Президенты боливии: история становления государства путём революций и переворотов

18 Боливийская революция

Боливийская революция

Республика Боливия, государство в Южной Америке. Территория Боливии площадью 1 098 581 кв.

км охватывает хребты Центральных Анд и расположенные к востоку от них равнины; на севере и на востоке она граничит с Бразилией, на юго-востоке – с Парагваем, на юге – с Аргентиной и на западе – с Чили и Перу. Официальной столицей страны является Сукре, однако резиденция правительства находится в городе Ла-Пас.

Государственная система Боливии – одна из самых неустойчивых в мире.

Начиная с провозглашения независимости в 1825 и утверждения первой конституции Симоном Боливаром в 1826, в стране произошло около 190 государственных переворотов, действовало 17 конституций.

С 1964 по 1982 у власти находились военные режимы различной политической ориентации. В октябре 1982 была восстановлена демократическая система правления.

Революция 1952.На президентских выборах в мае 1951 победил кандидат от НРД Виктор Пас Эстенсоро, однако Урриолагоития, чтобы не допустить к власти НРД, уступил свои полномочия военной хунте.

9 апреля 1952 народное восстание, в котором руководящую роль играла НРД и рабочие с рудников и шахт, свергло военное правительство; пост президента занял Виктор Пас Эстенсоро, и НРД начала осуществление программы коренных преобразований в социальной, экономической и политической сферах.

В августе 1952, утверждая принципы всеобщего избирательного права для взрослого населения, правительство предоставило право голоса индейцам.

Годом позже, в порядке осуществления земельной реформы, было проведено отчуждение крупных земельных владений и наделение индейцев небольшими участками земли.

Были начаты широкие программы по распространению образования среди индейцев; в деревнях строились больницы и организовывались крестьянские кооперативы. Новое правительство конфисковало собственность крупных оловодобывающих компаний и передало ее в руки государственной компании КОМИБОЛ.

Правительство финансировало постройку дорог, гидроэлектростанций и промышленных предприятий, а также освоение новых районов, среди которых особое внимание уделялось восточной части страны.

Были построены система дорог между департаментами Кочабамба и Санта-Крус, сахарный завод и начат проект по разведению хлопка восточнее города Санта-Крус.

Поощрялось переселение индейцев из горных районов на восток.

Программа развития, которую осуществляла партия НРД, встретилась со множеством препятствий, как внутри страны, так и за ее пределами.

Снижение производительности рудников как следствие снижения цен на олово на мировом рынке, амбициозные программы экономического развития, коррупция, отток из страны капитала, как иностранного, так и национального, и отчасти даже переход индейцев от натурального хозяйства к рыночному, – все это вместе привело к галопирующей инфляции. Решительные антиинфляционные меры были приняты во время правления второго президента от партии НРД, Эрнана Силеса Суасо, избранного в 1956. При поддержке Международного валютного фонда и США правительство начало проведение программы стабилизации, включавшей ограничение роста заработной платы, отмену контроля над ценами на большинство товаров и ограничение правительственных расходов. Эти меры, однако, не смогли покончить с экономическим кризисом, с которым пришлось иметь дело вторично избранному в 1960 В.Пасу Эстенсоро.

В период правления НРД Боливия имела самое стабильное и авторитетное правительство за всю историю страны. Пресса пользовалась полной свободой и критиковала правительство. Изменения в составе правительства, происходившие в 1956 и 1960, осуществлялись путем демократических выборов.

Правление военных. К середине 1960-х годов НРД стала придерживаться центристских позиций в политике. В 1964 шахтеры, составлявшие костяк народной революционной милиции, вышли из НРД и создали Левую национально-революционную партию.

В 1964 Пас Эстенсоро был вновь избран президентом, однако число его противников, как справа, так и слева, увеличивалось. Военные, утерявшие политическое влияние после революции, вновь стали вмешиваться в политику.

В ноябре 1964 она осуществили государственный переворот, свергли президента и подавили в 1965 сопротивление новому режиму со стороны шахтеров. В 1966 президентом был избран генерал Рене Барриентос Ортуньо, который оставил в силе большинство программ преобразований.

