО

Создаваемый «Калашниковым» самозарядный карабин получил обозначение СК-16. Где, видимо, цифра 16 обозначает год. Хоть до принятия на вооружение карабина (если оно состоится) еще довольно далеко.

Разработкой занимаются многоопытный ведущий конструктор концерна Демьян Беляков и менее титулованный Евгений Ерофеев.

«Перу» Белякова принадлежит целый ряд спортивных пневматических винтовок, с которыми наши олимпийцы неоднократно завоевывали золотые медали. Ерофеев помоложе, но уже успел поработать над созданием нарезного карабина «Сайга».

Новый карабин основывается на целом ряде идей, известных в оружейном деле, но не получивших широкого распространения в России. То есть это не одна идея, что позволило бы говорить о модернизации оружия. А целый ряд, что предполагает революционный подход.

И это путь довольно скользкий.

Но не с технической точки зрения, а с репутационной, поскольку генералы Сухопутных войск — люди консервативные, им придется с большой энергией и неопровержимыми аргументами на руках доказывать право нового оружия заменить привычную СВД.

В СК-16, где используется автоматика на основе отвода пороховых газов, необычно решена проблема фазы их отвода. У нас принят отвод через отверстие в стволе.

Этот метод, отлаженный в отечественном оружии и в некоторых образцах доведенный до совершенства, тем не менее, обладает неустранимым недостатком.

Механизмы традиционной винтовки, срабатывающие от газов в момент выстрела, приводятся в движение до того, как пуля покинет канал ствола. Это создает паразитные вибрации ствола и всей винтовки. Что негативно сказывается на точности и кучности огня.

В разрабатываемом карабине для отвода газов используется специальное надульное устройство, расположенное на дульном срезе ствола. Оно приводит в движение подвижные части после того, как пуля покидает ствол. Тем самым устраняются паразитные вибрации системы в критический период прицельной стрельбы.

Данную систему одним из первых попытался внедрить Питер Маузер. В своей автоматической винтовке 1902 года с коротким ходом ствола он использовал сей экзотический метод, из-за которого оружие было забраковано в ходе испытаний.

Надежность работы надульного газоотводчика оказалась невысокой. Вторая попытка состоялась в 1906 году. Еще через два года Маузер представил третью модель, которая уже оказалась вполне работоспособной. Однако командование кайзеровской армии не приняло и эту модель.

И лишь в 1916 году, после смерти оружейника, автоматическая винтовка калибра 7,92 была принята на вооружение.

Впоследствии еще несколько оружейных конструкторов использовали «безвибрационный» метод, но не только широкого, но и заметного распространения он не получил из-за сложности системы и невысокой ее надежности.

Конструкторы «Калашникова» предполагают также существенно снизить отдачу при выстреле. Для чего ствол и затворная группа сделаны подвижными.

При выстреле они откатываются назад, благодаря чему импульс отдачи растягивается во времени. В конце откатной траектории ствола срабатывает не пружинный демпфер, а гидравлический амортизатор.

И это совсем экзотический момент для отечественного стрелкового оружия.

Впрочем, такое конструктивное решение и в мировой практике встречается достаточно редко. По этой схеме была сделана американская самозарядная винтовка Johnson M1941, находившаяся на вооружении морской пехоты во время Второй мировой войны. Однако было выпущено лишь 70 тыс.

экземпляров — примерно столько американцам не хватало винтовок M1 Garand для полного комплектования частей морских пехотинцев. Несмотря на то, что и отдача у М1941 была втрое меньше, и магазин имел большую емкость, а точность стрельбы была примерно одинаковой, после войны винтовка Джонсона была постепенно выведена из состава штатного вооружения американской армии.

Такая нелюбовь к ней была основана на сложности конструкции и меньшей, чем у М1, надежности.

Что же, если конструкторы «Калашникова» смогут добиться высокой степени надежности карабина, то честь им и хвала.

Присутствует и еще целый ряд экзотических конструктивных решений рангом пониже. Так, например, ствольная коробка разделена на две части. В верхней находятся крепления и направляющие для ствольной группы и затвора, в нижней — детали ударно-спускового механизма, приемная шахта магазина. Такая конструкция позволяет использовать планку для установки прицелов, защищенную от колебаний.

