Война в ираке: американский «блицкриг» на ближнем востоке

Война в Ираке: американский «блицкриг» на Ближнем Востоке

После развала СССР США примерили на себя роль «всемирного полицейского». Так, по сути, во всём мире установилась американская гегемония, а для стран, находящихся в оппозиции по отношению к Соединённым штатам, наступили сложные времена. Наиболее показательной в этой связи является судьба Ирака и его лидера – Саддама Хусейна.

Предыстория конфликта в Ираке и его причины

Саддам Хусейн

После операции «Буря в пустыне» в Ирак была направлена специальная комиссия ООН. Её целью было наблюдение за ликвидацией оружия массового поражения и прекращением производства химического оружия. Работа этой комиссии длилась примерно 7 лет, однако уже в 1998 году иракская сторона объявила о прекращении сотрудничества с комиссией.

Также, после поражения Ирака, в 1991 году над северной и южной частями страны были созданы зоны, появление в которых было запрещено для иракской авиации. Патрулирование здесь проводилось посредством британской и американской авиации. Однако и здесь не всё было гладко.

Иракские ПВО, после ряда инцидентов в 1998 году, а также после проведённой американцами операции «Лиса пустыни», начали регулярно обстреливать в неполётных зонах иностранные военные самолёты.

Таким образом, уже к концу 90-х годов XX века обстановка вокруг Ирака вновь стала ухудшаться.

С избранием в США на пост президента Джорджа Буша-младшего антииракская риторика в американском обществе усилилась. Большие усилия были затрачены на создание Ираку имиджа страны-агрессора, которая несёт угрозу для всего мира. В это же время началась и подготовка плана операции по вторжению в Ирак.

Джордж Буш

Однако события 11 сентября 2001 года заставили американское руководство вначале обратить взор на Афганистан, который к 2001 году почти полностью находился под властью талибов. Операция в Афганистане началась осенью 2001 года, и уже в следующем году движение потерпело поражение. После этого Ирак снова оказался в центре событий.

Уже в начале 2002 года США потребовали от Ирака возобновить сотрудничество с комиссией ООН по контролю над химическим оружием и оружием массового поражения. Саддам Хусейн отказался, мотивируя это тем, что такого оружия в Ираке нет.

Тем не менее, этот отказ заставил США и ряд стран – членов НАТО ввести санкции против Ирака. В конце концов, в ноябре 2002 года Ирак под нарастающим давлением был вынужден пустить комиссию на территорию Ирака.

При этом комиссия ООН заявила, что никаких следов оружия массового поражения не обнаружено, равно как и возобновления его производства.

Тем не менее, американское руководство уже выбрало путь войны и настойчиво шло по нему. В адрес Ирака с завидной периодичностью выдвигались объединения о связях с Аль-Каидой, производстве химического оружия и подготовке терактов на территории США. Однако ряд этих обвинений доказать так и не удалось.

Тем временем подготовка к вторжению в Ирак шла полным ходом. Была сформирована международная антииракская коалиция, в которую вошли США, Великобритания, Австралия, и Польша. Войска этих государств и должны были провести молниеносную операцию против Ирака, свергнуть Саддама Хусейна и установить в стране новое, «демократическое» правительство. Операция получила название «Иракская свобода».

Для вторжения в Ирак была создана мощная группировка войск коалиции, включавшая в себя 5 американских дивизий (среди них одна танковая, одна пехотная, одна воздушно-десантная и две дивизии морской пехоты) и одна танковая дивизия Великобритании. Эти войска были сконцентрированы в Кувейте, который и стал плацдармом для вторжения в Ирак.

Начало войны в Ираке (март – май 2003 г.)

Карта боевых действий

На рассвете 20 марта 2003 года войска антииракской коалиции вторглись в Ирак, а их авиация подвергла бомбардировкам крупные города страны. При этом американское руководство отвергло идею массированной авиационной подготовки, как в 1991 году, и приняло решение уже с первого дня осуществить наземное вторжение.

Отчасти это было вызвано тем, что Джорджу Бушу необходимо было как можно быстрее свергнуть иракского лидера и объявить о победе в Ираке для повышения собственного рейтинга, а также для исключения какой-либо возможности применения Ираком оружия массового поражения (нахождение которого на территории страны, впрочем, и так подвергалось сомнению).

23 иракские дивизии практически не вели боевых действий, ограничившись лишь локальными очагами сопротивления в городах. При этом бои в населённых пунктах затягивались до двух недель, несколько снижая темп наступления.

Однако в основном войска коалиции продвигались вглубь страны достаточно быстро, при этом неся совсем мизерные потери.

Авиация Ирака также не оказывала противодействия войскам союзников, что позволило последним уже в первых дней получить и прочно удерживать превосходство в воздухе.

С первых дней воскам антииракской коалиции удалось продвинуться на 300, а кое-где и на 400 км и подойти к центральным районам страны.

Здесь направления ударов начали расходиться: британские войска выдвинулись в направлении Басры, а американские – на Багдад, при этом овладевая такими городами, как Эн-Наджаф и Кербела.

Уже к 8 апреля, в результате двухнедельных боёв, эти города были взяты войсками коалиции и полностью очищены.

При этом стоит отметить весьма примечательный эпизод сопротивления иракских войск, имевший место 7 апреля 2003 года.

В этот день ударом иракского тактического ракетного комплекса был уничтожен командный центр 2-й бригады 3-й пехотной дивизии США. При этом американцы понесли существенные потери, как в людях, так и в технике.

Однако этот эпизод никак не мог повлиять на общий ход войны, которая уже с первых дней была по сути проигранной для иракской стороны.

С целью предупреждения военных потерь и потерь среди мирного населения, войска коалиции начали формирование полиции, которая должна была состоять из иракцев. Создание таких формирований началось уже в середине апреля 2003 года, а к лету территория Ирака была разделена на три оккупационные зоны.

Север страны и район вокруг Багдада находился под контролем американских войск. Юг страны вместе с городом Басра контролировался британскими войсками.

Территория Ирака к югу от Багдада и к северу от Басры находилась под контролем сводной дивизии коалиции, в состав которой вошли войска из Испании, Польши, Украины и других стран.

Солдаты коалиции

Однако, несмотря на предпринятые меры, в Ираке вовсю развернулась партизанская война.

При этом повстанцы практиковали не только взрывы автомобилей и самодельных бомб на улицах городов, но и обстрелы войск международной коалиции, причём не только из стрелкового оружия, но и даже из миномётов, минирование дорог, похищения и казни солдат коалиции.

Эти действия заставили американское командование уже в июне 2003 года провести операцию «Удар по полуострову», направленную на уничтожение зародившегося в Ираке повстанческого движения.

Среди важных событий войны в Ираке, помимо многочисленных восстаний и терактов, особенное место занимает поимка низложенного президента Саддама Хусейна.

Он был обнаружен в подвале деревенского дома в 15 километрах от родного города Тикрит 13 декабря 2003 года.

В октябре Саддам Хусейн предстал перед судом, который приговорил его к смертной казни – наказанию, которое временно было вновь разрешено оккупационной администрацией Ирака. 30 декабря 2006 года приговор был исполнен.

Несмотря на ряд успехов коалиционных войск, операции против партизан не позволяли кардинально решить их проблему. В период с 2003 по 2010 гг. восстания в Ираке стали если не частым явлением, то точно и не редким.

В 2010 году американские войска из Ирака были выведены, тем самым официально завершив эту войну для США.

Однако оставшиеся в стране американские инструкторы продолжали вести боевые действия и, как следствие, американские  войска продолжали нести потери.

