Российская армия не будет закупать «армату» и «бумеранги»

Су-57 и «Армата» против экономики и целесообразности

Российская оборонная промышленность в последние годы разработала несколько принципиально новых образцов военной техники для сухопутных войск и воздушно-космических сил.

Они проходят необходимые испытания и вскоре должны появиться в войсках. Однако не так давно стало известно, что в высших эшелонах власти имеется альтернативное мнение.

Высокопоставленный руководитель открыто заявил об отсутствии смысла в массовых закупках новой техники.

Повод для споров

Повод для новых споров вокруг перспективных образцов появился еще в начале июля. Вице-премьер Юрий Борисов, отвечающий за оборонно-промышленный комплекс, рассказал прессе о текущих работах в рамках перспективных проектов. Среди прочего, он затронул тему истребителя пятого поколения Су-57. Как оказалось, руководство оборонной отрасли имеет весьма специфические взгляды.

Истребитель Су-57 в полете. Фото ОАК / uacrussia.ruПо словам Ю. Борисова, испытания Су-57 идут в соответствии с планом. В этом году планируется подписать контракт на два самолета опытной партии, а в текущей Госпрограмме вооружений предусматривается закупка 12 машин – двух эскадрилий. При этом чиновник пока не видит смысла в наращивании объемов производства авиационной техники.

Вице-премьер отметил, что Су-57 хорошо показал себя на испытаниях и в Сирии. Технические характеристики и боевые возможности получили подтверждение. Однако форсировать работы по его массовому производству пока не следует. У России уже есть истребитель Су-35С поколения 4++, который считается одним из лучших в мире.

При его наличии ускоренное массовое строительство более новых Су-57 не имеет смысла.Впрочем, Ю. Борисов не стал призывать к полному отказу от машины пятого поколения. Она должна быть своеобразным «козырем», который можно будет «разыграть» в соответствующих обстоятельствах. Когда истребители предыдущих поколений начнут отставать от зарубежных аналогов, настанет время Су-57.

В таких обстоятельствах этот самолет вновь обеспечит превосходство над вероятным противником.В дальнейшем были сделаны похожие заявления о перспективах боевых бронированных машин. Новое интересное, но неоднозначное заявление было сделано в конце июля, в ходе очередного заседания, посвященного развитию оборонной промышленности.

Вице-премьер Юрий Борисов указал, что российские вооруженные силы пока не стремятся осуществлять массовые закупки бронетанковой техники семейства «Армата». Причина этого кроется в излишней стоимости подобных машин. Для поддержания боеспособности бронетанковых войск армия предпочитает выполнять модернизацию имеющейся техники.
Истребитель Су-35С поколения 4++. Фото ОАК / uacrussia.

ruЮ. Борисов напомнил, что основой российского парка танков являются машины семейства Т-72, проходящие модернизацию. Кроме того, такая техника пользуется большой популярностью на международном оружейном рынке. Также вице-премьер сравнил российский танк с ведущими зарубежными образцами и отметил его превосходство над ними.

Т-72 превосходит «Абрамсы», «Леопарды» и «Леклерки» по стоимости, эффективности и качеству.Схожим образом Ю. Борисов высказался и о других перспективных платформах. Перспективный колесный бронетранспортер «Бумеранг» значительно дороже существующей техники своего класса. В связи с этим у армии нет нужды в массовой его закупке.

Однако в иной ситуации – если бы наши серийные машины уступали технике вероятного противника – армия стала бы закупать новые образцы.За счет таких решений удается получить серьезную экономию. Новейшие и дорогие образцы предлагается закупать в ограниченных количествах, а параллельно осуществлять модернизацию имеющегося парка. Ю.

Борисов считает, что разумное использование модернизационного потенциала армейской техники является эффективным решением. И за его счет можно решать поставленные задачи, имея военный бюджет в десять раз меньше, чем у стран НАТО.
Су-57 в ходе показательного полета. Фото Wikimedia Commons

Понятная реакция

Реакция на подобные заявления не заставила долго себя ждать. И, вполне ожидаемо, эта реакция не была позитивной. Вице-премьера стали критиковать сразу с нескольких позиций, напирая на разные аспекты планируемого перевооружения. Кроме того, появились тенденциозные оценки, бросающие тень не только на отдельные проекты, но и на всю промышленность или армию в целом.

Впрочем, нашлись и те, кто был согласен с Ю. Борисовым в его оценках и апеллировал к необходимости оценки целесообразности закупок.По понятным причинам, весьма громко на эти события отреагировала зарубежная пресса.