Рукоятка перезарядки не имеет жесткой связи с затворной рамой. Во время стрельбы она фиксирована, но при необходимости может взаимодействовать с внутренними агрегатами карабина с целью выполнения требуемых действий.

Затвор устроен так, что снайпер может переключать выброс стреляных гильз либо в правое, либо в левое выходное окно ствольной коробки.

Но, пожалуй, самое неожиданное решение — выбор в качестве боеприпаса натовского патрона 7,62×51 мм. С точки зрения соответствия боеприпаса «продвинутой» конструкции карабина это логично. Потому что отечественный патрон того же калибра имеет выступающий на гильзе фланец, что не оптимально для автоматического оружия.

Читайте также:  Пентагон научился управлять настроением человека

В то же время рассчитывать на то, что российская промышленность начнет массово выпускать новый боеприпас — дело рискованное. Для этого у производителей должны быть веские основания — массовый спрос на новый патрон. А для этого надо, чтобы в должном количестве было произведено использующее его оружие, т.е. КС-16.

Получается замкнутый круг.

Читайте по теме

С-400 «Триумф» готовят к «расчленению»

Как НПО «Алмаз» улавливает интересы инвесторов и заказчиков

Правда, в концерне утверждают, что карабин за счет своей модульности сможет работать с разными патронами. В том числе, и с отечественным 7,62×54R. Однако можно небезосновательно предположить, что «натовская модификация» будет базовой.

Поэтому говорить о том, что СК-16 придет на смену СВД, находящейся на вооружении больше полувека, пока еще слишком рано.

Поскольку концерн «Калашников» не сообщает практически никаких характеристик карабина: не только ожидаемой точности и кучности, но и массогабаритных данных.

Конструкторы напряженно работают, стараясь создать новое поколение стрелкового оружия. И любой результат будет интересен, поскольку он будет способствовать развитию отечественной инженерной мысли.

Источник: https://svpressa.ru/war21/article/152276/

Концерн «Калашников»: проект самозарядного карабина СК-16

Появление новых образцов стрелкового оружия отечественной разработки всегда привлекает внимание специалистов и широкой общественности.

Особый интерес при этом проявляется к высокоточным системам, которые могут использоваться снайперами вооруженных сил и силовых структур. Не так давно стало известно о разработке нового проекта подобного оружия.

Концерном «Калашников» ведется разработка перспективного самозарядного карабина оригинальной конструкции, получившего обозначение СК-16.

По имеющимся данным, впервые образец перспективного оружия широкая общественность смогла увидеть в фоторепортажах, посвященных визиту главы «Ростеха» Сергея Чемезова на ижевское оружейное предприятие.

В конце апреля концерн «Калашников» ввел в эксплуатацию ряд модернизированных производств. В ходе праздничных мероприятий, связанных с этими событиями, был сделан ряд важных заявлений.

Кроме того, высокопоставленным чиновникам, посетившим оружейный завод, продемонстрировали некоторые новые разработки.

В числе новых образцов, показанных гостям концерна, была некая снайперская винтовка нового типа.

Какие-либо сведения об этом образце не публиковалась, из-за чего интересующимся оставалось лишь строить свои предположения. Позже ситуация изменилась.

В отечественных средствах массовой информации появились сведения о названии нового образца, о ходе проекта и его основных особенностях, отличающих винтовку от других существующих систем.

Общий вид карабина СК-16. Фото All4shooters.com

Подробные сведения о перспективной винтовке были опубликованы в июньском выпуске журнала «Популярная механика» в статье «Что заменит СВД». Журналист издания пообщался с одним из авторов перспективного проекта, который рассказал о новой винтовке и раскрыл некоторые любопытные особенности проекта.

Вскоре сведения о новой винтовке разошлись по другим средствам массовой информации, привлекая внимание читателей. Появление новых отечественных образцов высокоточного стрелкового оружия не является частым явлением, что и привело к повышенному интересу со стороны специалистов и общественности.

Новый образец самозарядного карабина получил обозначение СК-16. Разработкой проекта занимаются ведущий конструктор концерна «Калашников» Демьян Беляков и Евгений Ерофеев. Д.

Беляков известен стрелкам своими предыдущими разработками в области пневматических спортивных систем. Его коллега сравнительно недавно начал работать в конструкторском бюро, однако уже успел получить необходимый опыт и принять участие в создании новых образцов.

