Президенты молдавии и развитие независимого государства: история становления республики

Приднестровская Молдавская Республика: становление и развитие



Статья посвящена исследованию процесса становления и развития государственности Приднестровья в условиях распада Советского Союза, политического, социального и экономического давления со стороны Молдовы и Украины. исследуется содержание внешнеполитических отношений Приднестровья с Гагаузией, роль России в процессе урегулирования молдавско-приднестровского конфликта.

Ключевые слова: Приднестровье, молдавско-приднестровский конфликт, становление и развитие ПМР, экономическая блокада

1980-е годы оказались гранью глубокого экономического, политического и социального кризиса СССР, во время которого наблюдалось ослабление идеологического пресса и обозначилось значительное отставание экономики от развитых стран Запада.

Разрушение единого Советского Союза, ознаменовавшееся сложными политическими процессами, привело к появлению ряда самопровозглашенных государств на постсоветском пространстве.

Данный процесс был основан на углублении экономического кризиса в связи с падением цен на энергоносители, а также на ошибочной внутренней политике КПСС в национальной и экономической сферах.

В начале 1988 года продолжалось резкое ухудшение внутреннего положения СССР в силу дестабилизации, выхода из-под контроля общественно-политической ситуации. Уже в этот период стали выявляться катализаторы распада единого государства.

Такими причинами стали не до конца решенные проблемы восстановления справедливости после сталинских ссылок, разница статусов различных народов СССР и их государственных устройств. Не последнюю роль в качестве импульса к распаду одной из ведущих мировых держав сыграло «право народов на самоопределение».

Во многих республиках — Молдова, Южная Осетия, Абхазия, Грузия и Нагорный Карабах, — а также Прибалтийских республиках стали появляться оппозиционные КПСС республиканские компартии, организовывались массовые забастовки и национальные движения [1].

На конец 1980-х — начало 1990-х годов пришелся период раздувания этнических конфликтов на территории бывшего СССР и процесс формирования непризнанных государств. Большинство автономий РСФСР приняли декларации о суверенитете с правом верховенства конституции и местных законодательных актов.

Все государства, образованные с 1992 года, в течение нескольких лет испытывали период усиленного и оживленного государственного строительства, который сопровождался созданием собственной финансово-банковской системы и новых условий для функционирования экономики, формированием собственной армии и самостоятельных силовых структур, а также построением вертикальной системы государственного управления.

«Базовые условия» для построения государства были более сложными в самопровозглашенных государствах, нежели в бывших союзных республиках, в связи с тем, что государственные органы базировались на административных органах низшего звена, не прекращались вооруженные «наведения порядков» властями бывших республик Советского Союза на неподконтрольных территориях. Большинство самопровозглашенных республик находились в экономической зависимости от своих «метрополий», не имели международного признания и находились во внешнеполитической изоляции.

Однако, несмотря на все эти негативные факторы, самопровозглашенные непризнанные республики в период 1990–1993 годов смогли сформировать свои структуры и атрибуты независимости. Одним из таких государств является Приднестровская Молдавская Республика.

В результате противостояния «возрождению молдавской нации», часть которой выступала за объединение с Румынией, и установлению законопроектов «О статусе государственного языка в Молдавской Советской Социалистической Республике», «О функционировании языков на территории МССР», «О возврате молдавскому языку латинской графики» на территориях левого берега Днестра, 2 сентября 1990 года в ходе II чрезвычайного съезда народных депутатов всех уровней Приднестровского региона было образовано суверенное независимое государство в составе Союза ССР, которое включало в себя Григориопольский, Рыбницкий, Слободзейский, Дубоссарский и Каменский (левобережные части) районы. Председателем Временного Верховного Совета ПМССР стал Игорь Николаевич Смирнов, который на протяжении последующих 20 лет был президентом республики [2].

ПМССР установила контакты с соседними территориями. Одним из наиболее ярких примеров взаимопомощи стал «гагаузский поход», направленный на освобождение территории Гагаузии от молдавских силовиков. Данная операция создала прочные связи между Гагаузской республикой и Приднестровьем.

Вскоре на территории Дубоссар произошло первое столкновение кишиневских опоновцев и защитников самопровозглашенной республики. Избрав путь силового давления, президент Молдовы Мирча Снегур впервые применил оружие против «своего» народа, что в дальнейшем переросло в настоящую войну.

Параллельно с ведением военных действий на севере Приднестровья в столице 25 ноября 1990 г. был избран двухпалатный Верховный Совет ПМССР, который состоял из Совета Национальностей и Совета Республики.

В условиях обострения общественно-политической обстановки региона, а также негативного влияния Молдовы на социально-экономическую стабильность в республике стало ясно, что процесс формирования исполнительных органов власти должен идти быстрыми темпами.

Обсуждение данного вопроса явилось центром внимания III съезда народных депутатов всех уровней ПМР, в ходе которого было принято постановление ВС ПМССР с поручением об утверждении структуры органов государственного управления и их персонального состава вплоть до 10 февраля 1991 года.

В итоге 5 марта Верховный Совет принял резолюцию «О структуре органов государственной власти ПМССР», в соответствии с которой были созданы 15 республиканских управлений: юстиции; внутренних дел; торговли; связи; местного хозяйства; здравоохранения и спорта; народного образования, науки, культуры и религии; охраны природных ресурсов и окружающей среды; материально-технического снабжения и ресурсов; трудовых ресурсов и социального обеспечения; промышленности и энергетики; строительства и архитектуры; сельского хозяйства и перерабатывающей промышленности; информатики и средств массовой информации; транспорта и дорог [3].

Источник: https://moluch.ru/archive/174/45880/

Государственное и политическое развитие независимой Республики Молдова

Республика Молдова является независимым государством на юго-востоке Европы. Ее территория составляет 33,7 тыс. кв. км., а столицей является г. Кишинев.

Население Республики Молдова — 4,4 млн. чел. (1995 г.), в т.ч.: 65% — молдаване, 13% украинцы, 12% русские, 3,5% — гагаузы.

Официальный язык Республики Молдова, согласно ее Конституции — молдавский. Религия — главным образом православие.

После провозглашения независимости Республики Молдова (27 августа 1991 г.), спустя несколько месяцев произошел распад СССР. Тем самым, в декабре 1991 г., трагически завершилась почти 70-летняя история советской империи, именовавшейся Союзом Советских Социалистических Республик.

