Пиррова победа путина в сирии

Пиррова победа Путина в Сирии

Судя по сообщениям как проправительственных, так и нейтральных источников, асадовской армии удалось взять под контроль город Дераа (Даръа́) – административный центр одноименной провинции на юге Сирии. Именно здесь в 2011 году вспыхнуло антиасадовское восстание, которое многие называют началом гражданской войны в стране.

Сегодня над городом, многие годы считавшимся оплотом повстанцев, торжественно вывешен сирийский государственный флаг. О взятия под контроль всей провинции говорить пока рано, но ни у кого не вызывает сомнений, что правительственные силы при поддержке проиранских отрядов и российских военных эту задачу выполнят. Основной вопрос, что же будет потом?

Тем более остро он стоит накануне встречи Трампа и Путина, на которой, скорее всего, будет решаться дальнейшая судьба Сирии. Не окажутся ли потом российские победы в сирийской пустыне пирровыми?

Время забрасывать камни и время их собирать

Сирийская кампания подошла к своему промежуточному итогу — все местные военные формирования либо уничтожены, либо ушли «под крышу» крупных системных игроков: США, Турции или проасадовской коалиции. Где-то в пустыне еще бегают запрещенные в России игиловцы, но мощной системной силы они уже не представляют.

Что делать дальше с разрушенной многолетней войной страной, полной религиозных и конфессиональных противоречий?

16 июля в Хельсинки пройдет встреча президентов США и России, на которой, как считают эксперты, тема Сирии будет одной из основных.

Трамп уже неоднократно заявлял, что США не прочь уйти из этой страны, сэкономив средства налогоплательщиков и жизни американских солдат.

Однако просто так американцы уйти не могут – войну куда проще начать, чем закончить. Образование ИГИЛа в Ираке после ухода оттуда США – яркое тому подтверждение.

Поэтому, вероятно, Трамп будет не прочь передать России контроль над Сирией, тем более, если его друг Владимир так страстно этого желает.

Причем речь может идти не только о южной провинции Дераа, но и обо всей «американской» зоне оккупации, находящейся на востоке страны.

США нужно, чтобы Россия перестала поддерживать Иран, к которому в Вашингтоне, по-видимому, настроены весьма серьезно и недружелюбно.

За чей счет будет банкет?

Но нужно ли это России? Следует понимать, что нынешняя Сирия – это страна, разрушенная войной до основания. Причем на ее территории нет серьезных сырьевых ресурсов, как у более удачливых соседей – Ирака, Ирана или Саудовской Аравии.

Уже называлась сумма, необходимая на восстановление Сирии – это колоссальные 400 млрд долларов. Где их взять? Даже содержание страны обойдется в круглую копеечку, ибо режим Асада давно банкрот.

Потянет ли российский бюджет такие траты?

Российские дипломаты призывали мировое сообщество вложиться в восстановление Сирии. Но вряд ли этот призыв будет услышан. Для Европы Асад – это военный преступник, травящий своих граждан боевыми газами, разговор с ним может быть только в одном месте – в Гааге. Американцам, понятно, это также абсолютно не нужно.

Да и война в Сирии закончится еще не скоро. Возможно, что масштабы ее уменьшаться, но десятки тысяч людей, превращенных в беженцев, потерявших родных и близких вряд ли воспылают любовью к президенту Асаду.

Источник: https://MilitaryArms.ru/novosti/pirrova-pobeda-putina-v-sirii/

Пиррова победа Путина

Переизбрание Владимира Путина президентом России на четвёртый срок предсказывалось заранее.

Кремль, несомненно, использовал вбросы бюллетеней и другие подобные методы для обеспечения, как минимум, 70% голосов за Путина во всех регионах страны.

Но даже и без таких трюков Путин, наверное, в любом случае пришёл бы к своей победе на националистической волне, поднявшей после проведённой им аннексии Крыма в 2014 году.

Менее предсказуемой, чем результаты выборов, является политическая повестка Путина на ближайшие шесть лет. Российская экономика демонстрирует некоторые признаки улучшения, но темпы её роста по-прежнему намного ниже, чем в годы экономического бума, пришедшиеся на первые несколько лет власти Путина. Тем временем, дипломатическая пропасть между Россией и Западом продолжает расширяться.

Путин собрал конкурирующие команды экономистов для выработки программ экономической политики на предстоящие годы, но мало кто из экспертов ожидает начала подлинных реформ. Долгосрочные перспективы экономики будут и дальше оставаться вялыми, пока службы госбезопасности удерживают контроль над российским бизнесом и обществом.

Кроме того, трудно представить, как Россия сможет улучшить своё экономическое положение, не добившись сначала улучшения отношений с Западом. Приток инвестиций, необходимых для повышения темпов роста, сдерживается из-за ограничения доступа России к ключевым технологиям и мировым финансовым рынкам, а также из-за санкций против российских компаний и олигархов, близких к Путину.

Saut al-Iraq26.03.2018ИноСМИ20.03.2018ИноТВИТ20.03.2018wPolityce19.03.2018Financial Times16.03.2018
Путин, по всей видимости, был уверен, что реакция Запада на его агрессию против Украины будет такой же недолгой, как и после военной интервенции России в Грузию в 2008 году. Когда выяснилось, что это не так, и начал ощущаться эффект западных санкций, Кремль стал искать возможности инвестиционного и торгового сотрудничества с Китаем.

Но надежды Кремля на углубление партнёрства с Китаем рассыпались в прах, когда председатель КНР Си Цзиньпин пригласил президента США Дональда Трампа на торжественный обед в «Запретном городе» в Пекине.

Подобная честь никогда не оказывалась советским или российским лидерам.

А перспектива потепления отношений с США также развеялась как дым, когда вскрылись факты вмешательства России в американские выборы в 2016 году.

Кроме того, Кремль не сумел предвидеть развитие событий в Украине. Несмотря на российское вторжение на территорию Восточной Украины, украинское правительство не рухнуло. Наоборот, оно провело реформы и подписало соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

Наконец, в Сирии Путин несколько раз объявлял о завершении миссии, однако российские наёмники в этой стране продолжают гибнуть. Конечно, Россия получила возможность протестировать новые виды вооружений, одновременно поддержав режим президента Сирии Башара Асада. Но мир и стабильность здесь до сих пор не просматриваются.

В начале марте Путин попытался продемонстрировать уверенность в ежегодном послании Федеральному собранию, но показал свою боязнь перед будущим.

