Bell v-22 osprey: единственный в мире серийный конвертоплан

V-22 Osprey – военный конвертоплан

Разработчик Bell Helicopter Textron, Boeing Rotorcraft Systems
Первый полет 1989
Единиц произведено (2014) Более 200

Bell, Boeing V-22 Osprey (Оспри) – американский многоцелевой конвертоплан, имеющий возможности короткого и вертикального взлета. Конвертоплан способен комбинировать функциональность вертолета с дальностью и скоростью турбовинтового самолета.

История V-22

24 апреля 1980 года после известных событий Исламской революции в Иране и захвата заложников, спецслужбы и ВС США предприняли попытку освобождения захваченных в Тегеране сотрудников посольства США.

Предполагалось, что спецназ США, прибывший на вертолетах и самолетах на одну из заброшенных авиабаз возле Тегерана доберется до посольства, освободит заложников и покинет страну на ожидавшей их технике на аэродроме.

Однако, сложность операции и плохая подготовка привели к множеству тактических и технических сложностей.

В итоге, операция «Орлиный коготь» (Eagle Clow), закончилась полным провалом: заложники остались в Иране, погибли 8 американцев, один иранец, так же сгорел 1 самолет C-130 Hercules и 1 вертолет RH-53, еще 5 вертолетов пришлось бросить. Провал операции обернулся серьезными последствиями в политике, а так же привел военное руководство США к ряду неприятных выводов.

Стало ясно, что на такой дистанции для успешной реализации операции необходимы транспорты, способны быстро долететь на значительное расстояние. Для этого были применены C-130.

Однако, такие самолеты не могли взлететь с авиносца, а так же для них нужен был аэродром, захват которого привел к провалу. С другой стороны, более гибкие в работе вертолеты, снова же, так же не позволяли выполнить миссию (они летели далеко и долго и, по прибытии им нужна была заправка.

Необходимо было создание принципиально нового универсального транспорта, способного вобрать в себя свойства и самолетов и вертолетов.

Какое-то время Пентагон и ВМФ США сомневались в перспективности проекта, однако, крайняя заинтересованность к такой машине со стороны Морской пехоты, а так же давление Конгресса сделали свое дело. В 1981 году была инициирована программа JVX (Joint-service Vertical take-off/landing Experimental).

Объединенная комиссия по JVX в составе представителей Морской пехоты, ВВС, ВМФ и Армии была сформирована в 1983 году. В тендере на создание участвовали как американские Bell, Boeing, Grumman и Lockheed, а так же французская Aerospatiale и британская Westland.

Имея дефицитные ресурсы, Bell сразу объединилась в проекте с Boeing. Работы по объему были разделены примерно поровну.

Bell занималась крылом, гондолой, роторами, приводами, оперением, кормовой рампой, а так же интеграцией двигателей Rolls-Royce и окончательной сборкой.

Boeing была ответственна за фюзеляж, кабину пилотов, авионику и системы управления. В 1986 году было объявлено о заключении контракта на $1,71 млрд с ВМФ.

Выкатка первого прототипа V-22 была проведена в мае 1988 года. Однако, у конвертоплана возникли сложности – из проекта вышла Армия, а трения в Конгрессе едва не привели программу к закрытию из-за резко возросшей стоимости.

Первый полет прототип V-22 совершил в марте 1989 года. В декабре 1990 года прототипы начали испытываться в море с вертолетоносца USS Wasp. Не обходилось без проблем: в 1991-92 годах разбились прототипы №4 и 5.

После катастроф были проведены значительные модификации конструкции для облегчения и повышения безопасности пилотирования. Испытания и модификации продолжались вплоть до 1999 года, когда была начата сборка предсерийной партии.

Однако, в 2000 году произошли новые аварии, в которых погибло 19 морпехов. Снова потребовались изменения. V-22 оказался настолько инновационным, что разработчики зачастую, вырабатывали решения проблем только на опыте аварий.

Фактически, полностью безопасным и готовым к свободной эксплуатации V-22 признали только к 2005 году – испытания были официально завершены.

В 2005 году V-22 Osprey был принят на вооружение – Пентагон официально одобрил серийное производство с планом выпуска до 48 машин в год. Всего планировалось выпустить 458 конвертопланов – примерная стоимость единицы оценивается в $67-73 млн.

Компиляция видео полетов конвертопланов V-22 Osprey

Конструкция V-22

V-22 Osprey – первый в мире серийный конвертоплан, оснащенный двумя несущими винтами, способными менять вектор тяги с вертикального на горизонтальный. Федеральная авиационная администрация США (FAA) классифицирует V-22, как самолет вертикального взлета и посадки.

Порядка 43% конструкции планера, а так же лопасти винтов выполнены из композитных материалов.

В процессе эксплуатации выяснилось, что струя выхлопа турбовинтовых двигателей перегревает и повреждает палубы авианосцев. В качестве временного решения применяются защитные экраны, однако, в дальнейшем планируется покрыть палубы специальными термостойкими покрытиями (с учетом того, что та же проблема связана и с эксплуатацией корабельных F-35 Lightning II).

Двигатели

V-22 оснащаются двумя двигателями Rolls-Royce AE 1107C (он же T406).

Силовые установки соединены друг с другом через крыло, что обеспечивает возможность проведения управляемого снижения при отказе одного двигателя (тяги одного двигателя для продолжения полета недостаточно).

В 2013 году Rolls-Royce анонсировали модернизацию двигателя AE 1107C с увеличением мощности на 17%. Так же для V-22 были предложены двигатели General Electric GE38

Авионика

V-22 оснащен полностью стеклянной кабиной с четырьмя многофункциональными дисплеями и одним единым экраном для отображения общей информации: картами, изображениями, видео и т.д.

Управляется трижды дублированной системой дистанционного управления (fly-by-wire). В случае получения урона бортовой компьютер автоматически изолирует поврежденные элементы и заменяет их функции.

Вооружение

V-22 может оснащаться пулеметами M240 и М2, монтируемыми на хвостовой рампе (пулеметчик может обстреливать цели при опущенной рампе).

Так же, планируется оснащение трехствольными пулеметами GAU-19 конструкции Гатлинга под фюзеляжем внизу кабины пилотов.

BAE Systems так же предлагали установку дистанционно управляемую (из салона конвертоплана) пулемётную установку, однако, испытания этой системы в Афганистане показали, система не слишком эффективна (при весе в 360 кг).