Большим политическим достижением является то, что …
лидерам Гагаузии удалось достичь соглашения с правительством об условиях автономии: районам гарантировалось местное самоуправление, гагаузский стал одним из трех официальных языков — наряду с молдавским и русским. 23 декабря 1994 г.

Парламент принял Закон о специальном юридическом статусе Gagauz Yeri. В соответствии с молдавским законодательствомНародное собрание Гагаузии получило ограниченные законодательные полномочия. Высшим должностным лицом стал башкан, избираемый на четыре года.

Значительную помощь Гагаузии оказывала и оказывает Турция.

За счёт средств, поступивших из Турции, например, была построена система водоснабжения, позволившая в большой степени снять проблему обеспечения качественной водой жителей населённых пунктов всего юга страны. Также был открыт молдавско-турецкий лицей в Чадыр-Лунге, выпускники которого могут учиться в турецких университетах.

К концу девяностых Молдова столкнулась с сильнейшим кризисом.

Обусловлен он был резким падением торгового оборота с Россией после дефолта 17 августа 1998, снижением промышленного производства и сокращением ВВП, девальвацией лея на 50%, ростом цен на продукты на 20-40%.

У половины граждан средняя зарплата не превышала 20 долларов. Принятый бюджет принимался с расчетом на кредиты МВФ, которые поступали с задержками. Тогда цены на коммунальные услуги и некоторые товары поднялись на 70%.

В июле 2000 г. была внесена самая важная поправка в Конституцию, предполагающая, что президент страны избирается парламентом.

Спустя десятилетие мы увидели, к чему это может привести – к запутанной ситуации, когда политики не хотят договариваться и страна на протяжении нескольких лет живет с и.о. президента.

5 сентября 2009 года изменение 78-ой статьи было вынесено на референдум, но из-за низкой явки его признали несостоявшимся.

Трагические события на Днестре 1992 года дают о себе знать вот уже около 2 десятилетий. В 2003 г. у страны появился реальный шанс решить окончательно приднестровский вопрос. С разработкой т.н. Меморандума Козака мы никогда не были так близки к решению приднестровского вопроса, ибо все уже свыклись с этой мыслью, что повторения 92-года никогда не должно быть.

Меморандум 2003 года был рассчитан на резкие изменения во всех сферах жизни Приднестровья – относительная свобода в действиях, самостоятельное развитие. Но в самый последний момент не сложилось.

Уже когда и город был перекрыт от общественного транспорта, и все было готово к подписанию меморандума Козака, ждали только приезда Президента России Владимира Путина.

С тех пор так близко к каким-то конкретным шагам в решении приднестровского вопроса стороны уже не были.

Вследствие этого провала еще больше осложнились взаимоотношения. Так, операторы Кишинева и Тирасполя прибегают к взаимному отключению каналов связи.

Комментируя тогда причины перебоев связи, т.н.

министр информации Приднестровья Беляев сообщил, что 19 июля в 2 часа ночи «Молдтелеком» отключил исходящие от Приднестровья каналы, но так как выяснить причину отключения было невозможно, «Интерднестрком», в свою очередь, выключил каналы связи, исходящие из Молдовы.

Позже связь была восстановлена, потом снова прекратилась. И больше уже не появлялась. «Молдтелеком» объяснил свои действия финансовыми потерями, которые несет национальный оператор, предоставляя связь с Молдовой абонентам Приднестровья.

Спустя год, в июле 2004 г., Кишинев потребовал, чтобы экономические агенты Приднестровья проходили таможенное оформление в Молдове. В ответ на отказ молдавская сторона перестала подавать на левый берег Днестра вагоны для погрузки продукции и не пропускала грузы в адрес приднестровских предприятий.

Потом поезда и вовсе стали ездить в обход Приднестровья. Тогда Тирасполь объявил участки дороги и объекты железнодорожного транспорта, находящиеся на территории региона, своей собственностью.

А с 1 сентября 2004 года все поезда, идущие из Кишинева через Приднестровье на Украину и дальше в Россию, и вовсе отменяются.

Часто экономике Молдовы пророчили дефольт. Примерно то же самое ей пророчили и в 2009 году, когда во всем мире разразился финансовый кризис, а к власти пришел Альянс «За европейскую интеграцию». Должность премьер-министра называли расстрельной, должностью камикадзе и так далее.

Все с упоением ждали, что вот-вот все рухнет. Но не случилось. Совершенно неожиданно для всех нам стала помогать Европа, премьер-министр Владимир Филат всего за пару лет так много провел переговоров на самых высших уровнях, что за пятилетку столько не было.

В общем, ни о каких задержках пенсий и зарплат речи не было.

| следующая страница ==>
Правовая характеристика новых государственных символов: герба, гимна, флага. | Основной Закон – Конституция Республики Молдова 1994 года.

Дата добавления: 2014-12-09; просмотров: 30; Нарушение авторских прав

Источник: http://refac.ru/gosudarstvennoe-i-politicheskoe-razvitie-nezavisimoj-respubliki-moldova/

Становление государственности Республики Молдова: проблемы формирования патриотизма

30.09.2014, 06:00

 «Завоевание независимости обязывает государства воспитывать своих граждан соответствующим образом».

Ивес Гандра Мартинс.

Последние события в международных отношениях в определенном смысле возвели Республику Молдова в центр внимания европейской общественности. Это стало возможным в силу ее продвижения в контексте реализации, или может быть провала, проекта Восточного партнерства, если обратиться к опыту Грузии, Армении и особенно Украины.

Возникновение государства Республики Молдова следует рассматривать в контексте эволюции международных отношений на мировой арене в последние два десятилетия ХХ века. Этот коренной переворот в жизни молдавского народа являлся, в первую очередь, результатом развала Советского Союза и, в этой связи, распада биполярной системы международных отношений.

Над анализом и оценкой причин и последствий этого переворота мирового масштаба следует еще поработать, однако стало очевидным то, что реальная жизнь этого исторического периода намного опередила аналитиков, поставила перед ними множество новых проблем, характер и содержание которых сегодня еще очень трудно осознать, разобрать, сформулировать, разрешить.

   

Этот феномен планетарного масштаба достаточно обоснованно считается и причиной, и силой инициирования, воодушевления и поддержки перехода от биполярной системы международных отношений к новому мировому порядку.

Однако структура, масштабы, глубина, содержание, последствия этого перехода, его стратегические направления так и не стали объектом адекватного анализа.