Например, его обещания экономического роста были уже привычны, но он намного откровенней, чем обычно, начал предупреждать о возможном отставании России от других стран. «Скорость технологических изменений нарастает стремительно, — отметил Путин.

 — Тот, кто использует эту технологическую волну, вырвется далеко вперёд. Тех, кто не сможет этого сделать, она — эта волна — просто захлестнёт, утопит». Мало сомнений в том, что Россия сейчас рискует утонуть.

Значительную часть своей речи Путин посвятил мультимедийной демонстрации новых продвинутых видов стратегических вооружений — супертяжёлые межконтинентальные баллистические ракеты, гиперзвуковые атакующие стратегические вооружения, гигантские футуристические подводные торпеды, крылатые ракеты неограниченного радиуса действия на ядерном топливе. Впрочем, пытаясь доказать, что Россия способна преодолеть любые новые средства стратегической обороны, которые могут принять на вооружение США, Путин выдал свои страхи: стратегический ядерный арсенал России может оказаться бесполезным.

Помимо ядерного арсенала России и права вето, которым эта страна обладает в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН, фундамент её стратегического влияния слаб.

Даже с учётом разницы в покупательной способности российская экономика по своим размерам приближается к итальянской.

Если Путин серьёзно говорил о гонке стратегических вооружений с США, ему придётся существенно пожертвовать другими важнейшими отраслями экономики, а также снизить качество жизни рядовых россиян.

С другой стороны, Путин недавно заявил о своей открытости к обсуждению вопроса о размещении миротворческой миссии ООН в украинском регионе Донбасс. И не исключено, что его шоу военных гаджетов было призвано подчеркнуть необходимость усиления контроля над стратегическими вооружениями, а также начала отрытого диалога. Если это так, он выбрал странный способ для передачи подобных сигналов.

Впрочем, даже если Путин действительно хотел начать диалог с Западом, невозможно проигнорировать применение нервно-паралитического вещества против бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери в английском Солсбери в марте этого года. Как и в случае с убийством российского перебежчика и бывшего шпиона Александра Литвиненко с помощью полония в 2006 году, британское правительство пришло к выводу, что операцию против Скрипалей приказал провести Кремль.

У российских секретных служб может быть «лицензия на убийство» перебежчиков любыми извращёнными методами, которые им доступны.

Но, как и в случае с применением полония десять лет назад, первое в истории использование нервно-паралитического вещества «Новичок» не осталось незамеченным, и теперь Кремль прибегает к грубому арсеналу лжи и дезинформации, чтобы попытаться скрыть свою причастность. Надо ли говорить, что режим, который убивает и лжёт, не является привлекательным партнёром для сотрудничества.

Тем не менее, необходимость в серьёзных переговорах между США и Россией из-за этого нисколько не уменьшается. Обе страны модернизируют свои ядерные арсеналы, и существует реальный риск, что новые технологии ослабят эффективность существующих мер контроля над вооружениями или даже сделают их бесполезными.

Будущее дальнейшего правления Путина — крайне неопределённо.

Вряд ли стоит ожидать реформ внутри страны, а свобода действий за рубежом, предоставленная Кремлём силам безопасности, подрывает перспективы сближения с Западом.

Новая гонка вооружений создаст значительные угрозы для России (и для всех остальных), но почти неизбежно она ещё и поставит страну на грань краха, что, без сомнения, могли бы подтвердить последние руководители СССР.

Материалы ИноСМИ содержат оценки исключительно зарубежных СМИ и не отражают позицию редакции ИноСМИ.

Источник: https://inosmi.ru/politic/20180327/241815231.html

Александр Демченко: Путин одержал очередную пиррову победу

Когда-то, очень давно, ещё в древние времена, великий полководец Пирр одержал краткосрочную победу над римлянами в двухдневной битве, но потери были столь велики, что царь произнёс гениальные слова: «Ещё одна такая победа, и я останусь без войска».

Владимир Путин, который, к слову, в отличие от Пирра не является гениальным полководцем, также бездумно решил объявить негласную войну государству, военный и экономический потенциал которого на порядок превосходит кремлёвские возможности – Соединённым Штатам. Хозяин Кремля вздумал поиграть мышцами перед Вашингтоном и его ключевыми союзниками на Ближнем Востоке. Он попытался разделить Сирию на зоны влияния. Однако скажем наперёд – это была изначально мертворождённая идея.

Днями в городе Сочи прошла конференция лидеров России, Ирана и Турции, которую уже успели окрестить «второй Ялтинской». Российские пропагандисты быстро провели аналогии с исторической встречей Сталина, Рузвельта и Черчилля в Ялте в 1945 году. И, как вы понимаете, в Сочи Владимиру Путину отвели роль Сталина. Гордится здесь, конечно же, нечем, но обывателю-избирателю образ понравится.

Не буду даже анализировать эти безумные сравнения, лишь скажу, что во время саммита достичь знаковых договорённостей по Сирии сторонам не удалось; впрочем, Москва на это и не рассчитывала.

Кремлю необходимо было изобразить Путина в роли триумфатора, человека, который смог сохранить действующий режим Асада, одержать победу (правда, мнимую) над террористами из ИГИЛ, договориться с региональными игроками о будущем политическом укладе сирийского государства. А самое главное (и на это был сделан весь информационный акцент) – ослабить позиции США в регионе.

Загодя скажу, позиции США в Сирии усилились: ныне увеличивается численный состав американских военнослужащих на территории ближневосточного государства. Так, согласно информации новостного агентства Reuters, что ссылается на данные Пентагона, американский контингент насчитывает уже не 500, а две тысячи человек.

Как заявил Министр обороны США Джеймс Мэттис, американская армия не уйдёт из Сирии, пока там будет находиться ИГИЛ. Также глава оборонного ведомства заметил: Вашингтон будет и дальше поставлять оружие и технику силам оппозиции, что ведут войну против режима Асада.

Но давайте вернёмся к Сочинской конференции. Единственное её достижение – телевизионный эффект, который удалось создать российским мастеровым. Причём, что самое примечательное, результат должно было получить молниеносно.

Ведь после провала во вьетнамском Дананге, когда представители Трампа отказались от проведения с россиянами переговоров, необходимо было в срочном порядке спасать имидж Путина, который, как вы помните, вынужден был бегать за президентом США перед каждой фотоссесией, чтобы поймать его за руку.