В дальнейшем предлагается расширение возможностей V-22 с установкой большей части боевых систем, доступных для американских боевых вертолетов, в том числе, ракеты и бомбы (AGM-114 Hellfire, AGM-176 Griffin, GBU-53/B SDB II).

Модификации

  • V-22A – серия предпроизводственных прототипов. После перепроектирования в 1993 году уступила место следующей версии.
  • CV-22B – версия для Командования спецопераций США (US SOCOM). Модификация с увеличенной дальностью и оснащенная специальным оборудованием. Предназначен для замены специальных версий вертолетов MH-53 Pave Low.
  • MV-22B – версия для Морской пехоты США. Именно USMC была главным лоббистом проекта V-22. Штурмовая модификация для транспортировки пехоты, оборудования и оружия, а так же способная работать с кораблей. Должен заменить флот CH-46E и CH-53D.
  • CMV-22B – версия для обеспечения логистической связи. Оснащается дополнительным топливными баками и оборудованием для перевозки грузов, почты, запчастей и т.д.
  • EV-22 – предполагаемый вариант воздушной системы раннего предупреждения и контроля. Изучался вариант для Королевских ВМФ Великобритании.
  • HV-22 – модификация, создаваемая по заказу ВМФ США. Поисково-спасательный конвертоплан, так же применяемый для логистики флота и перевозки спецгрупп.
  • SV-22 – противолодочный конвертоплан.

Эксплуатация V-22

На 2014 год было выпущено более 200 конвертопланов V-22 Osprey. Большая часть из них находится в парке Морской пехоты США, а так же ВВС США. В дальнейшем рассматривается возможность заказов со стороны флота. Потенциально рассматривается возможность поставок конвертопланов:

Индия — для спецвойск, США продемонстрировали возможности низковысотного пилотирования V-22 в горах при ликвидации последствий землетрясения в Непале в 2015 году. Индийский исследовательский центр авиации заинтересовался машиной.

Израиль – рассматривает возможность закупки ограниченного количества  конвертопланов (до 6 единиц) для войск специального назначения.

Япония – рассматривается возможность закупки до 17 конвертопланов V-22 для Армии обороны. Поставки до 2019 года. На 2015 год в составе армии Японии уже есть несколько машин.

Республика Корея — рассматривает возможность закупки ограниченного количества  конвертопланов для войск специального назначения.

Происшествия

9 апреля 2010 года — CV-22B — в Афганистане разбился в 11 км от города, выполняя боевую задачу. Причиной падения послужила техническая неисправность. Погибли 4 человека.

11 апреля 2012 года на юге Марокко разбился конвертоплан V-22 с американскими морскими пехотинцами на борту. В результате авиакатастрофы два человека погибли и двое получили травмы. Катастрофа произошла во время совместных военных учений США и Марокко.

13 июня 2012 года — MV-22B — во Флориде конвертоплан разбился в при выполнении тренировочного полета. Пять членов экипажа получили ранения.

21 июня 2013 года — MV-22B — полностью уничтожен огнём, в неназванном месте на атлантическом побережье США, в результате возгорания травы на месте приземления. Огонь с травы перекинулся на фюзеляж. Никто не пострадал.

26 августа 2013 года — MV-22B, Невада — уничтожен в результате пожара после жёсткой посадки вблизи авиабазы Creech во время выполнения тренировочного полета. Экипаж из 4-х человек не пострадал и успел покинуть воздушное судно до того как оно загорелось.

17 мая 2015 года — MV-22B совершил жесткую посадку во время учений в американском штате Гавайи. Инцидент произошёл в районе авиабазы на острове Оаху. На борту MV-22 Osprey, находился 21 человек, включая 15 морпехов и четырёх членов экипажа. В результате аварии один человек погиб, остальные попали в больницу.

Характеристики конвертопланов Bell V-22 Osprey

Тип многоцелевой конвертоплан
Силовая установка два Rolls-Royce T406 по 6150 л.с. каждый
Полезная нагрузка 4 члена экпажа и 24 десантника, до 5,5 тонн груза
Практический потолок 7620 м
Дальность полета 2627 км
Максимальная взлетная масса 27,4 тонны
Крейсерская скорость 510 км/ч
Размах крыла (по концам винтов) 25,78 м
Длина 19,23 м
Высота (по килям) 5,28 м

Источник: http://skyships.ru/?page_id=15151

Конвертоплан Bell V-22 Osprey

Bell V-22 Osprey — американский конвертоплан, сочетающий отдельные возможности самолёта и вертолёта. Единственный серийно выпускаемый конвертоплан разрабатывался в США более 30 лет компаниями Boeing и Bell. Находится на вооружении Корпуса морской пехоты США и ВМС США.

Летательный аппарат оснащён двумя двигателями Rolls-Royce T406, расположенными на концах крыла в гондолах, которые могут поворачиваться почти на 98 градусов. Винты с тремя трапециевидными лопастями связаны между собой синхронизирующим валом, который проходит внутри крыла.

Данный вал также обеспечивает возможность посадки летательного аппарата на одном двигателе.

С целью уменьшения массы конструкции около 70 % (5700 кг) аппарата произведено из композитных материалов на основе угле- и стеклопластиков с эпоксидным связующим, что делает его на четверть легче металлического аналога. 

Производство

Лётные испытания новой машины начались 19 марта 1989 года. Уже в сентябре «Оспри» с успехом продемонстрировал превращения из вертолёта в самолёт во время полёта. Однако в 1990 году финансирование программы было практически прекращено.

Было принято решение оснастить этими машинами только Корпус морской пехоты США, но и здесь первоначальный заказ в середине 1992 года сократили до 300 машин. ВМС заключили контракт на приобретение четырёх V-22 и модернизацию двух уже существующих прототипов, которые предполагалось сделать более лёгкими и дешёвыми.

Цена одного аппарата, составляющая $71 млн, в дальнейшем должна, как надеются производители, снизиться до $58 млн. В 2008 году Пентагон заключил контракт на поставку 167 конвертопланов V-22 Osprey на общую сумму 10,4 млрд долларов.

Читайте также:  Категории годности к военной службе: как их расшифровать в военном билете

Сообщалось также о готовности Пентагона взвесить поставку конвертопланов на вооружение иностранных армий, с отдачей предпочтения ВВС Израиля, ВВС Канады и вооружённым силам Объединённых Арабских Эмиратов.

