Система противоракетной обороны сша: сможет ли она защитить америку от россии?

Система противоракетной обороны США: сможет ли она защитить Америку от России?

Не так давно начальник оперативного управления российского Генерального штаба генерал-лейтенант Виктор Познихир заявил журналистам, что основной целью создания американской системы противоракетной обороны является значительное уменьшение стратегического ядерного потенциала России и практически полное устранение китайской ракетной угрозы. И это далеко не первое резкое заявление российских высокопоставленных чиновников на этот счет, мало какие действия США вызывают такое раздражение в Москве.

Российские военные и дипломаты уже не раз заявляли, что развертывание американской глобальной системы ПРО приведет к нарушению хрупкого равновесия между ядерными государствами, которое сложилось еще в период Холодной войны.

Американцы, в свою очередь, утверждают, что глобальная противоракетная оборона не направлена против России, ее целью является защита «цивилизованного» мира от стран-изгоев, типа Ирана и Северной Кореи. При этом строительство новых элементов системы продолжается у самых российских границ – в Польше, Чехии и Румынии.

Мнение экспертов по поводу противоракетной обороны, вообще, и системы ПРО США, в частности, весьма разнятся: некоторые из них видит в действиях Америки реальную угрозу стратегическим интересам России, другие же говорят о неэффективности американского ПРО против российского стратегического арсенала.

Так где же истина? Что такое вообще противоракетная система США? Из чего она состоит и как работает? Существует ли противоракетная оборона России? И почему чисто оборонительная система вызывает такую неоднозначную реакцию у российского руководства, в чем тут подвох?

История создания ПРО

Противоракетная оборона или ПРО – это целый комплекс мероприятий, направленных на защиту определенных объектов или территорий от поражения ракетным оружием. В любой комплекс ПРО входят не только системы, непосредственно уничтожающие ракеты, но и системы (РЛС и спутники), проводящие их обнаружение, а также мощные вычислительные комплексы.

В массовом сознании система ПРО обычно ассоциируется с противодействием ядерной угрозе, которую несут баллистические ракеты с ядерной боевой частью, но это не совсем верно. На самом деле противоракетная оборона понятие более широкое, ПРО – это любой вид защиты от ракетного оружия противника.

К ней можно отнести и активную защиту бронетехники от ПТУРов и РПГ, а также средства противовоздушной обороны, которые способны уничтожать тактические баллистические и крылатые ракеты противника.

Так что более правильным будет разделить все системы ПРО на тактические и стратегические, а также выделить в отдельную группу комплексы самозащиты от ракетного оружия.

Ракетное оружие впервые начало массово применяться во время Второй мировой войны. Появились первые противотанковые ракеты, РСЗО, немецкие «Фау-1» и «Фау-2» убивали жителей Лондона и Антверпена.

После войны развитие ракетного оружия пошло ускоренными темпами. Можно сказать, что использование ракет кардинально изменило способы ведения боевых действий.

Более того, очень скоро ракеты стали основным средством доставки ядерного оружия и превратились в важнейший стратегический инструмент.

По достоинству оценив опыт гитлеровцев по боевому применению ракет «Фау-1» и «Фау-2», практически сразу после окончания войны в СССР и США занялись созданием систем, способных эффективно бороться с новой угрозой.

В 1946 году американские ВВС начали разработку первой системы ПРО, в состав которой входили два типа противоракет: MX-794 Wizard и MX-795 Thumper. Над их созданием работала компания General Electric. Данная система разрабатывалась как средство борьбы с баллистическими ракетами противника, ее противоракеты должны были оснащаться ядерной боевой частью.

Данная программа так и не была реализована в металле, но она позволила американцам получить значительный практический опыт создания противоракетных систем. У этого проекта не было практической цели, так как в то время еще не существовало межконтинентальных баллистических ракет, и территории США ничего не угрожало.

Они появились только в конце 50-х, и вот тогда разработка ПРО стала острой необходимостью.

В США в 1958 году разработали и приняли на вооружение зенитно-ракетный комплекс MIM-14 Nike-Hercules, который можно было использовать против ядерных боеголовок противника.

Их поражение также происходило за счет ядерной боевой части противоракеты, так как этот ЗРК не отличался особой точностью.

Вообще, следует отметить, что перехват цели, которая летит с огромной скоростью на высоте в десятки километров – это очень сложная задача даже для современного уровня развития технологий. В 60-е годы ее можно было решить только с применением ядерного оружия.

Дальнейшим развитием системы MIM-14 Nike-Hercules стал комплекс LIM-49A Nike Zeus, его испытания начались в 1962 году. Противоракеты «Зевса» также оснащались ядерной боевой частью, они могли поражать цели на высоте до 160 км. Были проведены успешные испытания комплекса (без ядерных взрывов, конечно), но всё равно эффективность подобной ПРО была под очень большим вопросом.

Дело в том, что в те годы ядерные арсеналы СССР и США росли просто немыслимыми темпами, и от армады баллистических ракет, запущенных в другом полушарии, не могла защитить никакая противоракетная оборона.

К тому же в 60-х годах ядерные ракеты научились выбрасывать многочисленные ложные цели, которые крайне тяжело было отличить от настоящих боеголовок, и ставить эффективные помехи. Однако основной проблемой было несовершенство самих противоракет, а также систем обнаружения целей.

Развёртывание системы Nike Zeus должно было обойтись американскому налогоплательщику в 10 млрд долларов – гигантскую по тем временам сумму, и оно не гарантировало достаточную защиту от советских МБР. Поэтому от проекта отказались.

В конце 60-х годов американцы начали еще одну программу ПРО, которая получила название Safeguard – «Предосторожность» (первоначально она называлась Sentinel – «Часовой»).

Данная система ПРО должна была защитить районы дислокации американских МБР шахтного базирования и в случае войны обеспечить возможность нанесения ответного ракетного удара.

«Сэйфгард» имел на вооружении два типа противоракет: тяжелые «Спартан» и легкие «Спринт». Противоракеты «Спартан» имели радиус 740 км и должны были уничтожать ядерные боевые блоки противника еще в космосе.

Задачей более легких ракет «Спринт» было «достреливать» те боеголовки, которые смогли пройти мимо «Спартанов».

В космосе боеголовки должны были уничтожаться с помощью потоков жесткого нейтронного излучения, более эффективного, чем мегатонные ядерные взрывы.

В начале 70-х годов американцы приступили к практической реализации проекта Safeguard, однако построили только одну позицию этой системы.

В 1972 году между СССР и США был подписан один из важнейших документов в сфере контроля над ядерным вооружением – Договор об ограничении систем противоракетной обороны. Он и сегодня, спустя почти пятьдесят лет, является одним из краеугольных камней системы глобальной ядерной безопасности в мире.

Согласно этому документу, оба государства могли развертывать не более двух систем ПРО, максимальный боезапас каждой из них не должен превышать 100 противоракет. Позднее (в 1974 году) количество систем было уменьшено до одной единицы. США прикрыли системой Safeguard район дислокации МБР в Северной Дакоте, а СССР решил защитить от ракетного удара столицу государства – Москву.