В 1967 армия разгромила партизанское движение во главе с Эрнесто (Че) Геварой.

После смерти Барриентоса к власти приходили, сменяя друг друга, многочисленные правительства правого и левого толка.

Левые, занявшие руководящее положение во время правления генералов Альфредо Овандо Кандии и Хуана Хосе Торреса Гонсалеса, осуществили национализацию собственности американских нефтяных компаний и отменили ограничения деятельности профсоюзов.

Однако произошедший в августе 1971 новый военный переворот, произведенный при поддержке правых и центра, привел к власти полковника Уго Бансера Суареса.

Бансер, пользовавшийся поддержкой деловых кругов, оставался на посту президента в течение семи лет. После попытки переворота в 1974 Бансер Суарес запретил деятельность всех политических партий, профсоюзов и студенческих организаций.

В июле 1980 власть захватил генерал Луис Гарсия Меса, приостановивший действие конституции.

Многие политические деятели, руководители профсоюзов и военные были арестованы и убиты, другие бежали за границу; университеты были закрыты; и кокаин, который к тому времени составлял главную статью экспорта и дохода крестьян, сделался источником обогащения для президента и правительства.

В августе 1981 Гарсия Меса был свергнут военными, и президентом был избран генерал Сельсо Торрельо Вилья. Его правление было более умеренным и ознаменовалось смягчением политического климата; правительство обещало провести выборы в 1983.

Однако в течение всего 1982 нарастали стачки и демонстрации с требованиями положить конец правлению военных. В июле Торрельо Вилья оставил пост президента, ему на смену пришел другой представитель умеренных, генерал Гидо Вильдосо Кальдерон. В октябре 1982 правление военных закончилось; на проведенных выборах перевес получил Эрнан Силес Суасо, и конгресс избрал его президентом.

Источник: https://studizba.com/lectures/15-istoriya/470-istoriya-stran-latinskoy-ameriki/7171-18-boliviyskaya-revolyuciya.html

Глава 3. Франция // § 1. Революция 1789-1794 гг. и становление конституционного строя

60

Французская революция 1789 г. и падение абсолю­тизма.

В процессе утверждения конституционного порядка и новых демократических принципов организации государ­ственной власти особую роль сыграла Французская рево­люция 1789-1794 гг. Ее нередко называют великой.

Она была действительно таковой, поскольку превратилась в подлин­но народную революцию, как по широкому кругу своих участников, так и по далеко идущим социальным последстви­ям.

Революция во Франции в отличие от всех предшество­вавших революций потрясла до основания создававшееся веками здание фeoдaлизмa. Она сокрушила экономические и политические устои «старого режима», в том числе и аб­солютную монархию, являвшую собой символ и итог много­вековой эволюции средневековой государственности.

Значение Французской революции XVIII в. не ограни­чивается рамками одной страны и одного десятилетия. Она дала мощный импульс социальному прогрессу во всем мире, предопределила триумфальное шествие по земному шару капитализма как передового для своего времени общест­венно-политического строя, ставшего новой ступенью в ис­тории мировой цивилизации.

Революция 1789-1794 гг. по существу была неизбеж­ной, поскольку продолжающее нести на себе бремя фео­дальных представлений и институтов французское общест­во зашло в тупик. Абсолютная монархия не смогла предот­вратить неуклонно нараставший экономический, социаль­ный и политический кризис.

Главной помехой на пути дальнейшего развития Франции стала именно абсолютная мо­нархия.

Она давно уже перестала выражать общенациональ­ные, интересы и все более откровенно защищала средневековые сословные привилегии, в том числе исключительные права дворянства на землю, цеховой строй, торговые моно­полии и

другие атрибуты феодализма.

Абсолютизм, некогда сыгравший важную роль в эконо­мическом, культурном, духовном развитии страны, оконча­тельно превратился к концу XVIII в. в политический оплот феодальной реакции.

К этому времени чиновничий и воен­но-полицейский аппарат стал основой абсолютистского го­сударства.