В апреле 2013 года сообщалось о намерении Министерства обороны США включить поставку конвертопланов V-22 Osprey в находящуюся на конечных стадиях обсуждения сделку (в общем объёме 10 млрд долларов) по поставке вооружений в Израиль, Объединённые Арабские Эмираты и Саудовскую Аравию. 

Модификации

MV-22A — конвертопланы ВТА, способные перевозить 24 десантника.
SV-22A — противолодочный.
HV-22 — поисково-спасательный.

Технические характеристики

Экипаж — 3 (MV-22) или 4 (CV-22) человека;

пассажировместимость — 24 десантника.

Габариты:

длина фюзеляжа — 17,48 м;

размах крыла по концам лопастей винтов — 25,78 м;

длина при сложенных лопастях — 19,23 м;

ширина при сложенных лопастях — 5,64 м;

высота по килям — 5,38 м;

при двигателях, установленных вертикально вверх — 6,74 м;

при сложенных лопастях — 5,51 м;

площадь крыла — 28 м².

Масса:

масса пустого конвертоплана — 15 000 кг;

снаряжённого — 21 500 кг;

максимальная взлётная масса — 27 443 кг;

при вертикальном взлёте — 23 859 кг;

при взлёте с коротким разбегом — 25 855 кг;

масса полезной нагрузки — 5 445 кг (при вертикальном взлёте);

масса груза на внешней подвеске:

при использовании одного крюка — 4 536 кг;

при использовании двух крюков — 6 147 кг.

Объём топливных баков:

MV-22 — 6 513 л;

CV-22 — 7 710 л;

до трёх подвесных топливных баков по 1 628 л.

Грузовая кабина:

длина — 6,34 м;

ширина — 1,74 м;

высота — 1,67 м.

Двигатели — 2 × Rolls-Royce T406 (AE 1107C-Liberty):

мощность — 2 × 4 586 кВт (6 150 л. с.);

количество лопастей ротора — 3 шт.;

диаметр ротора — 11,6 м;

площадь ометаемой поверхности — 212 м².

Лётные характеристики (MV-22)

Максимальная скорость:

в самолётном режиме — 565 км/ч;

в вертолётном режиме — 185 км/ч.

Крейсерская скорость — 510 км/ч.

Дальность действия:

боевой радиус — 690 км;

радиус действия при десантной загрузке — 722 км;

практическая дальность — 2 627 км (без дозаправки);

при вертикальном взлёте — 2 225 км;

при взлёте с коротким разбегом — 3 340 км;

перегоночная дальность — 3 892 км (с дозаправкой).

Практический потолок — 7 620 м;

с одним двигателем — 3 139 м.

Скороподъёмность:

номинальная — 5,5 м/с;

максимальная — 16,25 м/с.

Нагрузка на роторы — 102,23 кг/м².

Энерговооружённость — 427 Вт/кг.

Максимальная эксплуатационная перегрузка — +4/−1 g.

Применение

В апреле 2011 года шесть конвертопланов из состава 226-й эскадрильи средних конвертопланов 26-го экспедиционного отряда корпуса Морской пехоты США перелетели с британской военной базы Кэмп-Бастион в Афганистане на универсальный десантный корабль «Кирсардж» в греческом заливе Суда. 

Расстояние полета составило 4,5 тысячи километров. В полете было совершено две дозаправки с самолетов-заправщиков KC-130J Super Hercules. Это стало первым межконтинентальным перелетом для конвертопланов.

3 мая 2011 года на борту V-22 Osprey было перевезено тело убитого в ходе тайной спецоперации Усамы бен Ладена из Авиабазы Баграм на борт авианосца «Карл Винсон», после чего оно было похоронено в море.

Источник: https://3mv.ru/publ/konvertoplan_bell_v_22_osprey/5-1-0-34146

Как устроен боевой вертолето-самолет V-22 Osprey

19 марта 1989 года в США состоялся первый полет «Скопы» — конвертоплана Bell V-22 Osprey, в котором соединены лучшие качества военных самолетов и вертолетов.

За четверть века эти уникальные машины не раз проявили себя в боевых действиях, поучаствовав в спецоперациях в Ираке и Афганистане.

«РГ» рассказывает, как устроены эти удивительные летательные аппараты, у которых пока нет конкурентов.

'

Все началось в Союзе

Идея авиагибрида появилась едва ли не сто лет назад, причем шанс стать создателем нового аппарата получил Советский Союз.

Еще в 1930-е годы соответствующими разработками занялся знаменитый авиатор-конструктор Борис Юрьев, который вместе со своей командой предложил, в частности, проекты самолетов с вертикальным взлетным положением, а также поворотными крыльями и винтами.

Аналогичную работу в то же время вели и инженеры Германии. Однако, к счастью, до войны довести свои вундерваффе до воплощения им не удалось, а после 1945 года этот вопрос отпал сам собой.

К слову, некоторые немецкие проекты «чудо-оружия» были в самом деле удивительными: так, среди прочего, конструкторы планировали сделать самолет с вращающимся крылом игрекообразной формы, которое при необходимости выполняло функцию трехлопастного винта.

Масштабные разработки конвертопланов во второй половине XX века показали, что столь хитрых конструкций для того, чтобы самолет мог подниматься в воздух с места, не требуется. Достаточно придумать способ поворачивать в полете винты, чтобы их лопасти сначала работали по-вертолетному в продольной плоскости, а затем по-самолетному — в поперечной.

В результате появилось несколько вариантов такого гибрида. Например, у «тилтротора» изменяет положение часть крыла вместе с винтами, в то время как двигатели остаются неподвижными, а у «тилтвинга» вращается все крыло, на котором жестко закреплены гондолы с моторами и винтами.

В какой-то момент вектор инженерной мысли пошел в сторону создания «винтокрылов» (машин с крыльями и оперением, несущими винтами как у вертолетов и тянущими — как у самолетов) и «тэйлситтеров» (самолетов, которые могли бы взлетать из вертикального положения и садиться в буквальном смысле слова на собственный хвост).

Но самым жизнеспособным оказался проект, который в итоге и был реализован в «Скопе». В ней поворотными сделали не винты, а гондолы с винтами и двигателями, расположенные на законцовках крыльев.

Смена приоритетов

Создание V-22 Osprey в США началось в 1980-х годах, после того, как минобороны решило найти альтернативу классическим самолетам вертикального взлета и посадки.