Почему этот договор так важен для баланса между крупнейшими ядерными государствами? Дело в том, что примерно с середины 60-х годов стало понятным, что масштабный ядерный конфликт между СССР и США приведет к полному уничтожению обеих стран, поэтому ядерное оружие стало своеобразным инструментом сдерживания.

Развернув достаточно мощную систему ПРО, любой из противников мог оказаться перед соблазном ударить первым и прикрыться от «ответки» с помощью противоракет. Отказ от защиты собственной территории перед неминуемым ядерным уничтожением гарантировал крайне осторожное отношение руководства государств-подписантов Договора к «красной» кнопке.

По этой же причине нынешнее развертывание противоракетной обороны НАТО вызывает такую озабоченность в Кремле.

Кстати, американцы так и не стали разворачивать систему ПРО Safeguard.

В 70-х годах у них появились баллистические ракеты морского базирования «Трайдент», поэтому военное руководство США посчитало более уместным вложиться в новые субмарины и БРПЛ, чем строить весьма дорогой комплекс ПРО. А российские подразделения и сегодня защищают небо Москвы (например, 9-я дивизия противоракетной обороны в Софрино).

Следующим этапом развития американской системы ПРО стала программа СОИ («Стратегическая оборонная инициатива»), инициатором которой стал сороковой президент США Рональд Рейган.

Это был очень масштабный проект новой системы противоракетной обороны США, который абсолютно противоречил Договору 1972 года. Программа СОИ предусматривала создание мощной, эшелонированной системы ПРО с элементами космического базирования, которая должна была прикрыть всю территорию Соединенных Штатов.

Кроме противоракет, в данной программе предусматривалось использование средств поражения, основанных на других физических принципах: лазеров, электромагнитного и кинетического оружия, рельсотронов.

Данный проект так и не был реализован. Перед его разработчиками возникли многочисленные проблемы технического характера, многие из которых не решены и сегодня. Однако наработки программы СОИ позже были использованы при создании национальной противоракетной обороны США, развертывание которой продолжается и в наши дни.

Сразу после окончания Второй мировой войны работами над созданием защиты от ракетного оружия занялись и в СССР. Уже в 1945 году специалисты Военно-воздушной академии имени Жуковского начали работу над проектом «Анти-Фау».

Первой практической разработкой в сфере противоракетной обороны в СССР стала «Система А», работы над которым велись в конце 50-х годов. Была проведена целая серия испытаний комплекса (часть из них была успешной), но из-за низкой эффективности «Система А» так и не была принята на вооружение.

В начале 60-х годов началась разработка системы ПРО для защиты Московского промышленного округа, она получила название А-35. С этого момента и до самого распада СССР Москва всегда была прикрыта мощным противоракетным щитом.

Разработка А-35 затянулась, на боевое дежурство эта система ПРО была поставлена только в сентябре 1971 года. В 1978 году она была модернизирована до модификации А-35М, которая оставалась на вооружении до 1990 года.

РЛС комплекса «Дунай-3У» находился на боевом дежурстве до начала двухтысячных годов. В 1990 году система ПРО А-35М была заменена на А-135 «Амур».

А-135 была оснащена двумя типами противоракет с ядерной боевой частью и дальностью действия 350 и 80 км.

На смену системе А-135 должен прийти новейший комплекс противоракетной обороны А-235 «Самолет-М», сейчас он находится на стадии испытаний. Он также будет иметь на вооружении два типа противоракет, с максимальной дальностью поражения 1 тыс. км (по другим данным – 1,5 тыс. км).

Кроме вышеупомянутых проектов, в СССР в разное время велись работы и над реализацией других проектов защиты от стратегического ракетного оружия. Можно упомянуть челомеевскую ПРО «Таран», которая должна была обеспечить защиту всей территории страны от американских МБР.

Этот проект предполагал установить на Крайнем Севере несколько мощных РЛС, которые бы контролировали наиболее возможные траектории американских МБР – через Северный полюс.

Уничтожать ракеты противника предполагалось с помощью мощнейших термоядерных зарядов (10 мегатонн), установленных на противоракеты.

Этот проект был закрыт в середине 60-х по той же причине, что и американский Nike Zeus – ракетные и ядерные арсеналы СССР и США росли невероятными темпами, и никакая противоракетная оборона не могла защитить от массированного удара.

Еще одной перспективной советской системой ПРО, которая так и не попала на вооружение, стал комплекс С-225. Этот проект разрабатывался в начале 60-х годов, позже одна из противоракет С-225 нашла применение в составе комплекса А-135.

Американская система ПРО

В настоящее время в мире развернуто или разрабатывается несколько систем противоракетной обороны (Израиль, Индия, Япония, Евросоюз), однако все они имеют малый или средний радиус действия.

Стратегической системой ПРО обладают только две страны в мире – США и Россия.

Прежде чем перейти к описанию американской стратегической системы ПРО, следует сказать несколько слов об общих принципах работы подобных комплексов.

Межконтинентальные баллистические ракеты (или их боевые блоки) можно сбивать на разных участках их траектории: на начальном, среднем или завершающем.

Поражение ракеты на взлете (Boost-phase intercept) выглядит наиболее простой задачей. Сразу после старта МБР легко отследить, она имеет малую скорость, не прикрыта ложными целями или помехами.

Одним выстрелом можно уничтожить все боевые блоки, которые установлены на МБР.

Однако перехват на начальном этапе траектории ракеты имеет и значительные сложности, которые практически полностью нивелируют вышеперечисленные достоинства.

Как правило, районы дислокации стратегических ракет расположены в глубине территории противника и надежно прикрыты системами противовоздушной и противоракетной обороны. Поэтому подойти к ним на необходимое расстояние практически невозможно.

Кроме того, начальный этап полета ракеты (разгон) составляет всего лишь одну-две минуты, за которые необходимо не только ее обнаружить, но и отправить перехватчик для ее уничтожения. Это очень непросто.

В настоящее время (и в обозримом будущем) американская ПРО сможет защитить территорию США от небольшого количества баллистических ракет (не более двадцати), что также является весьма серьезным достижением, учитывая стремительное распространение ракетных и ядерных технологий в мире.

Источник: http://chert-poberi.ru/interestnoe/sistema-protivoraketnoy-oboronyi-ssha-smozhet-li-ona-zashhitit-ameriku-ot-rossii.html

Угрожает ли России развитие противоракетной системы США?

7 ноября 2017 года американская компания Boeing развернула 44-ю противоракету системы ПРО Ground-based Midcourse Defense (GMD), завершив в срок весь имевшийся заказ на эти изделия к сегодняшнему дню. 40 противоракет расположены на базе «Форт Грили» в штате Аляска, ещё четыре — на военно-воздушной базе «Ванденберг» в штате Калифорния.

Однако, вполне вероятно, что американский производитель получит ещё один заказ — президент США Дональд Трамп направил в Конгресс письмо с просьбой выделить дополнительные $5,9 млрд на военные нужды в 2018 году, в связи с угрозой, исходящей от Северной Кореи.

Читайте также:  Оц-14 «гроза» автомат с подствольным гранатометом

Если средства будут получены, то $4 млрд из них пойдут на дальнейшее развитие системы противоракетной обороны, $700 млн — на ремонт двух эсминцев типа Arleigh Burke — USS John S.