Итоги и последствия войны в Ираке

С 2014 года территория на западе Ирака контролировалась самопровозглашённым Исламским Государством Ирака и Леванта (так называемое ИГИЛ). При этом был захвачен один из крупнейших иракских городов Мосул. Ситуация в стране продолжает оставаться сложной, но, тем не менее, стабильной.

На сегодняшний день Ирак является союзником США в регионе и ведёт боевые действия против ИГИЛ. Так в октябре 2016 года была начата операция, целью которой является освободить Мосул и полностью очистить территорию страны от радикальных исламистов. Тем не менее, эта операция продолжается до сих пор (июль 2017 г.) и конца ей не видно.

С позиций сегодняшнего дня можно точно сказать, что вторжение сил международной коалиции в Ирак привело скорее к дестабилизации государства, чем к каким-либо позитивным изменениям. В результате множество мирных жителей погибло и было ранено, а миллионы человек лишились крова. При этом гуманитарная катастрофа, последствия которой ещё не полностью видны, продолжается и по сей день.

Существует множество монографий про войну в Ираке, но с уверенностью можно сказать, что вторжение войск США и их союзников в Ирак лишь открыло новую, кровавую и поистине ужасную страницу в истории Ближнего Востока, которая закроется ещё весьма нескоро. Впрочем, что будет дальше – покажет время.

Источник: http://chert-poberi.ru/interestnoe/voyna-v-irake-amerikanskiy-blitskrig-na-blizhnem-vostoke.html

2003: Американский блицкриг в Ираке — Цезариум

Однако и тут предполагалось, что механизированная колонна, вступающая в подготовленный к обороне вражеский город, обречена на провал.

Военные и эксперты обращались, скорее, к знакомым по детству картинкам советской хроники весны 1945 года — бой за каждый дом, в котором пехота перемещается пешком, а позади ее танки и самоходки прикрывают ее и поражают выявленные позиции противника прямой наводкой.

Советская САУ Су-76 прикрывает свою пехоту во время городского боя.

Городской бой действительно считается едва ли не самым сложным, кровавым и медленным по темпам достижения результатов видом военных действий. Поэтому не единожды войска, которые по численности и/или по техническому оснащению уступают противнику, отступали до линии застройки, чтобы использовать ее как линию обороны и укрытие от авиации и артиллерийского огня наступающего противника.

Последними примерами продолжительных и кровопролитных боев стали бои за Алеппо, которые вели сирийские правительственные войска при поддержке союзников из РФ и Ирана, а также осада города Мосул иракскими и курдскими силами при поддержке американских войск и союзников США.

В этом контексте мы рассмотрим операцию по взятию Багдада американскими войсками в 2003 году, когда подготовленный к обороне город с многочисленным гарнизоном был взят за считанные дни.

Предыстория

В 1990 году диктатор Ирака Саддам Хусейн захватил и аннексировал соседний Кувейт, что стало причиной операции «Буря в пустыне» — ее провели многонациональные силы по мандату ООН, ключевую роль в которых играл американский контингент.

С 17 января по 28 февраля 1991 года иракские войска были разгромлены и полностью изгнаны с территории Кувейта, а Ирак оказался под тяжелыми экономическими санкциями.

Все это оказало долговременный эффект на боевой дух и уровень технического оснащения иракских вооруженных сил.

Если в 1991 году операция коалиции была направлена на уничтожение с воздуха, а затем выдавливание противника с небольшой территории Кувейта, то в 2003 году американские военачальники поставили на настоящий блицкриг — короткий ракетный обстрел и авиационная подготовка, за которыми последовала внезапная глубокая операция механизированных соединений.

В свою очередь иракское командование отказалось от провалившихся в Кувейте попыток обороняться на открытой местности и, учитывая преимущество войск противника в дистанционном, особенно ночном, бою и полное господство коалиционной авиации в воздухе, поставило на оборону в населенных пунктах одновременно с диверсионно-партизанской войной против линий коммуникаций войск коалиции.

Военачальники Саддама планировали серьезно затормозить или даже остановить вторжение в городах на юге страны — прежде всего в городе Басра и его предместьях, на укрепление которого были затрачены значительные ресурсы. Предполагалось, что американцы побоятся обходить этот район и не смогут наступать на Багдад, оставляя позади и справа серьезные иракские силы.

Для этого Хусейн располагал примерно 350 тысяч солдат и офицеров в 17 армейских дивизиях, примерно 80 тысячами человек в частях Республиканской гвардии, а также подразделениями «Федаинов Саддама» — полувоенной организации территориального типа, которая должна была уничтожать внутренних врагов режима и вести диверсионную войну против сил коалиции. На вооружении этих сил состояло более 2 тысяч танков (советских Т-55 и Т-72 и их модификаций), 4 тысячи артиллерийских орудий. ВВС и силы ПВО Ирака после 1991 года, санкций и авиаударов в конце 1990-х годов заметной угрозы не представляли.

Американцы же построили свою стратегию на обходе и блокировании очагов обороны с целью прорыва по западному берегу реки Евфрат к политическому и экономическому центру Ирака – Багдаду. Быстрое взятие которого должно было обеспечить (и обеспечило) развал всей системы вражеской обороны.

Силы коалиции включали 192 тысячи американских солдат, 45 тысяч британских, а также курдские вооруженные формирования, которые действовали на севере страны при поддержке коалиционных сил специального назначения.

Дорога на Багдад

Американские военные уже на этапе планирования кампании осознавали важность подготовки к городским боям — Багдад был городом с 5 миллионами жителей, да и ситуация в других городах могла потребовать их взятия постфактум. При этом учитывался и опыт боев в Грозном и в сомалийском Могадишо.

Багдад и Ирак в целом были проанализированы как система ключевых военных, политических, экономических и инфраструктурных «точек», захват или уничтожение которых дезорганизует и лишает противника воли к сопротивлению, выводит население из-под контроля диктатора и его партии БААС.

Таким образом, ожидалось, что точные удары в реальные и символические объекты, на которых держится власть Саддама, позволят избежать изнуряющего захвата одного квартала за другим, снизят потери своих войск и мирного населения. По сути, планирование штурма Багдада началось еще в 2002 году.

По западному берегу Евфрата глубоким охватом к Багдаду продвигались силы V-го корпуса Сухопутных войск, по левому — 1-й Экспедиционной группы Корпуса морской пехоты США.

Нападения в пустыне на механизированные колонны и даже на колонны снабжения войск групп диверсантов на джипах с пулеметами и РПГ в целом оказались неэффективны из-за лучших приборов наблюдения, огневой подготовки и организованности американцев. Кроме того оборону коммуникаций дополнительно взяли на себя части 82-й и 101-й воздушно-десантных дивизий.

Читайте также:  Новый российский пулемет корд и его модификации

Неожиданно быстрое продвижение американских войск на 500-600 километров, которые не остановила даже мощнейшая пылевая буря, также позволило им захватить у шокированных иракцев важные мосты через Тигр и Евфрат. Для предотвращения подрывов также предпринимались массированные авиаудары по строениям около мостов — американцы поняли, что иракцы обычно собирают все провода для подрыва именно в подобных локациях.

Первый набег

Первыми подошли к Багдаду части 3-й пехотной дивизии США — 3 апреля за несколько часов боев они взяли  Международный аэропорт Багдада, который стал центром снабжения американских войск на будущие 7 лет.

На следующий день иракские танки и пехота попытались отбить аэропорт, однако были отброшены с большими потерями. Подразделения 3-й пд охватили Багдад с юга и востока, перерезав линии снабжения элитных дивизий Республиканской гвардии Хусейна «Медина» и «Навуходоносор», одновременно на позиции встала артиллерия, которая, используя данные разведки, вела контрбатарейную борьбу.