В частности, он участвовал в разработке модификации нарезного карабина «Сайга» со сбалансированной автоматикой.

https://www.youtube.com/watch?v=Saw8fbCw-cM

В новом проекте СК-16 используется ряд оригинальных идей, пока не получивших широкого распространения в отечественных системах стрелкового оружия. За счет нестандартного подхода к тем или иным аспектам оружия планируется повышать удобство эксплуатации и основные характеристики огня.

Все это привело к формированию необычного для российского вооружения внешнего облика, а также нестандартной архитектуры внутренних агрегатов.

Использование большого количества новшеств может быть связано с определенными трудностями, однако успешное решение всех имеющихся задач позволит обеспечить определенное превосходство нового карабина над существующими аналогами.

Есть основания полагать, что за последнее время проект СК-16 продвинулся вперед, а также получил некоторые нововведения. Именно этим можно объяснить, что демонстрировавшийся в апреле этого года образец карабина имеет заметные отличия от изделия, показанного в статье «Популярной механикой».

В частности, присутствуют значительные отличия в отделке и составе дополнительного оборудования. Также образцы отличаются конструкцией ствола и газового двигателя. Вероятно, подобные изменения были связаны с успешным решением имевшихся задач.

Кроме того, могут присутствовать и иные отличия, не столь заметные при внешнем осмотре.

В существующем виде карабин СК-16 представляет собой систему, внешне похожую на некоторые другие отечественные и зарубежные разработки. Оружие получило относительно длинный нарезной ствол калибра 7,62 мм, прикрытый многоугольным металлическим цевьем с перфорацией.

Имеется прямоугольная ствольная коробка, вмещающая основные агрегаты, а также набор других комплектующих. В собранном и боеготовом виде изделие весьма похоже на другие отечественные разработки, однако более подробное изучение демонстрирует значительные отличия.

Обложка журнала «Популярная механика» с прототипом СК-16

Авторы нового проекта решили отказаться от традиционной для отечественного стрелкового оружия конструкции ствольной коробки. Этот агрегат теперь разделяется на две части, подобно деталям некоторых зарубежных разработок.

Верхний «ресивер» вмещает крепления и направляющие для ствольной группы и затвора, а на нижнем помещаются детали ударно-спускового механизма, приемная шахта магазина и т.д.

Такая конструкция коробки позволила решить некоторые задачи, в частности, использовать планку для установки прицельного оборудования, защищенную от возможных колебаний.

Самозарядный карабин СК-16 должен использовать автоматику на основе отвода пороховых газов.

Подобные системы имеют широчайшее распространение, однако в новом проекте предлагается использовать не самый массовый вариант такой автоматики.

Ранний опытный образец карабина оснащался газоотводным узлом, помещенным на верхней средней части ствола. Обновленное оружие должно использовать иную систему отвода газов.

Автоматика с отводом газов через отверстие в стволе имеет характерный недостаток в виде паразитных колебаний ствола и всей конструкции.

Механизмы винтовки, взаимодействующие с газами, начинают двигаться до того, как пуля покинет канал ствола, что может негативным образом сказываться на точности и кучности огня.

Карабин СК-16 должен использовать иной вариант отвода газов, исключающий подобные проблемы.

Новый проект предлагает использовать отвод газов для работы автоматики при помощи специального надульного устройства. Подобный блок располагается на дульном срезе ствола, что позволяет обеспечить правильную работу механизмов без проблем с излишними вибрациями ствола во время прохождения по нему пули.

При всех своих преимуществах подобный вариант газоотводного узла имеет некоторые проблемы, в первую очередь излишнюю сложность в сравнении с традиционными конструкциями. Кроме того, опыт предыдущих проектов оружия с такими системами, разработанных за рубежом, говорит об их низкой надежности.

Тем не менее, карабин СК-16 должен оснащаться именно оригинальной и необычной системой подачи газов к поршню.

Еще одна новая идея, пока не получившая большого распространения, но реализованная в рамках проекта СК-16, касается компоновки основных агрегатов и принципов их действия, призванных снижать импульс отдачи. Ствол и затворная группа выполнены подвижными.

При выстреле, под действием отдачи, они должны откатываться назад.

Благодаря этому оружие получает растянутый по времени импульс отдачи, что положительным образом должно сказываться на его стабильности во время стрельбы и, как следствие, на показателях точности огня.