Появились публикации с кричащими названиями наподобие «Су-57 оказался дорогой и бесполезной игрушкой», «Путин больше не ставит на «Армату» или «Танк «Армата» оказался слишком дорогим для России, а Т-72 – не таким уж старым».

Под последним заголовком русская служба BBC не только рассмотрела текущую обстановку и высказывания чиновника с нужной ей точки зрения, но и припомнила ему отношение к проектам модернизации в прошлом.В целом, если не обращать внимания на явно ангажированные публикации и высказывания, реакция публики и специалистов сводилась к нескольким основным вопросам.

В первую очередь, людей не устраивал сам факт отказа от массовых закупок новейшей техники, способной кардинальным образом повысить боеспособность армии. Этот аргумент имел место в спорах на обе темы – как в случае с Су-57, так и после заявлений о бронетехнике.
Основной танк Т-14 на платформе «Армата». Фото НПК «Уралвагонзавод» / uvz.

ruТакже высказывались аргументы об издержках репутационного характера. На протяжении долгих лет Россия говорила о создании боевых машин будущего с высочайшими характеристиками, но теперь отказывается от их массовых закупок. Такое развитие событий может выглядеть весьма странно, особенно если на нем акцентировать внимание, исходя из тех или иных предпосылок.

Су-57 и его будущее

Проект создания истребителя пятого поколения ПАК ФА / Т-50 / Су-57 уже успел продвинуться достаточно далеко. В феврале этого года было объявлено о начале опытно-боевой эксплуатации. К настоящему времени в проверках задействовано 10 летных прототипов. Еще три были построены для различных проверок на земле.

В ближайшем будущем планируется построить и поднять в воздух несколько предсерийных машин, после чего должно будет начаться серийное производство.Программа идет без особых затруднений и значительных задержек, что может быть поводом для сдержанного оптимизма. Тем не менее, как следует из слов Ю. Борисова, реальные перспективы Су-57 далеки от некоторых прогнозов.

Оказывается, что новейший самолет слишком хорош для сегодняшней армии, имеет избыточные возможности и, как это ни странно, нецелесообразно превосходит актуальные требования к современному истребителю.

Руководство оборонной промышленности изучило текущую обстановку в мире и боевые возможности ВВС разных стран, в результате чего появилось особое мнение о реальных перспективах Су-57. Высокопоставленные лица полагают, что имеющаяся ситуация позволяет продолжать реализацию имеющихся планов без переработки графика работ.

Предлагается и в дальнейшем выпускать серийные истребители Су-35С, а параллельно готовить производство более совершенных Су-57. Без ненужной спешки.
Модернизированный Т-72Б3. Фото Vitalykuzmin.netКонечно, такое решение может привести к определенным изменениям в графике и смещению сроков поставки готовых самолетов.

С другой стороны, имеющийся запас времени можно будет использовать для дальнейшей доводки конструкции и исправления выявляемых недочетов. В итоге в полномасштабное серийное производство, которое предлагается отложить на некоторое время, сможет пойти готовый истребитель, лишенный недостатков.Впрочем, такой подход не избавляет от всех проблем.

Подготовка и запуск серийного производства являются достаточно сложной задачей, на которую уходит немало времени. Приступить к ее выполнению придется до того, как Су-35С перестанут обеспечивать желаемый паритет с вероятным противником. К моменту этих событий наша армия уже должна иметь на руках «козырь» в виде истребителя пятого поколения.

Перспективы бронетехники

Согласно опубликованным данным, перспективные боевые бронированные машины на базе современных унифицированных платформ способны показывать самые серьезные преимущества перед существующей техникой. Ожидается значительной рост огневой мощи, защиты и боевой эффективности в целом. В то же время, растет и цена – как отдельной машины, так и проекта в целом.

Все это необходимо учитывать при планировании.Ю. Борисов указывает, что современный модернизированный танк Т-72Б3 по своим боевым качествам не уступает зарубежным конкурентам. Новый образец на базе платформы «Армата» превосходит всех их по основным тактико-техническим характеристикам, но при этом оказывается и более дорогим.

В такой ситуации руководство оборонного комплекса не видит смысла в скором развертывании крупномасштабного производства более сложных и дорогих образцов точно так же, как и в случае с истребителями пятого поколения.
Колесные БМП К-17, построенные на платформе «Бумеранг».

Фото Vitalykuzmin,netСледует отметить, что в области бронетехники вопрос стоимости оказывается особенно важным. По имеющимся данным, модернизация одного танка Т-72 по проекту «Б3» обходится военным примерно в 150 млн рублей. В прошлом утверждалось, что серийный основной танк Т-14 «Армата» будет стоить не более 250-300 млн рублей за единицу.