Приоритетными направлениями социально-политической активности самозванными победителями в холодной войне были выбраны: уничтожение старой биполярной системы, навязывание однополярной с внедрением в общественное сознание будущих поколений резко отрицательного отношения ко всему, что связано с Советским Союзом.

Читайте также:  Военно-воздушные силы ввс россии 2018: история и состав

Но ведь с развалом CCCP рухнула вся Мировая Система Международных Отношений государств, которая сложилась в результате второй мировой войны.

Впервые после Вестфальского мира 1648 года сложилась ситуация, когда мир лишился совместно разработанных и одобренных странами — победительницами сфер влияния и принципов международного сотрудничества.

А это обусловило возникновение желания определенных политических кругов попробовать в этих неопределенных международных условиях подзаработать политический капитал, дешевую популярность, а то и расширение своего реального политического и экономического влияния, хотя очевидно, что передел мира, таким образом, конечно невозможен. Сегодня трудно даже представить, кто смог бы, на какой основе, какими полномочиями должен обладать, от кого их получать, чтобы иметь право распоряжаться судьбами других народов и определять границы между государствами и систему международной безопасности,  как это было в Вестфалии, Вене, Версале и Ялте-Потсдаме.

Прошло почти четверть века после великого социально-политического перелома, когда установившийся на протяжении нескольких поколений миропорядок, который возможно не всех устраивал, но для большинства, стал привычным, устойчивым, со своими ценностями, романтикой и скрытой надеждой в его перспективе.

И вдруг в одночасье, без каких-либо видимых сигналов, без малейшей психологической подготовки, без войны, все рухнуло.

Имеются в виду привычные устои жизни, когда люди четко знали правила социальной игры, по какому вопросу к кому обращаться и в случае неуспеха, каковы следующие действия, каковы условия официальные, реальные для достижения определенной цели, гарантий для профессионального и духовного роста.

Большинство людей от Тихого океана до Эльбы  плохо себе представляли последствия романтических движений конца 80-х годов ХХ века. Более того, высшее руководство стран этого огромного пространства проявляло недопонимание происходящего, серьёзности момента, величины ответственности за происходящее.

Перелистываю записи слушателя Академии Общественных наук при ЦК КПСС 1980-го года — в центре внимания мировой общественности польская «Солидарность», выступают известные деятели советской политики, экономики, дипломатии. C позиций сегодняшнего дня особенно заметен поверхностный взгляд на происходящее.

Все сводилось к привычной, стереотипной, легковесной, в какой-то мере ленивой, а в принципе безответственной  оценке различного рода организованных действий, которые охватывали все более широкое пространство Евразии: они определялись как хулиганские, спонтанные, эмоциональные, неприятные, но не настолько опасные, чтобы ударяться в панику. В том конкретном случае таким же образом оценивалось и это польское движение «Солидарность» как группа незрелых  диссидентов во главе с юным слесарем-электриком Лехом Валенсой. Ни у кого не ощущалось даже намека на то, что это начало столь крутого поворота в мировой истории.

Отрыв политической элиты от реальной жизни, от нужд и чаяний простых людей, который лежал в основе этих движений, был характерен многим лидерам того времени.

  Достаточно вспомнить, например, что в конце того десятилетия, в ноябре 1989 года, когда бурлила вся Европа от Эльбы до Урала, в лучших традициях советских тридцатых годов проходит очередной съезд Румынской компартии. Очевидцы вспоминают, что Н.

Чаушеску только на организованном им же митинге 22 декабря 1989 года, когда начались массовые беспорядки среди участников, крайне удивился, что его не хотят слушать! Кто в тот момент мог предполагать, что только через три дня, в день Рождества Христова, он и его супруга будет жестоко казнены теми, кто ему рукоплескал?

Для Молдавии этот поворот в ее судьбе также оказался полной неожиданностью. Хотя республика  была охвачена активными формами уличных движений, ни одна партия, ни одно общественно-политическое движение не выдвигали политических требований, предполагающих выход из СССР и образование независимого государства.

Народное движение в поддержку перестройки, которое стала потом Народным фронтом, претендующим на лидерство в национально-освободительном движении, в ноябре 1988 года подчеркивало в проекте своей программы: «Первоочередными задачами Движения являются: ускорение процессов перестройки, которые все более расширяются и углубляются, и достижение подлинного политического, экономического и культурного суверенитета МССР в составе СССР» [2, с.7].

Таким образом, политическая элита республики и тем более народ ни политически, ни организационно, ни морально, ни духовно не были подготовлены для создания и управления суверенным, независимым государством. Это первая особенность, последствия которой, как показал накопленный опыт, оказались достаточно тяжелыми.

Другая особенность становления государства Республики Молдова, отличающейся практически от всех остальных бывших союзных республик, состоит в том, что если для них главной проблемой оказались интеграция в мировое сообщество и формирование отношений с Российской Федерацией  как правопреемницей СССР, то у нас, к тому же совершенно нежданно, встал еще один вопрос – отношения с Румынией. Содержание этих отношений оказалось совершенно неожиданным и застало нашу неподготовленную политическую элиту врасплох. Началось с поощрением в молдавском обществе антирусских настроений, внедрением скептицизма и неверия  в перспективу независимого молдавского государства. А вместе это оказалось хорошей подпиткой для формирования стереотипа, что чем хуже отношения с Россией, тем прочнее независимость. Такая политическая близорукость, к сожалению, привела к охлаждению отношений с Российской Федерацией, от чего очевидно, что все оказались только в проигрыше. Румыния тоже оказалась не готовой к признанию Республики Молдова в качестве независимого государства. Вот что сказано в приветствие правительства Румынии в связи с провозглашением независимости Республики Молдова: «Провозглашение независимости румынским государством на территориях, силой аннексированных в результате секретных договоренностей, установленных Пактом Молотов-Риббентроп, является решающим шагом на пути мирного устранения его пагубных последствий, направленных против прав и интересов румынского народа» [3, с.170].  Более того, автор этого правительственного текста вспоминает о трудностях с восприятием этого акта для руководства Румынии. «Долго пытались тогда, — пишет Марчел Дину, — найти альтернативу «посольству» чтобы подчеркнуть особую природу отношений между Румынией и Республикой Молдова. Прибегли к терминологии, используемой британцами для своих дипломатических представителей в некоторых странах бывших колоний, ставших независимыми, «верховный комиссар» (High Commissioner). Только на бывшем советском пространстве понятие комиссар (народный) имело совершенно другой смысл» [4, c.213-214].