Хотя они уже получили широкое распространение и стояли на вооружении, в том числе и в СССР (Як-38), огромное количество претензий к работе таких машин заставило Пентагон сменить приоритеты.

Такие самолеты слишком сложны в пилотировании, неустойчивы, опасны, кроме того не могут соперничать с обычными в грузоподъемности и дальности полетов. К их минусам относят и большой расход топлива, которое к тому же при сжигании у земли разрушает взлетно-посадочные полосы.

В Приморье впервые пройдут боевые стрельбы войск ПВО

Решением проблемы должна была стать разработка боевого конвертоплана, тем более что авиастроители уже делали определенные шаги в этом направлении. Использовать эту машину планировали в регулярных войсках, ВВС, авиации ВМС и для морской пехоты.

Основными разработчиками гибрида определили фирму Bell Helicopter и профильное подразделение корпорации Boeing, которые начали полномасштабное проектирование «Скопы» в 1986 году.

Первая компания отвечала за изготовление динамических систем, крыльев, мотогондол и ряда других элементов, вторая — за шасси и фюзеляж, а также интеграцию бортового электронного оборудования, электронных и гидросистем.

На все работы из госбюджета поначалу выделили 2,5 миллиарда долларов, а потом финансирование довели до 35,6 миллиарда, которые были предназначены на покупку 913 аппаратов. Впрочем, позже госзаказ сократился до 458 конвертопланов.

Корректировке подвергли и планы по первому запуску V-22 Osprey — он запоздал более чем на полгода.

Тем не менее 19 марта 1989 года машина впервые поднялась в воздух, а уже в 1990-м ее испытали на море, запустив с палубы десантного корабля-дока «Уосп».

Однако процесс был прерван двумя подряд катастрофами. В июне 1991 года ошибка при монтаже электропроводки привела к сильному крену гибрида при посадке, в результате которого машина коснулась земли одной из гондол и от возникшего пожара сгорела. А спустя год другой конвертоплан вспыхнул из-за попадания рабочей жидкости гидросистемы в двигатель.

Если в первом случае при крушении пострадали два человека, то во втором погибли 11 членов экипажа. В итоге полеты V-22 Osprey были запрещены, испытания пришлось приостановить. Более того, критики программы настаивали на том, чтобы вместо «Скопы» в США разработали новый летательный аппарат.

Но в правительстве страны справедливо посчитали: это обойдется гораздо дороже, чем довести до ума уже имеющуюся модель.

Примерно той же логикой руководствовались в Пентагоне после двух катастроф в 2000 году, в которых погибли 23 военнослужащих.

И даже когда на полеты вновь был наложен запрет, строить отдельные опытные экземпляры конвертопланов не перестали, попутно внося в их конструкцию многочисленные изменения. Главные доработки касались устройства гондол и устанавливаемого ПО.

Многое было учтено уже к маю 2002 года, когда V-22 Osprey вновь разрешили подниматься в воздух.

Вскоре испытатели проверили эти машины на способность дозаправляться в воздухе, летать строем на малой высоте и приземляться в темноте, без кренения зависать над палубами кораблей и десантировать тяжелые грузы весом около тонны с помощью парашютов. А в 2005-м военные приступили к оценке боевых качеств машин, и уже в сентябре того же года в Вашингтоне начали программу серийного производства V-22 Osprey.

В 2006 году «Скопы» совершили беспосадочный перелет через Атлантику для участия в авиакосмическом салоне в Фарнборо, а в 2007-м за полгода операций в Ираке перевезли почти двести тонн грузов и 15,8 тысячи солдат.

Правда, выяснилось, что мелкодисперсный пустынный песок попадает в блоки электрооборудования и может вызывать короткие замыкания. Зато разработчиков порадовала способность машин уходить от опасности, резко набирая высоту и скорость — за 10 секунд гибрид мог достичь показателя в 320 километров в час.

Кроме того, выяснилось, что конвертоплан можно услышать на удалении только три километра, тогда как вертолет подавал «сигналы» за 16.

В целом успешным было признано и участие V-22 Osprey в операциях в Афганистане.

Отметим, что именно эту машину привлекли к транспортировке тела убитого террориста номер один Усамы бен Ладена из авиабазы на борт авианосца, завершив знаменитую операцию «Копье Нептуна».

Другими словами, эти гибриды, несмотря на постоянную критику в связи с дороговизной проекта, доказали профпригодность. Более того, в СМИ проходила информация о том, что в таких конвертопланах заинтересованы армии Израиля, Великобритании, Японии и Германии.

Быстрее, выше, сильнее

Так за счет чего же V-22 Osprey покоряют небо над «горячими точками» и успешно держат противолодочную оборону?

Начнем с того, что «Скопы» явно превосходят по своим возможностям большинство современных боевых вертолетов. В частности, по дальности полета конвертоплан имеет пятикратное преимущество перед знаменитым «Морским рыцарем» Boeing Vertol CH-46 Sea Knight.

При этом так называемый тактический радиус действия — 650 километров — просто немыслим для любой другой винтовой авиатехники, которую невозможно держать так далеко от места непосредственного применения.

Читайте также:  Палица – смертельное оружие древних воинов

V-22 Osprey отличается большей грузоподъемностью, способен развивать скорость до 580 километров в час и подниматься на высоту 7,6 километра — это более чем в два раза быстрее и выше, чем тот же СН-46.

В США питанием солдат занимается специальный Исследовательский центр

Конвертопланы имеют трехопорное убирающееся шасси со спаренными колесами, снабженными дисковыми тормозами. Крылья, как принято в авиастроении — кессонного типа, установлены на стальной круговой опоре диаметром 2,3 метра на верхней части фюзеляжа.

Эта опора играет большую роль — она позволяет крылу совершить разворот вдоль борта, чтобы севшая на авианосец «Скопа» занимала как можно меньше места. Кстати, с обратной стороны сложенных — в прямом смысле этого слова — крыльев сворачиваются и лопасти винтов, придавая V-22 Osprey еще большую компактность.

Причем на всю «сборку» у экипажа уходит не более полутора минут.

Отметим, что длина фюзеляжа конвертоплана — около 17,5 метра — лишь на три с небольшим метра больше, чем у того же «Морского рыцаря».

По бортам расположены специальные обтекатели, куда заходят основные опоры шасси и где установлены элементы системы кондиционирования и три топливных бака (остальные 10 находятся в кессонах крыла, а штанга системы дозаправки вынесена по правому борту за фюзеляж).