В дальнейшем оценки выросли, и пару лет назад официальные лица говорили уже о 400-500 миллионах. Таким образом, вместо постройки одной новой «Арматы» можно починить и улучшить сразу три Т-72. Что лучше, три Т-72Б3 или один Т-14 – вопрос без однозначного ответа.

Читайте также:  Рпг 22 — модернизированная версия

Все известные доводы в пользу тех или иных подходов выглядят в известной мере убедительно, но все же не снимают некоторые вопросы. К примеру, неизвестно, готова ли российская промышленность к скорому запуску полномасштабного производства совершенно новой техники.

Даже если единственный российский танкостроительный завод сможет выпускать несколько десятков перспективных бронемашин в год, это не закроет все потребности армии в новой или обновленной технике. Кроме того, не следует забывать и про необходимость завершения всех циклов испытаний и доводки новых образцов.

Что ждать?

Недавние высказывания вице-премьера, ответственного за оборонно-промышленный комплекс, наделали немало шума. Такая реакция общественности и специалистов, в целом, была оправданной.

Актуальные планы, предусматривающие незначительные закупки перспективной техники, вряд ли позволят быстро и в полной мере реализовать ее потенциал, а также не могут быть поводом для гордости. Впрочем, можно найти аргументы и в пользу такого подхода.

В недавнем прошлом неоднократно отмечалось, что российские вооруженные силы будут закупать некоторые образцы новой техники, не относящейся к полностью новым поколениям. Кроме того, планировалось осуществлять модернизацию имеющегося парка. И только после этого в части должны были проследовать совершенно новые машины, относящиеся к следующим поколениям.

В настоящее время ситуация полностью соответствует таким планам.
Танки Т-14 на параде. Фото Минобороны РФ / mil.ruВоздушно-космические силы продолжают получать истребители Су-35С поколения 4++ новой постройки, а параллельно осуществляется модернизация имеющейся техники. В будущем строевые самолеты дополнят новыми серийными Су-57.

Схожим образом обстоит дело и в бронетанковой сфере, с той разницей, что в ней решено сосредоточить усилия на модернизации наличных образцов. В дальнейшем, соответственно, их дополнят новые «Арматы» и «Бумеранги».Единственный реальный предмет спора в данной ситуации – сроки и объемы поставки новой техники.

Ситуация со сроками вполне понятна и даже в некоторой мере ожидаема. Редкий перспективный проект удается выполнить в соответствии с изначальным графиком, не говоря уже о его опережении. Количество Су-57, «Армат» и «Бумерангов», которые будут заказаны в ближайшем будущем, зависит от планов по перевооружению, экономических возможностей армии и некоторых других факторов.

Фактически командованию вооруженных сил и руководству оборонной промышленности в контексте перспективных проектов приходится решать несколько основных вопросов. Они должны сформировать четкие и ясные планы, учитывающие необходимость перевооружения, сложность и стоимость такой программы, а также ее соответствие актуальным вызовам.

Следует учитывать, что обстановка постоянно меняется тем или иным образом, в результате чего планы приходится корректировать.К счастью, несмотря на все ограничения, проблемы и споры, на данный момент речь идет о смещении сроков запуска серийного производства новых образцов, а также о возможном сокращении объемов их выпуска.

Никто не собирается отказываться от важнейших проектов, на разработку которых к тому же потрачено немало времени и денег. Перспективные разработки, такие, как Су-57 или «Армата», обязательно поступят в войска в обозримом будущем. А их количество (пусть и не сразу) будет соответствовать всем требованиям, пожеланиям и ограничениям.По материалам сайтов:http://ria.ru/http://tass.ru/http://vz.ru/http://bbc.co.uk/http://inosmi.ru/https://tvzvezda.ru/http://bastion-karpenko.ru/

http://bmpd.livejournal.com/

Источник: https://topwar.ru/145610-su-57-i-armata-protiv-jekonomiki-i-celesoobraznosti.html

Российская армия не будет закупать «Армату» и «Бумеранги» | Щит и меч

Похоже, что вслед за истребителем пятого поколения

Су-57

, в ближайшее время крест будет поставлен еще на одной новейшей разработке российского ВПК. Причем речь идет о самом громком проекте последних лет – неуязвимом и не имеющем аналогов танке

Т-14 «Армата»

, который отечественная пропаганда уже успела открестить убийцей

«Абрамсов»

и «Леопардов».