Уже 5-го апреля был проведен бронетанковый рейд в восточную окраину города в качестве разведки боем — позднее такие операции будут называться Thunder Run. В «громовом набеге» участвовало 29 танков Abrams, 14 БМП Bradley и другая гусеничная бронетехника с десантом.

Идеей удара было постоянное поддержания огневого и психологического давления на противника, недопущение перегруппировки и реорганизации его сил, демонстрация силы. Данные о положении в городе передавали в реальном времени разведывательные беспилотники. Воздушное пространство над Багдадом контролировали вертолеты и самолеты ВВС и Сухопутных войск США.

ADuran

Убеждая офицеров, удивленных в том, что они идут в Багдад практически одни, подполковник Шварц, который сам будет участвовать в «набеге», отметил: «В штабе сделали анализ, они бы не послали нас на неудачное дело, завтра мы наступаем внутрь Багдада».

Подполковник в бою будет непосредственно вести ударную группу вперед и руководить ее огнем, а его начальник полковник Дэвид Шварц, командир 2-й бригады 3 пд, будет в той же колонне обеспечивать общее руководство и организовывать поддержку артиллерии и авиации.

By US DoD — http://www.globalsecurity.org/military/library/report/2004/onpoint/ch-5.htm, Public Domain,

Сопротивление иракцев, использовавших стрелковое оружие и гранатометы, оказалось дезорганизованным, и колонна успешно прошла маршрут, расстреливая противника изнутри боевых машин.

Был подбит только один американский танк, экипаж которого не пострадал и был подобран другими машинами.

Попытки преградить дорогу колонне бетонными блоками успехом не увенчались — один из танков, оснащенный тралом, успешно таранил заграждения. Безвозвратные потери американцев  — 1 убитый, 1 танк.

Подбитый M1 Abrams на улицах Багдада. By DoD photo by LCPL Jennifer A. Krusen, United States Marine Corps — dodmedia.osd.mil, Public Domain,

Интересно, что при этом по шоссе иногда продолжалось и движение гражданского транспорта.

Первый «набег» показал, что в городе отсутствует организованная оборона, а иракцы, хоть и не бегут, но обладают невысокой выучкой.

Второй «набег»

7-го апреля было решено провести второй удар, теперь дальше — в самый центр города. Кроме того 2 танковых и 1 механизированный батальон (всего около 1 тыс. бойцов) с 60 танками должны были не только войти в город, но и остаться в нем, заняв в сердце города ключевые развязки подразделениями численностью около роты.

Спутниковые снимки Багдада: 2 апреля 2003 г.. By Image provided by the USGS EROS Data Center Satellite Systems Branch. — http://earthobservatory.nasa.gov/NaturalHazards/natural_hazards_v2.php3?img_id=10149, Public Domain,

При этом позиции располагались так, чтобы иметь возможность подержать друг друга не только маневром, но и огнем, а также обеспечивали снабжение прорвавшегося отряда.

Выбранные для расположения ротных постов точки, кроме того, находились на относительно открытой местности и позволяли видеть приближающегося противника.

Наличие в колонне инженерных машин также помогло оборудовать оборонительные позиции для пехоты и техники.

В итоге американцы после ночной минной разведки проехали, вступая в перестрелки, по намеченному маршруту и после короткого боя укрепились в районе дворцов и административных зданий, который позже получит название «зеленая зона».

Оставленные в тылу наступающей колонны оборонительные пункты подвергались яростным атакам, в том числе с использованием танков, артиллерии и минометов, однако поддержка своих танков и артиллерии позволили пехоте удержать позиции. Атаки иракцев, вооруженных стрелковым оружием и РПГ, продолжались и ночью, однако успеха не имели.

Морские пехотинцы во время Битвы за Багдад. By Lance Corporal Kevin C. Quihuis Jr. (USMC) — Defense Visual Information Center, Public Domain,

8 апреля постепенно в город входили новые подразделения 3-й пд, на следующий день с востока в Багдад вошла 1-я дивизия морской пехоты и свалила известную на всю страну статую Саддама.

Были захвачены ключевые точки, обеспечивающие функционирование города и режима в целом.

Бесплодные атаки, огневое превосходство и постоянное удержание американцами инициативы подорвали боевой дух иракцев — битва за Багдад была окончена.

By Unknown U.S. military or Department of Defense employee — defenselink — Direct Image Linkdefenselink — Article Link, Public Domain

Выводы

Саддам Хусейн и его генералы не смогли правильно определить направление главного удара американских войск и распорядиться ресурсами, имеющимися в их распоряжении.

Обход американскими войсками подготовленных к обороне городов на юге Ирака, оставил вне главного района боев основные силы иракской армии — в районе Багдада американцев фактически встретили только две полнокровные дивизии Республиканской гвардии.

Господство коалиции в воздухе практически исключило возможность маневра для сколько-нибудь значимых частей иракской армии — они должны были воевать примерно там же, где их застало начало американского наступления.

Дозаправка F-15E Strike Eagle во время операции «Иракская свобода»

При этом агрессивные действия американцев (в том числе использование в качестве поддержки сил двух дивизий ВДВ) позволили им, пользуясь превосходством в выучке и технике, разбить иракские войска так сказать в «предполье» Багдада, не позволив им организованно отойти в столицу.

В итоге в самом Багдаде американская бронетехника встретилась лишь с довольно хаотичным сопротивлением легкой пехоты, при этом в результате второго скоростного прорыва американцы и иракцы поменялись местами — американцы оборонялись в центре города на более-менее удобных оборудованных позициях, а иракцы их атаковали, каждый раз умываясь кровью.

Учет психологии противника позволил надломить боевой дух армии Саддама Хусейна и в считанные дни развалить военную и управленческую «вертикаль», положив конец и сопротивлению остатков иракских войск на остальной территории страны.

Отметим, что версия о том, что американцы «просто подкупили» всех иракских генералов и офицеров  является сильным преувеличением— существующие свидетельства не подтверждают факт, что подобные операции американской разведки носили широкомасштабный характер.

Нельзя не отметить структурную слабость персоналистского режима Хусейна, державшегося на лично преданных или подконтрольных функционерах и суннитском меньшинстве. Широкомасштабную диверсионно-террористическую войну в Ираке с лета-осени 2003 года начинают исламисты — отнюдь не сторонники относительно светского диктатора.

Отсутствие развитого национального самосознания и репрессии против своих политических соперников обеспечили хрупкость политической базы обороны Ирака, не позволили сделать ставку на всеобщее вооружение народа.

Шаблонность мышления иракских генералов и пренебрежительное отношение к противнику (в иракской пропаганде американцы показывались как плохие солдаты с низким боевым духом) стали причиной быстрого разгрома.

Источник: http://cezarium.com/2003-invasion/

Военная история: Неудачный блицкриг Саддама Хусейна в войне с Ираном

Неумелое использование современных вооружений иракским командованием разбилось о мужество и самопожертвование иранских войск и ополченцев

Ирано-иракская война 1980-1988 годов – важная часть новейшей истории Большого Ближнего Востока, на котором сегодня отмечены многочисленные конфликты, милитаризация, политическая и социально-экономическая дестабилизация. Еще она ярко демонстрирует, почему война не идет по намеченному плану. В первую очередь потому, что у противника есть собственный план.

В отличие от Ирана (Персии) – страны с многовековой государственностью, Ирак – это молодое государство. Данный осколок Османской империи получил независимость от Великобритании только в 1932 году. От османских времен тянутся пограничные споры на реке Шатт-эль-Араб (персидское название Арвандруд), образующейся слиянием Тигра и Евфрата. Данные 195 км в 1980 году значили очень многое.