Также сообщается, что вместо традиционных для стрелкового оружия пружин в новом проекте используется гидравлический амортизатор оригинальной конструкции, задачей которого является мягкое торможение т.н. стреляющего агрегата в задней части его траектории. Ожидается, что такое нововведение тоже благотворно скажется на характеристиках оружия.

Ранний прототип карабина. Фото Thefirearmblog.com

В конструкции затворной группы карабина использованы несколько новых идей. Так, рукоятка перезарядки не имеет постоянной жесткой связи с затворной рамой.

Во время стрельбы она остается неподвижной, однако при необходимости может взаимодействовать с внутренними агрегатами оружия и выполнять требуемые действия. Затвор новой конструкции получил оригинальную систему экстракции стреляных гильз с возможностью выбора направления их выброса.

При помощи соответствующего органа управления стрелок может переключить выброс на левое или правое окно ствольной коробки.

https://www.youtube.com/watch?v=JeqRcHXERdE

При разработке нового самозарядного карабина было решено отказаться от использования отечественных патронов. Новое оружие типа СК-16 в базовой версии использует винтовочный патрон 7,62х51 мм НАТО.

Этот боеприпас отличается отсутствием выступающего фланца на гильзе, что в определенной мере упрощает его использование в автоматическом оружии.

По своим основным характеристикам патрон соответствует существующим требованиям.

Утверждается, что патрон 7,62х51 мм может быть не единственным боеприпасов, который сможет использовать перспективный карабин.

В конструкции этого оружия заложен принцип модульности, который в будущем позволит в достаточно широких рамках изменять облик и показатели оружия.

Так, проектом предусматривается возможность замены ствола и других деталей в условиях мастерской, после чего карабин может использовать боеприпасы других типов.

Еще одним характерным признаком модульной конструкции являются планки Пикатинни, предназначенные для установки дополнительного оборудования.

Одна из таких планок жестко скреплена с верхней частью ствольной коробки и предназначается для монтажа прицела. Дополнительные крепежные устройства имеются на цевье.

Также, как показывают прототипы нового оружия, возможно применение прикладов и другого «обвеса» различных моделей.

К сожалению, основные характеристики нового оружия пока не сообщаются. Кроме того, не подлежат оглашению и наиболее интересные сведения о проекте, касающиеся показателей точности огня.

Основные нововведения проекта связаны с повышением точности, и поэтому подобные характеристики представляют особый интерес.

Тем не менее, конкретные показатели пока неизвестны, что может быть поводом для споров.

Согласно сообщениям отечественной прессы, перспективный самозарядный карабин СК-16, разработка которого ведется в настоящее время, в будущем сможет стать претендентом на «звание» новой снайперской винтовки для российской армии.

В таком случае это оружие может быть преемником имеющейся на вооружении снайперской винтовки Драгунова.

Тем не менее, как следует из имеющихся данных, перспективный проект пока находится на одной из начальных стадий и, как следствие, еще не может рассчитывать на большое будущее.

Общий вид и неполная разборка изделия. Фото All4shooters.com

Нельзя не отметить, что в проекте СК-16 используется масса оригинальных идей, которые по тем или иным причинам пока не получили широкого распространения в области стрелкового оружия, но при этом представляют большой интерес как для конструкторов, так и для стрелков. К примеру, оригинальная система автоматики с газоотводом на дульном устройстве и лафетной компоновкой позволяет значительно повысить показатели точности стрельбы, а модульность обеспечит возможность максимальной адаптации карабина под требования стрелка.

Тем не менее, все эти преимущества могут быть связаны с серьезными недостатками. Как известно, применение новых идей и решений всегда связано с различными сложностями, что может приводить к негативному влиянию на судьбу проектов.

Даже имеющиеся данные о карабине СК-16 позволяют говорить, что он имеет чересчур сложную конструкцию, которая может не устроить потенциальных заказчиков.

Масса нововведений может привести к проявлению соответствующего количества «детских болезней» и к другим негативным последствиям.

Уже упоминалось, что лафетная компоновка стреляющего агрегата и дульный газоотвод не смогли получить широкого распространения по причине сложности и недостаточно высокой надежности работы.

В таком случае перспективный проект концерна «Калашников» сталкивается, как минимум, с двойным риском.