Источник: http://www.vedomosti.md/news/stanovlenie-gosudarstvennosti-respubliki-moldova-problemy-fo

Молдавская независимость: 24 года политической неопределённости

27 августа День независимости отмечает одна из самых маленьких республик, образовавшихся после распада Советского Союза — Молдова. Тогда, 24 года назад, воспользовавшись «парадом суверенитетов», последовавшим за провалом ГКЧП, молдавским политическим кругам удалось провозгласить независимость нового государства.

Мало кто задумывался над тем, что будет представлять собой экономика суверенной Молдовы и сможет ли она сохранять реальную, а не декларативную политическую независимость — не от Советского Союза / России, так от соседней Румынии или тех же США, стоящих за спиной сепаратистских движений в СССР.

Молдавия в составе СССР

Здесь следует отметить, что в составе Советского Союза политическое положение Молдовы было особым. Молдавская ССР образовалась лишь в 1940 г. — после подписания пакта Молотова — Риббентропа, в соответствии с которым к Советскому Союзу отошла Бессарабия, прежде входившая в состав Румынии. До 1940 г. существовала Молдавская автономная советская социалистическая республика, включавшая территорию Приднестровья и части Украины, и входившая в состав Украинской ССР. После вхождения Бессарабии в состав Советского Союза МАССР получила статус союзной республики. Первоначально в Молдавской ССР советским руководством проводилась достаточно жесткая политика, направленная на «советизацию» республики и борьбу с «буржуазным прошлым». Наиболее активно политика советизации Молдавии развернулась после победы в Великой Отечественной войне — ведь практически сразу же после начала ВОВ территория Молдавии и часть территории Украины были оккупированы румынскими войсками и присоединены к Румынии. Когда в 1944 г. Молдавия была освобождена советскими войсками, здесь сохранялось кулачество, важную роль в общественной жизни играло духовенство — в общем, ситуация имела значительные отличия от других республик Советского Союза. «Раскулачивание» Молдавии затянулось до 1949 г., с территории Бессарабии выселялись бывшие помещики, предприниматели, священники, офицеры румынской армии. Всего было выселено 11 280 семей — т.е., более 40 тыс. человек. Тем не менее, значительная часть населения Молдавии, особенно в сельской местности, пыталась сопротивляться политике советизации. Как оказалось — зря: ведь именно в советский период Бессарабия, бывшая одним из наиболее отсталых регионов Румынии, получила стимулы экономического и культурного развития. В Молдавии были построены теплоэлектростанции, крупные промышленные предприятия, развивалось образование и здравоохранение. Одной из важнейших отраслей экономики оставалось сельское хозяйство, в том числе плодоовощное хозяйство. Включенность Молдавской ССР в союзную экономику способствовала дальнейшему экономическому развитию республики и улучшению ее экономического положения. Потребление в Молдавской ССР на 25-30% превосходило уровень производства. При этом уже в 1970-е — 1980-е гг. Молдавской ССР была предоставлена значительная автономия во внутренних делах и центральное руководство СССР практически не вмешивалось в политику республиканского руководства. Как и в других национальных республиках, за основу внутренней политики был взят приоритет интересов «титульной нации», т.е. молдаван. И это несмотря на то, что молдаване к 1989 г. составляли лишь 64,5% населения республики. Остальная часть приходилась на русских, украинцев, евреев, цыган и представителей других национальностей. В городах русские, украинцы, евреи составляли 54% населения. Тем не менее, в составе руководства республики однозначно преобладали лица титульной национальности — молдаване составляли 80% секретарей ЦК Компартии Молдавии, 70% секретарей городских и районных комитетов партии, 74% председателей Советов народных депутатов. Фактически политическое руководство республикой находилось в руках молдавской элиты, тогда как представители других народов МССР были более активны там, где большую роль играла реальная профессиональная квалификация — в промышленности, науке, здравоохранении. Тем не менее, серьезных межнациональных конфликтов до конца 1980-х гг. в республике не возникало. Зато набирали силу интеллектуальные движения националистического характера, в том числе — т.н. «румынисты» — группа писателей, журналистов, историков, пытавшихся максимально приблизить молдавский язык к румынскому и считающих молдаван частью румынского народа. «Румынисты» пользовались определенным покровительством местного партийного руководства, также происходившего в большинстве своем из числа молдаван.

Зарождение румынизма

После образования Молдавской ССР и, особенно, после победы в Великой Отечественной войне, в молдавской культурно-политической жизни на некоторое время утвердился «молдовенизм» — культурно-политическое течение, признающее молдаван отдельной от румын нацией, обладающей собственной историей и культурой. В 1924 г., после образования Молдавской АССР, и до конца 1930-х гг.

молдовенизм превалировал в политике партийного руководства республики, но в 1938 г. постепенное распространение получила концепция «румынизма», в результате чего молдавский язык был переведен на латинскую письменность, проводился тезис о единстве молдавской и румынской культуры.

После освобождения Молдавской ССР от румынских оккупантов, по понятным причинам, с румынизмом в качестве официальной позиции партийного руководства, было покончено. Но в 1954 г., после смерти Сталина, в Молдавской ССР стали вновь набирать силу тенденции румынизма. Первоначально они проявлялись в филологической среде в форме сомнений в самостоятельности молдавского языка и культуры.

Распространению румынистских настроений способствовала и политика Николае Чаушеску — лидера соседней Румынии, который, несмотря на приверженность коммунистическим идеям, внес немалый вклад в развитие обновленного румынского национализма. В Молдавскую ССР завозилась литература на румынском языке из Социалистической Румынии, крепли культурные связи между республиками.

Поскольку Румыния была страной социалистического лагеря, партийное руководство Молдавской ССР относилось к этому снисходительно. В конечном итоге, румынизм получил широкое распространение среди молдавской интеллигенции и молодежи, в какой-то степени подготовив почву для возникновения и стремительного распространения национализма в конце 1980-х гг.

Читайте также:  Штурмовая винтовка hk g36

Первоначально пропаганда румынизма сводилась к идее придания статуса государственного языка молдавскому языку и перевода молдавского языка на латинскую письменность. Сентябрь 1988 г. отметился знаменитым «Письмом 66», в котором литераторы выразили идеи румынизма.