Он все более откровенно использовался для по­давления участившихся крестьянских бунтов и растущей политической оппозиции королевской власти со стороны буржуазных кругов.

В последней трети XVIII в. более очевидно проявился антинародный и застойный характер абсолютизма. Он осо­бенно ярко проявился в финансовой политике королевского правительства.

Огромные суммы из государственной, казны шли на покрытие баснословных расходов самой королевской семьи, на подкармливание верхушки дворянства и ду­ховенства, на поддержание внешнего блеска королевского двора, ставшего в полном смысле этого слова «могилой на­ции».

Несмотря на постоянный рост налогов и иных побо­ров, взимаемых с третьего сословия, королевская казна все­гда была пуста, а государственный долг вырос до астроно­мических размеров.

Таким образом, Французская революция XVIII в. вы­зревала и протекала в принципиально иных условиях, не­жели это имело место в предшествующих революциях.

Кон­фронтация народных масс, во главе которых стояли пред­ставители буржуазии, с абсолютизмом, дворянством и с гос­подствующей католической церковью приобрела значительно более острые формы, чем это имело место полтора века назад в Англии.

Осознавая свою растущую экономическую силу, французская буржуазия более болезненно реагировала на сословную приниженность и политическое бесправие.

Она не желала более мириться с феодально-абсолютистскими порядками, при которых представители третьего сословия не только отстранялись от участия в государственных де­лах, но и не были защищены от незаконных конфискаций имущества, не имели правовой защиты в случаях произво­ла королевских чиновников.

Готовность к политическим действиям и революционная решимость французской буржуазии в конце XVIII в. имели под собой и определенные идеологические основа­ния. Революции политической во Франции предшествовала революция в умах.

Выдающиеся просветители XVIII в. (Воль­тер, Монтескье, Руссо и др.) в своих произведениях подвергли сокрушительной критике пороки «старого режима». С позиции школы «естественного права» они убедительно показали его «неразумность».

Французские революционеры XVIII в. имели возмож­ность опереться на опыт английской и американской рево­люций. В их распоряжении имелась уже достаточно четкая программа организации конституционного порядка.

Они взя­ли также на вооружение политические лозунги («свобода, равенство, братство»), способные поднять третье сословие, т. е.

практически широкие народные массы на бескомпро­миссную борьбу с абсолютизмом и всем «старым режимом».

Политическая платформа третьего сословия нашла наиболее полное воплощение в знаменитой брошюре абба­та Сиейеса «Что такое третье сословие?». На этот вопрос, бросая вызов абсолютизму, Сиейес уверенно отвечал: «Все».

Не менее категоричным был ответ и на другой вопрос, касающийся положения третьего сословия в государствен­ной жизни: «Чем оно было до сих пор в политическом строе?» — «Ничем».

Сиейес и другие лидеры третьего со­словия противопоставили сословным привилегиям духовен­ства и дворянства идею национального единства и нацио­нального суверенитета.

Революционная ситуация, возникшая во Франции в конце 80-х гг.

в связи с торгово-промышленным кризисом, неурожайными годами и голодными бунтами, а также фи­нансовое банкротство государства вынуждали королевскую власть пойти на реформистские маневры.

Последовали пе­рестановки в правительстве (смена генеральных контроле­ров финансов), было объявлено также о созыве Генеральных штатов, не собиравшихся с начала XVII в.

Король и высшая государственная знать, ослепленные блеском дворцовой жизни и погрязшие в придворных ин­тригах, окончательно оторвались от французского общест­ва.

Они плохо представляли себе реальную политическую ситуацию в стране, не знали подлинных настроений своих подданных.

Рассчитывая найти с помощью Генеральных штатов выход из финансовых и политических затруднений, король согласился на увеличение в них представительства от третьего сословия (до 600 человек), тогда как духовенст­во и дворянство по-прежнему посылали по 300 делегатов.