В тот период около 75% поступавших в Иран грузов шло через порт Хорремшехр, в городе Абадане находился НПЗ с годовой мощностью переработки «черного золота» в 37,5 млн тонн (в разы больше, чем делают все три казахстанские НПЗ сегодня). Для Ирака это тоже главные морские ворота страны – на Шатт-эль-Араб находится мегаполис и порт Басра.

Здесь же по обе стороны границы простираются богатые нефтяные поля.

После того, как в 1968 году в Багдаде к власти пришла партия БААС (арабский социализм), иранский шах стал воспринимать Ирак в качестве угрозы №1 для своего режима. Более 60% сухопутных войск и авиации, 100% ВМС Ирана были сосредоточены в приграничных с Ираком районах.

После исламской революции 1979 года в Иране уже руководство Ирака стало всерьез опасаться иранского революционного экспорта на свою территорию.

Аятолла Рухолла Мусави Хомейни, новый лидер Тегерана, в свое время занимался подрывной деятельностью против шаха Мохаммеда Реза Пехлеви с территории Ирака, где установил обширные контакты с многочисленной шиитской общиной этой страны.

До исламской революции у Ирана были хорошие военные контакты с Западом в лице США, Великобритании и Израиля. Шах закупил у этих государств внушительный арсенал.

Однако после антишахской революции контакты прервались, из-за чего запчасти и боеприпасы с 1979 года от вчерашних контрагентов в Иран не поступали. У Саддама Хусейна ситуация была прямо противоположная.

В 1972 году между СССР и Ираком был заключен договор «О дружбе и сотрудничестве», после чего оружие из Москвы и других социалистических стран поступало в больших количествах. Например, в компьютерной игре «Война в Заливе» с иракской стороны действует такой юнит, как чехословацкий БТР SKOT/ОТ-64.

После того, как Тегеран порвал с Вашингтоном, в Ирак пошли американские, французские и английские вооружения. Нефтяные монархии Аравийского полуострова щедро поддерживали Багдад финансовыми ресурсами, так как тема исламской революции их сильно пугала.

Ирано-иракская война явно вышла за рамки двусторонних отношений, но когда Саддам Хусейн ее развязывал, то будущих последствий совершенно не предполагал. Расчет строился на блицкриг продолжительностью 2-4 недели, для чего были подготовлены соответствующие военные запасы и произведено развертывание войск.

Согласно демографическим оценкам того периода, население Ирака составляло 14 млн человек, тогда как Ирана – 40 млн. В таких условиях можно рассчитывать только на молниеносность, ибо война на истощение становится неподъемной.

Чтобы укрепить поддержку со стороны арабских государств, лидер Ирака в августе 1980 года (то есть перед самой войной) совершил хадж в Мекку.

По развернутым Багдадом для нападения войскам разные источники приводят отличающиеся цифры, но в среднем принято считать, что в 3-х бронетанковых, 2-х мотопехотных и 3-х горнопехотных дивизиях насчитывалось 140 тыс.

военнослужащих, 1300 танков, 1700 пушек, гаубиц и минометов, 760 противотанковых средств.

Противостоящие иранские 2-е бронетанковые и 2-е пехотные дивизии, 1 пехотную бригаду и отряды КСИР (Корпус стражей исламской революции) иракцы превосходили по личному составу и танкам в 2 раза, по артиллерии (включая минометы) в 2,4 раза.

Здесь нужно отметить, что иранская армия вступила в войну с Ираком значительно ослабленной. Незадолго до своего падения шах ввел в стране военное положение, что после его свержения ударило бумерангом по вооруженным силам.

Сама армия была сокращена с 240 до 180 тысяч человек, многие генералы и старшие офицеры уволены.

Чтобы не создавать горючий материал для гражданской войны, новые исламские власти не препятствовали эмиграции недовольных установившимся режимом бизнесменов, представителей интеллигенции и военных, людей связанных с шахском двором.

Многие кадровые офицеры такой возможностью воспользовались. Что касается КСИР, то он на момент начала полномасштабных военных действий находился в стадии формирования и главным его козырем являлась готовность бойцов к самопожертвованию за родину и ислам.

Гитлеровская Германия продемонстрировала, что использование доктрины блицкрига бывает как успешным (Польша, Франция, Норвегия), та и нет – СССР. Опыт Ирака при Саддаме Хусейне пополнил копилку неудачных молниеносных войн.

22 сентября 1980 года, как и нацисты 22 июня 1941 года, иракские ВВС нанесли массированные удары по иранским аэродромам и военно-воздушным базам. Однако иранское командование учло не только опыт Второй мировой войны, но и Шестидневной. Большинство самолетов было укрыто в бетонных бункерах.

Уже 23 сентября в ходе операции «Каман-99» американские «Фантомы» на вооружении иранских ВВС атаковали авиабазы Эль-Кут, Эль-Рашид, Эль-Хаббания, города Мосул и Багдад.

О потерях в ходе авианалета судить сложно, поскольку если считать самолеты по военным сводкам противоборствующих сторон, то каждый из них был сбит много раз.

Однако очевидно, что в результате ответного иранского удара все иракские авиабазы, с которых можно было достичь территории Ирана, оказались на несколько недель выведенными из строя. Это позволило иранским сухопутным войскам перегруппироваться и подготовиться к отражению иракского вторжения.

В ноябре 1980 года иранскими вертолетами «Кобра» с установленными на них ПТУР было уничтожено 40 иракских танков в районах Са­ри-По­ле­-З­охаб и Ги­да.

С самого начала сопротивление иранских войск, отрядов КИСР и басиджей (народные ополченцы) оказалось гораздо выше того, на что рассчитывали иракские стратеги. Все это в условиях, когда порядка 40% тяжелого штатного вооружения иранской стороны оказались небоеготовы по техническим причинам, позволило существенно компенсировать военно-технический дисбаланс.

Блицкриг Саддама Хусейна не предполагал взятие Тегерана, тем не менее специалисты относят иракское вторжение по его общему замыслу к войне с решительными военно-политическими целями.

Предполагался захват провинции Хузестан (юго-запад Ирана) как экономического ядра противника, после чего должен был рухнуть правящий режим.

Всего же наступление велось по трем направлениям, а общая протяженность линии фронта достигла 650 км.

Коньком немецких блицкригов являлось массирование сил и средств на направлениях главных ударов в сочетании с хорошим взаимодействием родов войск и видов вооруженных сил (особую роль в этом играла качественная радиосвязь).

Иракская армия в силу исторических моментов не прошла, да и не могла пройти тот путь, который германская военная машина проделала к 1939 году. Поэтому несмотря на начало первыми, иракские ВВС господство в воздухе не захватили.

Разведка противника и местности иракцами производилась слабо, что в условиях сложного и разнообразного театра военных действий – горы, пустыни, заболоченная местность, дамбы, населенные пункты и другое – оказывало сильное влияние на ход боевых действий.

Иракцы фактически не осуществляли массирование сил и средств на направлениях главного удара; практиковались одновременные наступления на разобщенных направлениях. Обход и охват иракская сторона использовала ограниченно, предпочитая  фронтальные удары.

Читайте также:  Планета юпитер — самая большая планета с большим секретом

При этом они старались добиться полного огневого подавления очагов сопротивления иранцев, что в итоге приводило к снижению темпа наступления и утере наступательной инициативы.

Иракские артиллеристы сосредоточенный и заградительный огонь применяли, а более сложные – последовательное сосредоточение огня, подвижный заградительный огонь и огневой вал – нет. Из-за низкой подготовки артиллерийских расчетов.

Война сразу выявила превосходство советской бронетехники над использовавшимися в иранских войсках танками американского и английского производства. Против Т-72 иранцы в танковом бою вообще мало что могли предложить.