Между тем, пропаганда румынизма ударяла не только по позициям русских, украинцев и других национальных меньшинств Молдавской ССР, но и по самой молдавской идентичности, поскольку утверждала, что молдаване представляют собой «неправильных» румын, которых следует вернуть на истинный путь развития.

Часть руководящего состава Компартии Молдавской ССР, остававшаяся на позициях молдовенизма, воспротивилась попыткам нарастающей румынизации молдавской культуры, но румынисты заручились поддержкой очень высоких партийных руководителей в Москве, включая и самого Михаила Сергеевича Горбачева. В результате, с подачи «румынистов» ушли в отставку председатель Совета министров МССР И.П.

Калин, секретарь ЦК КПМ Н.Ф. Бондарчук, ряд других высокопоставленных партийных и государственных чиновников. После этого подконтрольная румынистам комиссия экспертов высказалась за придание исключительно молдавскому языку статуса государственного языка Молдавской ССР и поддержала перевод молдавского языка на латинскую графику. 16 февраля 1989 г.

Союз писателей Молдавии опубликовал проект закона «О функционировании языков на территории Молдавской ССР».

Этот законопроект был апологией национализма и румынизма, поскольку предусматривал введение административной и уголовной ответственности за использование в официальной практике иных языков, кроме молдавского, и лишал родителей возможности выбора языка, на котором должны были учиться их дети.
Митинг Народного фронта Молдовы. Фото6 И.

Зенин: РИА-Новости

Параллельно с раскручиванием «языкового вопроса», в Молдавской ССР началось формирование антисоветского националистического движения. Причем в республике, в которой до конца 1980-х гг. организованного политического национализма фактически не было, его формирование происходило с помощью прибывших из прибалтийских республик инструкторов.

Националисты для конспирации именовали себя «демократами» и сторонниками перестройки. В июне 1988 г. появилась Инициативная группа демократического движения в поддержку перестройки. В мае 1989 г. был создан Народный фронт Молдовы (НФМ).

Он был образован участниками Демократического движения в поддержку перестройки и Музыкально-литературного клуба имени Алексея Матеевича (Алексей Матеевич (1888-1917) — военный священник по роду занятий — был также поэтом и автором стихотворения «Наш язык», позже ставшего гимном Молдовы).

Народный фронт Молдовы получил широкую поддержку среди кишиневской молдавской интеллигенции и молдавской молодежи, а также сельского населения районов республики, населенных этническими румынами. Летом 1989 г. в Кишиневе прошло несколько демонстраций, на которых впервые были подняты национал-экстремистские лозунги — «Молдова — молдаванам!» и «Чемодан — вокзал — Россия».

Участники манифестаций потребовали предоставления политического суверенитета Молдавской ССР, признания молдавского языка государственным языком республики и перевода молдавского языка на латинскую графику. 31 августа 1989 г. Верховный Совет МССР принял решение о признании молдавского языка официальным языком в политической, экономической, социальной и культурной сферах. Также молдавскому языку была возвращена латинская письменность. За русским языком был оставлен статус языка межнационального общения. Верховный Совет МССР возглавил опиравшийся на поддержку молдавских националистических сил Мирча Снегур.Этот человек сыграл одну из важнейших ролей в провозглашении Молдавии независимым государством, в культивировании национализма в республике. С 1985 г. Снегур, агроном по профессии и бывший председатель колхоза, занимал должность секретаря ЦК КП МССР. Да, именно партийные чиновники, некогда возглавлявшие колхозы и совхозы, по всему СССР и стали реальными проводниками «парада суверенитетов», развалившего великое союзное государство. Видимо, они следовали примеру главного председателя колхоза, чья деятельность на посту Генерального секретаря ЦК КПСС привела к столь плачевным последствиям.

Волна национализма. Румынизм как антисоветская идеология

Тем временем, националистическое движение в Молдавии получало все большее распространение. 25 февраля 1990 г., на первых свободных выборах в Верховный Совет Молдавской ССР, большинство мест получил Народный фронт Молдовы. Результаты этого изменения в соотношении сил не заставили себя долго ждать. Уже 27 апреля 1990 г.

в Молдавской ССР была введена новая государственная символика, и сине-желто-красный триколор стал официальным флагом республики.

Кроме Народного фронта, в стране появился еще целый ряд националистических организаций, среди которых следует отметить такие движения с говорящими названиями как «Язык наш румынский», «Культурная лига за единство румын отовсюду», Национал-христианская партия Молдовы, «Род латинский».

Все они исповедовали идеологию румынизма и выступали за воссоединение Молдавской ССР с соседней Румынией, что предполагало, разумеется, и выход из состава союзного государства. Сторонниками перечисленных организаций практически на 100% были молдаване, они же определяли себя как этнических румын, поскольку концепция молдавской идентичности румынистами отвергалась. 5 июня 1990 г.

Верховный Совет МССР принял решение о переименовании Молдавской Советской Социалистической Республики (МССР) в Советскую Социалистическую Республику Молдова (ССРМ), что противоречило Конституции СССР. 23 июня 1990 г. Верховный Совет ССРМ провозгласил суверенитет республики в составе Советского Союза. В июне 1990 г.

председатель Верховного Совета Мирча Снегур заявил о своем выходе из состава КПСС — партии, сделавшей его как политика. 3 сентября 1990 г. Мирча Снегур был назначен на должность Президента ССРМ.

Активизация националистических движений повлекла за собой травлю противников румынизации Молдавской ССР и утверждения в качестве единственного официального языка республики молдавского языка.

В свою очередь, это вызвало консолидацию оппонентов румынизма, представленных, в первую очередь, представителями русского и русскоязычного населения республики, а также молдаванами, не желавшими отказываться от молдавской идентичности. Появились политические организации левопатриотической направленности, объединяющие противников румынизации Молдавии. Еще 8 июля 1989 г.

было образовано Интернациональное движение «Унитате — Единство», объединившее патриотические силы республики. Еще раньше, в марте 1989 г., было создано движение «Гагауз Халкы», в которое вошли не только представители гагаузского национального меньшинства, но и других народов, проживавших на территории исторического региона Гагаузия, входившего в состав Молдавии. 12 ноября 1989 г.

Чрезвычайный съезд представителей гагаузского народа провозгласил создание Гагаузской Автономной Советской Социалистической Республики в составе МССР, но Верховный Совет МССР отменил это решение как антиконституционное.

