Советско-финская (зимняя) война: «незнаменитый» конфликт

Советско-финская война 1939-1940 года, причины и ход, участники, летний и зимний периоды, число погибших

После Гражданской войны 1918-1922 годов СССР получил довольно неудачные и мало приспособленные для жизни границы. Так, совершенно не учитывалось то, что украинцы и белорусы были разделены линией государственной границы между Советским Союзом и Польшей. Ещё одним из таких «неудобств» было близкое расположение границы с Финляндией к северной столице страны – Ленинграду.

Исторический экскурс и истоки конфликта

Финляндия как государство появилась сравнительно недавно – 6 декабря 1917 года на фоне разваливавшегося Российского государства.

При этом государство получило все территории Великого княжества Финляндского вместе с Петсамо (Печенгой), Сортавалой и территориями на Карельском перешейке.

Отношения с южным соседом также не заладились с самого начала: в Финляндии отгремела гражданская война, в которой победу одержали антикоммунистические силы, так что симпатий к СССР, поддерживавшему красных, явно не имелось.

Однако во второй половине 20-х – первой половине 30-х годов отношения между Советским Союзом и Финляндией стабилизировались, будучи не дружественными, но и не враждебными. Расходы на оборону в Финляндии неуклонно снижались в 20-е, достигнув своего пика в 1930 году.

Однако приход на должность военного министра Карла Густава Маннергейма несколько изменил ситуацию. Маннергейм сразу же взял курс на перевооружение финской армии и подготовку её к возможным боям с Советским Союзом. Изначально была проинспектирована линия укреплений, в то время имевшая название линии Энкеля.

Состояние её укреплений было неудовлетворительным, поэтому началось переоборудование линии, а также строительство новых оборонительных обводов.

События 1938-1939 гг. и причины конфликта

Ко второй половине 30-х годов XX века обстановка в Европе постепенно накалялась. Антисоветские высказывания Гитлера заставили советское руководство более пристально посмотреть на соседние страны, которые могли бы стать союзниками Германии в возможной войне с СССР.

Положение Финляндии, конечно, не делало её стратегически важным плацдармом, так как здешний характер местности неизбежно превращал боевые действия в ряд мелких боёв, не говоря уже о невозможности снабжения огромных масс войск.

Однако близкое положение Финляндии к Ленинграду всё же могло превратить её в важного союзника.

Именно эти факторы и заставили советское правительство в апреле-августе 1938 года начать переговоры с Финляндией относительно гарантий её неприсоединения к антисоветскому блоку.

Однако, кроме того, советское руководство также требовало предоставления ряда островов Финского залива под советские военные базы, что для тогдашнего правительства Финляндии было неприемлемым.

В итоге переговоры закончились безрезультатно.

Ситуация начала стремительно накаляться, когда 23 августа 1939 года был подписан пакт Молотова-Риббентропа, в секретном дополнении к которому указывалось, что Финляндия входит в сферу интересов СССР.

Однако, хоть финское правительство и не имело данных относительно секретного протокола, этот договор заставил его серьёзно задуматься относительно дальнейших перспектив страны и отношений с Германией и Советским Союзом.

Уже в октябре 1939 года советское правительство выдвинуло новые предложения для Финляндии. Они предусматривали передвижение советско-финской границы на Карельском перешейке на 90 км на север.

Взамен Финляндия должна была получить примерно вдвое большую территорию в Карелии, чтобы позволило бы существенно обезопасить Ленинград.

Ряд историков высказывает также мнение, что советское руководство было заинтересовано в том, чтобы, если не советизировать Финляндию в 1939 году, то хотя бы лишить её защиты в виде линии укреплений на Карельском перешейке, уже тогда получившей название «линия Маннергейма».

Данная версия весьма состоятельна, так как дальнейшие события, а также разработка советским Генеральным штабом в 1940 плана новой войны против Финляндии косвенно указывают именно на это. Таким образом, защита Ленинграда, скорее всего, была лишь предлогом для превращения Финляндии в удобный советский плацдарм, как, например, стран Прибалтики.

Однако финское руководство отклонило советские требования и начало готовиться к войне. Готовился к войне и Советский Союз.

Всего к середине ноября 1939 года против Финляндии были развёрнуты 4 армии, имевшие в своём составе 24 дивизии общей численностью в 425 тысяч человек, 2300 танков и 2500 самолётов.

Финляндия имела лишь 14 дивизий общей численностью примерно в 270 тысяч человек, 30 танков и 270 самолётов.

Во избежание провокаций финская армия во второй половине ноября получила приказ об отводе от государственной границы на Карельском перешейке. Однако 26 ноября 1939 года произошёл инцидент, ответственность за который обе стороны возлагают друг на друга.

Советская территория была обстреляна, в результате чего несколько военнослужащих было убито и ранено. Данный инцидент произошёл в районе посёлка Майнила, от которого и получил своё название. Между СССР и Финляндией сгустились тучи.

Через два дня, 28 ноября, Советский Союз денонсировал пакт о ненападении с Финляндией, а ещё спустя два дня советские войска получили приказ перейти границу.

Начало войны (ноябрь 1939 — январь 1940)

На Карельском перешейке, где наступала 7-я армия, советским войскам уже 1 декабря ценой больших потерь удалось овладеть городом Терийоки (ныне Зеленогорск). Здесь было объявлено о создании Финляндской Демократической республики во главе с Отто Куусиненом, видным деятелем Коминтерна.

Именно с этим, новым «правительством» Финляндии и установил дипломатические отношения Советский Союз. В то же время в первую декаду декабря 7-я армия сумела быстро овладеть предпольем и упёрлась в первый эшелон линии Маннергейма.

Здесь советские войска понесли тяжёлые потери, и их продвижение практически остановилось на долгое время.

Укрепления линии Маннергейма

Севернее Ладожского озера, в направлении Сортавалы, наступала 8-я советская армия. В результате первых дней боёв ей удалось продвинуться на 80 километров за достаточно короткий срок.

Однако финские войска, противостоявшие ей, сумели провести молниеносную операцию, целью которой было окружение части советских сил. На руку финнам сыграло и то, что Красная армия была весьма сильно привязана к дорогам, что позволило финским войскам достаточно оперативно перерезать её коммуникации.

В результате 8-я армия, понеся серьёзные потери, была вынуждена отступить, но до конца войны удерживала часть финской территории.

Наименее удачными были действия Красной Армии в центральной Карелии, где наступала 9-я армия.

Задачей армии было вести наступление в направлении на город Оулу, с целью «разрезать» Финляндию пополам и дезорганизовать тем самым финские войска на севере страны. 7 декабря силами 163-й стрелковой дивизии был занят небольшой финский посёлок Суомуссалми.

Однако финские войска, имея превосходство в мобильности и знании местности, немедленно окружили дивизию. В результате советские войска были вынуждены занять круговую оборону и отбивать внезапные нападения финских лыжных отрядов, а также нести существенные потери от снайперского огня.

На помощь окружённым была выдвинута 44-я стрелковая дивизия, которая вскоре также оказалась в окружении.

Оценив ситуацию, командование 163-й стрелковой дивизии приняло решение пробиваться назад. При этом дивизия понесла потери примерно в 30% от личного состава, а также бросила практически всю технику.

После её прорыва финнам удалось уничтожить 44-ю стрелковую дивизию и практически восстановить государственную границу на данном направлении, парализовав здесь действия Красной Армии.

Результатом этой битвы, получившей название битвы при Суомуссалми, стали богатые трофеи, взятые финской армией, а также повышение общего морального духа финской армии. В то же время руководство двух дивизий Красной Армии было подвергнуто репрессиям.