В сражении под Кесре-Ширин укомплектованный танками Т-72 иракский батальон уничтожил иранский батальон на «Чифтенах» не понеся потерь.

Бронебойный подкалиберный снаряд 115-мм пушки танков Т-62 тоже гарантированно пробивал лобовую броню английских «Чифтенов».

Через месяц после вторжения в Советский Союз вермахт вел бои под Смоленском, то есть достаточно близко от Москвы. Иракцы месяц брали стоящий на Арвандруде Хорремшехр.

В уличных боях с часто разрозненными частями иранской армии и ополченцами иракская армия потеряла 9000 военнослужащих (что для масштаба данной войны весьма существенно). Лежащий ниже по течению Абадан войска Хусейна вообще не смогли взять – только блокировали с трех сторон.

По информации из других источников иракцы осадили Абадан полностью, но к этому времени в городе уже все было подготовлено для долговременной осады. Как бы то ни было, Абадан иракская армия взять не смогла.

Упорное иранское сопротивление позволило продержаться до декабря, а потом на южном – главном – участке фронта начался сезон дождей и потоки грязи поставили окончательный крест на блицкриге Саддама Хусейна.

Дальше война пошла на истощение и в 1988 году закончилась с ничейным результатом. Считается, что военное противостояние Багдада и Тегерана в течение почти восьми лет не обогатило мировое военное искусство. В принципе с этим можно согласиться, но с рядом оговорок.

Учитывая общий уровень развития Ирака и Ирана вообще трудно было рассчитывать на какие-либо ноу-хау, но даже известные уже в военной истории вещи каждый адаптирует как умеет. Например, стратегия блицкрига иракскому военному командованию явно не удалась.

А вот иранское прочтение заградотрядов с помощью частей КСИР оказалось очень эффективным и резко усилило военную устойчивость подразделений.

К новинкам можно отнести использование иранцами мобильных противотанковых групп на мотоциклах, которые быстро перебрасывались на направления главных ударов иракских бронетанковых частей. Вообще иранское умение бороться с танками противника росло всю войну.

Людская волна, которую правящий исламский режим использовал в контратаках и наступлениях на иракские позиции – это во многом вынужденная мера.

Иранская артиллерия на протяжении всех лет военного противостояния испытывала дефицит боеприпасов, а ракетных частей (в отличие от иракской армии) вообще не было. После первого года войны большинство иранских самолетов и вертолетов стали небоеготовы, главным образом из-за дефицита запчастей.

Когда в стране имеется ресурс доведенных до экзальтированного состояния религиозных фанатиков, то было бы странно не использовать его для разминирования минных полей противника своими ногами.

Иракцы сказали оригинальное в военном деле слово на завершающем этапе войны, когда выдавливали иранские войска уже со своей территории. Если страны воюют год за годом – это в любом случае повышает общий уровень военного искусства на основе накопленного боевого опыта.

В 1988 году, проводя контрнаступление под Басрой и на полуострове Фао, иракские БМП с пехотой после развертывания в боевой порядок на максимальной скорости неслись к переднему краю противника и высаживали десант, с ходу проскочив первую траншею.

Танки в это время, продвигаясь перекатами от укрытия к укрытию, уничтожали выявленные огневые средства. Высадившаяся пехота атаковала противника в первой траншее с тыла, уничтожая в первую очередь противотанковые средства ближнего боя. Подошедшие танки довершали разгром противника и далее наступали совместно с пехотой.

Разумеется, применять такую тактику ведения боя позволяла низкая насыщенность иранских боевых порядков противотанковыми средствами.

Закончившись с ничейным результатом, Ирано-иракская война в силу своих масштабов не могла не оказать влияния на дальнейший ход международных событий. Ирак, например, через два года после окончания войны напал на Кувейт, которому был должен $14 млрд еще тех, куда более «тяжелых» баксов.

Ну а потом «Буря в пустыне» и масса неприятностей для Багдада. Иран в ходе войны, находясь фактически в международной изоляции (его поддерживали лишь Сирия и Ливия, да втихаря спорадически продавали оружие Израиль и США – скандал «Иран-контрас»), продемонстрировал неожиданную устойчивость.

В 1987 году Тегеран оказался на грани войны с американской военно-морской группировкой в Персидском заливе, а в 1988 году до боевых действий на море все-таки дошло (США победили). В любом случае Иран поверил в свои силы и проводит самостоятельный курс на внешней арене.

Ну а Ирак, ставивший на блицкриг в 1980-ом, к сегодняшнему дню фактически утратил территориальную целостность и что будет с тем же Исламским государством – не известно.  

***

© ZONAkz, 2016г. Перепечатка запрещена. Допускается только гиперссылка на материал.

Источник: https://zonakz.net/2016/05/12/voennaja-istorija-neudachnyjj-blickrig-saddama-khusejjna-v-vojjne-s-iranom/

Идеальный блицкриг: как Израиль стал главным на Ближнем Востоке

Полвека тому назад современники заслуженно сравнивали победу израильской армии в Шестидневной войне 1967 года с лучшими образцами блицкрига. Разгром египетской армии на Синае — решающем фронте той войны — породил вопрос о причинах столь полного и оглушительного поражения арабов. 

Ни соотношение сил, ни техническое оснащение сторон не давали оснований предположить столь печальный для них итог. История о том, как египетский лидер Гамаль Абдель Насер привёл свою страну к поражению, весьма поучительна и сохраняет свою актуальность до сегодняшнего дня.

Израиль начинает и выигрывает

После создания Государства Израиль его отношения с арабскими соседями складывались враждебно. Война 1967 года стала третьей по счёту за восемнадцать лет. В апреле 1967 года в результате боевых столкновений на границе Израиля и Сирии в регионе разразился очередной кризис. 

В мае 1967-го Египет решил поддержать своего сирийского союзника.

С целью военной демонстрации и психологического давления на Израиль Насер резко увеличил количество египетских войск на Синайском полуострове и потребовал вывода миротворческого контингента ООН, находившегося между конфликтующими сторонами. Началась стремительная эскалация, в ходе которой израильское военно-политическое руководство ощутило себя загнанным в угол и приняло решение о начале войны. 

Утром 5 июня в течение нескольких часов массированным ударом израильских ВВС по арабским аэродромам была уничтожена большая часть их авиации. За шесть дней Израиль оккупировал Синайский полуостров, овладел западным берегом реки Иордан и вытеснил сирийцев с Голанских высот.

Секрет успеха

В чём же был секрет израильского успеха? С одной стороны, его превосходство над арабскими соперниками было зеркальным отражением исторически и культурно обусловленного превосходства европейского Запада над исламским Востоком в научно-технической, а следовательно, и в чисто военной области. С другой стороны, конкретные предпосылки израильской победы всё же следует искать в совокупном количественном и качественном усилении военного потенциала еврейского государства, достигнутом в межвоенное десятилетие.

За одиннадцать лет между 1956-м и 1967-м, прошедших после окончания последней войны, израильская армия из, по сути, ополчения превратилась в серьёзную и современную боевую силу. Израильская авиация стала сильнейшей на Ближнем Востоке, а бронетанковые соединения сделались основой сухопутных войск. 

В то же время развитие армии не было лишено асимметрии. Ограниченность ресурсов маленького государства не позволяла рассчитывать на сбалансированное развитие вооруженных сил. Требовалось чётко определиться с приоритетными направлениями в военном строительстве. И необходимые, вытекавшие из характера военной доктрины, акценты были расставлены.

Первым делом самолеты и… танки

Важнейшим видом вооруженных сил стала авиация, на которую тратилось около 50% всего оборонного бюджета.