Именно поэтому в Сочи (за день до конференции) доставили сирийского диктатора Асада, который с упоением рассказывал о победах российских генералов.

Далее, по информации российских СМИ, Путин вроде бы провёл телефонные переговоры с Трампом, премьером Израиля Нетаньяху, королем Саудовской Аравии Салманом, эмиром Катара, президентом Египта.

Правда, никто не знает, были ли эти телефонные переговоры вообще, и чем они завершились.

Однако если учитывать, что американцы увеличили свой контингент, а оппозиционеры, поддерживаемые саудитами, заявили о продолжении борьбы с режимом Асада, то можно уверенно обозначить: телефонный вояж хозяина Кремля закончился ничем, то есть, провалом.

Читайте также:  Новый российский стратегический бомбардировщик пак да будет невидимым

А затем прошла эта фарсовая конференция «триумфаторов», якобы победивших ИГИЛ.

Единственное, чего удалось достичь – исключения (только на бумаге) США, ЕС и Саудовской Аравии из процесса урегулирования сирийского кризиса. Так, заседавшие в Сочи лидеры трёх стран в своей итоговой декларации не упомянули женевский формат переговоров по Сирии. В то же время они согласились продолжить работу на площадке в Астане.

Но что это изменило? Правильно, ничего, так как ранее из переговоров в Женеве исключили Иран и Турцию. Просто-напросто теперь будут существовать две параллельные группы: с одной стороны, временно поддерживающая Асада, с другой, — оппозицию.

А в остальном – зеро. Такое ощущение (и от этого должно быть досадно и тоскливо приглашённым гостям), что Эрдоган и Роухани исполнили роль обыкновенной массовки для Путина.

Впрочем, и это не важно. Дело в том, что три страны – Россия, Иран и Турция — по определению не смогут достичь консенсуса. Да они и союзниками не являются. Их интересы настолько разнятся между собой, что подобный переговорный процесс в конечном итоге закончится лишь одним – разладом и конфронтацией, что неминуемо наступит в самое ближайшее время.

https://www.youtube.com/watch?v=5l9mipAyuho

По факту, в Иране своё видение решения сирийского конфликта. Официальный Тегеран хочет, чтобы подконтрольная Асаду Сирия превратилась в аналог Ливана с шиитской «Хезболла», где будет действовать подконтрольный персам режим, зависящий от иранских парамилитарных отрядов, которые напрямую будут получать приказы из Ирана.

Именно поэтому Тегеран является прямым политическим конкурентом Москвы; впрочем, не только политическим. Интересы двух столиц не совпадают ещё и по газовому вопросу.

Дело в том, что русские хотят заблокировать продвижение иранского газа на территорию Европы.

В свою очередь персы желают построить на землях Сирии газопроводы, которые будут доставлять добытое в Иране «голубое топливо» через Средиземное море непосредственно в европейские страны.

Вот почему Кремль не хочет усиления позиции иранцев в Сирии.

С другой стороны, Тегеран понимает, что русские не смогут контролировать захваченные сирийские территории без наземной поддержки, которую оказывают иранские вооружённые отряды, а также террористы из ливанской «Хезболлы», что подконтрольны Ирану.

Простой пример: недавно русские попытались подчинить себе ориентируемые на иранские власти шиитские формирования в Сирии, чтобы те охраняли их авиабазы. Иран ответил предельно просто – он отозвал все свои силы с периметра российских военных баз.

Далее произошёл совсем уж забавный случай: террористы напали на российский военный конвой близ российской базы «Хмеймим».

Вряд ли это можно назвать случайностью, скорее, — иранским ответом.

Ныне же иранцы, согласно данным британской разведки, строят постоянную военную базу в Сирии. Подобные действия, соответственно, не нравятся Израилю, который выступает против присутствия иранских сил близ своих границ.

В то же время Путин, наоборот, пытается наладить отношения с Израилем и достичь того, чтобы официальный Тель-Авив признал его право на владение Сирией, а также где-то там, в Вашингтоне, замолвил хорошее слово.

Именно по этой причине во время переговоров с Путиным Асад передал письменное послание для премьер-министра Израиля с предложением по обеспечению безопасности на сирийско-израильской границе. Речь идёт о создании юго-западной 40-километровой буферной зоны.

Эта зона не допустит объединения Ирана со своими террористическими группировками в Ливане через Сирию. Другими словами, персам не удастся взять Израиль в кольцо. И это, очевидно, очень не нравится властям в Тегеране. Вот поэтому Россия в скором времени для них превратится из соратника во врага.

Русские также не тратят времени попусту. Сейчас они пытаются внести полный разлад в отношения между США и Ираном, обвиняя последнего в своих грехах, например, в передаче северокорейцам ядерного вооружения.

Между тем не только иранцы возмущены действиями России в Сирии, но также и турки.

Какие на самом деле ставил перед собой задачи Кремль во время встречи трёх лидеров в Сочи? Он хотел договориться о созыве в «южной столице» России Конгресса народов Сирии. Собственно говоря, конгресс этот первоначально был намечен на 19 ноября.

Но был отложен (даты проведения до сих пор не названы) из-за противодействия Турции.

Анкара не желает, чтобы в этом мероприятии принимал участие «Демократический союз» (PYD) — главная организация сирийских курдов, которая контролирует значительную часть территории страны.

Путин же настойчиво убеждал собеседников, что на конгрессе должны быть представлены все сирийские группировки, включая политические, религиозные и этнические. Однако турки на попятный не пошли. Хозяин Кремля так был зол на Эрдогана, что даже опрокинул его стул. Неужели он хотел показать, что способен пошатнуть трон под турецким султаном?

Русские хотят использовать курдов в своих целях, что явно не совпадает с видением турецких властей. Так, на территории Сирии существует курдский анклав Африн, что территориально находится непосредственно у границы с Турцией.

И Эрдоган очень бы хотел туда войти, уничтожив явную угрозу – курдов, которые могут снова организовать нападение на турецкие территории. Проблема в том, что в Африне (согласно достигнутому соглашению) ещё с августа этого года находятся российские военные наблюдатели. По этой причине турецкая армия туда войти не может.

Почему Москве так важна эта населённая курдами зона? Дело в том, что «PYD» — крыло террористической организации «Рабочая партия Курдистана», которая еще с советских времен была под плотной опекой Кремля. Она формировалась лишь с одной целью – совершать постоянное давление на Турцию.