В январе 1940 года драма разыгралась и южнее Суомуссалми, где в общих чертах повторился сценарий той недавней битвы. Здесь была окружена 54-я стрелковая дивизия Красной Армии.

При этом для её уничтожения у финнов не было достаточно сил, поэтому дивизия до конца войны находилась в окружении. Подобная участь ожидала и 168-ю стрелковую дивизию, которая была окружена в районе Сортавалы.

Ещё одна дивизия и танковая бригада попали в окружение в районе Леметти-Южного и, понеся огромные потери и потеряв почти всю матчасть, всё-таки пробились из окружения.

На Карельском перешейке к концу декабря бои по прорыву финской укреплённой линии затихли.

Объяснялось это тем, что командование Красной Армии прекрасно понимало тщетность продолжения дальнейших попыток нанесения ударов по финским войскам, которые приносили лишь серьёзные потери при минимальном результате.

Финское же командование, понимая суть затишья на фронте, предприняло ряд атак с целью сорвать наступление советских войск. Однако эти попытки были провалены с большими потерями для финских войск.

Февральское наступление Красной Армии и завершение войны (февраль-март 1940)

По всему фронту на Карельском перешейке развернулись ожесточённые бои. Главный удар советские войска наносили на населённый пункт Сумма, что располагался на выборгском направлении.

Однако здесь, как и два месяца назад, Красная Армия вновь начала увязать в боях, поэтому вскоре направление главного удара было изменено, на Ляхде.

Здесь финские войска не смогли сдержать Красную Армию, и их оборона была прорвана, а спустя несколько дней – и первую полосу линии Маннергейма. Финское командование было вынуждено начать отводить войска.

Захваченный советский танк

В начале марта 1940 года финская армия находилась в критическом положении.

Линия Маннергейма была прорвана, резервы были практически истощены, в то время как Красная Армия развивала успешное наступление и имела практически неисчерпаемые резервы. Боевой дух советских войск также был высок.

В начале месяца войска 7-й армии устремились к Выборгу, бои за который продолжались вплоть до прекращения огня 13 марта 1940 года. Этот город был одним из крупнейших в Финляндии, и его потеря могла стать весьма болезненной для страны.

Кроме того, таким образом, советским войскам открывался путь на Хельсинки, что грозило Финляндии потерей независимости.

Учитывая все эти факторы, финское правительство взяло курс на начало мирных переговоров с Советским Союзом. 7 марта 1940 года начались мирные переговоры в Москве. В результате было решено прекратить огонь с 12 часов дня 13 марта 1940 года. К СССР отходили территории на Карельском перешейке и в Лапландии (города Выборг, Сортавала и Салла), а также сдавался в аренду полуостров Ханко.

Итоги Зимней войны

Территории отошедшие к СССР

Оценки потерь СССР в советско-финской войне существенно разнятся и согласно данным Советского Министерства Обороны составляют примерно 87,5 тысяч человек погибшими и умершими от ран и обморожений, а также коло 40 тысяч пропавшими без вести. 160 тысяч человек было ранено. Потери Финляндии были существенно меньшими – примерно 26 тысяч погибшими и 40 тысяч ранеными.

В результате войны с Финляндией Советский Союз сумел обеспечить безопасность Ленинграда, а также укрепить свои позиции на Балтике.

В первую очередь это касается города Выборг и полуострова Ханко, на котором начали базироваться советские войска.

В то же время Красная Армия получила боевой опыт по прорыву укреплённой линии противника в тяжёлых погодных условиях (температура воздуха в феврале 1940 года достигала -40 градусов), которого ни одна армия мира тогда не имела.

Великобритания и Франция также пристально следили за конфликтом и даже имели планы по атаке СССР и его кавказских месторождений. В настоящее время нет полных данных относительно серьёзности этих намерений, но вполне вероятно то, что весной 1940 года Советский Союз мог попросту «поссориться» со своими будущими союзниками и даже втянуться с ними в военный конфликт.

Также существует ряд версий о том, что война в Финляндии косвенно повлияла и на нападение Германии на СССР 22 июня 1941 года. Советские войска прорвали линию Маннергейма и практически оставили Финляндию в марте 1940-го беззащитной.

Любое новое вторжение Красной Армии в страну вполне могло бы стать для неё фатальным. После разгрома Финляндии Советский Союз приблизился бы на опасно короткое расстояние к шведским рудникам в Кируне – одному из малочисленных источников металла для Германии.

Такой сценарий поставил бы Третий Рейх на грань катастрофы.

В качестве вывода можно указать, что в результате Зимней войны Советский Союз всё же приобрёл больше проблем, нежели побед, что и подтвердилось в ближайшие несколько лет.

Источник: https://MilitaryArms.ru/voennye-konflikty/sovetsko-finskaya-vojna/

Незнаменитый юбилей

Красная Армия потеряла убитыми и умершими от ран около 170 тысяч человек, что примерно в 7 раз превысило финские потери. Главное же, советские войска продемонстрировали перед всем миром свое неумение вести современную войну, особенно по части управления и взаимодействия различных родов войск.

Конечно, если бы Сталин продолжил войну, Финляндия бы в течение еще пары месяцев все-таки была бы поставлена на колени.

Однако он торопился освободить войска, чтобы подготовить удар в тыл Гитлеру, когда он увязнет, как надеялся Иосиф Виссарионович, в боях на неприступной линии Мажино. С линией Мажино, как известно, вышла неувязка, но это уже совсем другая история.

Кстати сказать, по плотности дотов и дзотов линия Маннергейма уступала линии Мажино в 10 раз и совсем не была столь уж неприступной, как о том трубила советская пропаганда.

Но главной причиной замалчивания Зимней войны в СССР стали все же не наши военные неудачи.

В конце концов, в Великую Отечественную войну Красная Армия тоже воевала не слишком здорово: соотношение с противником по безвозвратным потерям было ничуть не лучше, чем в финскую войну.

Но это не помешало мифу Великой Отечественной стать одним из главных мифов советской эпохи и единственным из них, который смог сохраниться и в наши дни.

А вот с финской войной так не получается. И народная память прошла мимо этой войны. О ней не поют песен и не слагают легенд.

И дело тут прежде всего в том, что эта война была результатом неспровоцированной агрессии со стороны нашей страны.

Согласно секретному протоколу к пакту Молотова–Риббентропа, Финляндия входила в советскую сферу интересов, и после раздела Польши Сталин решил прибрать к рукам и эту добычу.

Предлогом для начала войны послужил инцидент в районе пограничного поселка Майнила 26 ноября 1939 года. По советской версии, красноармейцы подверглись артиллерийскому обстрелу с финской территории, в результате которого было убито четверо и ранено восемь бойцов.

Финны, разумеется, это отрицали.

В годы перестройки российские и финские историки доказали, что майнильскую провокацию организовал НКВД: выстрел был произведен с советской территории, а дислоцированный в районе Майнилы 68-й стрелковый полк 70-й дивизии, согласно его боевым донесениям, 26 ноября потерь вообще не имел.

Не удалась и попытка представить войну как помощь братьям по классу.

Сформированное по указке Сталина марионеточное правительство «Финской демократической республики», будто бы поднявшее восстание против «белофиннов», никакой поддержкой в Финляндии не пользовалось и всю войну провело в тыловом Петрозаводске.

Читайте также:  Новый российский стратегический бомбардировщик пак да будет невидимым

В сформированной же якобы этим правительством «Финской народной армии» настоящих финнов можно было пересчитать по пальцам. В боях эта так называемая армия практически не участвовала – ее готовили для парада в Хельсинки, который так и не состоялся.