Эту сенсационную новость сегодня сообщил журналистам вице-премьер Юрий Борисов. По словам чиновника, подобное решение принято из-за дороговизны перспективной машины, а вместо «Арматы» российское военное ведомство будет закупать модернизированные танки Т-72,

Т-80

и

Т-90

. Вероятно, что кроме Т-14, аналогичная судьба ожидает и новейший

колесный БМП «Бумеранг»

, о котором также упомянул Борисов.

Подобное заявление кажется вдвойне странным, ведь толчком к созданию «Арматы» стало нежелание российских военных закупать модернизированные советские машины, которые чины Минобороны называли морально устаревшими. Теперь же Борисов называет практику модернизации советских танков «эффективным решением», которое помогает России на равных противостоять

НАТО

.

Почему не подошла «Армата»?

Борисов считает, что задача полного перевооружения армии новыми образцами бронетехники, включая основные танки и боевые машины пехоты, на сегодняшний день не стоит. «Ну и зачем наводнять «Арматами» все вооруженные силы, у нас

Т-72

пользуются огромным спросом на рынке, его берут все, он по сравнению с «Абрамсами», «Леклерками» и «Леопардами» по цене, эффективности и качеству значительно их превосходит. Такая же ситуация с «Бумерангами», – заявил он.

Впрочем, подобный подход поддерживает и целый ряд отечественных экспертов. Например, главред журнала «Арсенал Отечества» Виктор Мураховский полагает, что основной упор следует делать не на танках, а на развитии

военно-космических сил

и неядерных средствах стратегического сдерживания. По его мнению, серьезный военный конфликт со странами, обладающими современной бронетехникой и противотанковыми средствами, нам в настоящее время и в обозримой перспективе не грозит.

Мураховский считает, что существующие машины российской армии по своим характеристикам вполне сопоставимы с боевой техникой ведущих западных стран. Исходя из этого, он прогнозирует, что серьезных закупок «Арматы» в ближайшие годы не будет.

Напомним, что новейший танк Т-14 «Армата» был впервые показан публике во время майского парада в 2015 году. Машина получила необитаемую башню и новейшие системы электронники.

Следует отметить, что «Армата» задумывался не просто в качестве основного боевого танка, а как универсальная платформа, на основе которой хотели создать целую линейку боевой техники, включая тяжелую гусеничную БМП, машину поддержки танков и артиллерийские установки.

Если танк Т-14 действительно не пойдет в серийное производство, то это поставит наших пропагандистов в довольно сложное положение. Обстановку, которая сложилась вокруг этой боевой машины, можно смело назвать настоящей истерией. И как теперь будут объяснять, почему эта уникальная и не имеющая аналогов машина не закупается российской армией, непонятно.

Источник: http://maxpark.com/community/5234/content/6433695

Что страшнее для «Арматы»: «Джавелин» или ЕГЭ?

Выступая на военной коллегии и касаясь итогов проверок в военных округах в 2017 году, министр обороны Сергей Шойгу в целом положительно оценил результаты. Однако в очередной раз министром было отмечено, что медленное освоение современной военной техники личным составом срочной службы – явление, которое никуда не делось, к сожалению.

И здесь есть над чем поразмыслить.

С. Шойгу, кстати, уже не единожды говорил, что год – это маловато для нормального обучения современного солдата. И здесь палка о двух концах: с одной стороны – нежелание «терять два года» снова может привести к повальному бегству от армии, с другой – уже понятно, что год достаточен исключительно для подготовки тех бойцов, которые не связаны со сложной современной техникой.

Многие резонно возразят: сам, дескать, не раз говорил/писал о том, что год срочной службы – это достаточно, чтобы прощупать кандидата на контракт. А дальше – добро пожаловать на контрактную службу, где обучат всему и качественно.

Согласен, писал. И считал именно так, но вот, посмотрев во время посещения учений на некоторые моменты, призадумался.

То, что сегодня молодежь вполне нормальными количествами идет на контрактную службу, – это хорошо. И с довольствием сейчас все не так печально, как лет десять тому назад, и красивый бонус в виде жилищного сертификата тоже.

Что до цифр, то еще в 2015 году Шойгу констатировал, что количество контрактников превысило количество срочников. И сегодня эти цифры составляют примерно 400-450 тысяч первых и около 300 тысяч вторых.

И если с контрактниками все ясно и понятно, то вот проблема срочников есть. Более того, я ее своими собственными глазами наблюдал. Даже через полгода в основной своей массе срочники – это печаль вселенская. Нет, есть исключения, видел, например, в Валуйках, как ребята после 3 месяцев службы уже были способны на весьма осмысленные и четкие действия. Но это действительно исключение было.