Именно поэтому российское руководство хочет, чтобы курды, окружённые, лишённые наземного сообщения с силами США, снова стали частью асадовской Сирии и продолжали нагнетать обстановку на сирийско-турецкой границе. Москва же будет ни при чём, ведь курды, скорее всего, по указке из Кремля получат автономию от Асада.

Почва уже подготовлена. Еще в прошлом году в Москве открылось представительство Сирийского Курдистана – несуществующей страны. Оно функционирует не как дипмиссия, а как общественная организация, финансирование которой практически невозможно проверить. Это «представительство» координирует свои действия и с турецкими курдами, в том числе и с «РПК».

Ну а пока российское руководство делает всё, чтобы переложить ответственность за свои махинации (а это оно умеет) на США, обвиняя тех от поддержки ИГИЛ до поставок оружия «РПК».

Однако Кремль выпускает из виду одну довольно важную составляющую. Именно от Эрдогана зависит реализация проекта «Турецкий поток». Сейчас проложена лишь первая нитка (предназначенная для поставки газа турецким потребителям), по второй работы только начались вестись. Всего же, согласно проекту, должно быть проведено четыре нитки, которые, в конце концов, соединят российскую трубу с Европой.

А вот если проект будет заморожен, то «Газпром» ждут большие неприятности. И дело не только в убытках, что понесёт компания.

Не забывайте, что в 2019 году истекает срок договора о транзите газа через Украину. Если новый маршрут похоронят (а так и будет), Путину придётся сесть за стол переговоров с украинскими властями.

Только представьте, какие унизительные условия вынужден будет выполнять Кремль.

Поэтому в Сирии на Путина ждёт не победа, а настоящее поражение. Все его ситуативные союзники со временем откажутся от него. А он со своими войсками вынужден будет позорно бежать обратно, в Россию.

Знаете, если бы царь Пирр был жив, он бы, наверное, сказал так: «Такие полководцы битвы не выигрывают».

Источник: https://www.obozrevatel.com/abroad/putin-oderzhal-pirrovuyu-pobedu-v-sirii.htm

Пиррова победа Путина

Переизбрание Владимира Путина президентом России на четвёртый срок предсказывалось заранее.

Кремль, несомненно, использовал вбросы бюллетеней и другие подобные методы для обеспечения, как минимум, 70% голосов за Путина во всех регионах страны.

Но даже и без таких трюков Путин, наверное, в любом случае пришёл бы к своей победе на националистической волне, поднявшей после проведённой им аннексии Крыма в 2014 году.

Менее предсказуемой, чем результаты выборов, является политическая повестка Путина на ближайшие шесть лет. Российская экономика демонстрирует некоторые признаки улучшения, но темпы её роста по-прежнему намного ниже, чем в годы экономического бума, пришедшиеся на первые несколько лет власти Путина. Тем временем, дипломатическая пропасть между Россией и Западом продолжает расширяться.

Путин собрал конкурирующие команды экономистов для выработки программ экономической политики на предстоящие годы, но мало кто из экспертов ожидает начала подлинных реформ. Долгосрочные перспективы экономики будут и дальше оставаться вялыми, пока службы госбезопасности удерживают контроль над российским бизнесом и обществом.

Кроме того, трудно представить, как Россия сможет улучшить своё экономическое положение, не добившись сначала улучшения отношений с Западом. Приток инвестиций, необходимых для повышения темпов роста, сдерживается из-за ограничения доступа России к ключевым технологиям и мировым финансовым рынкам, а также из-за санкций против российских компаний и олигархов, близких к Путину.

Путин, по всей видимости, был уверен, что реакция Запада на его агрессию против Украины будет такой же недолгой, как и после военной интервенции России в Грузию в 2008 году. Когда выяснилось, что это не так, и начал ощущаться эффект западных санкций, Кремль стал искать возможности инвестиционного и торгового сотрудничества с Китаем.

Но надежды Кремля на углубление партнёрства с Китаем рассыпались в прах, когда председатель КНР Си Цзиньпин пригласил президента США Дональда Трампа на торжественный обед в «Запретном городе» в Пекине.

Подобная честь никогда не оказывалась советским или российским лидерам.

А перспектива потепления отношений с США также развеялась как дым, когда вскрылись факты вмешательства России в американские выборы в 2016 году.

Кроме того, Кремль не сумел предвидеть развитие событий в Украине. Несмотря на российское вторжение на территорию Восточной Украины, украинское правительство не рухнуло. Наоборот, оно провело реформы и подписало соглашение об ассоциации с Евросоюзом.

Наконец, в Сирии Путин несколько раз объявлял о завершении миссии, однако российские наёмники в этой стране продолжают гибнуть. Конечно, Россия получила возможность протестировать новые виды вооружений, одновременно поддержав режим президента Сирии Башара Асада. Но мир и стабильность здесь до сих пор не просматриваются.

В начале марте Путин попытался продемонстрировать уверенность в ежегодном послании Федеральному собранию, но показал свою боязнь перед будущим.

Например, его обещания экономического роста были уже привычны, но он намного откровенней, чем обычно, начал предупреждать о возможном отставании России от других стран. «Скорость технологических изменений нарастает стремительно, — отметил Путин.

— Тот, кто использует эту технологическую волну, вырвется далеко вперёд. Тех, кто не сможет этого сделать, она — эта волна — просто захлестнёт, утопит». Мало сомнений в том, что Россия сейчас рискует утонуть.

Значительную часть своей речи Путин посвятил мультимедийной демонстрации новых продвинутых видов стратегических вооружений — супертяжёлые межконтинентальные баллистические ракеты, гиперзвуковые атакующие стратегические вооружения, гигантские футуристические подводные торпеды, крылатые ракеты неограниченного радиуса действия на ядерном топливе. Впрочем, пытаясь доказать, что Россия способна преодолеть любые новые средства стратегической обороны, которые могут принять на вооружение США, Путин выдал свои страхи: стратегический ядерный арсенал России может оказаться бесполезным.

Помимо ядерного арсенала России и права вето, которым эта страна обладает в качестве постоянного члена Совета Безопасности ООН, фундамент её стратегического влияния слаб.

Даже с учётом разницы в покупательной способности российская экономика по своим размерам приближается к итальянской.

Если Путин серьёзно говорил о гонке стратегических вооружений с США, ему придётся существенно пожертвовать другими важнейшими отраслями экономики, а также снизить качество жизни рядовых россиян.