Прочие смелые нововведения так же способны ударить по показателям нового оружия и закрыть ему дорогу к практическому использованию.

Риски, связанные с массовым использованием нововведений, способны негативно сказаться на будущем перспективного образца. Тем не менее, даже в таком случае проект СК-16 представляет большой интерес, а также имеет определенное значение для развития стрелкового оружия.

Читайте также:  Противолодочный самолет ил-38 — обзор и летно-технические характеристики

В случае успешного решения всех поставленных задач конструкторский коллектив сможет создать перспективный образец, способный заинтересовать военных.

Неудачное завершение работ, в свою очередь, приведет к получению важнейшего опыта, а также к отработке ряда оригинальных и интересных идей.

Работы по новому оружию продолжаются. К настоящему времени создано несколько опытных образцов, отличающихся различными особенностями конструкции. Ранние изделия уже демонстрировались руководству промышленности и использовались в ходе испытаний.

На наиболее «свежих» фотографиях карабина СК-16 изображено иное изделие с измененной конструкцией, другой комплектацией и иной отделкой.

Более новый образец отличается рядом «тактического» оснащения и больше похож на изделие, пригодное для поставок в войска.

Точные перспективы самозарядного карабина СК-16 разработки концерна «Калашников» пока не определены. Проект находится на достаточно ранних стадиях, из-за чего нуждается в дальнейшем развитии, проверках, доработках и т.д. На выполнение всех этих работ потребуется не менее нескольких лет.

Только после завершения всех необходимых работ можно будет говорить о реальных перспективах карабина. Пока же он представляет собой одну из самых интересных отечественных разработок последнего времени.

Новые сообщения об этом оружии вновь будут привлекать внимание специалистов и широкой общественности.

По материалам сайтов:

//popmech.ru/

https://all4shooters.com/

//thefirearmblog.com/

//myudm.ru/

Автор Рябов Кирилл

https://topwar.ru/97648-proekt…

https://cont.ws/post/312453

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

Источник: https://super-arsenal.ru/blog/43377071197/next

Что заменит СВД: Самозарядный карабин СК–16

О перспективных стрелковых системах вместе с ведущим конструктором концерна «Калашников» Демьяном Беляковым рассуждает журнал «Популярная Механика». Тема для разговора — разрабатываемый им совместно с Евгением Ерофеевым самозарядный карабин СК–16.

«Это раньше считалось, что выведенный из строя солдат лучше убитого, — мой собеседник смотрит прямо в глаза холодным как сталь взглядом. — Сегодня сильно улучшилась защищенность солдат и добилась больших успехов военная медицина.

Поэтому, чтобы вывести из строя современного воина, лучше его убить. Желательно первым выстрелом».

Смена концепции

Несколько десятилетий после Второй мировой войны развитие стрелкового вооружения шло по пути уменьшения калибров и мощностей патронов в пользу увеличения носимого боезапаса.

Военный опыт показывал, что большинство боестолкновений проходило на коротких дистанциях, где мощности винтовочных патронов были избыточными, дальние же расстояния были вотчиной артиллерии.

#lastday_club А задачу увеличения дальности огня для стрелкового подразделения было принято решать с помощью поступившей на вооружение Советской армии в 1963 году снайперской винтовки Драгунова (СВД), которую выдавали самому меткому стрелку отделения.

То, что с этой концепцией что–то неладно, первыми заметили американцы после операций в Афганистане и Ираке. Калибры уменьшались, бронежилеты и шлемы совершенствовались, а солдаты стремились увеличивать дистанцию боестолкновений. Тогда был тихо спущен на тормозах проект перспективной штурмовой винтовки XM8, который продолжал линию на снижение мощности и массы.

Планировалось, что эта винтовка, разрабатываемая по заказу Пентагона американским подразделением немецкой компании Heckler–Koch, станет на 20% легче стоявшей на вооружении M–16A2 и будет использовать облегченные 5,56–мм патроны с композитной металлопластиковой гильзой.