Профи от контракта. Изучившие и освоившие технику любой сложности, будь то ЗРК, самолет, танк и так далее, благо, во времени они не ограничены.

Это те, кто будет на первом рубеже обороны в случае чего.

Случай может быть каким угодно: международный терроризм, съехавшие с катушек соседи, вмешательство в локальные конфликты в рамках ОДКБ (самое, кстати, вероятное), «партнеры» с Запада и их амбиции.

400 тысяч обученных и грамотных специалистов – это весьма ощутимая цифра. Однако, кто первым идет в бой, тот первым несет потери. Доказано давно и прописано кровью.

Читайте также:  Американский самолет истребитель f-16 fighting falcon (сражающийся сокол)

Кто будет их менять – хороший вопрос. И другой, не менее, а, наверное, даже более животрепещущий: кто будет завтра менять тех, кто обеспечивает боевую работу?

Для примера приведу аэродромы. Наблюдал за процессом подготовки самолетов на трех аэродромах в ЗВО в этом году. Поразило то, что молодые пилоты есть, а вот среди технического персонала – увы. Из разряда 35-40 встречаются, но очень редко. В основном – за 40.

Мы в этом году писали о расширении приема в академии Жуковского и Гагарина. 1612 курсантов. Какая-то часть до финиша не дойдет, понятно, но определенное количество станет техническим персоналом на аэродромах. Хорошо.

Наверное, специалисты академии хорошо поработали, отобрав 1612 человек из почти 10 тысяч желающих поступить. Здесь есть, правда, нюанс. Мало кто знает, что то, что называется сегодня ВУНЦ ВВС «Военно-воздушная академия имени профессора Н. Е. Жуковского и Ю. А. Гагарина», представляет собой конгломерат из нескольких составляющих.

Помимо академии им. профессора Н.Е. Жуковского и академии им. Ю.А. Гагарина, были включены: — Борисоглебское высшее военное авиационное училище лётчиков им. В.П.

Чкалова; — Воронежское высшее военное авиационное инженерное училище; — Иркутское высшее военное авиационное инженерное училище; — Ставропольское высшее военное авиационное училище лётчиков и штурманов ПВО; — Тамбовское высшее военное авиационное инженерное училище радиоэлектроники; — Воронежский военный институт радиоэлектроники;

— Федеральный государственный научно-исследовательский испытательный центр радиоэлектронной борьбы и оценки эффективности снижения заметности.

Итак, две академии, два летных училища, два авиационных инженерных училища и два радиоэлектронных. НИИЦ РЭБ не считаем, это так, до кучи.

Читайте также  Технологией быстровозводимых РЛС обладает только Россия

8 военных вузов объединились для работы в сфере подготовки инженеров для ВКС. Результат – 1612 человек и бывший главком Бондарев не скрывал своего удовлетворения. 12 факультетов – это 130 человек на каждом. Плюс далеко не все закончат обучение, факт.

Возможно, все не так уж и плохо.

За 10 лет (5 в учении и 5 начальной практики) можно в итоге сделать из человека инженера.

За год срочки – вряд ли. Но таких задач и не ставят.

Плюс еще не будем сбрасывать со счетов ужасающий уровень нашего среднего образования. Кстати, в интервью тогда Бондарев сказал, что «мы бы и три тысячи набрали, но лучше качество, чем количество».

Перевести? Или и так понятно, что откровенную жертву ЕГЭ лучше до самолетов не допускать?

Но это офицерский состав, будем считать, что выучат. Вернемся к срочникам.

Худо-бедно за год вроде бы можно сделать из гражданского юноши бойца, скажем так, второго сорта. То есть научить действовать в бою, стрелять из автомата-пулемета-гранатомета. Видел, можно. Стреляют, попадают. Уже неплохо.

Более сложные вещи, где требуется уже профильные знания типа артиллерии, которая почему-то без математики не умеет попадать, – сложнее. Да, баллистические компьютеры и все прочие полезные гаджеты, это, конечно, да, присутствуют.

Про совсем сложные вещи типа ПВО, РХБЗ, РЭБ уже можно беспокоиться. Там электроники навалом, даже в новой РХМ, куда головой ни приложись, везде экраны сенсорные и блоки многоумные. Про «Армату» просто молчим.

И даже не стоит вспоминать про некую повальную компьютерную грамотность. Лайки в соцсетях и работа со сложными (реально сложными) электронными комплексами – это разные вещи.