McCain (столкнулся с танкером 21 августа 2017 года в Малаккском проливе) и USS Fitzgerald (17 июня 2017 года столкнулся с филиппинским контейнеровозом), а $1,2 млрд — на расширение присутствия в Южной Азии (в рамках военной операции «Страж свободы» в Афганистане). Посмотрим, каких возможностей достигла стратегическая система ПРО США и как на её развитие повлияет дополнительное финансирование.

Как мы выше уже указали, большая часть запрошенных денег пойдёт на развитие системы ПРО. Причём изначально Агентство противоракетной обороны (Missile Defense Agency — MDA) запросило на 2018 год финансирование в размере $7,9 млрд, то есть рост расходов может составить около 34%.

Изначально MDA планировало в основном заниматься улучшением имеющихся систем и разработкой новых изделий.

К примеру, $465,5 млн требуется для разработки к 2022 году нового кинетического перехватчика Redesigned Kill Vehicle (RKV), на замену имеющемуся Exoatmospheric Kill Vehicle (ими оснащена система GMD) — они выводятся в космос с помощью ракеты-носителя и наводятся на боеголовку межконтинентальной баллистической ракеты (МБР) противника, уничтожая её прямым попаданием на огромной скорости. Ещё $828,1 млн пойдёт на обновление наземной инфраструктуры и программного обеспечения системы ПРО GMD. В более далёкой перспективе сильно улучшить возможности системы GMD может разработка Multi-Object Kill Vehicle (MOKV), её смысл заключается в выведении ракетой-носителем не одного кинетического перехватчика, а сразу нескольких, что позволяет эффективно бороться с МБР, несущими несколько боеголовок индивидуального наведения. Для работ в этом направлении в 2018 году требуется $252,9 млн. Почти $1,7 млрд пойдёт на производство и улучшение возможностей тактической системы ПРО Aegis морского и наземного базирования (Aegis Ashore — развёрнуты в Румынии, развёртываются в Польше). $789 млн позволят улучшить возможности тактической системы ПРО наземного базирования THAAD (Terminal High Altitude Area Defense) и произвести 52 противоракеты для неё. Оставшаяся часть средств должна пойти на самые разные задачи — модернизацию радиолокаторов, кибербезопасность, разработку противоракетного лазера для беспилотников и т.п.

Белый дом же предлагает дополнительно развернуть 20 противоракет системы GMD на Аляске, произвести 16 противоракет SM-3 Block IIA новой модификации для системы Aegis (способны перехватывать ракеты средней дальности и низкоорбитальные спутники) и 50 противоракет для THAAD за $2,1 млрд, а также произвести 147 новых противоракет для системы ПВО/ПРО Patriot PAC-3 в рамках пакета модернизации Missile Segment Enhancement за $839 млн. Кроме того, $1,073 млрд пойдёт на улучшение возможностей разведки и радиолокаторов, а также усиление ударных возможностей (с целью нанесения удара по пусковым установкам ракет противника) и другие задачи в рамках борьбы с баллистическими ракетами.

Даже если американские военные получат дополнительное финансирование, это не станет серьёзной угрозой для России и даже Китая. К сегодняшнему дню единственная система стратегической ПРО США (способная к перехвату МБР) — это GMD.

При этом из 19 учебных перехватов баллистических ракет GMD достигла успеха в 10 случаях (52,6%). И это при том, что все пуски проводились в упрощённых условиях — цель была известна, как и траектория и время полёта.

В реальных боевых условиях эффективность, вероятнее всего, окажется ещё ниже, а значит, чтобы достигнуть сколь-нибудь приемлемой вероятности уничтожения боеголовки противника (80−90%), на перехват одной цели придётся запускать не менее 4−5 противоракет.

То есть даже в самом идеальном случае, GMD сможет сбить 10−11 боеголовок МБР, при том, что у России их имеется чуть больше 1550 единиц (ограничения по договору СНВ-3), а у Китая не менее 200 (вероятнее 400−500).

Очевидно, что имеющегося количества противоракет GMD абсолютно недостаточно. Недостаточно их было бы и в том случае, если каждая из них гарантированно сбивала бы одну боеголовку.

Что касается систем Aegis, о которых часто говорят некоторые российские эксперты и военные, то даже последняя модификация противоракет SM-3 Block IIA не предназначена для перехвата МБР (а разработка Block IIB заморожена).

Что же касается разговоров о перехвате на начальном участке полёта ракеты, то они не актуальны из-за того, что в большинстве своём российские МБР базируются далеко от побережья. THAAD и Patriot и вовсе практически не создают помех Ракетным войскам стратегического назначения России и стратегическому подводному флоту России.

Таким образом, в ближайшие 15−20 лет не стоит ожидать возникновения реальной угрозы Стратегическим ядерным силам России со стороны ПРО США. Тем не менее это не означает, что нужно бездействовать, так как в вопросах глобальной безопасности необходимо прогнозирование на десятки лет вперёд, а значит, Россия также должна последовательно повышать возможности своих ударных средств и ПРО.

Источник: http://dfnc.ru/c106-technika/ugrozhaet-li-rossii-razvitie-protivoraketnoj-sistemy-ssha/

Америка ПРОтив России. Как работает система противоракетной обороны США

Недавно начальник Главного оперативного управления Генштаба Вооружённых сил РФ Виктор Познихир заявил: «Главные цели американской ПРО — снижение потенциала ядерных сил России и полное обнуление китайского ракетного потенциала». Что такое противоракетная оборона США? Из каких компонентов состоит и где расположена географически? На все эти вопросы отвечает Лайф.

Американская система противоракетной обороны задумывалась как эшелонированная и состоящая из нескольких типов ракет.

Самым дальним заслоном в ней выступает Наземная система противоракетной обороны на маршевом участке полёта (Ground-Based Midcourse Defense), в которую на сегодня теоретически входит около 40 GBI (Ground-Based Interceptor).

Всего их планируется развернуть 225 штук, а затраты на систему к 2017 году достигнут 40 миллиардов долларов.

Каждая противоракета кроме трёх ступеней имеет ещё и выводимый в ближний космос кинетический перехватчик. Однако на практике их боеспособность пока не ясна. Счётная палата США в 2014 году заключила, что такие ракеты «могут ограниченно перехватывать лишь простые ракетные угрозы».

Тогда же было высказано мнение, что в обозримом будущем GBI не достигнут операционной готовности в силу того, что «при их проектировании были допущены ошибки».

Ключевой проблемой системы является то, что она хорошо работает против баллистических ракет со стандартной траекторией, что не относится к новым российским ракетам.

Вторым «эшелоном» в ПРО работают ракеты SM-3. Эти трёхступенчатые ракеты можно развернуть не только на суше, но и на кораблях, что делает их носителей высокоподвижными. Всего планируется развернуть до 700 таких ракет, в том числе в Европе и на Дальнем Востоке. Однако на сегодня этот план далёк от завершения.

К тому же ряд независимых работ физиков, не сотрудничающих с Минобороны США, поставил под вопрос эффективность таких противоракет против современных ракет средней дальности. Достоверно известно, что эта ракета эффективна как противоспутниковое оружие (США испытали её в таком качестве несколько лет назад).

Третий «эшелон» — Terminal High Altitude Area Defense — противоракетный комплекс высотного заатмосферного перехвата на конечных участках траектории.