В носовой части — трехместная кабина с бронекреслами, которые должны выдерживать и попадание пуль большого калибра (до 12,7 миллиметра) и существенную перегрузку. Помимо трех членов экипажа в V-22 Osprey могут разместиться борттехник и 24 пассажира, для выхода которых в передней правой части фюзеляжа расположена дверь.

Кстати, весьма оригинальная: она состоит из двух откидывающихся секций, причем верхняя при открывании заходит внутрь салона, а нижняя — со встроенным трапом — наружу. Наконец, в задней части фюзеляжа — мощное двухкилевое оперение и стабилизатор.

На все случаи жизни

Что касается поворотных гондол, то они могут отклоняться от своей оси на 97 градусов за счет гидромотора с винтовым приводом. В самих гондолах спрятаны газотурбинные двигатели Rolls-Royce T406-AD-400 мощностью 6150 лошадиных сил.

Они снабжены прочными трехлопастными винтами из сплава на основе графита и стекловолокна, 14-ступенчатым осевым компрессором, кольцевой камерой сгорания, двухступенчатыми турбинами — газогенератора и силовой, а также цифровой системой управления, которую «подстраховывает» резервная аналоговая.

Отметим, что на случай отказа дублируются, кажется, все рабочие системы «Скопы». Так, система управления полетом и инерциальная навигационная имеют тройное резервирование, гидравлических установлено три, включая две основные и одну дополнительную, в электросистеме работают сразу четыре генератора переменного тока.

В случае аварийной остановки одного из двигателей, на втором автоматически повышается мощность, благодаря чему продолжает бесперебойно работать привод воздушных винтов.

Но даже если из строя выйдет и второй мотор, у экипажа будет еще 30 минут на спасение — в этот период винты будет вращать вспомогательная силовая установка.

Есть на V-22 Osprey и вооружение. Базовым считается популярный в США пулемет М240, совершающий до 950 выстрелов в минуту 7,62-миллиметровыми патронами.

При этом на новые конвертопланы стали устанавливать дистанционно управляемые оборонительные системы кругового обстрела RGS, которые монтируются с пулеметом GAU-17 Minigun на внешней подвеске под фюзеляжем.

Стрелок управляет процессом с помощью джойстика, а прицеливание ведет по картинке на мониторе, куда поступает сигнал с внешней камеры.

Многое сделано и в целях обороны. В частности, обе кабины — и пилотов, и грузопассажирская — имеют защиту от оружия массового поражения. Здесь, по словам специалистов, создается небольшое избыточное давление, а атмосферный воздух фильтруется.

Кроме того, бортовой комплекс обороны включает приемники предупреждений об электромагнитном и лазерном облучении и пусках ракет, устройства отстрела тепловых ловушек и дипольные отражатели сигналов, а также радиолокационную систему, установленную в носовой части фюзеляжа. Интересно, что конструкторы предусмотрели и ситуацию с попаданием пуль противника в топливные баки.

В случае необходимости система генерирования насыщенного азотом воздуха позволит быстро вытеснить из поврежденных емкостей пары керосина.

Стоит отметить, что V-22 Osprey стал, пожалуй, лидером по числу такого рода «фишек» — при доработках модели основной акцент был сделан на устойчивости к разного рода ЧП.

Так, если машина коснулась земли на вертикальной скорости 30 километров в час, экипаж может даже не почувствовать удар о поверхность — всю энергию столкновения обязано погасить шасси, а носовой обтекатель за счет особой прочности не должен разрушиться даже при падении со скоростью 120 километров в час.

В случае посадки с горизонтально развернутыми гондолами осколки винтов, бьющихся о землю, разлетятся в противоположную от фюзеляжа сторону, а при нештатном приводнении конвертоплан останется на поверхности моря в течение 10 минут — этого времени наверняка хватит для эвакуации экипажа и пассажиров.

Кстати, схема V-22 Osprey зарекомендовала себя настолько, что стала базовой для новейшего американского робота-беспилотника ARES. Он способен перемещаться в воздухе как проверенный в деле конвертоплан, а на земле становится военным 4-местным джипом. Так что продолжение, судя по всему, следует.

Источник: https://rg.ru/2014/03/19/osprey-site.html

Транспортная авиация

Bell V-22 Osprey — американский конвертоплан, сочетающий отдельные возможности самолёта и вертолёта.Единственный серийно выпускаемый конвертоплан разрабатывался в США более 30 лет компаниями Boeing и Bell.Выпущено 160 шт.Технические характеристикиЭкипаж — 3 (MV-22) или 4 (CV-22) человека;пассажировместимость — 24 десантника.Габариты:длина фюзеляжа — 17,48 м;размах крыла по концам лопастей винтов — 25,78 м;длина при сложенных лопастях — 19,23 м;ширина при сложенных лопастях — 5,64 м;высота по килям — 5,38 м;при двигателях, установленных вертикально вверх — 6,74 м;при сложенных лопастях — 5,51 м;площадь крыла — 28 м2.Масса:масса пустого конвертоплана — 15 000 кг;снаряжённого — 21 500 кг;максимальная взлётная масса — 27 443 кг;при вертикальном взлёте — 23 859 кг;при взлёте с коротким разбегом — 25 855 кг;масса полезной нагрузки — 5 445 кг (при вертикальном взлёте);масса груза на внешней подвеске:при использовании одного крюка — 4 536 кг;при использовании двух крюков — 6 147 кг.Объём топливных баков:MV-22 — 6 513 л;CV-22 — 7 710 л;до трёх подвесных топливных баков по 1 628 л.Грузовая кабина:длина — 6,34 м;ширина — 1,74 м;высота — 1,67 м.Двигатели — 2 х Rolls-Royce T406 (AE 1107C-Liberty):мощность — 2 х 4 586 кВт (6 150 л. с.);количество лопастей ротора — 3 шт.;диаметр ротора — 11,6 м;площадь ометаемой поверхности — 212 м2.Лётные характеристикиМаксимальная скорость:в самолётном режиме — 463 км/ч;в вертолётном режиме — 185 км/ч.Крейсерская скорость — 396 км/ч (на уровне моря).Дальность действия:боевой радиус — 690 км;радиус действия при десантной загрузке — 722 км;практическая дальность — 1 627 км (без дозаправки);при вертикальном взлёте — 2 225 км;при взлёте с коротким разбегом — 3 340 км;перегоночная дальность — 3 892 км (с дозаправкой).Практический потолок — 7 620 м;с одним двигателем — 3 139 м.Скороподъёмность:номинальная — 5,5 м/с;максимальная — 16,25 м/с.Нагрузка на роторы — 102,23 кг/м2.Тяговооружённость — 427 Вт/кг.Для начала просмотра достаточно нажать на одну из миниатюр. 