Источник: http://radnuk.info/pidrychnuku/istor-zaryb/265-krashen-chast2/3987—3—s-1—1789-1794——.html

Пояснения по поводу демократической и культурной революции Боливии

Посольство Многонационального Государства Боливия в Российской Федерации представляет первую из серии публикаций о демократической и культурной революции в нашей стране. Мы уверены в том, что эти лекции помогут лучше понять современную жизнь Боливии, которая стремится внести свою лепту в построение более справедливого мира.

Мария Луиса Рамос Урсагасте, Чрезвычайный и Полномочный Посол Многонационального Государства Боливия в Российской Федерации.

Позвольте мне сделать краткий обзор сложившейся ситуации вокруг мужественной борьбы наших народов за освобождение. Если оглянуться назад, то мы увидим десятилетия, столетия борьбы за освобождение, самопожертвования и героизма нашего народа и трудящихся Боливии, в большинстве своем индейцев [понятие индейцы или исконное население тождественны].

В колониальный период, а затем после завоевания независимости боливийский народ не только был вынужден существовать в полном забвении и дискриминации, но и был объектом эксплуатации и насилия.

На каждую попытку со стороны большинства индейского и трудящегося населения найти способ мирного сосуществования в условиях равенства ответом господствующей элиты, как во времена колонии, так и при независимой республике было насилие, репрессии, террор и массовое истребление.

События последних лет в Боливии являются частью долгого процесса поиска состояния равновесия, сосуществования и взаимного признания друг друга различными социальными группами нашей страны.

Читайте также:  Советская боевая машина бм-14-17м – первая послевоенная реактивная система залпового огня

Важными этапами на этом пути были восстания ремесленников в 40-е годы XIX века во главе с Мануэлем Исидором Бельсу, восстание Андреса Ибаньеса в Санта- Крусе в 60-70 годы XIX века, известное как Революция Равенства; восстание Сарате Уилькии, индейского вождя народа аймара, который предложил правящему классу и бело-метисному населению городов сбалансированное сосуществование народов, культур и наций, которые составляют нашу боливийскую родину. Затем произошла Революция 1952 года, итогом которой стали большие достижения в признании прав граждан: всеобщее избирательное право, передача земли крестьянам, подъем промышленности. Но даже в этот момент важнейших революционных трансформаций требования равенства и признания прав стороны индейских народов были проигнорированы, была сделана попытка предать их забвению, несмотря на то, что они представляли собой самое главное требование народа, желавшего включения всех людей в жизнь общества как полноправных граждан.

Возрождение индеанизма

В 70-е годы XX века, после поражения Революции 1952 года, новым поколением борцов за социальные права граждан был вновь поднят вопрос о равенстве народов страны.

Именно в этот момент возникли небольшие группы индеанистов и катаристов [движение за освобождение индейских народов названо по имени вождя антиколониального восстания индейцев в XVIII веке Тупак Катари], главным требованием которых было равенство индейских народов, справедливое распределение богатств, а также право каждого на участие в управлении, невзирая на различия в происхождении, цвете кожи или языке. Путь к созданию движения во имя равноправия народов был долог и тернист. Движение изначально возникло из ячеек активистов, профсоюзных и крестьянских лидеров, а также индейских интеллигентов, которым с трудом удавалось поступить в университет. Сложным было их столкновение с левыми партиями, которые оставались в путах колониальных по сути представлений, отказываясь признавать разнообразие культур, не учитывали в своих программных требованиях неприятие индейскими народами колониального наследия, дискриминации и насилия над большинством населения страны, которое они составляли.

В 80-ые годы прошлого века в Боливии начала реализовываться неолиберальная модель развития, которая привела к разрушению структур народных организаций.

К примеру, Боливийский рабочий центр (КОБ) переживал кризис в результате закрытия предприятий, перемещения рабочих и ослабления рабочего законодательства, что подорвало силы сопротивления общенациональных рабочих организаций.

Начиная с этого момента историческая эстафета лидерства в движении за равноправие, восстановление Родины, сосуществование разных народов в рамках одной нации перешла к индейским народам и крестьянскому движению.

Во времена господства неолиберализма в стране — 80-е и 90-е годы XX века — крестьянское индейское движение заняло оборону и оказало ему героическое сопротивление, защищая выращивание коки, недра страны, достоинство народа и Родины в целом.