Такая концентрация ресурсов позволила ВВС перевооружиться на последние типы французских истребителей, установить исключительно высокие стандарты лётно-тактической подготовки и обеспечить значительный качественный отрыв от ВВС арабских соседей.

В случае войны авиация должна была быстро завоевать господство в воздухе, обеспечить ПВО страны и добиться изоляции поля боя, а на последующих этапах перейти к непосредственной поддержке сухопутных войск.

Последние также развивались асимметрично. Большая часть их бюджета шла на развитие бронетанковых войск за счёт экономии на артиллерии и мотопехоте. Если в армиях великих держав между основными компонентами сухопутных войск сохранялся некий баланс, то в израильской армии артиллерия была малочисленна, а мотопехота довольствовалась устаревшим снаряжением. 

Стремительное раздувание танкового парка обеспечивало сухопутным войскам максимальную огневую мощь при минимальной затрате ограниченных людских ресурсов Израиля. Доктрина «тотальности танка» в 1967 году в целом себя оправдала, но в следующую войну 1973 года за несбалансированность сухопутных войск пришлось дорого заплатить.

Много сил было вложено в боевую подготовку резервных компонентов армии, поскольку именно резервисты составляли её костяк. Если в предыдущую войну 1956-го некоторые резервные бригады показали себя не с лучшей стороны, то в 1967-м резервные части уже можно было ставить на самые ответственные участки фронта.

Имитация мощи

В отличие от Израиля, за предвоенное десятилетие Насер, озабоченный повышением международного авторитета Каира, создавал не столько военную мощь, сколько её внешнюю имитацию.

На вооружение армии поступало большое количество достаточно современной боевой техники советского производства.

Количественные параметры выглядели на бумаге внушительно, но рост во многом достигался за счёт экономии на тактической подготовке войск, в первую очередь — резервных формирований.

В мае 1967-го в течение нескольких недель египетские силы на Синае были увеличены с двух до шести дивизий. Поскольку с 1962 года Египет участвовал в затяжной гражданской войне в Йемене, кадровых войск не хватало, и группировку на полуострове пришлось экстренно пополнять слабо обученными резервистами. 

К началу войны численность египетской армии за вычетом войск в Йемене превысила 130 000 человек. Из них 80 000 были резервистами, в том числе более тысячи офицеров.

На один кадровый батальон приходилось два, укомплектованных людьми, призванными по мобилизации из запаса.

Бригады и дивизии превратились в винегрет из частей с различным уровнем боеготовности, не способных слаженно действовать в составе соединения.

Порочная вертикаль

Несколькими непродуманными импровизациями Насер и его соратник, министр обороны маршал Абдель Хаким Амер, ещё более усилили организационный хаос. Если в мирное время войска на Синае находились под управлением штаба армии, в преддверии войны министр зачем-то распорядился создать над штабом армии ещё и боевое управление фронта. 

Командная цепочка, ведущая от президента Насера непосредственно к войскам, теперь включала целых четыре звена. В неё входили министр обороны маршал Амер, начальник Генерального штаба генерал Фавзи, командующий фронтом генерал Муртаги и командующий армией генерал Мохсен. 

Лишние звенья затрудняли управление войсками, привнося дополнительные трения и неразбериху.

До этого генерал Муртаги командовал экспедиционным корпусом в Йемене, где получил серьёзный опыт контрпартизанских операций, но он оказался совершенно не готов к действиям против регулярной армии.

Его малочисленный штаб, насчитывавший лишь 20 офицеров, стал не более чем инстанцией по ретрансляции приказов Амера.

В довершение всех бед за одну-две недели до начала войны министр заменил сразу всех командиров дивизий и начальников их штабов. С уровня дивизий хаос начал быстро распространяться вниз на уровень бригад и батальонов. Заранее согласованные планы боевого развёртывания в последний момент также оказались пересмотрены. 

Первоначальная чисто оборонительная диспозиция предусматривала эшелонирование войск в глубину.

По новому плану, в который ежедневно вносились какие-то дополнения и коррективы, главные силы выдвигались вплотную к израильской границе.

В результате, когда началась война, израильская армия уже к вечеру первого дня смогла перерезать основные рокадные дороги в тылу египтян, лишив их возможности манёвра вдоль линии фронта и вынуждая к беспорядочному отступлению.

Катастрофа своими руками

Роковой ошибкой Насера и Амера стало то, что в мае 1967 года они готовились не к войне, а скорее к военной демонстрации. В худшем для себя случае они предполагали встретить и отразить первый израильский удар.

Однако оба не сознавали того, что своими деструктивными действиями они погружают египетскую армию в смертельно опасное состояние оперативного паралича, который, таким образом, наступал не в ходе войны, а фактически ещё до её начала.

Остановить их было некому, так как Генеральный штаб и его начальник просто не обладали для этого необходимым политическим весом и авторитетом.

Шестидневная война показала, что Насер и Амер во многом подготовили катастрофу египетской армии своими же собственными руками. ЦАХАЛу на поле боя оставалось лишь доделать начатую ими работу.

Несмотря на все свои недостатки, египетская военная машина всё же обладала достаточно серьёзными боевыми возможностями.

Она доказала это в ходе 1973 года, когда более компетентная политика, учтя горький опыт, подготовила её не к демонстрации, а к настоящей войне.

Алексей Кривопалов, кандидат исторических наук, эксперт Центра изучения кризисного общества. Специально для «Ридуса».

Источник: https://www.ridus.ru/news/253928

Новый блицкриг джихадистов: пали Рамади и Пальмира

Джихадисты перешли в контрнаступление на западе и центре Ираке, в провинции Анбар. Эта провинция населена суннитами, которые или поддерживают джихадистов, или сохраняют нейтралитет, предпочитая защищать только свои племенные территории, не влезая в «большую политику». После многомесячного противостояния боевики добились значительного успеха.

Сражение завершилось разгромом оборонявшихся частей иракской армии и федеральной полиции. Боевики и раньше контролировали часть Рамади (Эр-Рамади) и его пригороды. Основной причиной их успеха стал отказ властей использовать в этой суннитской провинции наиболее боеспособные шиитские ополчения, усиленные иранскими военспецами. Власти не хотели усиливать межнациональный конфликт.

Кроме того, Вашингтон относится к шиитской милиции настороженно, опасаясь резкого усиления влияния Тегерана в Ираке.

Помочь в обороне города должны были проправительственные суннитские ополчения. Однако ставка на «местные кадры» в очередной раз была бита. Сунниты неохотно воюют со своими единоверцами и желания стоять насмерть не испытывают.

А боеспособность большинства частей иракской армии по-прежнему на крайне низком уровне. Новая иракская армия создавалась американскими советниками по лекалам колониальной, вспомогательной армии (схожая картина и в Афганистане), которая должна выполнять карательные и полицейские функции, и к регулярной войне, серьёзной противопартизанской кампании такая «армия» не способна.

Без поддержки высокомотивированной шиитской милиции иракские военные не способны успешно драться, даже в обороне.

В результате начавшегося 14 мая нового штурма, боевые группы Исламского халифата прорвали фронт иракской армии и блокировали часть военных в районе штаба Оперативного командования Анбар и базы 8-й армейской бригады.

Попытка военных прорваться из «котла» завершилась побоищем и захватом боевиками армейской базы со всеми складами оружия, техники, боеприпасов и амуниции. 17 мая иракская армия окончательно потеряла контроль над городом. Иракская армия испытала второе, после Мосула, тяжелое поражение.

Из провинции Анбар началась новая волна бегства тех, кто не хочет жить под властью джихадистов.

Таким образом, исламисты захватили важный город, большие запасы оружия и боеприпасов, и оказались в примерно 100 км от Багдада, получив возможность угрожать иракской столице.