С другой стороны, Путин недавно заявил о своей открытости к обсуждению вопроса о размещении миротворческой миссии ООН в украинском регионе Донбасс. И не исключено, что его шоу военных гаджетов было призвано подчеркнуть необходимость усиления контроля над стратегическими вооружениями, а также начала отрытого диалога. Если это так, он выбрал странный способ для передачи подобных сигналов.

Впрочем, даже если Путин действительно хотел начать диалог с Западом, невозможно проигнорировать применение нервно-паралитического вещества против бывшего российского двойного агента Сергея Скрипаля и его дочери в английском Солсбери в марте этого года. Как и в случае с убийством российского перебежчика и бывшего шпиона Александра Литвиненко с помощью полония в 2006 году, британское правительство пришло к выводу, что операцию против Скрипалей приказал провести Кремль.

Читайте также:  Травматический пистолет пмр — всё о конструкции и особенностях

У российских секретных служб может быть «лицензия на убийство» перебежчиков любыми извращёнными методами, которые им доступны.

Но, как и в случае с применением полония десять лет назад, первое в истории использование нервно-паралитического вещества «Новичок» не осталось незамеченным, и теперь Кремль прибегает к грубому арсеналу лжи и дезинформации, чтобы попытаться скрыть свою причастность. Надо ли говорить, что режим, который убивает и лжёт, не является привлекательным партнёром для сотрудничества.

Тем не менее, необходимость в серьёзных переговорах между США и Россией из-за этого нисколько не уменьшается. Обе страны модернизируют свои ядерные арсеналы, и существует реальный риск, что новые технологии ослабят эффективность существующих мер контроля над вооружениями или даже сделают их бесполезными.

Будущее дальнейшего правления Путина — крайне неопределённо.

Вряд ли стоит ожидать реформ внутри страны, а свобода действий за рубежом, предоставленная Кремлём силам безопасности, подрывает перспективы сближения с Западом.

Новая гонка вооружений создаст значительные угрозы для России (и для всех остальных), но почти неизбежно она ещё и поставит страну на грань краха, что, без сомнения, могли бы подтвердить последние руководители СССР.

Источник: http://geo-politica.info/pirrova-pobeda-putina.html

Пиррова победа в Сирии | Политика, экономика, общество (без банов)

Направляясь с визитом в Египет, Путин 11 декабря сделал остановку в Сирии на авиабазе Хмеймим, где его встречали Шойгу и Башар Асад. На встрече с российскими военнослужащими Верховный главнокомандующий России и по совместительству Сирии сделал ряд заявлений.

В частности, он поздравил военнослужащих РФ с «блестящей победой над террористами»: «Задача борьбы с вооруженными бандитами здесь, в Сирии, задача, которую необходимо было решить с помощью широкомасштабного применения вооруженных сил, в целом решена, решена блестяще», – сказал он. «Поздравляю вас!» По словам главы государства, ВС РФ и предприятия ОПК показали в Сирии растущую мощь российской армии и флота.

Путин сказал, что Россия нанесет новый, еще более мощный удар по террористам, если они вновь попытаются нарушить мир в Сирии. «Если террористы вновь поднимут голову, то мы нанесем по ним такие удары, которых они пока и не видели»,– заявил он.

Помимо победных реляций, Путин поручил Минобороны начать вывод российской группировки войск из Сирии, что представляется очередным трюком и продиктовано целом рядом факторов.

Прежде всего заявление об окончательной победе и выводе российских войск из Сирии имеет внутриполитическую составляющую, потому что в марте состоятся президентские выборы. А в самой России, по имеющейся информации, операция в Сирии скорее непопулярна.

Согласно данным «Левада-Центра», почти половина опрошенных россиян желают окончания этой операции. А более 30% даже опасаются «нового Афганистана», так как Асад пока еще не полностью контролирует всю страну.

Возможно, исход войны и решен, но она пока не закончена, что бы не заявлял Путин.

Кроме того, вывод части войск конечно же отнюдь не означает окончательный уход. Как известно глава генштаба Герасимов постоянно подчеркивает, что Россия не оставит свои военные базы в провинции Латакия и в порту Тартус.

Путин не для того влезал в Сирию, чтобы бороться с терроризмом: главное – обеспечить российское присутствие в регионе. Поэтому, только непосвящённым и телезрителям Первого канала может показаться, что в Россия выполнила все задачи в Сирии. В любом случае там останется достаточное количество российских солдат.

Следует при этом напомнить о том, что весной 2016 года Путин уже обещал сократить численность войск в Сирии, однако тогда ничего не произошло.

Как известно, Путин обладает способностью рассказывать каждой аудитории именно то, что она хочет услышать, и обещать каждому партнеру тот подарок, который будет иметь решающее значение.

Впрочем, в наши дни эти чекистское приемчики плохо работают.

Делая вышеуказанные заявления по Сирии, он не может не учитывать интересы Турции и Ирана, с которыми достигнуты «договоренности» по поствоенному обустройству этой страны в рамках «астанинского процесса».

Как бы не изгалялся Путин на базе Хмеймим, тем не менее, Сирия уже поделена на зоны влияния между Россией, Турцией и США, а также между правительственным режимом, его иранским союзником, в лице КСИР и ливанскими боевиками «Хезболлы».

Трудно представить, что силы, расположенные в различных регионах Сирии, покинут свои позиции в ближайшем будущем, даже если Путин объявил о победе над террористами, тем более, что политический консенсус по-прежнему остается небольшим по сравнению с количеством спорных моментов и расхождением во взглядах, имея ввиду, прежде всего, позицию антиасадовской оппозиции.

Российским обывателям вряд ли известно о том, что несмотря на заявления Москвы, что военное присутствие США в Сирии является незаконным, официальные лица США ответили, что они планируют остаться в Сирии на неопределенный срок, а уйти необходимо иранским силам, а также, что Женевский процесс урегулирования – единственный законный путь. Несмотря на предположение о достигнутом взаимопонимании между Москвой и Эр-Риядом, было бы наивно исключать возможность возвращения Саудовской Аравии в Сирию, чтобы разжечь еще одну войну с иранцами, помимо уже существующих конфликтов в Йемене и Ливане. Встреча сирийских оппозиционных сил 22 ноября в Эр-Рияде, несмотря на противоречивые предсказания, подтвердила требования сирийского народа убрать Асада и его режим после начала этапа переходного процесса, о котором говорилось на трёхсторонней встрече Путина, Эрдогана и Рухани в конце ноября в Сочи.