Молдавские националисты, сами выступавшие сепаратистами по отношению к советскому государству и напиравшие на необходимость национального самоопределения молдавской нации, которую они называли румынской, в отношении национальных меньшинств республики вели себя как самые настоящие империалисты.

Причем не только по отношению к русскому народу, но и по отношению к коренным этносам, таким как гагаузское национальное меньшинство. О праве на самоопределение гагаузов сторонники самоопределения Молдовы предпочитали не говорить. 23 мая 1989 г.

городской Совет народных депутатов города Тирасполя обратился к Президиуму Верховного Совета МССР с требованием принятия закона о двух государственных языках на территории республики — молдавского и русского. Это объяснялось тем, что в Приднестровье на молдавском языке говорило абсолютное меньшинство населения, а в других районах страны русскоязычные составляли также внушительную часть жителей.

От движения «Унитате — Единство» поступило предложение о проведении общенародного референдума о статусе молдавского и русского языков и письменности для молдавского языка. 16 августа началась двухчасовая забастовка протеста против проведения сессии Верховного Совета, на котором должно было состояться обсуждение законопроекта о введении делопроизводства только на молдавском языке.

В забастовке участвовало 30 тысяч рабочих, но, несмотря на это, радикальные националисты не отступили от решения по законопроекту. 21 августа началась общереспубликанская политическая забастовка, а 29 августа, когда открылась сессия Верховного Совета, бастовало 170 предприятий, включая крупнейшие заводы Кишинева.

Тем не менее, националистам удалось провести закон о признании молдавского языка единственным государственным языком, введении латинской графики и признании идентичности молдавского и румынского языков. Победа националистов и дальнейшие националистические преобразования в жизни страны, о которых говорилось выше, стали возможными благодаря предательству руководства Коммунистической партии Молдавии, которое фактически потворствовало деятельности Народного фронта Молдовы.Правительство республики возглавил лидер Народного фронта Мирча Друк — в прошлом член КПСС, выпускник аспирантуры Института Латинской Америки АН СССР. При этом, что интересно, не более 5 % населения республики выступали за присоединение Молдовы к Румынии. То есть, правящая верхушка реально выражала интересы лишь абсолютного меньшинства молдавского общества — националистической интеллигенции, молодых радикалов и небольшой части сельских румын, попавших под влияние радикальной пропаганды. Без поддержки руководства Компартии румынистам никогда не удалось бы прийти к власти в республике и провести там соответствующие политические преобразования.

Кровавая почва независимости

Источник: https://topwar.ru/81301-moldavskaya-nezavisimost-24-goda-politicheskoy-neopredelennosti.html

Развал СССР и провозглашение независимости Молдавии

Контрольная работа

Развал СССР и провозглашение независимости Молдавии

Содержание

§1. Политический кризис в финале «перестройки»

§2. Обострение политического противоборства и экономический кризис.

Ухудшение жизни народа

§3. Начальный этап стабилизации

Литература

§ 1. Политический кризис в финале «перестройки»

Политическое положение Молдавии в составе СССР Верховный Совет (парламент), подотчетное ему правительство, союзные законы действовали на ее территории только в случае ратификации их Верховным Советом республики.

Молдавская номенклатура располагала полной самостоятельностью в экономической и социальной сферах, а также в области культуры. Центр мог контролировать местную администрацию по линии ЦК КПСС, но в 70-80-е гг.

пользовался этой возможностью все реже.

Снабжение энергоносителями, металлом, удобрениями, хлопком и другим сырьем по преференциальным внутрисоюзным ценам, гарантированный сбыт молдавских товаров на рынках СССР и прежде всего России обеспечивали экономике республики устойчивость, а дотации из бюджета СССР, капиталовложения союзных министерств — дополнительные доходы. Потребление в Молдавии на 25-30% превосходило уровень производства (тыс. дол. США на душу населения):

1985198719891990Производство10,511,311,610,0Потребление12,813,515,813,4

Кадровая политика в республике строилась с учетом баланса интересов. Молдаване, составляя в 1989 г. 64,5% населения, занимали 80% постов секретарей ЦК КПМ, 70% секретарей городских и районных комитетов партии, 74% председателей местных Советов.

Русские, украинцы и другие национальные меньшинства, составлявшие 54% горожан, на 45% укомплектовали органы государственного и хозяйственного управления и на 53% — кадры первых руководителей предприятий промышленности, сельского хозяйства, строительства, транспорта.

Языковая политика проводилась исходя из лингвистических реалий. Молдавский язык являлся родным либо вторым, которым свободно владеют, для 66% населения — молдаван и 11% лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам. Русский язык был таковым для 68% населения, в том числе для 58% молдаван.

Оба языка фактически являлись официальными; они были языками политики, науки, культуры, официального и профессионального общения, делопроизводства, массовой информации; обеспечивалось национальное равноправие в доступе к высшему образованию.

Поэтому недовольства, возникавшие в обществе в связи со скрытым ростом цен, дефицитом предметов потребления, трудностями приобретения жилья и автомобилей, на сферу межэтнических отношений не распространялись, и до конца 80-х гг. в Молдавии не было националистических, сепаратистских или ирредентистских движений.

Но среди филологов набрало силу течение румынистов, подгонявших литературный молдавский язык под стандарты румынского. Не находясь в оппозиции к политике КПСС, румынисты пользовались покровительством партийного руководства Молдавии.

Актуализация вопросов языковой политики не была связана с лингвистической ситуацией в республиках. В марте 1988 г. на пленуме Союза писателей СССР в Москве была озвучена идея придания государственного статуса языкам титульных наций всех союзных республик. Социальные последствия такого шага были известны. В 70-е гг.

придание государственного статуса языкам титульных наций республик Закавказья позволило местной бюрократии в обход принципов интернационализма уволить с государственной службы большинство служащих, принадлежавших к национальным меньшинствам.

«Титульная» бюрократия во всех случаях обеспечила себе монополию на власть, но именно с этого момента в Закавказье обострились межнациональные отношения.

Часть интеллигенции позволила увлечь себя перспективами получения этнических преференций и на этот раз, и кавказский сценарий был задействован в масштабах всего Союза. В Молдавии пропаганда национал-радикалов оказалась направлена не только против русских и других меньшинств.

Усилиями румынистов она приобрела также анти- молдавский характер. Они приступили к обоснованию двух идей: о необходимости придания государственного статуса только молдавскому языку и его перевода на латинскую графику. В сентябре 1988 г. эти требования были сведены литераторами в «Письме 66».