Источник: http://jambo16.ru/v22.html

Конвертоплан полетел и может быть принят на вооружение

Впервые поднялся в воздух уникальный летательный аппарат – конвертоплан, созданный конструкторским бюро «ВР-технологии» в сотрудничестве с компанией «Аэроб». На сегодняшний день единственным серийным конвертопланом в мире является американский Bell V-22 Osprey. В случае успеха проекта российские машины со временем смогут составить ему конкуренцию.

Разработка первых конвертопланов началась еще в 30-е годы прошлого века и шла параллельно в СССР и Германии.

Это летательные аппараты, представляют собой своеобразный гибрид между вертолетом и самолетом. Взлет и посадку они совершают в вертикальном положении (винты вращаются параллельно земле).

После взлета винты вместе с крыльями или их частью поворачиваются, и машина передвигается уже как самолет.

Подобный принцип хотя и известен довольно давно, но на практике не получил широкого применения.  По крайней мере, сейчас существует единственный серийно выпускаемый конвертоплан, разработанный в США фирмами Boeing и Bell. Он находится на вооружении Корпуса морской пехоты США и американского ВМС.

Россия решила проложить конец этой монополии и на МАКС-2015 был представлен  проект отечественного беспилотного конвертоплана.  Его разработкой занимается конструкторское бюро «ВР-технологии»,  входящее в холдинг «Вертолеты России».

В проекте также участвует компания «Аэроб» — резидент космического кластера инновационного парка «Сколково».

«Аэроб» является разработчиком и производителем беспилотных авиационных систем (БАС) нового поколения, на базе робототехнических комплексов самолетного типа, и систем бортового радиоэлектронного оборудования БПЛА

«Работы над созданием уникальной машины начались в 2015 году. За это время мы добились значительных результатов и уже начали первый этап летных испытаний», – говорит генеральный директор «ВР-технологии» Александр Охонько. Его слова приводит сайт корпорации «Ростех», частью которого являются «Вертолеты России».

И, как рассказали «Эксперт Online»  в холдинге «Вертолеты России»,  российский конвертоплан ужу совершил свой первый полет. 

Как утверждает разработчик, уже на данном этапе интерес к уникальной разработке проявляют компании нефтегазового сектора и различные ведомства. Возможности  конвертоплана действительно впечатляют.

  Он может вести контроль задымлений в лесах и в плотной городской застройке, осуществлять аэрофотосъемку, вести наблюдение за нефтегазовыми сооружениями, доставлять медикаменты в труднодоступные районы.

Если проект будет успешно доведен до конца, то можно не сомневаться, что среди заказчиков будут и военные.  Например, у американской машины есть модификации, которые не только осуществляют воздушную разведку, но и уничтожают корабли противника, а также способны перевозить до 24 десантников.

Источник: http://expert.ru/2016/02/19/konvertoplan/

Конвертоплан Оsprey: дорог, ненадежен, востребован

Самолет V-22 OSPREY, много раз терпевший аварии при испытательных полетах, возвращает себе доброе имя в боевых условиях. Однако до сих пор не все еще верят, что он стоит затраченных на него денег.

MV-22 на самолетной стоянке корпуса морской пехоты (авиабаза Мирамар). Лопасти пропеллеров сложены, чтобы аппарат занимал меньше места

Капитан Арт Гузман по кличке Папи, не глядя по сторонам, шагает по ангару воздушной базы морской пехоты Мирамар в Сан-Диего. Этот серьезный человек с жестким, угловатым лицом полностью сосредоточен на тех задачах, которые ждут его в течение дня. Кажется, что он даже не поморщится, если ему прямо в лоб кто-нибудь засветит теннисным мячиком.

Гузман должен забросить 4 т высокооктанового авиационного бензина за полторы сотни километров к северу, перевалив через вершины Шоколадных гор. Лету всего лишь 20 минут. Через полчаса после приземления двое морских пехотинцев, которые прилетят этим же бортом, превратят ничем не примечательный клочок пустыни в заправочную станцию для штурмовых вертолетов Cobra.

В этом районе запланированы стрельбы боевыми ракетами.

Такая работа и такие перелеты — просто идеальная задача для Гузмана. Самолет MV-22 Osprey способен нести на борту 9 т груза или две дюжины бойцов. Ни один другой вертолет, находящийся в распоряжении Корпуса морской пехоты, не сможет так быстро доставить такое количество горючего. V-22 летит вдвое быстрее, чем двухроторный CH-46E Sea Knight, а его полезная загрузка больше почти втрое.

Читайте также:  Бортовой тягач камаз-53212

Уникальные преимущества летательному аппарату Osprey придают его поворотные пропеллеры. Они способны создавать как подъемную силу, так и горизонтальную тягу. В результате Osprey может зависать на месте подобно вертолету.

Пара двигателей Rolls-Royce AE 1107C-Liberty (каждый выдает на валу мощность в 6150 л/с) расположены в гондолах на самых концах крыльев. Эти гондолы с пропеллерами диаметром 11,4 м разворачиваются на углы от 0 до 96 градусов, причем совершают такую перестройку всего за 12 секунд.

«Каждый раз, когда я иду в вертолетном режиме, — говорит Гузман, — мне все время недостает скорости».

На сегодняшнюю задачу отрядили два аппарата Osprey. Они из эскадрильи VMM-161 («Серые коршуны»), которая готовится к операциям в Афганистане, так что ребятам нужно налетать немало тренировочных часов.

Под свинцовыми небесами, готовыми вот-вот разразиться дождем, аппараты готовят к взлету второй пилот Гузмана и аэродромная команда механиков.

И вот пропеллеры начинают крутиться, а разгоняемый ими воздух вырисовывает замысловатые узоры на лужах.

В современной истории ни один военный летательный аппарат не вызывал столько дискуссий, как Osprey. Это одновременно и чудо инженерного искусства, и мишень для насмешек.

Над ним издеваются и отвязные блоггеры, и серьезные политики, но пилоты и военное командование признают, что он произвел революцию в самих представлениях об аэромобильности. В общем, кто бы что ни говорил, но самолет будет жить.