Сегодня, когда у нас создана президентская комиссия по борьбе с фальсификациями истории в ущерб интересам России, многие, наверное, поостерегутся прямо говорить, что в войне с Финляндией Советский Союз был агрессором, — а то как бы не отправили на правеж в эту самую комиссию. И 70-летний юбилей незнаменитой войны проходит как-то незаметно. Ни тебе громких премьер, ни высоких визитов. Действительно, а что отмечать? Что громадный Советский Союз ни с того ни с сего напал на маленькую Финляндию, да так и не смог ее сломить?

Для Советского Союза и современной России стало своего рода удачей, что в июне 1941-го финны, движимые желанием вернуть отторгнутые Сталиным территории, нерасчетливо вступили в союз с Гитлером и напали на СССР вместе с Германией (эта кампания известна в Финляндии как «война-продолжение»). Вот эта война, в которой агрессором была уже Финляндия, лишила финнов морального права (а заодно и юридического) требовать возвращения территорий, утраченных в результате советской агрессии в 1940 году.

А если бы финские политики в 41-м были мудрее и не ринулись заодно с Гитлером отбирать у Советского Союза Карельский перешеек, то, возможно, сегодня Россия вела бы с Финляндией еще более ожесточенные исторические споры, чем с Польшей. И территориальные претензии к России со стороны Финляндии трудно было бы назвать необоснованными.

Источник: https://ru.delfi.lt/opinions/comments/neznamenityj-yubilej.d?id=26309659

Карл Густав Эмиль Маннергейм, кавалер ордена Восходящего солнца

Юго-запад Финляндии – это море и маленькие скалистые острова и рифы, которое тянется вдоль побережья Финляндии с древней столицей городом Турку. Соответственно эта местность носит название Turunmaa, что означает «Земля Турку».

Природа здесь многообразна и пленительна — гладкие пологие скалы, зеленые рощи, цветы на лугах и сосны. По дороге от Турку к побережью в двух километрах от моря находится усадьба Лоухисаари (Luohisaari), основанная в эпоху позднего средневековья.

Усадьба представляет собой Замок, верхние этажи которого построенны в стиле итальянского ренессанса в 1655 году и парк в английском стиле. В начале 15 века усадьба принадлежала семье Курки, одного из старейших дворянских родов в Финляндии.

Затем она перешда в собственность семьи Флеминга, а в 1789 году поместье приобрел швед с немецкими корнями Маннергейм.

В этой семье здесь в 1867 году родился барон Карл Густав Эмиль Маннергейм (1867 — 1951), национальный герой Финляндии, генерал-лейтенант Российской Императорской армии, маршал Финляндской Республики, президент Финляндии, награжденный десятками орденами различных стран, в том числе и японским орденом Восходящего солнца. В эти дни исполняется 70 лет со дня вероломного нападения СССР на Финляндию, в отражении советской агрессии выдающуюся роль сыграл маршал Маннергейм.

Carl Gustaf Emil Mannerheim

Карл Густав Эмиль Маннергейм (Carl Gustaf Emil Mannerheim) почти 30 лет служил в русской армии, воевал в русско-японской и Первой мировой войнах, был генерал-лейтенантом Русской Императорской армии, генералом и маршалом Финляндии, президент Финляндии. Его мать была шведской, поэтому шведский язык стал для него родным, но еще барон свободно говорил на немецком, русском, французском и финском языках, знал польский, португальский, латинский и английский.

Барон Карл Густав Эмиль Маннергейм (1867 — 1951)

Барон Маннергейм обладал высоким ростом, стройным и мускулистым телом, благородной осанкой, уверенной манерой держаться и четкими чертами лица.

Он был прекрасным наездником и стрелком, галантным кавалером, интересным собеседником и выдающимся знатоком кулинарного искусства и производил собой в салонах, равно как и на скачках, в клубах и на парадах в одинаковой степени великолепное впечатление.

Зимняя война

В период Второй мировой войны Финляндии дважды пришлось воевать с СССР. Первую войну финны называют TALVISOTA, это печально знаменитая Зимняя война 1939 —1940 годов, Красная Армия воевала бездарно, но силы были слишком не равны, и в результате этой войны от Финляндии было отторгнуто примерно 10 % территории и присоединено к Советской империи.

Но в этой войне Финляндия отстояла свою независимость, а Советский Союз был объявлен военным агрессором и исключен из Лиги Наций, это аналог сегодняшней ООН. Адольф Гитлер по итогам Зимней войны сказал — «Советский Союз — колосс на глиняных ногах без головы».

Маленькая и плохо вооруженная финская армия смогла долго и успешно сопротивляться Красной армии, в этом велика заслуга барона Маннергейма.

Финские новобранцы

Вторую советско-финскую войну 1941 — 1944 годов финны называют JATKOSOTA, это боевые действия между финскими и советскими войсками на Восточноевропейском театре Второй мировой войны. Решение о нападении СССР на Финляндию было принято еще задолго до 22 июня 1941 года.

Еще 17 июня два советских механизированных корпуса были подняты по тревоге и начали выдвигаться в сторону Ленинграда и Выборга к финской границе. Войска развернулись вдоль границы. 22 июня 1941 года, после нападения Германии на СССР, Финляндия объявила о нейтралитете, но уже в 6 утра СССР начал бомбить Финляндию в районе Аландских островов.

25 июня 1941 года советская авиация нанесли мощный авиационный удар силами 263 бомбардировщиков и 224 истребителей и штурмовиков по финской территории. Советские агрессоры бомбили города Финляндии, в том числе жилые кварталы Хельсинки, Турку, Пори и другие города.

Финскому парламенту осталось лишь констатировать, что страна находится в состоянии войны. Бомбежки продолжались шесть суток. Финский нейтралитет был растоптан Советским Союзом.

Маршал Маннергейм и президент Рюти инспектируют войска в Энсо 4 июня 1944 года

После этого финны вступили в войну, их войска перешли в наступление 10 июля и к концу 1941 года освободили значительную часть территории Карелии.

То есть финны заняли районы, утерянные в ходе Зимней войны, плюс Петрозаводск, и дальше не пошли, не пытались перерезать жизненно важную для СССР железную дорогу на Мурманск, по которой шли лендлизовские поставки. Маннергейм запретил своим пилотам летать над Ленинградом. Барон очень не хотел разрушать город, в котором прошла вся его юность.

На стенах петербургских домов до сих пор видны надписи — «При обстреле эта сторона улицы наиболее опасна». Относительно безопасные зоны появились вследствие того, что орудия били только с юга, где находились немецкие позиции. Финны не бомбили, они не сбросили ни одной бомбы на Ленинград, они совершенно не пытались даже наступать.

Советская 23-я армия, противостоявшая финнам в Карелии, за всю войну не сделала практически ни одного выстрела. Была шутка — «В мире остались две невоюющие армии: королевская шведская и 23-я советская».

Это человек большого мужества, большой отваги, исключительной

внутренней честности и глубокого внутреннего аристократизма.

Вашингтон и Лондон относились к Финляндии не как к союзнице Германии, а как к жертве обстоятельств, и сделали все, чтобы предотвратить ее оккупацию советской армией.

Правительство США поддержало финское наступление в Карелии, однако предупредило финское правительство о недопустимости продвижения вглубь СССР.

Соединенные Штаты не объявили войну Финляндии даже после того, как финны начали боевые действия вместе со странами Оси, а на Тегеранской Конференции в 1943 году представители США и Великобритании требовали от Сталина признания независимости Финляндии.

Однако Соединенные Штаты не позволяли заходить в свои порты судам с финским флагом. При посредничестве США и Британии в сентябре 1944 года было заключено соглашение, согласно которому Финляндия объявляла войну Германии и интернировала немецкие войска на своей территории.