Читайте также:  Китайский истребитель пятого поколения j-20: провал или прыжок в будущее?

Одновременно была развернута кампания по дискредитации русских и украинцев, занимавших в Молдавии политически значимые посты: президента АН МССР А. А. Жученко, председателя Госплана республики В. Г. Кутыркина, прокурора республики Н. К.

Демиденко, главы Молдавской православной церкви митрополита Серапиона.

Реалистически мыслящие деятели КПМ пытались защитить национальное равноправие, молдавскую самобытность и в конечном счете — молдавскую государственность. Их позиция была изложена в тезисах «Конкретными делами укреплять перестройку». Но группа Горбачева приняла меры по их дезорганизации.

При ее содействии КПМ была парализована капитулянтской «демократической платформой»; румынисты добились ухода со своих постов главы правительства И. П. Калина, министра здравоохранения К. А. Драгашока, министра транспорта И. С. Болбата, секретаря ЦК КПМ Н. Ф. Бондарчука, других подвергнутых травле опытных руководителей.

Под давлением унионистов специальная комиссия ученых высказалась за придание государственного статуса только молдавскому языку и его перевод на латинскую графику.

Под лозунгом «Один язык — один народ!» румынисты открыто выступили с призывом отказаться от молдавской национальной идентичности. 16 февраля 1989 г. они опубликовали от имени Союза писателей Молдавии антидемократичный проект закона «О функционировании языков на территории Молдавской ССР».

Проект лишал родителей права выбирать язык обучения детей и предусматривал (ст. 13) административную и даже уголовную ответственность должностных лиц, допускающих использование в официальном общении иного языка, нежели государственный.

«Официальный» проект, подготовленный рабочей группой Верховного Совета МССР и опубликованный 30 марта, также игнорировал реалии лингвистической ситуации в Молдавии.

Против демонтажа молдавской самобытности выступил ряд ученых-молдаван, структур вскрывших провокационный характер законопроектов о языковом режиме.

Наблюдая за полемикой в прессе, народ постепенно осознавал, что руководство КПМ не способно защищать ни национальное равноправие, ни молдавскую самобытность.

Хотя обсуждение вопросов экономической модели пока не привело к политическому размежеванию в обществе, в республике началось формирование новых общественно-политических структур.

При содействии эмиссаров из Прибалтики первыми были организованы национал-радикалы, из пропагандистских соображений именовавшие себя «демократами». В июне 1988 г. была сформирована Инициативная группа демократического движения в поддержку перестройки, потом — клуб им. А. Матеевича. В мае 1989 г.

на совещании 146 участников этих организаций было объявлено о создании Народного фронта Молдовы (НФМ).

Затем были учреждены организации «Язык наш румынский», «За Бессарабию и Буковину», Культурная лига за единство румын отовсюду, Национал-христианская партия Молдовы, Христианско-демократическая лига женщин Молдовы, «Джинта латинэ» (Род латинский) и др., выступившие за присоединение Молдавии к Румынии.

Началась также консолидация патриотических сил. В январе 1989 г. возникло Интердвижение Молдавии «Унитате-Единство». 8 июля при участии 423 делегатов из всех городов и районов республики состоялся учредительный съезд ИД (с декабря 1991 г. — Движение за равноправие «Унитате-Единство»).

На предприятиях политизировались созданные в годы «перестройки» Советы трудовых коллективов (СТК). Возникло также гагаузское национальное движение «Гагауз халкы» («Гагаузский народ»). В целях защиты национальных культур интеллигенция создала русские, украинские, еврейское, болгарское, польское и другие этнокультурные общества.

Характерной чертой праворадикальных формирований являлся их моноэтнический состав: они включали исключительно молдаван, большей частью объявивших себя румынами. В составе Интердвижёния «Единство» преобладали представители национальных меньшинств, но много было и молдаван, в том числе в руководстве.

В «Гагауз халкы» наряду с гагаузами состояли болгары, русские, украинцы.

Отступление КПМ с политической арены пробудило политическую инициативу местных органов представительной власти. 23 мая 1989 г. Тираспольский горсовет обратился к Президиуму Верховного Совета МССР с призывом принять закон о функционировании на территории республики двух государственных языков — молдавского и русского.

Интердвижение «Унитате-Единство» потребовало вынести вопросы о статусе языков и графике молдавского языка на референдум.

Но 10 августа стало известно, что на предстоящей 13-й сессии ВС МССР будет вынесен на обсуждение не известный общественности законопроект от 30 марта, а иной, еще более жесткий, предусматривающий ведение делопроизводства только на одном, государственном языке.

Представители СТК в Тирасполе 11 августа решительно выступили против создания юридического предлога для национальной дискриминации в праве на труц. Они создали координационный центр рабочего движения Молдавии — Объединенный СТК (ОСТК) и приняли решение о проведении 16 августа предупредительной двухчасовой забастовки с требованием отложить сессию Верховного Совета.

Рабочие продемонстрировали свою организованность и решимость; в забастовке приняли участие более 30 тыс. человек.

Тем не менее национал-радикалы из руководства республики подтвердили решение о вынесении на обсуждение Верховного Совета нового законопроекта. Этот шаг спровоцировал республиканскую политическую забастовку.

Она началась 21 августа. ОСТК был преобразован в республиканский забастовочный комитет. К 29 августа, когда открылась сессия

Верховного Совета, работу прекратили 170 предприятий, в том числе крупнейшие заводы Кишинева: «Мезон», «Счетмаш», «Альфа», «Элект- роточприбор», «Виброприбор» и др., более 400 трудовых коллективов заявили о своей солидарности с бастующими. На предприятиях, на тираспольском стадионе происходили бурные митинги.

В противовес им на площади Победы в Кишиневе был проведен митинг, названный его организаторами Великим национальным собранием. Заранее подобранные ораторы обосновывали один тезис — о необходимости исключить русский язык из жизни общества.

Большинство присутствующих не разделяло этого мнения, но многократно транслируемые по телевидению и радио речи омрачили межнациональные отношения в республике.

августа-1 сентября Верховный Совет придал государственный статус только молдавскому языку и принял закон «О функционировании языков на территории Молдавской ССР». Закон (ст.

7) предусматривал замещение всех руководящих постов и должностей, связанных с общением, исключительно лицами, владеющими государственным языком.

Румынисты добивались также отказа молдавской нации от культурного суверенитета, была признана идентичность литературного молдавского и румынского языков, а молдавская письменность с традиционной кириллицы переведена на латинскую графику.