Этим аппаратом пользуются и морские пехотинцы, и командование спецопераций ВВС, так что в ближайшие годы в войска поступит еще не один Osprey.

Конвертоплан — сложная машина. Внутри крыльев проложены километры трубопроводов, подающих топливо и гидравлические жидкости, а фюзеляж обладает достаточной прочностью, чтобы выдержать деформации под воздействием двух двигателей весом по 437 кг. К этому добавим еще одну хитрость: лопасти пропеллеров складываются, дабы Osprey можно было базировать на авианесущих кораблях.

Разработка аппарата продолжалась целых 30 лет, и все эти годы за проектом тянулся шлейф неприятностей — то подтекающая гидравлика, то возгорания на борту, а в определенных ситуациях и нестабильность в полете.

Эта злополучная программа не обошлась и без человеческих жертв: в ходе испытаний произошло три крушения, при которых погибло 30 морпехов. Инженеры раз за разом выявляли и исправляли пороки в конструкции этого самолета, но у прессы быстро кончилось терпение, и она объявила этот проект истинным злодейством.

Нападки на самолет достигли пика в 2007 году, когда на обложке журнала Time он был назван «Летающим позором».

Раны не зажили и до сих пор. В прошлом году передовица в New York Times давала этому аппарату такие оценки, как «небезопасный» и «чреватый неисправностями».

С другой стороны, начиная с 2007 года применение аппаратов Osprey продемонстрировало достаточную безопасность даже в самых неблагоприятных условиях полета, какие только можно себе представить.

Боевые потери были отмечены всего лишь один раз: в 2010 году в Афганистане принадлежащий ВВС аппарат CV-22 промахнулся мимо своей посадочной зоны, попал колесом в канаву и перевернулся. В результате погибло четверо из двадцати человек, находившихся на борту.

«В течение десяти лет Osprey показал себя самым безопасным боевым роторным летательным аппаратом из всех, какие только использовались в действующих войсках», — подтверждает Ричард Уиттл, автор книги «Машина мечты — неизвестная история печально знаменитого аппарата CV-22 Osprey».

Свои преимущества Osprey уже продемонстрировал в ходе боевых действий. Если сравнивать его с вертолетом Sea Knight, Osprey не только поднимает значительно больший груз, но и способен перенести его на вчетверо большее расстояние. Кроме того, и спецназ, и морская пехота уже оценили скорость конвертоплана, которая считается одним из самых значимых параметров.

В 2010 году во время рейда в Афганистане разбился вертолет, и десятки спецназовцев оказались под минометным и ружейно-пулеметным огнем. Посланные на помощь вертолеты были вынуждены вернуться, остановленные пыльными бурями и высокими пиками Гиндукуша, и только два CV-22 совершили спасательный вылет с плечом в 1200 км.

Чтобы пролететь над горным хребтом, им пришлось подняться на высоту 4500 м. В итоге менее чем за четыре часа были спасены 32 американских бойца. Год спустя пилот самолета F-15, потерпевшего крушение в Ливии, был подобран конвертопланом MV-22, взлетевшим с палубы штурмового корабля-амфибии.

Летчики морской авиации доставили пилота-неудачника на свою базу, находившуюся в 240 км от места аварии, и на все это потребовалось всего лишь 30 минут.

Майор ВВС США Брайан Люс, пилот из 8-й эскадрильи спецназа, летал в Афганистане на конвертопланах и видел своими глазами, как, знакомясь с этой техникой на деле, скептики превращались в энтузиастов.

«Кое-кто смотрел на наши аппараты с сомнением, — говорит он, — но потом, полетав с нами, они видели, что из точки А в точку Б на Osprey можно добраться за рекордное время». Как говорит Люс, в достоинствах конвертопланов быстро убедились и в оперативном командовании, и в среде штабных офицеров.

«Скорость CV-22 и радиус его действия не перестают удивлять, — говорит он. — Командование это понимает и планирует свою тактику и свои операции, опираясь на наши возможности».

Правда, все эти преимущества обходятся весьма недешево. Стоимость НИОКР по CV-22 первоначально оценивалась в $39 млрд, однако независимые эксперты полагают, что окончательная сумма окажется на 43% выше и достигнет 56 млрд.

Цена в $100 млн за одну машину (включая стоимость конструкторских работ) — это та мишень, по которой бьют все кому не лень, когда разговор заходит о сокращении военного бюджета.

Учрежденная пару лет назад двухпартийная комиссия по бюджетному дефициту в списке пунктов по экономии расходов предложила и прекращение производства конвертопланов.

В бюджете, который Белый дом предлагает на 2013 год, выпуск этих самолетов урезан на 24 штуки (98 вместо 122). Однако уже сам факт, что конвертоплан вообще как-то выжил в этой кампании по урезанию бюджета, подтверждает, что среди военных его репутация продолжает неуклонно расти. Достоинства V-22 трудно не оценить, но все-таки многие вопросы по его поводу остаются открытыми.

Вылет отменен

Выходя из ангара, Гузман мрачно поглядывает на темнеющее небо. Надвигается холодный ливень. С самолета F/A-18s, летящего с базы, сообщили о факте обледенения в зоне облачности на высотах от 1,5 до 4,7 км. Этот облачный массив перекрывает заданный маршрут, пролегающий над Шоколадными горами (пилоты называют их просто «холмом»).

На большей части конвертопланов в этой эскадрилье антиобледенительные системы не работают. Вылет оказывается под вопросом.

«Там, наверху, льда совсем чуть-чуть, и он никоим образом не помешает нашей работе, — говорит Гузман. — Я могу легко подскочить на 5 км и перевалить на ту сторону холма».

В конце прошлого года пентагоновский отдел рабочих испытаний и оценок в своем докладе отметил, что с июня 2007 года по май 2010-го по самолетам Osprey, обслуживающим корпус морской пехоты, средний показатель готовности к вылету составлял всего лишь 53%.

«Да, аэродромным командам не так просто поддерживать их в рабочем состоянии, — говорит командир VMM-161 подполковник Эрик Джиллард. — Но ведь люди часто просто не понимают, что V-22 представляет собой грандиозный скачок вперед».

Гузман выходит к зоне стоянки и направляется к своему аппарату. Взбирается через дверь за кабиной пилотов и входит в грузовое отделение.

Там уже и не пройти — стоит топливный контейнер высотой по грудь, насос, уложены скрученные шланги. Это и есть временная заправка для вертолетов Cobra.