Что получается? У нас есть контрактники, которые готовы по первому зову пойти и показать свои знания и умения. Применить, так скажем, на практике. Но контрактника надо беречь, в него денег и усилий всажено по полной программе и от души. И, главное, кто его сменит в случае чего? Такой же контрактник? А его еще вырастить и выучить надо.

То же самое и в плане тех, кто будет обслуживать «Арматы», «Курганцы», «Бумеранги» и все остальное, «неимеющееаналоговвмире».

И, получается, как бы две армии, так? Одна – профессионалы, знающие технику до винтика и умеющие все и вторая, из срочников, которые вроде бы все должны уметь пусть и хуже контрактников, но так, чтобы в перспективе заменить.

А не получается. Если Шойгу третий год ворчит на тему, что не успевают толком освоить технику, значит, есть у него для этого основания.

Выходит, что прошедшие срочную службу, в основном своем большинстве – снова «пушечное мясо», заточенное под АК-74, БМП-3 и БТР-80? Про такие вещи, как связь и РЭБ, даже говорить не хочется, там каждый год новое в войска идет.

Кто-то скажет, что мы глобально ни с кем воевать вроде бы не собираемся. Ну так-то да, вот только кто спрашивать будет, если что? Тут что вокруг, что внутри страны мест, где может такая борьба за независимость да интересы пойти, только снаряды успевай подносить…

Вроде бы резерв у армии есть. Не бегающий от службы, не писающийся по ночам и психически нормальный. С другой стороны, этот резерв чисто номинальный, поскольку за год службы ничему серьезному не наученный. Ну так, в общих чертах.

Палка о двух концах. Понимаю Шойгу, с одной стороны, ему хочется, чтобы резерв был реально резервом. Надежным тылом, а не простуженной задницей.

Увеличивать срок службы? Да, логичный ход. Техника становится все сложнее, осваивать ее надо, изучать и понимать.

Но тут взвоют однозначно все «солдатские матери» и им подобные и снова начнутся пляски вокруг военкоматов и медкомиссий. Взятки и прочее.

Даже в наше время, когда мир и спокойствие относительно, в военкоматах очереди из желающих «на юга» скататься стояли, а туда только контрактники и ездили, есть те, кто предпочитает «год не терять».

Лично знавал таких. Больных патриотов. То есть они-то патриоты и за Родину при необходимости горой прямо встанут, и по воскресеньям на страйкболе сигают не хуже морпехов американских. Но служить: «Их бин больной».

Читайте также  Армейская надувная техника «нового облика»

Увеличить срок службы – увеличится количество «больных» в разы.

Но и те, кто идет сегодня в армию, тоже не совсем здоровы. В плане головы. Там сидит такая вредоносная программа по отуплению, ЕГЭ называется. Суть программы все прекрасно знают. Сделать человека как можно тупее, чтобы у него вид современного ПТРК оторопь вызывал. Его же в «контре» и «батле» нет, в результате – полное отторжение от мира и понимания ситуации. Полный коллапс.

Сам наблюдал не единожды, к сожалению.

Между тем, как опять же подметил министр обороны, в нашу армию потоком идет новая техника. И она действительно идет. И контрактники ее успешно осваивают.

Но что будет с теми, кто (не приведи, конечно) вдруг окажется в этой армии, отслужив свое лет десять назад? Нет, понятно, что за пару месяцев, по аналогиям, изученным ранее…

А если этих месяцев не будет? Были же и такие ситуации в нашей истории.

Год обучения, «галопом по Европам», если первые полгода уходят на то, чтобы из мартышки кривляющейся сделали хотя бы боевого бабуина – роскошь.

А ведь приходят сегодня не то что без какого-либо понятия, АК-47 в руках не державши. Про познания в точных науках молчу. И офицеры, которые каждые полгода начинают процесс даже не с нулевого уровня, а с «минус второго» тоже молчат. Преимущественно матерно молчат.

О проблемах нашего образования, кстати, лучше всего с офицерами и говорить. Они многое рассказать могут на тему того, какое приходит пополнение. И как с ним приходится сражаться за то, чтобы к исходу этого года они хоть что-то умели и могли.

А конфликт разрешается очень просто. И думаю, что тут не открою истины. Возврат к советской системе НВП в средней школе. И предшествующий этому разгром рассадника вредительства, именуемого современной системой образования.

Ну ведь бред полнейший, тратить полгода времени и государственных денег на то, чтобы познакомить молодого индивидуума с автоматом, противогазом и ОЗК. Этому всему можно научить и заранее. Не только собирать-разбирать автомат на скорость (хотя тоже полезно), магазин научить снаряжать! ОЗК правильно нацепить на себя.