При известии об этих решениях в забастовку включились ряд служб Молдавской железной дороги, Молдавское управление гражданской авиации, десятки заводов. К 3 сентября бастовали 192 предприятия. Руководство КПМ добивалось прекращения стачки. Принципиальные положения законов о языке, заявил первый секретарь ЦК С.

Гроссу, «соответствуют платформе КПСС по национально-языковой политике партии». Руководителей забастовки принял президент СССР М. Горбачев, уговорив приостановить ее. Но это решение было отменено на митинге в Тирасполе.

Стачка была прекращена 21 сентября после пленума ЦК КПСС, когда стало ясно, что руководство партии, по существу, поддержало установление в Молдавии одноязычного режима.

Республиканская стачка положила начало новому рабочему движению в Молдавии. В Приднестровье и Гагаузии Советы трудовых коллективов превратились в подлинную власть. Содействие руководства КПМ национал-радикалам скомпрометировало его в глазах народа, нанесло партии тяжелый удар.

Весной 1989 г. состоялись выборы народных депутатов СССР. Выдвижение кандидатов прошло без санкции партийных инстанций, и выборы дали общественным формированиям опыт политической борьбы в новых условиях. Весной 1990 г.

в Верховный Совет Молдавской ССР были избраны политические активисты, в том числе деятели движения «Единство», руководители рабочих организаций. 83% депутатов являлись членами КПМ, часть их входила в НФМ, но большинство составляли колеблющиеся, чье политическое поведение зависело от позиций ЦК КПМ.

Но руководство партии пошло на сговор с национал-радикалами из НФМ, располагавшими 25% мандатов, и они поделили власть. Председателем Парламента, как стал называться Верховный Совет, стал недавний секретарь ЦК КПМ и председатель Президиума ВС МССР М. И.

Снегур, а на посту главы правительства опытнейшего специалиста П. А. Паскаря сменил лидер НФМ М. Друк, не имевший подходящих знаний и опыта.

Социальная база нового режима была узка, при социологических опросах за присоединение Молдавии к Румынии высказалось не более 5% населения. И унионисты сделали ставку на насилие.

С первых дней работы Парламента его здание блокировала специальная «группа поддержки», сформированная из обывателей и деклассированных элементов. Депутатов, выступавших в защиту национального равноправия и молдавской идентичности, оскорбляли, угрожали им расправой.

14 мая в центре Кишинева за то, что говорил по-русски, был избит 18-летний Дима Матюшин, который затем скончался. 20 мая «фронтисты» разогнали митинг женщин-матерей и избили более 20 депутатов, главным образом избранных от Приднестровья.

Используя насилие, унионисты вынудили прекратить участие в заседаниях около 40% депутатов Парламента, укомплектовали своими ставленниками его структуры. Парламент перестал выражать соотношение политических сил в обществе.

Унионисты добились от Парламента утверждения предложенного ими решения о государственной символике Молдавии. Руководство КПМ не заняло при решении этих вопросов принципиальной позиции. Отмена статьи Конституции, провозглашавшей партийную монополию на власть, была проведена почти без обсуждения.

Угроза суверенитету республики нарастала. 23 июня 1990 г.

унионисты осуществили делегитимацию молдавской государственности, добившись утверждения Парламентом противоречащего исторической правде «Заключения» по пакту Молотова-Риббентропа, в котором Бессарабия и Северная Буковина провозглашались оккупированными румынскими территориями, а создание 2 августа 1940 г.

Молдавской ССР — незаконным актом. В июле НФМ выступил с требованием о переименовании Молдавской республики в Румынскую Республику Молдова. М. Друк инициировал массовые увольнения работников, не владеющих государственным языком.

Прием русских, украинцев и представителей других нацменьшинств в высшие учебные заведения был сокращен в 2-3 раза. По радио, телевидению, в печати велась унионистская шовинистическая пропаганда. При поддержке руководства республики в учебных заведениях вместо истории Молдавии был введен антинаучный курс «История румын».

Угроза установления дискриминационного режима и насильственного «объединения» с Румынией сплотила в Приднестровье молдаван, русских, украинцев и др. Местные власти провели там референдумы по вопросам языкового режима. Так же поступили гагаузы.

Наряду с молдавским языком официальный статус в Приднестровье был закреплен за русским и украинским, а в Гагаузии — за гагаузским и русским языками. 19 августа была провозглашена Гагаузская и 2 сентября — Приднестровская Молдавская республики.

Прекращение этнической чистки и либерализация языкового режима, отказ от навязывания обществу идеологии румынизма еще могли сохранить целостность Молдавии, однако унионисты лишь ужесточили политику насилия.

На площади Победы были разбиты памятные плиты с именами освободителей Кишинева от фашистской оккупации, совершено нападение на помещение предприятия «Молдэнерго», разгромлена редакция независимой газеты «Молодежь Молдавии»; месяц спустя помещения ее редакции и газеты «Вечерний Кишинев» сожгли «неизвестные» лица. В октябре 1990 г.

, пытаясь сорвать выборы в Верховный Совет Гагаузии, М. Друк организовал «поход» волонтеров против гагаузов. Защищая свои семьи, гагаузы провели мобилизацию, из Приднестровья на помощь им прибыли рабочие дружины численностью 4,5 тыс. человек. Возникла угроза гражданской войны. Только ввод в зону конфликта воинских частей Советской Армии предотвратил кровопролитие.

Но 2 ноября молдавская полиция применила огнестрельное оружие против рабочих-дружинников в Дубоссарах. В результате водители В. Ми- цул, В. Готка и 18-летний О. Гелетюк погибли, 16 человек были ранены.

Эти провокации вызвали возмущение в обществе. В Парламенте премьер-министра встретили криками «Убийца!», «Жос!». Выведя на улицу «волонтеров» из батальона «Тирас-Тигина», М. Друк предотвратил свое смещение, но поход волонтеров и кровопролитие в Дубоссарах закрепили территориальный раскол Молдавии. Власти Приднестровья и Гагаузии приступили к формированию государственных структур.

Политическое разложение руководства КПСС и рост этнического насилия в республиках ускорили кризис Союза ССР. Съезд народных депутатов постановил провести 17 марта 1991 г. всесоюзный референдум по вопросу о будущем СССР.

Источник: http://diplomba.ru/work/83434

Ссылка на основную публикацию