Данная одноступенчатая антиракета — последний рубеж противоракетной обороны, предназначенный для перехвата тех боеголовок баллистических ракет, что прошли GBI, и тех ракет средней дальности, что прорвались через SM-3.  Всего их по всей планете развёрнуто порядка 200. В отличие от GBI, это более зрелая разработка.

США с этого года планируют развернуть их в Южной Корее для защиты от ракет КНДР. Однако существует неясность относительно того, могут ли они перехватывать ракеты с высокими манёвренными возможностями типа «Искандер».

Полная стоимость программы THAAD неизвестна, но один комплекс на его основе стоит 2,3 миллиарда долларов, что делает его самым дорогим в мире. Этот элемент программы определённо может сбивать ракеты, не относящиеся к переднему краю современной военно-технической мысли, что не раз было продемонстрировано на испытаниях.

Источник: https://life.ru/915540

Сша и россия пугают друг друга несуществующими системами противоракетной обороны

7 июня вице-премьер Дмитрий Рогозин сообщил, что российская оборонная промышленность предложила Министерству обороны вариант системы ПРО, который позволит защитить от нападения с воздуха всю территорию России. Ранее, в конце мая, Пентагон провёл успешное испытание своей системы ПРО GMD – ей впервые удалось не только обнаружить, но и сбить в космосе «объект с характеристиками межконтинентальной баллистической ракеты».

«Наша Версия» разбиралась, действительно ли Россия станет неуязвимой для ракетных ударов и превзойдёт ли отечественная система ПРО американский образец.

Как пообещал Дмитрий Рогозин, после завершения развёртывания Единой космической системы страна окажется закрытой сплошным противоракетным куполом.

По его словам, новый вариант противоракетного «зонтика» будет состоять из наземного и космического эшелонов – детально план системы не раскрывается из-за повышенной секретности, поэтому оценивать её перспективы специалисты не берутся.

При этом аналитики, знакомые с состоянием отечественного оборонного комплекса, отмечают, что в области разработки и применения средств ПРО у нас имеются хорошие технические и технологические заделы. Основой для них являются советские проекты, некогда закрытые из-за отсутствия средств и ныне переживающие расконсервацию.

России нечем сбивать ракеты

До недавнего времени основной проблемой для российской системы ПРО являлась катастрофическая нехватка средств обнаружения. После распада СССР на территории России осталось меньше половины РЛС системы предупреждения о ракетном нападении (СПРН).

Залатать прорехи удалось только в этом году, когда на боевое дежурство встали три радиолокационные станции нового поколения типа «Воронеж» — в Барнауле, Орске и Енисейске.

В настоящее время в России всего семь таких станций, ранее на боевое дежурство были поставлены объекты в Ленинградской и Калининградской областях, а также в Армавире и Усолье-Сибирском.

Таким образом, впервые по всему периметру границ России удалось создать сплошное радиолокационное поле системы предупреждения о ракетном нападении. По заявлениям военных, благодаря этому сейчас контролируется каждый пуск баллистической ракеты или космического аппарата на расстоянии 6 тыс. километров от границ.

Теперь создаются дублирующие системы: РЛС нового поколения «Воронеж-ДМ», развёрнутая в Красноярском крае, заступит на боевое дежурство до конца 2017 года; начаты работы по созданию радиолокационной станции в районе Воркуты и в Мурманской области. Также создаётся группировка спутников, которая будет способна отследить ракетный пуск в любой части земного шара.

Однако если с системами обнаружения пуска ракет ситуация значительно улучшилась, то с системами поражения она остаётся неоднозначной, поскольку пока что новые образцы только разрабатываются.

В декабре прошлого года заявлялось об успешных испытаниях перспективной ракеты-перехватчика «Нудоль».

По всей видимости, эта ракета является частью комплекса противоракетной и противокосмической обороны А-235, который придёт на смену действующей системе ПРО А-135 «Амур», предназначенной для защиты Москвы от атак баллистических межконтинентальных ракет.

Кроме того, большие надежды военные возлагают на новое поколение зенитных ракетных комплексов С-500 «Прометей». По заявлениям разработчиков, С-500 станет универсальным комплексом дальнего действия и высотного перехвата с радиусом поражения 600 километров.

Если эта система достигнет заявленных характеристик – а звучат обещания, что С-500 сможет одновременно поразить до 10 баллистических ракет, летящих со скоростью до 7 километров в секунду, – то эта ЗРК действительно станет надёжным инструментом для новой российской ПРО.

Однако пока что это лишь планы.

Американцы научились сбивать МКБ в космосе

Эксперты считают, что идея создания российского купола ПРО могла быть позаимствована у американцев, которые с конца 1990-х годов формируют систему наземной противоракетной обороны Ground-based Midcourse Defense (GMD), предназначенную для уничтожения межконтинентальных баллистических ракет (МБР) в космосе.

Принцип действия системы таков: сеть стационарных радиолокационных станций, состоящая из наземных PAVE PAWS и мобильных морских SBX, обнаруживает МБР, после чего GMD запускает ракету-перехватчик шахтного базирования.

Первые элементы GMD были развёрнуты в 2004 году, на данный момент на боевом дежурстве находится 32 ракеты в Форт-Грили на Аляске и 4 – в Ванденберге в Калифорнии, ещё 8 планируется ввести в строй до конца текущего года. Критики системы в самих США называют GMD самой сложной и при этом самой ненадёжной системой ПРО.

С 1999 года было осуществлено 17 запусков для поражения учебных целей, и только 9 из них закончились успехом. Основные проблемы возникали с перехватом ракет в ближайшем космосе.

Однако 30 мая у американцев появился повод для оптимизма. В этот день системой GMD был проведён успешный перехват межконтинентальной баллистической ракеты в космосе.

По оценкам экспертов, перехват МБР в космосе действительно является колоссальным достижением, поскольку впервые удалось решить сложнейшую техническую задачу – попасть в небольшую цель на большом расстоянии при гигантских встречных скоростях.

Впрочем, российские эксперты призывают не драматизировать ситуацию, поскольку американская система ПРО способна защитить лишь ограниченную территорию. Поэтому сегодня задача максимум подобных систем – минимизировать последствия либо одиночного, либо непреднамеренного пуска.

Однако главное здесь всё же другое: по мнению специалистов, сегодня ни одна страна в мире не может создать сплошную систему противоракетной обороны, способную закрывать полностью территорию страны и противостоять массовой ракетной атаке.

Причина заключается в дороговизне создания такого «зонтика» – к примеру, стоимость одного пуска американской противоракеты EKV составляет около 70 млн долларов, а для гарантированной защиты от нападения потребуются тысячи подобных ракет.

Такие расходы слишком велики даже для американцев, которые в связи с этим продолжают искать способы создания менее дорогой, но при этом более надёжной системы перехвата вражеских ракет. Что уж говорить о России, военный бюджет которой значительно меньше.

Таким образом, заявление Дмитрия Рогозина о разработке отечественными учёными противоракетного купола вряд ли может стать поводом для восторгов – если в теории система ПРО и имеется, то её воплощение на практике остаётся под большим вопросом.