Немаловажно и то, что демонстративная поездка Путина в Сирию и его спектакль на базе Хмеймим состоялись несмотря на то, что после саммита в Сочи было сделано очень мало заявлений о том, чтО было согласовано между тремя президентами.

В частности, остаётся неизвестным такой ключевой вопрос, согласились ли три президента исключить курдские организации, связанные с РПК, или Россия пригласит представителей этих организаций, независимо от турецкой позиции и предупреждений Эрдогана? На этот вопрос пока нет ответа. Это только один из многих вопросов.

Другими словами, трехсторонние договоренности по-прежнему очень хрупки. Вероятно, все будет продвигаться достаточно медленно, потому как еще предстоит решить ряд наиболее чувствительных вопросов.

Очевидно, что Путину необходимо сейчас делать «хорошую мину при плохой игре» . Он не может пообещать своим пожилым избирателям поднять пенсии и при этом выполнять все требования своих генералов. Он не может заставить премьер-министра Израиля Биньямина Нетаньяху поверить, что Иран выведет свои силы из Сирии.

Он не может убедить Эрдогана в том, что Россия серьезно относится к турецким интересам по курдскому вопросу. Путин не в состоянии успокоить Трампа, которого хотят убедить в невиновности Москвы, когда речь заходит о вмешательстве в президентскую кампанию в 2016 году в США.

Совокупность доказательств, собранных в результате различных расследований, однозначно указывают на Кремль.

Такая «победа» Москвы в Сирии кроме всего прочего нивелируется ещё не забытыми химическими атаками в Дамаске и уничтоженным Алеппо. Мир в Сирии, в конечном счете, зависит от того, как скоро режим Башара Асада рухнет. Но в таком случае интриги Путина по «возвращению России в регион» завершатся полным фиаско.

Источник: http://maxpark.com/community/4765/content/6119569

Блоги / Михаил Касьянов: Асад преткновения

Курс валют предоставлен сайтом old.kurs.com.ru

Источник: ng.ru

Какой мир нужен Путину в Сирии

Прошедшие в Сочи переговоры Владимира Путина с лидерами Турции и Ирана могут показаться крупной внешнеполитической победой российского президента. Шестилетняя гражданская война в Сирии, по его словам, подходит к концу. Но в инициированном Кремлем мирном процессе уже видны затрудняющие его ход проблемы.

На встрече в Сочи главной задачей, которую хотели решить ее участники, стал переход от силового к политическому урегулированию.

Очевидно, что Москва готова имитировать демократический процесс: дать оппозиции возможность пройти в парламент, сохранив все рычаги власти в руках клана Асада.

В январе на переговорах в Астане удалось договориться о прекращении огня и зонах деэскалации, и Путин, конечно же, сделал все, чтобы воспользоваться этим и усилить позиции Асада: теперь его силы контролируют значительную часть территории страны, а демократическая оппозиция, как и прежде, разобщена и дезорганизована.

В «оппозиционном» направлении предпринимаются заметные усилия: представитель Путина присутствует на одновременной с сочинским саммитом встрече сирийской оппозиции в Эр-Рияде. Недавно несговорчивый глава Высшего комитета по переговорам Рияд Хиджаб объявил о своей отставке.

Все громче звучит голос так называемой московской платформы оппозиции.

Но в своей борьбе оппозиция и ее сторонники понесли слишком большие жертвы, чтобы согласиться участвовать в управляемой Асадом политической системе. В итоговом заявлении по итогам встречи в Эр-Рияде четко обозначено — Башар аль-Асад должен оставить власть в начале переходного периода.

Не выглядит монолитным и союз сочинской тройки. Если Путин — гость на Ближнем Востоке, то Анкара и Тегеран считают себя там полноправными хозяевами. Конфликт интересов уже сейчас очевиден. Кремль, судя по всему, видит главной своей задачей выйти из войны, обеспечив гарантии для режима Асада и сохранив созданные за эти годы российские военные объекты в Сирии.

Эрдоган, стремясь сделать Турцию центром влияния суннитского мира вместо Саудовской Аравии, вряд ли пойдет на фактическое предательство суннитов в Сирии и согласится на сохранение у власти Асада и его сторонников шиитов-алавитов, которые дискриминируют суннитское большинство населения страны.

Иран участвует в гражданской войне на стороне Асада с самого ее начала. Для Тегерана гражданская война в Сирии — одна из важных побед шиитов в многовековом противостоянии с суннитским течением ислама.

Иран в открытую стоит за партией войны в Дамаске, выступающей за борьбу до полной победы. В Тегеране не захотят делить с Анкарой сферы влияния и идти на значительные уступки суннитской оппозиции.

Иран неофициально давно уже считает Сирию своей провинцией.

Не менее серьезно осложняет мирный процесс курдский вопрос. Ожидалось, что он станет одним из главных на сочинской встрече. Но никакой конкретики не прозвучало, что позволяет судить о несогласованности позиций тройки по этой проблеме.

Уже после встречи в Сочи американская пресса стала писать, что США помогают создавать органы управления на севере Сирии, где не представлены группы, лояльные Асаду. Вашингтон будет наращивать военное присутствие в регионе и продолжать вооружение Сирийских демократических сил.

Наличие американских сил в регионе делает невозможным попытку Путина восстановить на всей территории Сирии власть Асада и обрушивает надежды Ирана и Дамаска на войну «до победного конца».

Создается впечатление, что Путин очень торопится разыграть свою мирную карту. И это не случайно. 28 ноября стартуют переговоры под эгидой ООН в Женеве.

Как и перед январской встречей в Астане, Москва всех убеждает, что сочинский саммит является всего лишь подготовкой женевских переговоров.

Тем не менее Путин явно стремится довести до конца альтернативный мирный процесс, разделить его со своими «союзниками» на ближневосточном поле и стяжать лавры главного миротворца.

Российский президент не хочет подключать к процессу США и Евросоюз: на фоне череды внешнеполитических провалов развязывание сирийского узла может стать реальным успехом Кремля в международной политике, и он хочет закрепить этот успех в противовес Западу. Путин желает продемонстрировать, что именно он сделал это — завершил гражданскую войну в Сирии и принес готовую победу на блюдечке в Женеву, где за шесть лет так и не сумели разрешить конфликт.