Хорошо, не в каждой школе. В центре первичной подготовки, один на район сделать.

Подсмотрел идею на полигоне 20-й армии. Сделали громадный полигон. Привезли туда десяток танков, БТРы, БМП и пушки. И теперь только солдат завозят на обучение.

То же самое и в городах. Что нужно такому центру? Десяток старых автоматов, ведро патронов учебных. Пулемет. И старый БТР или БПМ, чтобы учились садиться-высаживаться. Чтобы уже в армии лбы себе не разбивали. И ОЗК. Все. И пару-тройку нормальных отставников.

Читайте также:  Спутник ио — самый активный и самый загадочный объект солнечной системы

И возможность хотя бы один раз отстрелять пяток патронов. В Курской области так делают, видел.

И на выходе получим уже не овощную солянку, которую азам надо учить, а хоть что-то понимающих «рядовых необученных». Но экономия трех месяцев налицо. А это время можно употребить на более нужные вещи.

Но для этого надо что-то делать с министерством необразования. И делать надо уже сегодня. Шойгу это явно понимает.

Что толку, что у нас есть «Армата» и множество других страшных слов, если для них не будет толковых экипажей и техников? И опять рисуется дурная картина с Т-72 и прочими советскими атрибутами?

Не «Джавелин» страшен «Армате», нет. Современному танку страшны выпученные бараньи глаза того, кто по идее должен будет сесть в него и выполнить задачу. Боевую.

Кстати, на эти грабли на Донбассе нормально так наступили в свое время. Танков наотбивали, а толку? Танки есть, горючее есть, БК есть. Экипажа нет. Тракторист, конечно, танк с места сдвинет, вопрос – как? Не очень выходило.

В целом, если вспомнить фразу Ленина, про то, что учиться военному делу надо настоящим образом, то учить надо. И учиться надо. Заранее, как это было в Советском Союзе.

Тогда точно у преемников Сергея Шойгу голова будет в разы меньше болеть.

/Роман Скоморохов, topwar.ru/

Источник: https://army-news.ru/2017/12/chto-strashnee-dlya-armaty-dzhavelin-ili-ege/

Дорогой гроб для бурятов: Почему в России похоронили «Армату»

Своим выступлением российский вице-премьер Юрий Борисов, курирующий в правительстве вопросы ВПК, фактически похоронил проекты перспективного танка «Армата» и БТР «Бумеранг», – пишет Михаил Жирохов для Деловой столицы.

– Информационные агентства цитируют его слова: «Зачем «наводнять» «Арматами» или «Бумерангами» все Вооруженные силы? У нас танк Т-72 пользуется огромным спросом на рынке, его берут все.

По сравнению с «Абрамсами», «Леклерками» и «Леопардами» по цене, эффективности и качеству он значительно их превосходит».

О таком варианте развития событий военные аналитики говорили давно – еще осенью 2017 г., когда был принят план развития Сухопутных войск РФ. В нем не нашлось места для танков Т-14 «Армата», а также 152-мм самоходных артиллерийских установок дивизионного звена «Коалиция-СВ» (замена для САУ 2С19 «Мста-С»).

Зато примерно тогда же появилось интервью начальника Главного автобронетанкового управления Минобороны России генерала Александра Шевченко, который прямо сказал, что до 2020 года принято решение о резком снижении темпов утилизации старых образцов боевой техники, выпущенной еще в советское время.

Были обнародованы и цифры – если ранее в планах было отправить в мартены 10 тысяч сильно подержанных образцов бронетанкового вооружения, то теперь этот показатель был снижен до четырех.

А оставшиеся 6 тысяч танков, которые десятилетиями ржавели на задворках баз хранения, будут отправлены на модернизацию.

Причина проста: денег на производство современной техники в объемах у Министерства финансов РФ нет, и в ближайшие годы не предвидится, тем более, на производство 2300 танков до 2020 г., как вещали пропагандисты из каждого утюга. Правда, постепенно «аппетиты» урезали. Так, в апреле 2016 г.

заместитель гендиректора «Уралвагонзавода» Вячеслав Халитов сообщал, что в 2017-2018 гг. в войска поступит первая партия новых танков из 100 штук.

Спустя всего четыре месяца, в сентябре, со ссылкой на неназванный источник в оборонно-промышленном комплексе заявил, что первая партия Т-14 будет состоять всего из 70 серийных танков, попутно сдвинув срок поставки с войска на 2019 г.

Последние же полгода те же пропагандисты рассказывают россиянам о том, как хороши новые модификации Т-72 (на вооружении с 1973 г.) и Т-80 (на вооружении с 1976 г.)