Все стены грузового отсека исчерчены плотно стянутыми жгутами ничем не закрытых проводов и гидравлических шлангов.

Гузман входит в кабину пилотов, кивает своему напарнику, садится в правое кресло и подключает переговорное устройство. Рация сразу же приносит неприятные новости — одна из «птичек» на это задание уже не выйдет — у нее забарахлила вспомогательная силовая установка. Еще один MV-22 подтянется позже. «Такое бывает, — говорит Гузман, — и нередко».

Пара двигателей от души сотрясает аппарат, пока он готовится к взлету. Графито-стекловолоконные лопасти мелькают рядом с окнами кабины пилотов, превращая воздух в темно-серое месиво.

Левой рукой Гузман сдвигает рычаг «шаг-газ» (он управляет углом атаки лопастей), и, почти не дернувшись, MV-22 уходит в серое небо. Крепкие на вид дворники сбивают со стекла потоки дождевой воды, пока аппарат карабкается на высоту 450 м.

Через несколько секунд Гузман дотягивается пальцем через штурвал до колесика, управляющего углом двигательных гондол.

Osprey переходит в самолетный режим. Гондолы развернуты горизонтально, создавая теперь не подъемную силу, а поступательную тягу. В такой конфигурации Osprey взмывает на высоту 4,5 км, огибает самую кромку грозовой системы и движется дальше на восток.

Пилот высматривает просвет в облаках, через который можно было бы проскочить на безопасные в плане обледенения высоты по другую сторону горного хребта. Но облака сгущаются, и дождь все сильнее хлещет по лобовому стеклу, а машина взбирается все выше и выше, чтобы перевалить через хребет. Видимость сократилась до считанных метров.

«В принципе, здесь вряд ли можно ожидать интенсивного воздушного движения, — говорит Гузман второму пилоту, — но все-таки смотри в оба».

Командир опускает аппарат до километровой высоты, не отрывая взгляда от бесцветной гущи, клубящейся перед самолетом. Просвет так и не появился. «Ну что ж, мы хотя бы попытались», — говорит Гузман в микрофон.

Где-то далеко в пустыне вертолеты теперь заправляют с автомобильных автозаправщиков. «Да, этот самолет классно летает, — говорит Гузман, — когда у него ничего не барахлит».

К взлету готов?

Те инженерные изыски, которые сделали Osprey сильным игроком в небе, зачастую ставят под вопрос готовность самолета выполнить боевое задание. Сенатор от штата Аризона Джон Маккейн, твердый критик программы Osprey, отчеканил такой сомнительный комплимент в адрес этого аппарата: «V-22 отлично смотрится в небе… когда не простаивает в ремонте».

Аэродромные механики указывают на то, что по сравнению с другими конструкциями, которые им приходится обслуживать, V-22 все еще должен считаться новым аппаратом. Взять, к примеру, Sea Knight — он летает еще с 1960-х годов, и у аэродромных команд накопился огромный опыт по его обслуживанию.

В случае с V-22 все совсем по‑другому. «Это уже совершенно новая платформа, новый планер, и не слишком-то много народу успело с ним поработать, — объясняет старший сержант Саймон Смит, занимающийся обслуживанием CV-22 на базе Херлберт Филд неподалеку от Пенсаколы, штат Флорида.

— Пока еще можно сказать, что наш курс обучения продолжается».

С папкой в руках он торопливо шагает вдоль самолетной стоянки базы Херлберт, где располагается командование специальных операций ВВС (AFSOC). Сейчас он весь в делах — ему предстоит командировка в Афганистан. «Мне даже и не сказали, надолго ли, — говорит он. — Но у меня рюкзак всегда упакован».

Эта командировка у Смита уже тридцатая по счету за 19 лет службы. «Каждый раз, когда мы перебазируемся на очередное место, наши аппараты и их механизмы попадают под все новые и новые воздействия окружающей среды, — говорит он. — Афганская пыль почему-то скапливается совсем не в тех закоулках самолета, где мы находили пыль из Ирака».

Именно эти перемены — главный источник всяческих отказов в работе конвертопланов.

Маккейн ссылается на отчеты Пентагона, согласно которым в Афганистане двигатели V-22 нарабатывали всего чуть больше 200 часов (по оценкам военных, этот показатель должен был дотягивать хотя бы до 500−600 часов).

Из-за этого стоимость одного летного часа более чем удвоилась и перевалила за $10 000. Аналогичный показатель для двухроторного CH-46 Sea Knight, составляет всего $4 600. А ведь Osprey создавался для того, чтобы прийти ему на замену.

Впрочем, скорость и грузоподъемность Osprey остаются сильными козырями. Уиттл напоминает о расчетах, проведенных самими морскими пехотинцами. Они решили учесть вместимость, и получилось, что для двенадцатиместного вертолета Sea Knight стоимость перевозки одного пассажира на одну милю составляет $3,17, а для 24-местного конвертоплана она равна всего $1,76.

Пилоты, вылетающие на спецоперации, как, скажем, Люс, в один голос утверждают, что аэродромные команды стали работать все лучше и лучше, когда эти аппараты стали широко использоваться в боевых операциях.

AFSOC не публикует показателей готовности, но на базе Херлберт Филд, где давно уже поняли, что за конвертопланом нужен глаз да глаз, его готовность к вылетам не вызывает особых нареканий.

«Во время моей последней трехмесячной командировки в Афганистан мы ни разу не отменили ни один боевой вылет просто из-за технических проблем, — рассказывает Люс. — Аэродромные команды повышают квалификацию прямо на глазах».

Он считает, что придирчивое внимание к этому самолету во многом предопределено его высоким статусом. «CV-22 у всех на виду, он воспринимается как бы флагманом AFSOC, — говорит Люс. — Аппарат обошелся в кучу денег, и все желают теперь видеть конкретные результаты».

Баланс между техническими возможностями и денежными расходами смотрится по‑разному в бумажных таблицах и боевых условиях. Истина, наверное, кроется где-то посредине. Osprey обходится слишком дорого, чтобы с ним возиться, но он показал себя настолько полезным, что бросить его тоже нельзя.

Статья «Конвертоплан Оsprey: дорог, ненадежен, востребован» опубликована в журнале «Популярная механика» (№7, Июль 2012).

Источник: https://www.PopMech.ru/weapon/12791-konvertoplan-osprey-dorog-nenadezhen-vostrebovan/

Ссылка на основную публикацию