Почти одновременно с закрытием проекта XM8 командование Сил специальных операций объявило конкурс на новую модульную штурмовую винтовку для спецназа SCAR (SOF Combat Assault Rifle), которая должна была выпускаться в двух вариантах: легком SCAR–L под стандартный патрон 5,56х45 мм NATO и тяжелом SCAR–H под значительно более мощный патрон 7,62х51 мм NATO и с возможностью переделки под другие калибры, например, что интересно, под советский автоматный патрон 7,62х39 мм и стандартный магазин автомата Калашникова. В конкурсе победила система, разработанная американским подразделением бельгийской компании FN Herstal, и в настоящее время эти винтовки поступают на вооружение американского спецназа и используются в Афганистане, Ираке и Сирии.Параллельно аналогичную систему с прицелом на тех же заказчиков в инициативном порядке разработала и Heckler–Koch, выпустив в 2005 году на базе своей 5,56–мм винтовки HK416 тяжелую HK417 под патрон 7,62–мм NATO. Работы над мелкими калибрами и облегченными системами были свернуты по всему миру.Опыт российских операций от Кавказа до Сирии подтвердил американские наблюдения: дистанция боя увеличилась. Прицельный огонь на 800−1000 м стал реальностью. На этих и больших дистанциях прекрасно работают снайперские комплексы, но снайперы — штучный продукт, хирургический скальпель. А армии требуется рабочий, повседневный инструмент, способный как решать задачи на значительных расстояниях, так и быть эффективным с пары метров.Тут маячит еще одна старая отечественная проблема. Не секрет, что АК–74, состоящий на вооружении у многих армий мира, в том числе и российской, один из самых… неточных. Его обычная кучность составляет 3,5 угловой минуты, в то время как его близкие родственники, израильские автоматы Galil и финский Valmet, стреляют уже гораздо лучше — около 1,5 угловой минуты. Современные версии «стоунеровки» M4 обеспечивают кучность в районе угловой минуты. А SCAR–H калибра.308 уверенно показывает кучность, сравнимую с кучностью болтовой винтовки — около 0,5 минуты.Такое отставание имеет целый комплекс причин, но основа провала — спорная советская концепция о более эффективном поражении противника автоматическим огнем.Путем статистических выкладок доказывалось, что личному оружию пехотинца не требуется большая точность. Однако в современных боевых действиях всё оказалось не так — сегодня в бою автоматический огонь ведется только пулеметами. В итоге давно назрела необходимость в мощном, точном и самозарядном карабине.

Перед началом работы был проведен анализ недостатков СВД

Необъяснимо длинный и тонкий ствол, на который невозможно установить дульные устройства — эффективный пламегаситель или глушитель. Линейной зависимости кучности боя от длины ствола вообще не существует. Крепление прицела на боковую планку представляет серьезную проблему. Практика показала, что ствол и боковая база прицела не бывают соосны никогда.

На СВД невозможно установить предобъективную насадку — ночного видения или тепловизионную.Отдельная проблема — патрон. Начнем с того, что у нашей страны для подобного оружия нет подходящего мощного патрона, что, конечно, стыдно и странно.

Стоящему на вооружении Российской армии винтовочному патрону 7,62х54 мм принадлежит грустный рекорд: это старейший используемый в военных целях винтовочно–пулеметный патрон в мире. Он был разработан еще в позапрошлом веке специально для трехлинейной винтовки Мосина. Главная его проблема — выступающая фланцевая закраина, сильно ограничивающая варианты работы затвора и автоматики.

Поэтому Демьян Беляков пока ориентируется на габариты натовского 0.308. Адаптация на близкий по длине отечественный патрон любого калибра займет минимум времени.