«Армата» – это был один из шансов выйти из того концептуального тупика, в которое зашло советское танкостроение.

Самой главной проблемой всех советских танков была, и остается, автоматическая система заряжания и расположение боекомплекта, при котором детонация и гибель экипажа – довольно рядовое явление в бою.

А при улучшении противотанковых средств потери танков советской разработки стали просто зашкаливать – достаточно посмотреть на фото с Донбасса или Сирии.

Понимая это, советские конструкторы стали заниматься с начала 1980-х гг. танками с необитаемой башней и с автоматом заряжания. В этих танках устройства с дистанционным управлением отвечают за наведение вооружения, подготовку орудия к выстрелу и т.д. Участие человека необходимо только при подготовке танка к выходу на поле боя. После этого все основные задачи берет на себя автоматика.

В Харькове в этом направлении был разработан проект «Нота»/»Боксер», в России с 2010 г. начали делать «Армату».

В этом крайне инновационном танке все члены экипажа танка располагаются в передней части корпуса, в изолированной капсуле, что должно было позволить резко повысить безопасность экипажа за счет отделения его от боекомплекта и топлива.

В то же время в конструкции использовали старую систему заряжания, что совершенно не решало основную проблему – при попадании снаряда или ракеты танк все равно взорвется. Просто рядом с останками боевой машины будет валяться и бронекапсула с экипажем.

Есть еще одна, но просто огромная проблема – для эффективной работы экипажа необходимы самые современные системы технического зрения и система управления огнем – датчики, видеокамеры, сенсоры, даже РЛС с фазированной решеткой как на истребителе 5-го поколения.

Это крайне необходимо, так как «по старинке» своими глазами через триплекс или высунувшись в люк, вести обзор и прицеливание у экипажа возможности просто нет. А с электроникой в современной России беда – безнадежное отставание от Запада никуда не делось. В итоге практически всю современную электронику Россия была вынуждена покупать на Западе. После введения в 2014 г.

санкций этот путь оказался закрыт, а на разрекламированную программу импортозамещения нет ни времени, ни денег, ни мозгов.

Причем изначально в проекте использовали заведомо спорные решения.

Так, из-за отсутствия 152-мм пушки (которую кстати планировали ставить на харьковскую «Ноту» в том числе) оставили старую калибра 125 мм, которая применяется на танках семейства Т-64/72/80/90.

Но при этом планировали разработать целый ассортимент новых снарядов – однако их на сегодня нет, не то что в серийном производстве, но даже на этапе испытаний.

И даже, оставляя в тени довольно посредственные характеристики танка, предназначенного для широкомасштабной войны как ее видели советские стратеги в 1960-х гг., стоит сказать о цене. В ценах 2013 г. серийная машина, по заявлению производителя, должна была стоить 250 миллионов рублей, то есть почти 8,5 миллиона долларов. И это до санкций, обвала рубля и инфляции до 15% в год.

И это при том, что западные танки стоят почти в два раза (!) дешевле: «Меркава» Мк4 оценивается в районе $4-4,5 млн в полной комплектации, а «Леопард-2А6» и «Абрамс» М1А2 – около $6 млн.

Таким образом, эпичный фейл с разработкой и принятием на вооружение достаточно современного образца бронетанкового вооружения показывает реальное, а не показушное состояние российского военно-промышленного комплекса. Который даже в условиях огромного финансирования в 2010-2014 гг. не смог создать пригодный для вооружения образец, а в условиях урезания финансирования работать вообще не смог.

Кстати, такие же процессы происходят и в российской армии. И если Украина, например, прямо заявляла, что летом 2014 г.

на Донбассе мы использовали в качестве легкой пехоты десантников и спецназ, потому что у нас просто не было подготовленной мотопехоты. Те же россияне в ходе вторжения в августе 2014 г.

также были вынуждены использовать десантно-штурмовые части, причем по той же причине, что и мы – из-за недостатка пехоты.

И теперь российская армия, которая усиленно готовится к большой войне, накачивается кое-как модернизированной техникой, которой уже 27-30 лет.

А буквально пару лет назад в российской прессе было просто море негатива, когда Украина была вынуждена в условиях войны ставить в строй старенькие Т-64 и даже Т-72.

А сейчас если и дальше пойдет такими темпами, то у нас больше шансов увидеть на параде на Крещатике новенькую «Ноту», чем россиянам на Красной площади – «Армату».

Источник: http://rada5.com/articles/26880-dorogoj-grob-dlya-buryatov-pochemu-v-rossii-pohoronili-armatu/

Ссылка на основную публикацию