Читайте также:  Травматический пистолет пмр — всё о конструкции и особенностях

Источник: https://versia.ru/ssha-i-rossiya-pugayut-drug-druga-nesushhestvuyushhimi-sistemami-protivoraketnoj-oborony

Про россии против про сша: чья система эффективнее

С того самого момента, как первые баллистические ракеты и средства обнаружения запусков были поставлены на боевое дежурство, специалисты стали исследовать ядерные силы ведущих государств и спорить на предмет их эффективности. Противоракетная оборона, ее состав и эффективность в разрезе отношений США и России обсуждаются особенно остро, ведь на сегодняшний день только две страны в мире активно работают и совершенствуют такие системы.

Радиолокационный колпак

Процесс воссоздания сплошного радиолокационного поля обсуждался средствами массовой информации уже не раз. Однако именно с него начинается противоракетный щит страны. На радиолокационные станции дальнего обнаружения неслучайно возлагается особая миссия.

Стоит отметить, что процесс обнаружения баллистических ракет противника в силу специфики максимально автоматизирован. Люди – лишь часть большого механизма, который действует самостоятельно и лишь в случае крайней необходимости начинает работать в полную силу.

Один из ключевых компонентов СПРН – софринская РЛС «Дон-2Н». Несмотря на то что ключевой элемент противоракетной обороны Москвы недавно был серьезно модернизирован, «глазами» и «ушами» российской СПРН является не только уникальная подмосковная РЛС.

И хотя целевая задача российских и американских средств из состава СПРН одна, состав и принцип работы средств обнаружения двух стран серьезно различаются. Главный компонент российской СПРН – радиолокационные станции, расставленные по территории страны.

Важно пояснить, что построенные еще в СССР радиолокационные станции, находящиеся на боевом дежурстве, с появлением РЛС типа «Воронеж» не будут выводиться из состава СПРН.

Эксперты отмечают, что в случае с РЛС еще советской разработки важен потенциал, а не намерения, ведь обычная модернизация помогла значительно улучшить характеристики РЛС «Дон-2Н», а значит, и другие станции еще долгое время будут работать по прямому назначению.

Главным отличием софринской «пирамиды» и других российских РЛС из состава СПРН является возможность работать в режиме многозадачности.

Первое важное преимущество такого подхода – возможность обнаруживать не только крупные цели вроде баллистических ракет, но и осуществлять контроль за запуском ракет поменьше.

Второе преимущество российских РЛС заключается в способности не просто обнаруживать такие цели, но и наводить на них средства поражения – противоракеты 53Т6 комплекса противоракетной обороны.

Эксперты говорят, что никакие «особые» режимы работы в этом случае не применяются и РЛС работает в штатном режиме.

Помимо наземных станций, за последние годы значительно увеличилась численность спутниковой группировки. Параллельно с отдельными компонентами испытывается и принципиально новая система ПРО А-235.

Заклятые друзья

Американская система противоракетной обороны давно на слуху не только у тех специалистов, которые напрямую связаны с вооруженными силами и Ракетными войсками стратегического назначения, но и у рядовых граждан.

Основной компонент американской противоракетной обороны – спутниковая группировка.

Следует отметить, что в отличие от российской СПРН американская система предупреждения о ракетном нападении гораздо более структурирована и разделена.

Например, спутниками военного назначения занимается специально созданное для таких целей ведомство – Национальное управление военно-космической разведки.

Именно на американские спутники ложится основная задача по контролю за применением ядерного оружия.

Если американский военный спутник, оснащенный оптико-электронными средствами сбора информации, засекает пуск ракеты, то данные о точке старта и другие параметры полета передаются дальше по цепочке.

Правда, американские военные пробуют решать проблему нейтрализации баллистических ракет по-своему и просто двигают радиолокационные станции и противоракеты поближе к территории вероятного противника.

Такой подход объясняется довольно просто: баллистическая ракета наиболее уязвима на этапе старта и набора высоты.

По сути, это единственная возможность попытаться предотвратить ущерб, ведь если ракета доставит боевую часть на орбиту и состоится разведение боевых блоков, то пить боржоми будет уже поздно.

РЛС американской Aegis в этом случае не выступает обнаружителем ракет, а лишь выдает целеуказание. То же касается и так называемого наземного компонента ПРО – мобильных комплексов THAAD.

Как и в случае с морскими носителями противоракет и средств целеуказания, THAAD отвечает лишь за наведение и применение ракет-перехватчиков куже обнаруженной цели с известными координатами.

Помимо этого, Соединенные Штаты располагают так называемым «материковым» компонентом противоракетной обороны.

Два позиционных района с противоракетами в шахтах и РЛС для наведения противоракет находятся в Калифорнии и на Аляске. Однако наземные комплексы и РЛС имеют ряд недостатков, благодаря которым осложняется возможность исправной работы ПРО в условиях полномасштабной войны.

Во-первых, американские РЛС имеют куда меньшую эффективность дальности действия, чем российские, во-вторых, не могут работать в режиме многозадачности. Все, на что способны американские радиолокационные станции, – обеспечивать целеуказание противоракетам.

К обнаружению на максимально возможных дальностях такая техника не приспособлена.

Что будет с американской системой предупреждения о ракетном нападении, если спутники-разведчики начнут выходить из строя, неизвестно.

Эксперты отмечают, что в этой связи российский подход к строительству и эксплуатации компонентов ПРО более рационален, надежен и, как следствие, обходится куда дешевле, чем американский аналог.

Еще один критический недостаток американской ПРО – отсутствие сплошного радиолокационного поля и «дыры» на южном направлении. Именно поэтому ВМС США несут усиленное боевое дежурство именно в этих районах и активно развивают сеть датчиков у своих южных морских границ.

Дыхание дракона

На новости о работах над стратегическим вооружением в КНР американские военные реагируют так же болезненно, как и на совершенствование сил ядерного сдерживания России.

Главная причина беспокойства Минобороны США заключается в том, что Китай не только активно работает над совершенствованием собственных ядерных сил, но и сосредоточивает усилия в области собственной эффективной СПРН.

Комментируя несправедливо забытые стратегические разработки КНР, военный эксперт Юрий Лямин напомнил, что у Китая уже существуют определенные наработки по части наземных РЛС для обнаружения баллистических ракет.

«Китайцы свои первые крупные РЛС СПРН построили еще в 1970–1980-х годахв рамках проекта 7010. Но, насколько известно, тогда им не удалось добиться всех запланированных характеристик.

При этом их содержание, огромные расходы электроэнергии и прочее требовали больших затрат. А в КНР в 1980-х и начале 1990-х годов серьезно ограничивали расходы на оборону в рамках проводимых экономических реформ.

Как результат – тогда урезались многие оборонные программы и под сокращение и закрытие попали эти первые китайские РЛС», – сказал эксперт.

По словам Лямина, несмотря на очевидные проблемы, китайским военным за последние десятилетия все же удалось достичь существенных успехов.

Так, например, из открытых источников известно как минимум о нескольких больших РЛС СПРН, расположенных в разных частях страны.

Эксперты полагают, что действовать такие РЛС будут в единой системе СПРН, состоящей из военных спутников, радаров наземного базирования и ракет-перехватчиков. Говоря о дальности работы наземных РЛС в Китае, называть точную цифру пока преждевременно.