Путин утверждает, что вмешательство России в конфликт спасло Сирию от гуманитарной катастрофы, но одновременно признает, что это были эффективные военные учения.

Увы, мир увидел, что российские бомбы и ракеты принесли туда еще больше разрушений и страданий, страна находится в руинах, ее покинули миллионы беженцев. Теперь в конструкции, созданной Москвой, Тегераном и Анкарой, восстанавливать страну придется именно им.

Способна ли тройка выделить сотни миллиардов долларов средств своих налогоплательщиков на это — большой вопрос.

Вполне логично, что Путин старается по максимуму зафиксировать и должным образом отобразить свой краткосрочный успех в международной модели долгосрочного урегулирования в Сирии, но это чревато новым обострением ввиду очевидного различия интересов основных игроков. Ведь Евросоюз и США не намерены позволять диктатору Асаду восстанавливать, а тем более усиливать свои позиции.

Разработка модели мирного урегулирования в Сирии должна проходить исключительно в «женевском формате», под эгидой ООН. Кремль, если он действительно желает мира, должен прекратить поддержку тиранического режима и быть готовым к полной сдаче Асада. Иран и Турция также являются сторонами конфликта, и вряд ли они имеют моральное право диктовать свою волю сирийскому народу.

Читайте также:  Советско-финская (зимняя) война: «незнаменитый» конфликт

Начало политического процесса можно и нужно приветствовать, но до долгожданного прочного мира еще далеко.

Сегодня нужны кропотливая перестройка государства не на путинской платформе, а на демократических принципах с учетом интересов всех национальных и религиозных групп и всестороннее расследование военных преступлений.

Надеюсь, что сирийский народ сможет определить свое будущее при содействии международного сообщества. Это долгий и сложный путь, но только он сможет привести к долгожданному миру на этой древней ближневосточной земле.

Оригинал

Источник: https://echo.msk.ru/blog/kasyanov_mihail/2100732-echo/

Фейковая победа в Сирии

Поспешные сообщения о политических триумфах часто приводят к негативным последствиям. Заявление президента России Владимира Путина о «победе» в сирийской войне было развенчано.

Победа, в представлении президента, должна была включать в себя три ключевых момента: утверждение легитимности режима Башара Асада и его контроль над большей частью территории Сирии, укрепление партнерства с Турцией и Ираном, а также вывод из Сирии около половины российского военного контингента. И все эти три составляющие были провалены. 

Путин собирался продать Западу «победу» России, и, таким образом, оказать давление на Соединенные Штаты, чтобы те приняли режим Асада, а также начали сотрудничество с Россией. Кроме того, Кремль намеревался призвать Европейский Союз проспонсировать послевоенное восстановление Сирии. Но в обоих случаях торг не состоялся.  

Легитимация власти Башара Асада должна была произойти на форуме тех оппозиционных сил, которые подписали соглашение о «зонах деэскалации».

Путин хотел провести этот «съезд» в Сочи, сразу после того, как объявил о российской «победе» в ноябре прошлого года. Но у сторон было слишком много возражений.

Поэтому новая дата этого форума до сих пор остается неопределённой – он назначен то ли на конец января, то ли на начало февраля этого года.

Турция остается непреклонной в отношении любого представительства курдских сил в урегулировании сирийского конфликта, а без Анкары план «русского мира» не имеет смысла.

Чтобы «ускорить» мирный процесс, сирийские правительственные войска уже начали наступление в провинции Идлиб, которая является самой крупной «зоной деэскалации».

И это вторжение еще больше разозлило президента Турции Реджепа Эрдогана.

И хоть Путин пытается всячески «умаслить» своего капризного турецкого коллегу, в отношениях Москвы с Тегераном появилась серьезная проблема.

Режим Асада все больше становится зависим от финансируемой иранцами шиитской милиции, которая контролирует значительную часть территории Сирии, в том числе, территорию рядом с российскими военными базам.

При этом Израиль ​​продолжает наносить авиаудары по базам «Хизбаллы», и Россия не вмешивается и не протестует против этих атак.

Весьма неожиданным сюрпризом для Кремля стала иранская проблема – всплеск уличных протестов. Кульминация этих беспорядков, возможно, уже прошла.

Но для руководства Ирана стало ясно, что основной причиной внутреннего недовольства являются огромные расходы Ирана на ведение войны в Сирии.

У Путина нет четкого понимания внутренних процессов в Иране, поэтому он не может знать, как изменится поведение этого важного, но непредсказуемого союзника России. 

Однако самым главным ударом по российской «победе» в Сирии стала серия нападений на авиабазу Хмеймим в январе этого года, которая остается основной оперативной базой для всех российских войск в Сирии, включая полулегальные частные военные подразделений.

Российское командование настаивает на том, что боевики получили техническую поддержку из-за рубежа. Российские генералы также объявили, что террористическая группа, ответственная за эти нападения, была уничтожена высокоточными ударами.

Но эти заявления невозможно проверить, поскольку ни одна из группировок не взяла на себя ответственность за нанесение беспрецедентного ущерба российской авиабазе.

Вся эта запутанная ситуация дает понять, что Россия не может сейчас сократить свою военную группировку в Сирии, поскольку задача по охране российских баз не может быть передана сирийским или иранским войскам. Москва пытается обвинить США в в своих потерях после объявленной «победы», поскольку один из самых опасных инцидентов в воздухе произошел сразу после заявления Путина о «победе».

Курс на Дамаск завел Путина в окончательный тупик

Москве очень удобно списывать ответственность за каждый свой провал в Сирии на «козни США». Но для Кремля также важно сохранить некую форму сотрудничества со Штатами, потому что Сирия, возможно, это единственное место, где у России еще есть активы, чтобы участвовать в большой геополитической игре.

Россия выиграла некоторое время для режима Асада в Дамаске, но его власть в стране остается условной, поскольку ее не признают – ни региональные участники, ни Вашингтон. А Европейский Союз, если уж на то пошло, категорически отказался от предложения России участвовать в послевоенной реконструкции Алеппо и других сирийских городов.

Теперь Путину придется доказывать, что его заявление о «победе» было не ошибкой, а всего лишь несколько преждевременным заявлением о важном повороте в затянувшейся войне.  

При этом сирийская война становится все более непопулярной в России, и каждая новая жертва бросает вызов будущей избирательной кампании.