А новый успех исламистов показал миф о «высокой эффективности» воздушных ударов международной коалиции и слабую подготовку новой иракской армии, которую готовили американские инструкторы. Надежды на то, что иракская армия восстановила боеспособность и после взятия Тикрита отобьет Мосул, не оправдались. Рамади находится в центре т. н.

Читайте также:  В россии продемонстрировали rex – антидрон

«суннитского треугольника», территории, где преобладают сунниты, и имеет важное религиозно-моральное значение как древняя столица Аббасидского халифата. Это усиливает позиции ИГ.

После очередного сокрушительного поражения в Рамади глава правительства Ирака Хайдер аль-Абади вывел шиитские ополчения из резерва, и они вместе бойцами суннитских ополчений готовят контрнаступление на Рамади. При этом в самом Багдаде ситуацию под контролем держат несколько десятков тысяч бойцов шиитской милиции. В свою очередь, исламисты также готовятся к «битве за Анбар», чтобы затем уже атаковать Багдад.

США, Иран и Россия

Надо отметить, что большую роль в хаосе в Ираке играют США и другие силы, которые выигрывают от дестабилизации и дезинтеграции Республики Ирак и Сирии. Так Вашингтон одной рукой поддерживает режим в Багдаде, вооружает его, получая миллиардные прибыли.

18 мая американский госдепартамент пообещал оказать помощь иракской армии в возвращении города Эр-Рамади. 20 мая пришла новость, что Вашингтон поставит Багдада тысячу противотанковых комплексов, необходимых для борьбы с заминированными автомобилями и «тачанками» джихадистов.

Противотанковые комплексы пообещали поставить в кратчайшие сроки, не затягивая процесс, как с поставкой истребителей Ф-16.

С другой стороны, именно США и часть западной элиты, заинтересованной в хаосе на Ближнем Востоке и шире в Евразии, а также их восточные клиенты – Саудовская Аравия, Катар, виновны в появлении «армии джихада».

Сначала западные и восточные спецслужбы вырастили террористическую организацию «Аль-Каиду», а затем и «Исламское государство».

Джихадисты играют роль «коллективного Гитлера», который развязал войну на Ближнем Востоке и создал «Ближневосточный фронт» глобальной войны.

Политики Ирака уже не раз обвиняли США в затягивании борьбы с террористами. Глава комитета по обороне и безопасности иракского парламента Хаким аз-Замили считает, что американская оккупация Ирака была направлена на подрыв мощи армии Ирака и создание обстановки хаоса в сфере безопасности.

Причём это касается не только Ирака, но и всего региона.

Кроме того, США, по мнению иракского политика, намеренно затягивают борьбу против террористов, о чём свидетельствует недостаточная точность действий самолетов международной коалиции при бомбардировках позиций ИГ и сбрасывание военной помощи джихадистам, якобы по «ошибке».

В Большой Игре США в Ираке ажную роль имеет Эрбиль (столица Иракского Курдистана). Курды поддержали США в деле оккупации Ирака и приобрели от этого большую пользу. Иракский Курдистан стал де-факто независим. Наступление же джихадистов не сильно мешает курдам, так как направлено против Багдада.

В основном джихадисты и курдская милиция придерживаются позиции вооруженного нейтралитета. Одновременно наступление джихадистов и падение Мосула ещё более усилило независимость Эрбиля, так как Багдад не может помешать стремлению курдов к независимости, и все его силы связаны борьбой с ИГ.

Кроме того, США и их союзники получили официальный повод активно вооружать курдские формирования. Вашингтон уже практически официально оформил раздел Ирака, когда недавно Конгресс принял закон о поставки оружия в Курдистан и некое новое образование – «Суннистан», территорию Ирака преимущественно населенную суннитами. Оружие поставляют на сотни миллионов долларов.

Интересно, что большую часть «Суннистана» тем или иным образом контролируют боевики ИГ, то есть США и его союзники одной рукой бомбят исламистов, а другой рукой их поддерживают.

При этом США и Иракский Курдистан всячески мешают Ирану помочь Багдаду в деле разгрома ИГ. Тегеран готов помочь шиитскому правительству Ирака в деле установления жесткого контроля над всей территорией страны.

А разгром ИГ в Ираке позволит напрямую поддержать и Асада в Сирии. Однако США это не выгодно.

У англосаксов есть далеко идущие планы по созданию «Великого Курдистана» за счёт земель не только Ирака, но и Сирии, Ирана и Турции.

Всё это часть плана по «переформатированию» всего региона.

Старые государства должны пасть (включая Саудовскую Аравию), а на их месте возникнуть слабые государственные образования, организации сетевого толка (террористические, военно-религиозные, «компании» специализирующиеся на расхищении и распродаже исторических артефактов, наркотрафике, продаже оружия и людей и т. д.

), которые вписаны в мировую иерархию «Глобального Вавилона», который строят хозяева западной цивилизации. Но главная цель на нынешний день – это постоянный хаос, смута и война на огромных просторах от границ Индии, Китая, России и Европы до Центральной Африки.

Афганистан, Йемен, Ирак уже расчленены. Сирия в том виде, в котором была ранее, уже существовать не будет. Режим Асада уже с трудом отбивается от своры бандформирований разного толка. Саудовская Аравия сама активно «раскачивает лодку», но также приговорена к расчленению.

На очереди Турция и Иран. Ливия фрагментирована и превращена в плацдарм исламистов. Мали без поддержки французов сразу рухнет. Судан расчленен, на юге ситуация не стабильна. В Сомали перманентная война.

Радикальная нигерийская исламистская организация «Боко Харам» присягнула на верность ИГ в марте 2015 г. Теперь «Западноафриканская провинция ИГ» ведёт активнее боевые действия в Нигерии, где есть угроза распада страны на исламскую и христианско-языческую части.

Есть угроза возобновления смуты в Египте, где военный режим противостоит «Братьям-мусульманам» и боевикам на Синайском полуострове.

А Иран противостоит этим планам, находясь вместе с Сирией на острие борьбы с проектом «Глобального Вавилона» (Новый мировой порядок англосаксов или «Вечный рейх» немецких нацистов – все это проявления этого проекта). В Тегеране отлично понимают, что они на очереди.

После окончательного падения Сирии и Ирака придёт очередь Исламской Республики Иран. Поэтому Иран фактически единственный реальный противник джихадистов (кроме Сирии). Тегеран не должен сдать Багдад, который планируют сделать столицей Исламского халифата.

Видимо, Тегеран готов биться за Багдад вплоть до ввода механизированных армейских подразделений, а не только частей спецназначения, которые уже воюют в Ираке. Кроме того, Ирану важно удержать Сирию, позиции в Ливане и Йемене. Всё это «фронты» глобальной смуты, которая постепенно накрывает планету.

Понятно, что ИРИ делает это не из-за «рыцарства», у Тегерана везде есть свои интересы.

Однако объективно Иран в настоящее время воюет и в интересах России, так как сохранение хотя бы относительной стабильности на Ближнем Востоке и борьба с джихадистами, которые являются «тараном» англосаксов по сокрушению крупнейших евразийских государств, в наших интересах.

Поддержка Ирана, Сирии и Ирака в борьбе с ИГ – это одно из важнейших направлений политики России. Эти страны в настоящее время – это передовой фронт борьбы за Евразию, за будущее всех народов континента.

Выбор прост и страшен: или народы Евразии будут обескровлены в чудовищной глобальной бойне, которая ещё только начинается, и в будущем станут «двуногими орудиями» в иерархии мировой неорабовладельческой и неофеодальной системы, или они смогут выстоять, получив шанс на построение более справедливого и разумного порядка. И роль русской цивилизации в этом процессе огромна.