Гитлер в Финляндии на 75-летии Маннергейма, 1942 год

Адольф Гитлер решил посетить Финляндию 4 июня 1942 года, чтобы поздравить Маннергейма с 75-летием. Но Маннергейм не хотел встретиться с ним в своем штабе в Миккели или в Хельсинки, потому что это выглядело бы как официальный государственный визит.

Встреча состоялась около Иматра в юго-восточной Финляндии. Барон знал, что Адольф Гитлер испытывал отвращение к курению и никому не позволял курить в своем присутствии. Маннергейм закурил сигару.

Все присутствующие ахнули, но Гитлер продолжал разговор спокойно, без каких-либо комментариев. Фюрер хотел просить Финляндию о помощи против Советского Союза, но маршал не хотел этого делать.

Таким образом, Маннергейм мог судить, как Гитлер говорил с ним — с позиции силы или слабости. Увидев, что Гитлер был в слабой позиции, Маннергейм смог диктовать ему свою волю.

Финны запретили немцам проводить казни и погромы финских евреев, ведь некоторые из них служили в финских вооруженных силах. Существовала даже чуть ли не единственная в то время полевая синагога в финской армии. Двое евреев были награждены Железным Крестом, высшей наградой Германии, однако оба отказались от нее.

На стороне финнов воевало много прибалтийских и скандинавских добровольцев. Воевать на стороне Финляндии согласились около 1600 шведов. Кроме шведов, на стороне финнов воевали эстонцы (3 400 человек) и военнопленные карелы (2 100 человек).

Карелы были рекрутированы в советскую армию, но после освобождения Карелии финнами, они согласились воевать на стороне Финляндии.

Финляндия и Япония во время Второй мировой войны были союзниками. Еще в 1930-х годах рост мощи СССР свел Японию и Финляндию вместе в сфере разведки, из-за чего Финляндия была вынуждена объявить всему миру свой интерес к Японии.

Генеральный штаб японской армии в течение многих лет достаточно тесно сотрудничал с генеральным штабом и военной разведкой армии Финляндии.

Деятельность маршала Маннергейма была высоко оценена японским правительством — он был награжден японским Орденом восходящего солнца.

Барон Карл Густав Эмиль Маннергейм был этническим шведом,

но является национальным героем Финляндии.

Во время войны Маннергейм, руководствуясь христианским милосердием, прилагал большие усилия для спасения десятков тысяч советских военнопленных от голодной смерти. Часть из них была передана на сельскохозяйственные работы.

Хотя СССР не подписал Женевской конвенции 1929 года, в результате личных переговоров Маннергейма с представителями Красного Креста эта организация оказала значительную помощь советским военнопленным.

В доме-музее Маннергейма в Хельсинки до сих пор хранятся трогательные и благодарные письма военнопленных, где они писали, что во вражеском плену с ними обращались лучше, чем в Красной армии.

***

На той войне незнаменитой

Дышал морозом финский лес,

И не было ещё зениток,

Собой прошивших ткань небес

Ещё учили в школах Гейне,

И уходили навсегда

Сквозь укрепленья Маннергейма

Мальчишки русские. Звезда

На фоне приполярной ночи

Сияла ясным фонарём,

Дни становились всё короче,

Трещал мороз. И день за днём

Зажав в зубах свою сигару,

Знаток атак и оборон,

Он чуял, как дышала гарью

Земля Суоми. Крик ворон

Метался низко, и озёра

Лежали в белых хрусталях,

И проплывали перед взором

Друзья, уставшие в боях.

И был далёк, как сон весенний,

Приезд в весенний Петербург,

И лёд, расколотый на Сене,

И офицеров братский круг.

И снег, лежащий на вершинах

Далёких азиатских гор,

А стрелки Вечности вершили

Свой круг Судьбы. И был остёр,

И ясен ум. В висках стучала

Спокойно и печально мысль:

«Начни ты жизнь свою сначала,

Ты так бы прожил эту жизнь?»

Талант и труд отдав Суоми,

Ты не жалеешь ни о чём,

В своём простом и чистом доме?

Казалось годы нипочём

Тебя не сломят, не догонят,

Пока не вырастишь страну

Звездою вспыхнул на погонах

Тот год морозный. На войну

В который раз с начала века

Пришлось идти тебе, барон!

Увенчан званьем Человека,

Что стоит всех земных корон!

И в школах снова учат Гейне,

И вносит в свитки новый век

Лик благородный Маннергейма

И тот незнаменитый снег!

***

Источник: https://litvinenko-ai.livejournal.com/117783.html

Незнаменитый трибунал

Даже в шеститомных мемуарах Черчилля, так и названных «Вторая мировая война», о политике Запада и конкретно Англии на Дальнем Востоке говорится крайне мало. О фактах прямого содействия агрессии Японии против СССР и Китая полностью умалчивается.

Большинство западных историков стремятся оправдать дальневосточную политику своих правительств и переложить ответственность за развязывание войны на Тихом океане на другие государства.

Подобная тактика наглядно просматривается даже в том, что ежегодно широко отмечается годовщина Нюрнбергского процесса как прямое напоминание о неизбежном финале возможных потенциальных агрессоров.

И фактически предан забвению аналогичный Токийский процесс Международного военного трибунала по Дальнему Востоку, проходивший с 3 мая 1946 года по 12 ноября 1948-го.

Молодое поколение даже не слышало о нем, не говоря уже о Хабаровском 1949 года, на котором были осуждены японские военные преступники, массово уничтожавшие китайских военнопленных и простых граждан при разработке различных видов бактериологического оружия.

На Токийском процессе основным виновником войны на Тихом океане официально была названа агрессивная внешняя политика японской военщины. Но истоки надо искать еще в Первой мировой.

Воодушевленные успехами в войне 1904–1905 годов против России японские милитаристы уже в то время стали формировать стратегию интервенции против своих соседей.

В стране усиленно насаждалась идеология, в соответствии с которой будущее Страны восходящего солнца прямо увязывалось с ее продвижением и закреплением на азиатском материке.

Если же кто-то попытался бы препятствовать, предлагалось воспринимать это как прямую угрозу и в ответ использовать вооруженную силу в полном масштабе. Именно такая идеология стала подлинным факелом долгой кровопролитной войны с многочисленными военными преступлениями на Дальнем Востоке.

Япония уже в 1910 году аннексировала Корею и превратила ее в свою колонию. В 1931-м отобрала у Китая Маньчжурию и создала там марионеточное государство Маньчжоу-го под своим контролем. Одновременно резко активизировала военные провокации против Китая и СССР.

В ответ на советские предложения мирным путем разрешить существующие противоречия, японские милитаристы в качестве предварительных условий потребовали:

  • обеспечить свободу передвижения и предпринимательской деятельности на советской территории без ограничений;
  • отвести части Красной армии за Урал;
  • передать Японии 80 процентов рыболовных участков территориальных вод СССР;
  • выплатить Японии долги царской России в размере 794,2 миллиона золотых йен с процентами за прошедшие годы.

Вполне естественно, что подобные запросы были отвергнуты, а Токио стал наращивать количество военных провокаций и мелких стычек. После решительного отпора японским авантюрам у озера Хасан в 1938 году и особенно на реке Халхин-гол в 1939-м основным направлением экспансии стал Китай.

При этом аппетиты и требования милитаристов стали еще более грабительскими. Оккупации Маньчжурии показалось мало и для более устойчивого закрепления позиций на Азиатском материке Япония 7 июля 1937 года развязала полномасштабную войну против Китая, продлившуюся до самого окончания Второй мировой.