Несмотря на то, что более двух лет назад Россия вмешалась и поддерживала войну в Сирии, Путин какое-то время назад еще был открыт для предложений о мягком отстранении Башара Асада от власти.

Но теперь он не знает, что делать с сирийским авторитарным лидером, который замешан в истории с использованием химического оружия.  Курс на Дамаск завел Путина в окончательный тупик.

Перевод НВ

Новое Время обладает эксклюзивным правом на перевод и публикацию колонок Павла Баева. Републикация полной версии текста запрещена

Оригинал

Присоединяйтесь к нашему телеграм-каналу Мнения Нового Времени

Подпишитесь на журнал НВ по специальной цене

До конца ноября дешевле на 100 грн.
Оформите подписку на журнал на 12 месяцев всего за 559 грн.

Оформить подписку

Источник: https://nv.ua/opinion/fejkovaja-pobeda-v-sirii-2446312.html

Пиррова победа Путина: Как Россия втянулась во второй Афган

Все заявления Путина о победе России и скором выводе войск — преждевременны.

Конфликт в Сирии начался шесть лет назад с акций протеста против президента Башара Асада. Сейчас в бойню на Ближнем Востоке втянуты уже десятки стран.

Некоторые из них воюют напрямую, другие – принимают лишь опосредованное участие.

Активными участниками войны являются США, Россия, Турция, Иран, страны Европейского Союза, террористическая организация «Исламское государство» и так далее.

В середине декабря президент РФ Владимир Путин прибыл в Сирию на авиабазу в Хмеймим, где объявил о начале вывода российских войск.

«За два с небольшим года Вооруженные силы России вместе с сирийской армией разгромили наиболее боеспособную группировку международных террористов. В этой связи мною принято решение: значительная часть российского воинского контингента, находящаяся в Сирийской Арабской Республике, возвращается домой», – заявил тогда российский президент.

Действительно ли Россия уведет войска с Ближнего Востока? Как изменится после этого ситуация в регионе? Есть ли будущее у потрепанного союзниками «Исламского государства»?

Ответы на эти и другие вопросы – в материале «Обозревателя».

«Подарки» ИГИЛ

Посыл Путина был ясен – он победитель, кровавая война на Ближнем Востоке окончена триумфом Москвы, пора домой. Интересно, что за последние два года — это уже третье его заявление о начале вывода российского контингента из Сирии в связи «с решением всех задач», а война все идет.

В стране каждый день гремят взрывы, погибают гражданские, а российская авиация так и находится на своих базах. Их, кстати, целых три – самая известная Хмеймим, Шайрат и сирийская Тияс, которую россияне используют для подскока во время этой операции на Ближнем Востоке.

Авиабаза ХмеймимАвиабаза ШайратАвиабаза Тияс

Кое в чем российский президент не соврал – за прошедший год террористическая группировка ИГИЛ действительно потеряла огромную территорию. В августе войска Башара Асада вместе с союзниками сумели освободить город Ас-Сухне в провинции Хомс, который был одним из последних оплотов боевиков в Сирии.

А в декабре об освобождении всей территории от джихадистов объявил и Ирак. По словам премьер-министра Ирака Хайдер аль-Абаде, война против террористов практически закончена.

При этом новостные сводки за последний месяц говорят об обратном. Похоже на то, что ИГИЛ продолжает войну, но уже в другом формате – партизанском.

Карта боев за Абу-Камал в конце 2017 года

На следующий день после заявления Путина, 12 декабря, они ударили по позициям сирийцев в районе Абу-Камала, а в канун Нового года решили преподнести России еще один «подарок» — обстреляли из минометов авиабазу Хмеймим.

По информации источников издания «Коммерсант», при этом были уничтожены семь самолетов и убиты двое летчиков. Правда, в Минобороны РФ поспешили заявить, что эта информация – фейк, подтвердив лишь гибель двух российских бойцов.

В любом случае на окончание войны все происходящее никак не смахивает, а частичный вывод Россией своей авиации не значит ничего – военные базы никуда не деваются, а значит — ее возвращение в случае надобности будет делом считанных часов. Помимо регулярных войск, в Сирии наверняка останется и контингент ЧВК, а также различные военные специалисты, которые будут помогать обучать сирийскую армию и снабжать ее оружием РФ.

Станет ли Сирия «вторым Афганом»?

Следует констатировать: несмотря на заявления об окончании войны в Сирии, ни одна из стран-участников конфликта не сможет добиться урегулирования политической ситуации. Падение «Исламского государства» не вызывает никаких сомнений. Возможно, оно продержится на политической карте еще некоторое время, но максимум через год-другой его не станет.

Однако это не значит, что в Сирии наступит мир. ИГИЛ состоял из десятков мелких террористических группировок, которые на время удалось объединить в одно целое. Они держались вместе пока видели в Исламском государстве силу, способную защитить их интересы.

Слабость группировки ведет к расколу: террористы будут вынуждены рассеяться и защищать свои интересы самостоятельно или же искать себе новых покровителей. В любом случае исчезновение ИГИЛ не сильно повлияет на общее количество вооруженных людей в регионе.

Такие группировки, как «Сирийский Исламский Фронт», «Отряд мучеников Сирии», «Северная буря» и другие – насчитывают тысячи бойцов и обязательно продолжат действовать теми же методами, что и всегда. Пусть и под другими вывесками.

Кроме того, с исчезновением ИГИЛ пропадет и главный объединяющий фактор, который заставлял всех участников операции хотя бы не надолго забыть об обидах и собственных шкурных интересах, поставив на первый план борьбу с мировым терроризмом.

Уже скоро все вернется на круги своя, а значит – следует ожидать обострения старых конфликтов: здесь и извечная война Турции с курдами, а также еще более вечное противостояние сунитов и шиитов, которое может легко привести к вооруженному конфликту между главными политическими игроками в регионе: Турцией, Ираком, Катаром, ОАЭ и Ираном, где сейчас как раз бушует восстание против действующей власти.

Кстати, народные восстания могут стать еще одним фактором, который может легко изменить всю расстановку сил в регионе как это уже было во время событий «арабской весны» семь лет назад.

Это значит, что все заявления Путина о победе России и скором выводе войск преждевременны: террор и вооруженные конфликты продолжатся и будут длиться еще очень долго, а Москва будет и дальше терять людей и деньги, поскольку по-настоящему ситуацию в регионе никто не контролирует.

Источник: https://charter97.org/ru/news/2018/1/5/274777/

Ссылка на основную публикацию