Не зря 21 мая в Россию прибыл иракский премьер-министр аль-Абади. Россия уже поддержали Багдад в борьбе с джихадистами, усилив иракскую армию штурмовиками Су-25, ударными вертолетами Ми-35М, Ми-28, зенитными ракетно-пушечными комплексами Панцирь-С1Э, тяжёлыми огнеметными системами ТОС-1А «Солнцепёк». На очереди продолжение поставок уже заказанных машин и, видимо, новые контракты.

Только поддержка со стороны Ирана, России и других заинтересованных сил может спасти Ирак от окончательной дезинтеграции. Для Москвы поддержка Багдада выгодна не только с точки зрения стратегических интересов, но экономики. Ирак богатая страна, обладающая большими запасами углеводородов.

Багдад способен оплатить поставки оружия, а также интересен с точки зрения торговли, развития общих проектов в сфере энергетики, транспорта, строительства, машиностроения и т. д. Россия на взаимовыгодной основе может помочь в деле восстановления страны.

Стоит понимать, что Россия не может быть сторонним наблюдателем битвы, которая кипит в Ираке, Сирии, Йемене и других странах.

Враждебные России силы пытаются полностью дестабилизировать регион Ближнего и Среднего Востока. А когда это будет сделано, то волна хаоса придёт на Кавказ, в Среднюю Азию и Южную Россию. Лидеры «Исламского государства» уже заявляли о желании «освободить Кавказ», а мировой Исламский халифат собираются создавать в том числе и за счёт русских территорий.

За ИГ стоят хозяева Запада, как стояли за Гитлером, которые планирую поджечь Евразию. Причем одно из главных направлений экспансии джихадистов – это бывшие части России-СССР и современная РФ. Стратегические и национальные интересы России диктуют ей необходимость участвовать в деле установления мира в регионе и уничтожении террористических сил.

Если Россия не будет отстаивать свои национальные, стратегические интересы по всему миру, то просто станет жертвой геополитических противников, которых сейчас принято называть «партнерами».

Понятно, что делать это надо не прямым, военным путём, так как такое вовлечение России в противостояние на «Ближневосточном фронте» будет выгодно её врагам. Десантные дивизии в Дамаск и Багдад посылать нельзя.

Россия уже связана конфликтом на Украине и необходимостью крепить рубежи на западном (европейском) стратегическом направлении. Активное участие в войне на Ближнем Востоке резко подорвет её возможности к маневру и ресурсную базу.

На первом плане должна быть политико-дипломатическая поддержка, военно-техническая, материальная поддержка, помощь разведывательными данными и экономическая интеграция евразийского пространства.

Так, 21 мая глава МИДа России Сергей Лавров совершенно верно отметил, что Ирак, Сирия и Египет находятся на «переднем фронте борьбы с терроризмом». Поэтому Россия будет «все возможные запросы максимально стараться удовлетворить, чтобы их обороноспособность и способность изгонять со своей территории ИГ и прочих террористов была обеспечена».

Россия не будет ставить никаких условий для поставок вооружений в Ирак и Сирию.

Возможно, что стоит подумать о стратегической оси Москва – Дамаск – Багдад – Тегеран, с подключением Индии и Китая, заинтересованных в борьбе с джихадистами и сохранении Евразии от большой смуты.

А также все сил, которые хотят сохранить мир от скатывания в хаос и не хотят победы сил стоящих за западной цивилизацией.

Сирийское направление

К сожалению, джихадисты добились серьёзных успехов не только в Ираке, но и в Сирии. 20-21 мая пришли известие, что боевики вынудили сирийскую армию оставить Пальмиру, где находятся уникальные античные развалины, одни из лучших образцов древневосточной, древнеримской и византийской архитектуры.

Пальмира является одним из немногих хорошо сохранившихся градостроительных комплексов античного времени. Этот город признан ЮНЕСКО памятником всемирного наследия. Как известно, один из важнейших источников дохода ИГ – это разграбление и продажа исторических предметов, которые имеют огромную историческую и материальную ценность.

Теневые коллекционеры выкладывают круглые суммы за такие предметы, которым может быть несколько тысяч лет. Кроме того, реализуется одна из задач хозяев Запада – ликвидация и сокрытие исторических памятников в одной из колыбелей человеческой цивилизации.

Запад уже не одно столетие переписывает историю, а новые археологические данные могут перевернуть всё представление человечества о всемирной истории. Так история приобретает значение геополитики.

Сирийская армия, после нескольких дней упорных боев, была вынуждена оставить Пальмиру. Боевики, получив подкрепление из провинции Анбар (между Ираком и Сирией джихадисты наладили хорошие коммуникации, осуществляя маневр силами и средствами), захватили Пальмиру. Город с 50-тыс.

население, которое сильно возросло из-за притока беженцев, полностью перешёл под контроль джихадистов. Хотя военные и постарались эвакуировать людей, а также наиболее ценные археологические находки. Пальмира важна джихадистам не только как источник исторических артефактов для продажи, но и своим стратегическим расположением в сердце Сирии.

Отсюда идут дороги на Дамаск, Хомс и Багдад. Джихадисты открыли себе путь на ключевые районы Сирии, которые ещё удерживают сирийские войска. Кроме того, вблизи расположены нефтепромыслы, другой важней источник доходов ИГ.

Надо сказать, что положение Сирии в последнее время значительно ухудшилось.

Люди устали от длительной войны, которая охватывает всё новые области. Война уже продолжается четвертый год. Многие города в руинах, народное хозяйство расстроено, существовать всё сложнее. Миллионы людей бежали из страны или стали внутренними беженцами.

Положение экономики катастрофическое, сильно возросла стоимость важнейших товаров народного потребления. Люди на грани выживания. Многие из-за психологической усталости ломаются, поддаются религиозному давлению.

Подавленность мирного населения усиливают известия о поражениях сирийской армии. Крупное поражение сирийские войска потерпели у Идлиба на северо-западе страны, где боевики захватили военную базу. Теперь новое поражение у Пальмиры.

Сирийская армия и поддерживающие её соединения довольно долго успешно вели боевые действия против разномастных бандформирований, сдерживая натиск боевиков, проводя успешные операции и переходя в контрнаступления.

Однако её ресурсы ограничены, а бандформирования поддерживают финансами, оружием и притоком «пушечного мяса» могущественные внешние силы.

Саудовская Аравия и Катар финансируют террористов, Турция предоставляет территорию для баз подготовки и отдыха, обеспечивает коридоры на границе с Сирией для переброски живой силы, оружия и боеприпасов. США поставляют противотанковые комплексы, которые свели на нет преимущество сирийской армии в бронетехнике.

На территории Иордании и Турции расположены крупные центры для обучения новых боевиков «умеренной оппозиции». Разруха, массовая безработица и конфликты во многих странах Ближнего и Среднего Востока позволяют иметь постоянный приток практически любого количества «пушечного мяса». Спецслужбы США, Англии, Турции, Саудовской Аравии и Иордании смогли добиться серьёзных успехов в деле координации усилий разношёрстных «умеренных» бандформирований.

Сирийская армия не может контролировать всю страну, ощущается нехватка оружия, боеприпасов и амуниции, солдаты психологически устали воевать. Армия сосредоточила усилия на ключевых, стратегических узлах и пунктах. В результате население сильно страдает.

Активизировались преступные группы, воскрес массовый рынок по продаже «живого товара». Преступники и боевики всех мастей терроризируют людей, насильно рекрутируют в свои ряды молодых людей, сексуальных рабынь, насилуют и продают в рабство девушек и детей.

Источник: https://allmomente.livejournal.com/1229117.html

Ссылка на основную публикацию