Читайте также:  Российский пассажирский самолет мс-21: есть ли шанс на прорыв?

Фактически это и есть дата ее начала, а не общепризнанное 1 сентября 1939-го, когда Германия напала на Польшу. В этой кровопролитной войне Китай потерял миллионы человек и более 90 процентов производственного потенциала. Но она вообще выведена западными историками за рамки Второй мировой.

Якобы по формальным основаниям, а фактически из-за того, что страны Запада во многом способствовали японской агрессии.

Когда Китай обратился с жалобой в Лигу наций, в ноябре 1937 года в Брюсселе была проведена международная конференция. Токио от участия в ее работе категорически отказался.

По инициативе США была принята резолюция, признающая действия Японии нарушением Вашингтонского договора 1922 года, но призывавшая обе стороны найти мирные способы решения проблемы.

Подобная политика умиротворения агрессора только расширила его аппетиты и привела к новым человеческим жертвам. К тому же формально Япония так и не объявила войну Китаю.

Это тоже один из уроков Второй мировой, но главным представляется вывод о том, что предотвратить Третью, не допустить гибели человеческой цивилизации – наш святой долг перед памятью миллионов еще не до конца подсчитанных жертв.

автор: Алексей Прохожев

источник: vpk-news.ru

Источник: https://aeslib.ru/istoriya-i-zhizn/fakty-i-tsifry/neznamenityj-tribunal.html

15 августа 1942 года. Незнаменитый день «незнаменитой» Ржевской битвы

Статья журналиста Серафима Берестова о не самой известной, но самой продолжительной и самой кровопролитной битве Второй мировой войны.В этот день 73 года назад войска Калининского и Западного фронтов продолжали наступление в направлении города Ржев.

В историю Великой Отечественной войны боевые действия тех дней вошли как 1-я Ржевско-Сычевская стратегическая наступательная операция Красной Армии. 30 июля 1942 года ее начали части 30-й и 29-й армий Калининского фронта (командующий – генерал-полковник И. С. Конев).

Проливные дожди и болотистая местность затрудняли «прогрызание» глубоко эшелонированной обороны противника. Историки пишут: «Стрелковые дивизии продвигались вперед крайне медленно – на 1-2 километра в сутки».

В условиях «незапланированной» распутицы танковые бригады не имели возможности выйти на оперативный простор и вынуждены были действовать исключительно как огневые средства непосредственной поддержки пехоты.

О начале наступления севернее Ржева командующий артиллерией Калининского фронта генерал-полковник Н.М. Хлебников вспоминал: «Мощь огненного удара была столь велика, что немецкая артиллерия после нескольких неуверенных попыток ответить огнем на огонь замолчала.

Две первые позиции главной полосы обороны противника были разрушены, войска, их занимавшие, — почти полностью уничтожены. Только жалкие остатки фашистских частей отошли на вторую полосу обороны». И он же, Хлебников, в тех же воспоминаниях, ниже: «Кто наступал тогда в низинах и болотах под Ржевом, вряд ли забудет эти дни.

Вода льет потоками сверху, вода пробивается снизу, моментально заполняя свежевырытые окопы».

Погода внесла коррективы и в планы генерала армии Г.К. Жукова, командующего Западным фронтом. Наступление его войск началось на несколько дней позже первоначально запланированного срока.

И хотя поначалу им сопутствовал успех (всего за 2 дня была разгромлена 161-я немецкая пехотная дивизия, «разлохмачен» 46-й танковый корпус, а Красная Армия пробила основательную брешь на фронте и прорвала оборону противника в глубину до 30 км), уже к первой неделе августа темпы наступления замедлились.

Говорят, дождь тогда заменил немцам несколько дивизий. И всё же… Талантливый (отдадим должное противнику!) военачальник, Вальтер Модель, сам в таких же условиях, сумел быстро перебросить танковые резервы своей 9-й армии в район наступления Западного фронта.

Кстати, мало кто знает, что одно из крупнейших встречных танковых сражений Великой Отечественной произошло тогда же, там же – во время летнего наступления на Ржев. 8 сотен советских танков против примерно такого же количества немецких.

В условиях лесисто-болотистой местности. Немцы откатились. Правда, войска обоих советских фронтов уже ввели в бой практически все свои резервы. Наши бойцы «на передке» об этом еще не знают.

Они просто выполняют приказ «любой ценой»…

И все-таки 14 августа 1942 года Франц Гальдер, начальник Генерального штаба Сухопутных войск Германии, в своем дневнике записал: «419-й день войны. Группа армий «Центр».

На фронте 3-й танковой армии противник добился глубокого и широкого прорыва. В полосе 9-й армии противник переносит основные усилия на участок прорыва и в районе Ржева.

Здесь отводятся назад 14-я моторизованная и 256-я пехотная дивизии».

Об ожесточенности схватки в полосе наступления нашей 30-й армии Калининского фронта говорит такой факт: за несколько дней наступления оказались перемолотыми целых две только что прибывшие из резерва — «свежие», полностью укомплектованные! – советские стрелковые дивизии, 274-я и 375-я. Случилось это при попытках взять «всего-навсего» несколько деревень – Жеребцово, Грибеево, Демкино. Здесь, непрерывно контратакуя, отчаянно оборонялась 6-я пехотная дивизия Вермахта.

Вот что о боях под Демкино вспоминал ветеран 274-й стрелковой дивизии А.П. Шибаршин: «Я, право, не помню, сколько погибло нас в тех атаках.

Но ведь именно стрелковый батальон вышел с развернутым знаменем, и мы пошли за своими командирами. Прямо на окопы немцев. По нам ударили немецкие пулеметы в лоб и с флангов.

Когда падал подкошенный пулей боец со знаменем, у него его брал другой. Нас в том сражении осталось не больше десятка человек».

Так не воюют? Да, когда командиры (те, что с большими звездами, в штабах!) людей берегут, ТАК не воюют. И все-таки люди шли на смерть. Сами. Потому что вряд ли в бою кто-то принудит бойца поднимать знамя из рук павшего товарища.

Бои за Демкино шли четыре дня – с 15 по 18 августа. И сдалось нам оно, это Демкино? «…Район являлся ключом для выхода нашей ударной группировки к Волге», — напишут позже историки. Значит, ко Ржеву. Историки же доведут и другие свидетельства боев за растреклятый «ключ от Ржева».

Например, во время боя за Демкино несколько десятков мирных жителей пытались прорваться из соседней деревни к наступающим частям Красной Армии. Зачем? Просто туда немцы согнали для отправки в Германию несколько сотен местных, сельских.

Часть узников, перейдя реку Бойню, ползком решила пробраться в сторону наших – по дну оврага. Заметив людей, фашисты открыли шквальный минометный огонь. Красноармейцы видели, как вражеские мины ложились среди женщин и детей. Крики из оврага доносились страшные. В ту ночь Демкино было, наконец, взято.

В реке Бойне вода несколько дней текла красная – от крови…

До взятия Ржева оставалось еще больше месяца. «В результате упорных боёв к 27 сентября войскам 30-й армии удалось занять Ржев, однако подошедшие немецкие резервы восстановили положение.

В результате город остался за противником. 1 октября сражение за Ржев закончилось», — пишут сегодня граждане либералы. Добавляя, впрочем, что окончательно Ржев стал нашим лишь в начале марта 1943 года.

Дескать, столько жертв – и какой в них был смысл?!

Между тем, смысл битвы за Ржев хорошо понимал противник. Причем еще в кровавом 1942-м году. Из статьи тех дней немецкого военного журналиста Ю. Шуддекопфа: «В двух местах достигло Волги немецкое наступление на Востоке: у стен Сталинграда и у Ржева.