Однако эксперты склоняются к мнению, что речь в этом случае может идти о тысячах километров. Фактически власти КНР делают то же самое, что годами реализуется в России, – защищают собственные ядерные силы.

К слову, опасения КНР небеспочвенны: ситуация в Азиатско-Тихоокеанском регионе постоянно ухудшается, а ближайшие соседи – Япония и Южная Корея – под завязку напичканы американским вооружением.

К тому же, лидер Северной Кореи нет-нет да и подливает масла в огонь новостями об испытаниях оружия массового поражения.

Направление и способы реализации китайской ПРО очень похожи на российские и американские одновременно: глубоко эшелонированная система, зенитные ракетные комплексы и РЛС дальнего обнаружения должны не только обезопасить КНР в случае полномасштабной войны, но и послужить фактором сдерживания для всех вероятных противников, включая США. Однако, несмотря на значительные успехи, СПРН КНР находится на начальном этапе развития.

Согласно имеющимся данным, китайские военные уже освоили производство боевых систем для перехвата некоторых типов ракет на конечном участке полета и в данный момент сосредоточились на наращивании спутниковой группировки и разработке универсальных ракет-перехватчиков, размещение которых, скорее всего, предусмотрено и на морских носителях.

Несмотря на то что по отдельным направлениям Соединенные Штаты имеют количественный перевес, назвать систему СПРН США полностью работоспособной и эффективной нельзя.

Некоторые из компонентов работают лишь в определенных, строго ограниченных диапазонах, а эффективность применения ракет-перехватичков по маневрирующим целям до сих пор вызывает множество споров.

СПРН КНР хоть и заимствует лучшее у двух идеологий противоракетной обороны сразу, но состояния абсолютной работоспособности пока не достигла.

Российская СПРН, напротив, не только не лишилась традиционных направлений работы, но и реализуется с учетом современной элементной базы, совмещая в себе необходимые качества и режимы работы за вполне разумные деньги.

Источник: https://tvzvezda.ru/news/forces/content/201701290901-e1hp.htm

Сможет ли спасти США система ПРО?

12 Октября 2016 08:00 / Международная политика

Американская ПРО не защитит от российского ядерного удара, но сможет нанести свой собственный

Барабаны грядущей Третьей мировой войны бьют все громче. Представители Генеральных штабов России и Китая Виктор Познихир и Цай Цзюнь заявили о том, что американские планы по созданию системы ПРО угрожают безопасности обеих стран. Соответствующие утверждения были озвучены ими на форуме по безопасности в Пекине.

Речь идет о том, что развитие ПРО может создать иллюзорное чувство «безопасности», и подвигнуть американских ястребов на агрессивные действия. Гарантированное взаимное уничтожение до этого сдерживало две ядерные сверхдержавы от атомной войны. Теперь ложное чувство защищенности может сыграть с руководством США злую шутку.

На самом деле создаваемая американцами система ПРО уже сейчас не в состоянии защитить страну от российского ядерного удара. А новые средства доставки скоро сделают ее совершенно не нужной. Другой вопрос, действительно ли все элементы американской ПРО носят оборонительный характер.

Ослепить противника

Последнее поколение российских межконтинентальных баллистических ракет использует системы по борьбе с ПРО противника третьего поколения. Так система «Терек» позволяет запускать фальшивые цели, опознаваемые в инфракрасном спектре, которые воспроизводят «почерк» отдельных боеголовок, входящих в атмосферу.

Система включается, как только баллистическая ракета попадает в зону досягаемости противоракет противника. Для того, чтобы «ослепить» системы наведения противоракет противника, российские баллистические ракеты используют высокомощные ультракоротковолновые передатчики.

Конечно, какие-то ракеты американская ПРО сумеет сбить, однако тот же Познихир намекнул на то, что Россия будет вынуждена реагировать на модернизацию американских противоракет.

Ахиллесова пята США

Принципиальной особенностью американских систем противоракетной обороны сейчас является тот факт, что они не позволяют поразить цели, движущиеся в мезосфере ( 35000-80000 м) с гиперзвуковой скоростью, то есть со скоростью выше 5 числа Маха.

Другая их особенность, что как правило – это суборбитальные баллистические ракеты на твердом топливе. Они не предназначены для поражения маневрирующих целей. Сейчас вероятный противник использует в своих системах ПРО три типа таких ракет: SM-3 Block 1b (дальность 150-500 км), THAAD (дальность 80-150 км) и SR19 (дальность 100-300 км).

Они предназначены для уничтожения баллистических ракет противника на разных стадиях подлета, при этом самая тяжелая ракета SM-3 Block 1b движется с наиболее низкой скоростью. Кроме того, баллистические ракеты на высотах ниже 35 000 м входят в зону поражения комплексов ПВО «Патриот».

Гиперзвук против ПРО

В то же время идущие в России разработки гиперзвукового оружия делают американские системы ПРО в принципе бесполезными. Речь идет о ракетах типа 3М22 Циркон, развивающих скорость 6500 км/ч, против которых бессильны любые средства защиты.

В первую очередь эти системы предназначены для поражения американских авианосцев, а также кораблей системы ПРО морского базирования AEGIS.

Кроме того, Россия с 2013 года испытывает космоплан Ю-71, который сможет двигаться с крейсерской скоростью 11,200-12,500 км/ч на околокосмических высотах.

Маневренность космоплана также не оставляет для американской ПРО никаких шансов. Ожидается, что к 2020 году испытания нового чудо оружия закончатся.

В свою очередь Китай, также активно развивает направление гиперзвуковых летательных аппаратов. В первую очередь речь идет о космоплане DF-ZF. Испытания этого аппарата идут с 2014 года.

По характеристикам он схож с российским аналогом и разрабатываемым американцами DARPA Falcon Project .

Выход гонки вооружений на уровень гиперзвука и развитие этого вида оружия превращает конвенциональные системы ПРО в абсолютно бесполезную затею.

ПРО как знак подготовки к большой войне

Еще больше странностей с расположением новых систем ПРО. В то, что они направлены против Ирана или Северной Кореи уже особенно никто и не верит.

Однако, размещение американских ПРО в Польше и Румынии не вяжется даже с идеей защиты от предполагаемого ядерного удара.

Кратчайшая траектория полета баллистической ракеты, выпущенной с территории России по территории США, составляет 9 000 км и пролегает над Северным полюсом.

То есть, если Россия ударит по США, то системы ПРО в Польше и Румынии американцев не спасут. Конечно, Запад может говорить о защите Европы от «злых русских», но проектировались эти системы задолго до нынешнего обострения российско-европейских отношений, еще в 2006 году, и речь тогда шла именно о защите США.

Возникает впечатление, что еще в то время, где-то по ту сторону Атлантики решили готовиться к большой европейской войне. Размещаемые же сейчас элементы американской ПРО в Южной Корее, хотя и нацелены декларативно против КНДР, на самом деле беспокоят более всего Россию и Китай.