Винтовка–конструктор СК–16

CK–16 — модульная конструкция, позволяющая менять любые узлы. Это дает возможность производить подгонку оружия «под стрелка и под задачи» прямо в поле, заменять в условиях полевых мастерских ствол — самую изнашиваемую часть оружия. И даже менять калибр оружия на производстве без перестройки сборочного процесса.Прицел на CK–16 крепится на стальную планку Пикатинни, служащую также базой для крепления ствола и направляющими для затворной группы. Похожее решение было применено на МА — малогабаритном автомате Драгунова 1974 года, который, к сожалению, был недооценен и в серию не пошел. Такое решение позволяет на производстве технологично добиться соосности всех важнейших узлов винтовки, что представляет неразрешимую проблему для АК и СВД: сегодня любая операция со снятием прицела приводит к необходимости заново пристреливать оружие.Интересная особенность СК–16 — принцип работы автоматики. Бич традиционных автоматических винтовок с газовым двигателем, где энергия возникает благодаря отводу пороховых газов через газоотводное отверстие в стенке ствола, — паразитные колебания ствола. Именно поэтому многие снайперские подразделения мира используют неавтоматическое оружие. В винтовке Белякова ствол крепится только к прицельной планке — ни цевье, ни газовый двигатель не оказывают влияния на него при стрельбе.В СК–16 забор давления для работы автоматики происходит после дульного среза, полностью снимая паразитные колебания ствола во время движения по нему пули, характерные для винтовок с боковыми газовыми двигателями. Похожее решение было применено в снайперской винтовке ТКБ–0145 тульского конструктора А. Адова, в которой удалось добиться надежной работы автоматики даже на более слабом патроне. Рукоятка у СК–16 не сопровождает затворную раму во время стрельбы, однако в случае задержки и неподачи патрона позволяет надежно сцепить ее с затворной рамой одним движением и досылать патрон хоть ударом.

Следующая фишка — двухсторонняя экстракция гильзы с «горячим» переключением направления выброса — пока не применялась нигде, и, очевидно, в «железных» прототипах стоит ожидать непредвиденных трудностей на этом пути. #lastday_club При успешной реализации данной особенности будет гораздо комфортнее вести огонь из тесных закрытых пространств, таких как автомобиль или оконный проем. Незаменима эта опция и для левшей.

Самая заметная особенность конструкции — откат блока ствола и ствольной коробки. Этот прием повсеместно используется в артиллерии, ранее он также применялся в олимпийских спортивных пружинно–поршневых пневматических пистолетах и винтовках, но в боевом стрелковом оружии встречается крайне редко.Самый известный пример — автомат Никонова АН–94.

Однако откат в нем используется для того, чтобы «успеть» сделать два выстрела за один цикл отката. Фактически в сторону противника быстро вылетают две пули, что теоретически увеличивает вероятность поражения.

Однако прицельные приспособления у АН–94 находятся на разных базах — мушка расположена на стволе и двигается вместе с ним, а целик — на задней части ствольной коробки и остается неподвижным.

Необходимые технологические люфты в системе не позволяют совмещать их единообразно от выстрела к выстрелу, и в результате невозможно понять, куда прилетит даже первая пуля в цикле, а тем более — вторая.В СК–16 нет режима автоматического огня, и откат используется только для рассеивания энергии отдачи.

За счет очень простого гидравлического амортизатора импульс отдачи «размазывается» по времени, и часть энергии отдачи переходит в тепло. Кроме того, не будем забывать, что выстрел только кажется мгновенным. В действительности во время выстрела на оружие действует несколько импульсов: пуля пытается закрутить винтовку в сторону, противоположную своему вращению.

Затворная рама бьет по затвору и поворачивает его, стремясь повернуть винтовку в сторону. Затем происходит экстракция гильзы — ряд слабых «ударчиков», финиш затворной рамы в крайнем заднем положении, — и всё повторяется в обратном порядке.

В общем, винтовку или автомат во время стрельбы потряхивает в разных направлениях, а откат позволяет «спрятать» это множество импульсов «внутри» одного движения стреляющего агрегата.Можно сравнить это с дракой в электричке, проходящей мимо платформы, на которой стоит наблюдатель. Вы этого просто не замечаете, хотя событие происходит в паре метров от вас.

Поскольку прицел — открытый или оптический — движется вместе со стреляющим агрегатом, его положение от выстрела к выстрелу относительно канала ствола совершенно не меняется. А скорость процессов откат/накат не позволяет глазу даже заметить движение.Все это работает на одну цель — сделать смещения ствола и прицела минимальными после каждого выстрела. В идеале стрелок должен четко видеть результат стрельбы и иметь возможность быстро сделать повторный прицельный выстрел. Перекрестие прицела не должно уходить с цели после выстрела. Только такая тактика гарантирует максимальную эффективность стрелкового огня самозарядной винтовки.

отсюда

Понравился наш сайт? Присоединяйтесь или подпишитесь (на почту будут приходить уведомления о новых темах) на наш канал в МирТесен!

1

Показы: 1 Охват: 0 Прочтений: 0

Источник: https://super-orujie.ru/blog/43063987264

Ссылка на основную публикацию