То, что разворачивается у Сталинграда, происходит… у Ржева уже почти год. Почти день в день год назад немецкие войска в первый раз достигли Волги. С тех пор три больших сражения развернулись за кусок земли в верхнем течении Волги — и идёт четвёртое, самое ожесточённое…».

Правда, Шуддекопф еще не знал, чем закончится для немцев Сталинград.

Лишь в одном историки и идеологи всех взглядов, «мастей», направлений начинают сходиться: 14-тимесячная, «многоэтапная» (4 наступательные операции советских войск в течение 1942-1943 г.г.

) Ржевская битва была самой кровопролитной не только в последней мировой войне, но и вообще в истории человечества. Но, чтобы никогда не забылось — русские в ней выстояли. И победили! Еще несколько слов о Ржевской битве.

И нашей памяти

воин Александр Мазин                              войн Алексий Белозеров                                    воин Василий Иртикеев

воин Владимир Гусев                                              воин Владимир Якимович                      воин Иоанн Седов

воин Леонид Стихин                                              воин Михей Зырянов                                           воин Пётр Алимпиев

воин Феодор Довбыш                                     воин Иоанн Разгоняев                                        воин Филипп Разгоняев

Воин Александр Мохов

Воин Владимир Коробов

Воин Михаил Чемизов

Воин Алексей Емелев

Воин Владимир Якимович

Воин Федор Довбиш

Воин Алексей Белозеров

Воин Иван Бердасов

Воин Дмитрий Жданов

Воин Филипп Разгоняев

Воин Иван Разгоняев

Воин Егор Виноградов

Воин Михей Зырянов

Воин Владимир Гусев

Воин Андрей Киреев

Воин Василий Иртикеев

Воин Иван Седов

Воин Леонид Стихин

Воин Иван Уваров

Воин Александр Мазин

Воин Георгий Ерлин

Воин Петр Алимпиев

Воин Никифор Кутькин

Воин Иван Трифонов

Герои той самой «незнаменитой» Ржевской битвы. Они погибли в 1942-м. Их в заброшенных безымянных могилах в 2013-2014 годах нашли бойцы Тверского поискового отряда «Поколение». Эти люди больше не числятся пропавшими без вести. Мы сегодня даже знаем, как многие из них выглядели.

Они обрели земное упокоение — на братском воинском кладбище села Холмец, в окрестностях которого и погибли.

В июне 2015 года имена павших под Ржевом бойцов появились за 500 километров от места их последнего земного пристанища — у Солдатского креста, установленного близ нашего строящегося воинского храма Димитрия Донского. За этих людей, погибших за Родину, мы молимся. Помолитесь и вы!

Со святыми упокой, Господи, души усопших воинов Твоих!

Серафим Берестов

Источник: https://mikhaelkatz.livejournal.com/34706.html

Артиллерийский тягач — незнаменитый труженик войны

Артиллерийский тягач — незнаменитый труженик войны [Apr. 7th, 2015|11:35 am]error_lapsus
Оригинал взят у dr_guillotin в Hachette порадовал «Сталинцем» С-65Disclaimer-м здесь может служить мой демотиватор про 50 оттенков шарового.Не поклонник партворков и коллекций, но в этот раз порадовали, очередная моделька в ларьках это С-65 «Сталинец»Модель делалась, очевидно, по недавно восстановленному «сталинцу», вытащенному из болота. Качество, конечно, так себе, но трамповский «сталинец» собирать банально нет времени. Между тем это такой же символ Красной армии как Т-34 или ЗИС-3.»Сталинцы» изначально были сельскохозяйственными тракторами, в девичестве Caterpiller-ами. С-65 это на самом деле «Си-шестьдесят пять». Выпускались в СССР десятками тысяч штук и нашли применение в армии в качестве средств механической тяги.Тягали они самые разные артсистемы, вплоть до самых экзотических, типа изображенного на фото 203-мм «Виккерса».Недостатком С-65 как тягача была низкая скорость движения, как у пешехода. Проблема осознавалась, военные просили «по типу Краусс-Маффей», но по факту лопали, что дают в лице с/х тракторов.С-65 чаще использовались как средство тяги артиллерии корпусного звена и РГК. Из-за этого артиллерия в 1941 г. постоянно не поспевала, куда нужно было успеть. Затем дорогостоящие пушки бросали в «котлах».Вот целая колонна артполка, брошенная на марше:Тем не менее «Сталинцев» было много, их мобилизовывали из сельского хозяйства и С-65 таскали те же самые пушки и гаубицы в последующих кампаниях.Сельскохозяйственные тракторы тягали не только пушки, но и инженерные средства. В данном случае элементы понтонного парка Н2П.Низкая скорость движения в данной роли также мешала эффективному применению. Так в ходе гонки к Днепру в сентябре 1943 г. понтонные парки отстали и прибывали, когда борьба за плацдармы была уже вовсю развернулась. Форсировали же реку на лодках и подручных средствах.»Сталинцы» дотащили артиллерию Красной армии до Германии.»Сталинцы» наравне с другой техникой попадали под удары авиации и артиллерии. Вот трактор, перевернутый взрывом авиабомбы.Вот вообще разнесенный на куски прямым попаданием:»Сталинцы» также становились трофеями немцев, которые тоже использовали их как тягачи, чаще для перевозки прицепов. Но и артиллерию ими иногда таскали:Здесь скорее всего ввиду утраты штатного тягача-полугусеничника.
Comments:
From: sergeyr2015-04-07 09:36 am (UTC) (Link)

> С-65 чаще использовались как средство тяги артиллерии корпусного звена и > РГК. Из-за этого артиллерия в 1941 г. постоянно не поспевала, куда нужно > было успеть. Затем дорогостоящие пушки бросали в «котлах».Ээээ… тракторы стоили не меньше, а то и больше пушек.Дивизионка вместе с передком и ЗИП — 84 тыс.р., а трактора и по 100 тыс. стоили.

А грузовики высокой проходимости — еще больше.

From: error_lapsus2015-04-07 09:41 am (UTC) (Link)

Вот насчёт стоимости тракторов не знаю. А грузовики высокой проходимости — это вообще супертехника по тем временам. У меня дед вспоминал, насколько легче и удобнее было таскать зенитку «студебеккером», чем обычным тягачом. И скорость больше, и в кузов можно снаряды положить и/или людей посадить. Правда, для всех такой техники не хватало даже в конце войны, но в танковой армии была. P.S.: Кстати, по-моему, почти то же самое про транспорт дословно говорил какой-то артиллерист на сайте Драбкина, только он вроде гаубичник был.

Edited at 2015-04-07 12:45 pm (UTC)

From: sergeyr2015-04-07 09:51 am (UTC) (Link)

Дык. Из всего ленд-лиза студеры — самое вундерваффе.

From: grossgrisly2015-04-07 11:04 am (UTC) (Link)

да это просто тенденциозный подбор фот. В основном на фотках брошенные орудия, потому что на тракторах старались уехать.

From: sergeyr2015-04-07 11:07 am (UTC) (Link)

0_o

Затрудняюсь даже предположить, какое извращенное представление о логике могло заставить Вас написать такой комментарий.

From: error_lapsus2015-04-07 11:10 am (UTC) (Link)

Я полагаю, что любые вопросы по подбору фотографий имеют смысл к автору оригинального сообщения.

From: grossgrisly2015-04-07 11:25 am (UTC) (Link)

ну, я просто решил проясниТь по ценности этой пары 🙂
А если серьзно, то уже в июне-41 зенитки ПТАРб возили на грузовиках. Просто не хватало тягачей/тракторов.