Читайте также:  Танки «тигр 1» и «тигр 2»: обзор немецких боевых машин

Томагавки под видом ПРО

Интересен и тот факт, что ракеты SM-3 Block 1b, которые должны быть размещены на первой открывшейся в Европе американской базе противоракетной обороны в Девеселу по своим габаритам – совпадает с ракетой Томагавк BGM-109G с ядерной боеголовкой. Для сравнения:

Вес SM-3 Block 1b 1500 кг, длина 6, 6 , диаметр 34 см. Вес Томагавк BGM-109G — 1500 кг, длина 6, 6 м диаметр 34 см. Каждая из этих двух ракет помещается в кассету, которая затем устанавливается в герметическую ячейку. Габариты Кассеты Mk-14 (для Томагавков) и Mk-21 (для противоракет) практически идентичны.

Учитывая, что на базу не допускаются представители румынской стороны, вариант размещения крылатых Томагавков с ядерными боеголовками под видом противоракет предполагается весьма вероятным. Тогда становится понятной информация о перевозе в Девеселу ядерных боеголовок с турецкой базы Инджирлик, после неудавшейся попытки переворота в Турции.

Напомним, там складировались американские бомбы с ядерным боезарядом, в том числе авиабомбы B-61/ Ракеты GM-109G могут быть оснащены ядерной боеголовкой W84, которая в свою очередь является модификацией боеголовки W85 установленной на бомбах B-61, которые ранее были размещены в Инджирлике. Обе боеголовки обладают практически одинаковыми габаритами, а значит «турецкие» боезаряды вполне могут быть установлены на ракетах в Румынии и нацелены на Москву.

Подписывайтесь на канал Царьград в Яндекс Дзен, чтобы не пропускать интересные новости и статьи

Источник: https://tsargrad.tv/articles/smozhet-li-spasti-ssha-sistema-pro_29785

Боевой заряд: как развитие систем ПРО США способствовало модернизации российских вооружений

Американская система ПРО остаётся ключевым фактором гонки вооружений, отмечают в Минобороны России. В министерстве подчёркивают, что Пентагон развивает её под предлогом «мифа об иранских и северокорейских угрозах», откровенно завышая возможности Тегерана и Пхеньяна.

Однако такая политика привела лишь к тому, что были зря потрачены деньги американских налогоплательщиков. Об этом в интервью журналисту NBC Мегин Келли заявил президент России Владимир Путин. По его словам, именно выход Вашингтона из Договора об ограничении систем ПРО подтолкнул Москву к созданию принципиально нового вида оружия.

В итоге были разработаны технологии, позволяющие обойти противоракеты, тем самым резко повысив для Соединённых Штатов цену возможной агрессии.

Односторонние действия США по развёртыванию глобальной системы противоракетной обороны подрывают международную безопасность. Об этом заявили в Минобороны России. 

«Фактор ПРО оказывает непосредственное влияние на гонку вооружений и ядерное разоружение, обеспечение стратегической стабильности. Это обусловлено неразрывной взаимосвязью между стратегическими наступательными и стратегическими оборонительными вооружениями», — говорится в заявлении военного ведомства.  

  • Структура глобальной системы ПРО США (презентация Минобороны РФ)
  • © Министерство обороны Российской Федерации

Как подчеркнули в министерстве, Вашингтон развивает систему ПРО под предлогом «мифа об иранских и северокорейских ракетных угрозах». При этом американские власти откровенно завышают возможности ударных вооружений Тегерана и Пхеньяна «для реализации ничем не ограниченного развёртывания системы ПРО».

«Обнулить» ядерные силы

Президент России Владимир Путин 1 марта в интервью американскому телеканалу NBC также отметил, что расширение системы ПРО стимулирует развитие гонки вооружений. По его словам, американские радиолокационные станции (РЛС) и корабли, оснащённые противоракетными пусковыми установками, угрожают безопасности России.

«Вы представьте себе, что мы бы поставили сейчас ракетные системы вдоль американо-мексиканской или вдоль американо-канадской границы на их территориях с двух сторон и плюс ещё корабли бы подтащили с двух сторон. Что бы вы сказали на этот счёт, предприняли бы какие-то шаги? А мы бы на это сказали, что вы разгоняете гонку вооружений. Это не бред, нет? А так и есть», — сказал Путин.

Как полагает президент, цель США состояла в том, чтобы «обнулить наши силы ядерного сдерживания». Чтобы сохранить стратегический баланс, Москва была вынуждена развивать ударные системы, «которые будут способны преодолевать вашу (американскую. — RT) систему противоракетной обороны».

Также по теме

«Этого в наших планах не было»: в Пентагоне признали неспособность ПРО США противостоять новейшему российскому оружию

Соединённые Штаты не могут противостоять стратегическим силам России и Китая, заявил замглавы Пентагона Джон Руд. По его словам,…

Путин отметил, что стоящие сейчас на российском вооружении баллистические ракеты способны преодолевать рубежи ПРО. Однако США активно развивают возможности противоракетных комплексов, и Москва этот факт не может игнорировать.

Так, по данным Минобороны, с 2018 года США начнут разворачивать противоракеты Standard Missile 3 модификации 2А (SM-3 Block IIA). Предполагается, что они будут способны перехватывать межконтинентальные стратегические баллистические ракеты (МБР) на среднем, конечном и восходящем участках траектории полёта.

Сдержать гонку вооружений

Напомним, Договор об ограничении систем противоракетной обороны был заключён между СССР и США 26 мая 1972 года. Стороны получили право создать противоракетный зонтик только над одним регионом. Советский Союз выбрал Москву, Соединённые Штаты — военную базу Гранд-Форкс.

Державам запрещалось размещать РЛС систем раннего предупреждения за своими рубежами, разрабатывать комплексы ПРО морского, воздушного и космического базирования, а также наземные мобильные противоракетные средства. 

Главная цель договора заключалась в сдерживании гонки вооружений. Несмотря на острое геополитическое противостояние, СССР и США стремились создать условия для того, чтобы у них не возникло соблазна нанести превентивный ядерный удар.

Также по теме

«Они все хотят быть похожими на Рейгана»: попытается ли Трамп возродить стратегию «звёздных войн»

8 марта 1983 года президент США Рональд Рейган, выступая на национальном съезде евангелистов, назвал Советский Союз «империей зла» и…

Таким образом 46 лет назад обе стороны создали уникальный механизм стратегического сдерживания, который простимулировал сокращение наступательных вооружений (договоры СНВ-I, СНВ-II, СНВ-III). Как неоднократно указывали эксперты, договор о ПРО охлаждал агрессивный пыл представителей радикально настроенной военно-политической элиты обеих держав.

Однако Соединённые Штаты, в отличие от СССР, позволяли себе и ранее отступать от соглашения. Так, под различными предлогами Вашингтон отказался закрывать радиолокационные станции раннего предупреждения о ракетном нападении, размещённые в Гренландии и Великобритании.

В 1983 году, в разгар холодной войны, президент США Рональд Рейган объявил о старте программы «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ). Американцы намеревались создать широкомасштабную эшелонированную систему ПРО, включая средства космического базирования, чтобы поражать советские баллистические ракеты на стартовом участке.

  • Генсекретарь ЦК КПСС Леонид Брежнев и президент США Ричард Никсон
  • © Юрий Абрамочкин

Пошли на выход

13 декабря 2001 года президент США Джордж Буш— младший объявил о выходе из договора, уведомив по официальным каналам российского коллегу. По словам главы Белого дома, соглашение перестало отвечать национальным интересам США из-за того, что выросло число тех, кто располагает ядерным оружием.