From: error_lapsus2015-04-07 11:30 am (UTC) (Link)

Полуторками таскали или чем-то посерьёзнее? А то в тогдашнем автотранспорте я и вовсе не разбираюсь.

Edited at 2015-04-07 02:45 pm (UTC)

From: grossgrisly2015-04-07 11:58 am (UTC) (Link)

э нет, ЗИС-6 только и мог бы потянуть… и то на грани. В общем-то я сам установил этот факт, когда смотрел июньские доки 21СК. Но вообще летом-41 артиллерия с тракторами на большинстве немецких фотографий.

Источник: https://error-lapsus.livejournal.com/815041.html

Во время войны советские женщины не раз спасали страну от гибели — МК Уфа

Женщины недосыпали, недоедали, надрывались от непосильного труда

09.12.2015 в 02:05, просмотров: 2933

Во время войны победу одерживает тот, у кого не только лучше обучены и оснащены войска и талантливей полководцы, а прежде всего сторона, где крепче и надежней тыл. Тыл дальний, ближний и тот, который трудно отделить от переднего края.

У тебя что — своих баб не хватает?

Главной силой в СССР здесь были женщины, которые недосыпали, недоедали, надрывались от непосильного труда, но сделали всё возможное и невозможное для Победы.

Так получилось, что за кадром официальной истории осталось несколько очень значимых эпизодов и фактов Великой отечественной войны, когда именно слабый пол своим героическим трудом предопределил исход боевых действий. Вот об этих незаслуженно забытых сторонах войны и пойдет речь.

Ещё до войны взамен надежного, но тяжелого и морально устаревшего станкового пулемета «Максим» на вооружение Красной армии скоропалительно был принят пулемет Дегтярёва ДС-39. Он был легче и современней своего предшественника, который сняли с производства.

Но когда началась война, сразу же выявились недостатки нового оружия, а на их устранение прославленный конструктор запросил полгода. Пришлось снять это оружие с производства и срочно начать снова выпускать в Туле старые добрые «Максимы».

Хорошо, что заводчане сообразили сохранить нужные станки, оснастку и чертежи.

Но вскоре враг подошел вплотную к городу русских оружейников, и оборудование тульского оружейного завода отправили в тыл. А там — в Ижевске — сложилась отчаянная ситуация с налаживанием производства.

Об этом говорит, например, факт, что органы НКВД и госбезопасности по приказу наркома Лаврентия Берии начали собирать замки с разбитых пулеметов во фронтовой зоне и своими же самолетами отправляли их в Ижевск на завод для установки на вновь выпускаемое оружие.

Но самым катастрофичным было то, что в Ижевске не было квалифицированных кадров для выпуска пулеметной ленты, которая изготавливались из текстиля.

Производство оказалось на грани полной остановки, а Красная армия могла остаться без «Максимов».

Ситуацию в РККА со станковыми пулеметами в начале Великой Отечественной войны историки назвали потом даже «несчастной пулеметной драмой», а ход сражений мог повернуться по-другому.

Владимир Новиков, заместитель наркома вооружений, вспоминал после войны, как для выхода из отчаянного положения ему пришлось обратиться ко второму человеку в стране – всесильному Лаврентию Павловичу Берии, заместителю председателя ГКО, и попросить срочно прислать из Тулы в Ижевск квалифицированных рабочих из числа женщин, которые делали эти самые ленты.

— А что — у тебя там своих баб не хватает? – в свойственной ему манере спросил Берия.

— Баб-то хватает, да бабы-то не те. Мне надо тех, кто умеет делать пулеметные ленты.

За одни сутки «подопечные» Лаврентия Павловича собрали в Туле 17 высококвалифицированных работниц и самолетом отправили в Ижевск.

Причем к каждой женщине приходил высокий чин из НКГБ или НКВД, предъявлял удостоверение и очень уважительно просил от имени государства на месяц съездить в командировку в Ижевск для выполнения ответственного правительственного задания.

Отказов не было. Месяц тульские работницы не покладая рук трудились в городе на Каме, делали пулеметную ленту, учили этому местных женщин, а потом оружейниц с благодарностями, большими премиями и почестями отвезли домой в родную Тулу.

Так трудом всего лишь семнадцати скромных, к сожалению, ныне безвестных тружениц Красная армия не осталась без пулеметов в самые драматичные и страшные моменты начального периода войны.

Нефтяная «дорога жизни»

Как известно, до войны Северный Кавказ и Баку давали 86 процентов добычи нефти в СССР и примерно столько же вырабатывали горючего для Красной армии и народного хозяйства. Войну ждали, к ней готовились. Но никто и предполагал, что враг может прорваться так далеко и поставить под угрозу прежние основные пути транспортировки нефти в европейскую часть страны.

Поэтому ещё 16 августа 1941 года ЦК ВКП(б) и Совнарком СССР приняли постановление о строительстве железной дороги Кизляр – Астрахань, которая связывала Кавказ с центром.

Около 20 тысяч, в основном, астраханских и дагестанских женщин не только соорудили трассу в прифронтовой полосе за год, но и поддерживали потом её в рабочем состоянии. Женщины-труженицы гибли от бомб, пулеметов и пушек вражеской авиации.

С первобытной жестокостью расправлялись с ними сформированные немцами конные банды калмыцких националистов, число шаек которых доходило до сотни!

Но трасса протяженностью 335 километров была, вопреки всему, построена, и 2 августа 1942 года по ней началось сквозное движение.

«Южная дорога жизни» доставляла горючее фронту, нефть и её компоненты для уфимского, саратовского и ярославского нефтеперерабатывающих заводов, без которых исход войны мог стать другим.

Современные башкирские исследователи в своих научных трудах до сих пор недоумевают, как же наш УНПЗ в условиях стремительного падения добычи нефти в БАССР в годы войны сумел существенно нарастить выпуск горючего? Ответ на этот вопрос мы нашли в рассекреченных ныне документах ГКО. Они однозначно свидетельствуют, что произошло это за счет массированных поставок кавказской нефти и её компонентов в Уфу. Иначе бы исход войны стал другим, и никакое «Второе Баку» не спасло нашу страну от гибели.

Совершили этот беспримерный подвиг хрупкие и голодные женщины, которые жили в землянках, мерзли в степи, недоедали, недосыпали, надрывались от непосильного труда.

Одних земляных работ было произведено шесть млн кубометров. А это значит, вдумайтесь только, что каждая из хрупких дам за год перекидала 30 «КамАЗов» по 10 кубов.

Но удивительное дело, они не считали свой труд каким-то геройством — воевала и ударно трудилась тогда вся страна.

— Жалоб ни от кого не было, — вспоминала после войны бывший строитель Галина Лемешко. — Да и на кого жаловаться? На немцев? Только иногда ночью услышишь всхлип и опять тишина: устали, спят.

Не потеряли во время войны российские женщины и лучшие человеческие качества, присущие российскому народу.

Сохранились воспоминания, как бывшие строительницы-астраханки уже во второй половине войны подкармливали немецких военнопленных то воблой, то кукурузой, то сухарем, специально выходя на дорогу, когда этих «сверхлюдей» строем вели из лагеря на работу или с работы в лагерь. А у каждой из них была семья, дети, которых нужно было тоже кормить.

Видимо, не знали тогда женщины, что гитлеровцы используют в своем тылу наших детей в качестве пристрелочных мишеней для пулеметов, не знали и о массовом изнасиловании немцами несовершеннолетних девочек и мальчиков.

В Дагестане и Астраханской области ежегодно вспоминают тот «незнаменитый» подвиг скромных женщин, обеспечивавших бесперебойную работу нашего уфимского НПЗ. Многих из них, кстати, наградили потом медалью «За оборону Кавказа».

Незнаменит оказался и подвиг женщин Дагестана, которые связали в своих горных аулах для бойцов Красной Армии 1 млн пар шерстяных носков! Высокие, мягкие и очень теплые они спасли от холода не одну солдатскую жизнь. А ведь этих женщин никто не заставлял или принуждал.

Между тем по соседству с этой горной республикой в тоже самое время сразу в нескольких районах Чечено-Ингушетии полыхали антисоветские мятежи и восстания, с трудом потом подавленные войсками НКВД.

Кто сомневается, пусть вспомнит телевизионные репортажи, как те же дагестанские женщины выносили раненых военнослужащих внутренних войск России из-под обстрела в 99-м году и оказывали им первую помощь, когда банды чеченских боевиков Шамиля Басаева вторглись в Дагестан.

— Я с начала 90-х работал с дагестанскими предпринимателями, — рассказывает уфимский бизнесмен Сергей Голиков. – Они возили нам ранние овощи и экологически чистое мясо, дагестанские коньяки и вина, а мы им продавали лес, металл, но особенно охотно брали они уфимские лампочки. И вдруг осенью 99-го как обрезало — контрагенты пропали.

После Нового года объявились. Извини, мол, Сережа, форс-мажор, воевали с чеченскими бандитами и вооружали за свои деньги ополчение родных аулов, покупали носилки и медикаменты. У них, оказывается, у всех отцы были участниками или инвалидами войны, а матери — тружениками тыла.

Наши «сестрички» во время войны дали фронту основное пополнение

Поразительно, сколько грязи было вылито «демократической» прессой на советское командование и органы власти, которые якобы бесчеловечно относились к своим раненым. Между тем факты говорят об обратном.

По опубликованным ныне данным около 83 процентов раненых и 91 процента больных красноармейцев излечивалось и в течение года после попадания в госпиталь снова направлялось на фронт.

И сделали это, главным образом, советские женщины-медики.

Это кажется фантастикой, если сравнивать советские цифры с результатами медицинской помощи в фашистском вермахте, где только 50 процентов раненых возвращалось в строй, а остальные погибали из-за неоказания надлежащей помощи или становились калеками. Это кажется удивительным, если принять во внимание достижения германской медицинской науки и фармакологии.

Но коренной порок немецкой медицины заключался в том, что солдаты рассматривались Гитлером не как люди, а как средство для блицкрига. Вместо лечения или наложения гипса, немецким раненым сплошь и рядом ампутировали конечности.

Из-за недостатка медикаментов немецкие врачи широко применяли даже такой средневековый метод, как прижигание гнойных ран, из-за чего раненые гибли тысячами.

И если, например, смертность раненых от обморожения в РККА составляла всего 1,5 процента, то в вермахте свои потери, когда солдаты замерзали целыми частями, тщательно скрывали, поскольку переполненные обмороженными солдатами составы вызывали сильное негодование населения Германии.

Своих собственных военнослужащих гитлеровцы не жалели. Были нередкими случаи, когда немцы, отступая, бросали целые эшелоны с беспомощными людьми, предварительно отравив их газом, от которого большая часть солдат гибла, а выжившие сходили с ума. А сколько людей, включая лежащих в госпиталях, утопил в берлинском метро Гитлер, растягивая агонию третьего рейха, не знает никто.

Главной задачей нашей страны было как можно скорее поставить на ноги бойцов и командиров и отправить на фронт, что позволяло оперативно восполнять потери в боевых частях Красной армии. 10,3 млн солдат и офицеров были тем пополнением из госпиталей, которое определило исход войны.

— Меня восхищали спокойствие и непрерывная работа медицинского персонала, среди которого большинство составляли женщины, — вспоминал Ефим Смирнов, в годы войны — начальник Главного военно-санитарного управления Красной армии. — Своим хладнокровием они успокаивающе действовали даже на некоторых мужчин, не обладавших достаточным мужеством, столь необходимым на войне.

Даже такой закоренелый фашист, как фельдмаршал Эрих фон Манштейн, отдавал должное нашим женщинам, отмечая в своих мемуарах их мужество при обороне Севастополя: «Нередко впереди находились женщины и девушки-комсомолки, которые тоже с оружием в руках, воодушевляли бойцов».

В германской армии на фронте врачами и медработниками были только мужчины, а в Красной армии более половины врачей, санинструкторов, санитаров и 100 процентов медсестер были женщины. Об их подвигах написано много книг, сняты замечательные художественные фильмы, но многие страшные факты остались за кадром.

Например, то, что, если немцы брали женщин в плен, то обычно убивали наравне с коммунистами, евреями и комиссарами. А в конце войны «талантливые» германские умы придумали и широко использовали новый вид казни. Пленных советских девушек немцы после пыток, издевательств и изнасилований сажали на кол.

До какой же степени нужно было упасть, чтобы так поступать?

Илья Эренбург в газете «Красная звезда» в июле 1942 года привел фрагмент допроса одного пленного немца: «Как вы могли изнасиловать тринадцатилетнюю девочку?» Немец равнодушно поморгал и ответил: «Для меня женщина — это уборная».

Были ли у этих немецких солдат матери и если были, то к человеческому ли роду относились они?

Во время одной наступательной операции в 44-м наши войска обнаружили в отбитой деревне казненную таким способом совершенно седую 19-летнию девушку-медсестру, которой перед жестокой смертью выкололи глаза и отрезали груди. А в вещмешке погибшей нашли детскую игрушку – резиновую птичку.

Командование специально распорядилось показать нашим бойцам, что стало с девушкой-ребенком, чтобы знали, с кем они сражаются, и чтобы рука не дрогнула в нужный момент. И руки воинов не дрожали. Генерал Александр Горбатов, в честь которого названа в Уфе улица, увидел в июне 44-го в Белоруссии целые поля, усеянные тысячами трупов «истинных» арийцев.

Он тоже приказал изменить маршрут двух своих дивизий, чтобы солдаты увидели, что бывает с захватчиками на нашей земле, и оценили подвиг своих товарищей.

Раненым требовалось много крови для переливания. Основными донорами во время войны были опять-таки женщины. Шестьсот тысяч тонн крови сдали они для красноармейцев. Часто прямо во время операций кто-нибудь из медработников ложился для прямого переливания. Главное, чтобы группа крови подошла.

Гитлеровцы этим не «заморачивались». В качестве доноров они использовали советских детей, выкачивая из них почти всю кровь. А потом прямо живьем или после душегубок, изобретенных, кстати, ныне респектабельной немецкой фирмой «Сименс», зарывали в землю. Невозможно без содрогания читать материалы Нюренбергского процесса, посвященные этим злодеяниям «арийцев».

А сколько белья, комплектов военной формы перестирали, реставрировали и привели в порядок наши женщины? О подвиге четырех скромных девушек из Бирска мы уже писали.

Самая главная причина победы была в том, что в отличие о немцев война была для нас отечественной. Священная народная война подняла на борьбу с гитлеровскими людоедами десятки миллионов не только мужчин, но и женщин, которые внесли свой бесценный вклад.

Об этом пишет поэтесса Юлия Друнина:

Я ушла из детства в грязную теплушку,

В эшелон пехоты, в санитарный взвод.

Я пришла из школы в блиндажи сырые,

От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,

Потому что имя ближе, чем «Россия»,

Не могла сыскать».

Источник: https://ufa.mk.ru/articles/2015/12/09/vo-vremya-voyny-sovetskie-zhenshhiny-ne-raz-spasali-stranu-ot-gibeli.html

Ссылка на основную публикацию