Формально Вашингтон не нарушил своих обязательств, так как договор предполагал право на односторонний выход. Однако в Москве поведение США восприняли как вызов безопасности РФ и всего человечества. После безуспешных попыток переубедить Буша Путин распорядился начать разработку ударных вооружений, способных обходить любую систему ПРО.

С 2002 года США создали достаточно разветвлённую систему противоракетной обороны. По информации Минобороны РФ, наземный компонент состоит из РЛС, которые перекрывают возможные траектории полёта МБР.

Также по теме

«Гиперзвук обнулит усилия американцев»: продолжат ли США развёртывать системы ПРО «по инерции»

Пентагон намерен развернуть у границ России порядка 400 ракет ПРО, сообщили в российском Минобороны. Кроме того, НАТО готовится к…

С середины 2000-х годов американцы развёртывают два позиционных района ПРО в Восточной Европе (Румыния и Польша), на очереди Япония и Южная Корея. Пентагон размещает вблизи российских границ РЛС, мобильные  комплексы THAAD, Patriot.

Наибольшую обеспокоенность у России вызывают стационарные установки Мк-41, которые могут использоваться для пуска противоракет и запрещённых боеприпасов (речь идёт о ракетах семейства «Томагавк» с дальностью до 2,5 тыс. км). Используя их, американские военные нарушают положения Договора о ликвидации ракет средней и малой дальности (ДРСМД) 1987 года.

На территории США также расположено два позиционных района (Аляска и Калифорния), оборудованных РЛС и шахтными пусковыми установками. В ближайшие годы на северо-востоке Соединённых Штатов в строй войдёт третий позиционный район.

В целом же с 2001 года число стоящих на вооружении США противоракет выросло в четыре раза (до 404 единиц), а к 2022 году Пентагон планирует располагать свыше 1 тыс. противоракет. 

Морской эшелон

В развитии  глобальной системы ПРО Соединённые Штаты сделали акцент на морском компоненте, мозговым центром которого является боевая информационно-управляющая система (БИУС) Aegis.

На сегодняшний день она установлена на пяти крейсерах типа Ticonderoga и 30 эсминцах Arleigh Burke.

Каждый крейсер оснащён 128, а эсминец — 96 установками Мк-41, которые могут запускать «Томагавки» и противоракеты.

  • Состав огневых средств глобальной ПРО США (презентация Минобороны РФ)
  • © Министерство обороны Российской Федерации

«Потенциально на кораблях ПРО США может быть развёрнуто более 1 тыс. крылатых ракет «Томагавк». Патрулирование кораблей ПРО в акваториях Чёрного и Балтийского морей представляет угрозу для объектов в европейской части России, так как имеется неопределённость, какие ракеты в текущий конкретный момент загружены в пусковые установки Мк-41», — отмечают в Минобороны.

Aegis позволяет кораблям ВМС США получать информацию о старте российских МБР с космического сегмента ПРО, представленного девятью спутниками «Имеюс» и «Сбирс». Они способны обнаружить старт ракеты через несколько секунд, определить тип ядерного боеприпаса, район пуска и азимут стрельбы.

Своевременный ответ

Между тем, отвечая на вопросы журналиста NBC Мегин Келли, российский президент подчеркнул, что выход США из Договора об ограничении систем противоракетной обороны подтолкнул Москву к разработке принципиально новых вооружений. Причём в Белом доме прекрасно отдавали себе отчёт в том, что Россия будет вынуждена ответить на развёртывание систем ПРО у собственных границ. 

Так, Кремль предупреждал американскую администрацию о том, что будет вынужден развивать ударные системы, способные преодолеть противоракетный заслон, пояснил Путин.

«И в ответ на это мы услышали: «Мы делаем не против вас, а вы делайте что хотите, мы будем исходить из того, что это не против нас, не против США», — добавил российский лидер.

  • Имитация перехвата российской МБР американской корабельной противоракетой (презентация Минобороны РФ)
  • © Министерство обороны Российской Федерации

Сегодня ядерные вооружения ВС РФ могут преодолеть американские системы ПРО, однако американская сторона продолжает развивать их.  Создание МБР с ядерным двигателем — решение, направленное на перспективу.

«Поэтому нам нужно адекватно отвечать на это, чтобы мы могли преодолевать систему не только сегодня, но и завтра, когда у вас появится новое оружие», — добавил российский лидер.

В авангарде

Напомним, 11 марта 2018 года Минобороны РФ опубликовало запись учебного пуска гиперзвуковой ракеты высокоточного авиационного ракетного комплекса «Кинжал».

 «Пуск прошёл штатно, гиперзвуковая ракета поразила заданную цель на полигоне», — подчеркнули в российском ведомстве. Сообщается, что ракета способна преодолеть любую ПРО: современные противоракеты просто не в состоянии перехватить объект, летящий на гиперзвуковой скорости.

Ещё одна уникальная разработка, представленная 1 марта, — ядерная силовая установка, которая может быть размещена на крылатых ракетах, что делает их неуязвимыми для средств ПРО. Такая установка позволяет ракете двигаться  с непредсказуемой для противника траекторией и неограниченной дальностью полёта.

Третья новинка, представленная российским руководством, — тяжёлая межконтинентальная ракета «Сармат». Она придёт на смену комплексу «Воевода» под кодом Р-36М2, созданному ещё в Советском Союзе. «Сармат» имеет короткий активный участок полёта, что заметно снижает уязвимость ракеты перед ПРО. 

Ещё одним технологическим прорывом стала разработка перспективного ракетного комплекса стратегического назначения с принципиально новым боевым оснащением — планирующим крылатым блоком «Авангард», способным двигаться в плотных слоях атмосферы с гиперзвуковой скоростью свыше 20 Махов.

Также за последние годы российским оборонным комплексом был разработан уникальный подводный беспилотный аппарат, который может работать автономно в глубинах Мирового океана.

«Я бы сказал, на очень большой глубине и на межконтинентальной дальности со скоростью, кратно превышающей скорость подводных лодок, самых современных торпед и всех видов даже самых скоростных надводных кораблей», — уточнил  Владимир Путин. 

Кроме того, президент сообщил, что продолжаются работы по созданию оружия на новых физических принципах. Речь идёт о боевом применении лазера. Такие исследования есть и в США, однако только России на данном этапе удалось достичь существенных результатов.

По мнению эксперта Ассоциации военных политологов, заведующего кафедрой политологии и социологии РЭУ им.

Плеханова Андрея Кошкина, главное достижение модернизации российских вооружений заключается не в том, что создана ракета, способная обойти ПРО.

Намного важнее, что был представлен целый комплекс новой техники — доказательство того, что разработки в военной сфере внедряются на системном уровне, и свидетельство способности страны к высокотехнологичной защите.

«Разумеется, полностью угрозу исключать нельзя никогда — именно об этом и говорит наше Минобороны, трезво оценивая ситуацию. Нужно помнить, что военными возможностями в той или иной мере обладает практически любое государство. Весь вопрос в том, в какую цену для него может вылиться развязывание войны», — подвёл итог Андрей Кошкин.

Источник: https://russian.rt.com/world/article/490876-pro-ssha-rakety-oborona-dogovor

Ссылка на основную публикацию