Во времена разрушения моральных устоев, насилия и господства неолиберализма народные организации, такие как «Шесть Федераций Производителей Коки» [листья коки не являются наркотическим средством.

Это положение нашло отражение в статье 384 Политической Конституции Многонационального Государства Боливия: «Государство защищает коку, традиции которой идут из глубины веков,ввиду её признания как возобновляемого ресурса биологического разнообразия Боливии, как фактора национального единения; в первозданном виде лист коки не имеет наркотических свойств»] в тропической части Кочабамбы (в районе Чапаре), группы в северной части Потоси, в городе Эль- Альто, в департаменте Санта- Крус, объединявшие беднейшие слои населения, крестьянские федерации севера Ла- Паса, являвшиеся историческими очагами сопротивления, начали медленный процесс перестройки и социальной реорганизации во имя идеалов освобождения.

Традиционный рабочий класс был ослаблен и сильно зависел от крупного бизнеса. Новый рабочий класс формировался в мелких мастерских, на маленьких фабриках, он был еще разобщен.

Крестьянские индейские организации, противостоявшие неолиберализму, были единственными, кто боролся в защиту природных ресурсов страны, которые приватизировались и распродавались зарубежным концернам.

По мере продвижения неолиберализма во всех сферах жизни, включая приватизацию государственных предприятий, менялись позиция и взгляды молодежи, которой навязывались индивидуалистические принципы. Неолиберализм уничтожал и разрушал общественные организации в городах.

Сопротивление, борьбу за достоинство страны вели лишь индейско- крестьянские организации, которые в первую очередь защищали главное, что есть у человека, его окружающую среду, природу.

Понимание новыми народными организациями идущих в стране процессов шло быстрыми темпами.

Первоначально изолированные народные выступления от Чапаре до Санта-Круса, от Чапаре до Кочабамбы, от Чапаре до Тарихи, от Чапаре до Альтиплано обретали новые формы распространения организаций солидарности и братства.

Эта вначале невидимая сеть общинных территориальных организаций индейцев и крестьян начала расти и обретать силу процесса, который мы в Боливии называем «Великим Пачакути» [То есть временем нового перехода – начала времени освобождения индейских народов].

Сохранив лучшее из наследия борьбы рабочих в 40-е, 50-е и 60-е годы, в период бурных социальных сражений революции и борьбы с диктатурами, индейско-крестьянское движение не только осознало необходимость противостоять неолиберальной политике, навязанной правительством, придерживавшимся расистских и элитистских взглядов, исключавших участие широких слоев населения в политической и общественной жизни. Целью этого движения стало создание новой власти, способной изменить структуру государства во имя сосуществования различных групп боливийского народа. Движение индейцев и крестьян в 1995 году пришло к созданию организации «Политическое Орудие в борьбе за Суверенитет Народов» (Instrumento Politico рог la Soberania de los Pueblos — IPSP), затем трансформировавшуюся в «Движение к Социализму» (MAS- IPSP). Это решение переменило судьбу страны, так как до этого рабочие, крестьяне и индейцы могли лишь сопротивляться, бороться и терпеть, но никогда ранее, за всю свою 180-летнюю историю независимой Боливии, даже не представляли себе, что индейско- крестьянское народное движение станет управлять судьбами страны. Пройдя путь от сопротивления и защиты своих прав к взятию власти, индейское движение осознало необходимость взять в свои руки контроль над государством и начать его преобразование, построив, в конечном счете, свое, новое государство.

С момента принятия этого исторического решения в 1995 г. изменилась вся история исконных боливийских и латиноамериканских народов. Теперь они не только сопротивлялись и терпели угнетение, не только защищали природные ресурсы, но и брали в руки судьбу своих стран.

Победа «Политического Орудия Освобождения»

Усиление политических организаций индейцев и других слоев народа шло непрерывно в период с 1995 по 2005 год.

Всё началось с победы MAC на выборах в одном муниципальном округе, на следующих выборах победа была одержана уже в четырех округах; затем в 80, а после проведения муниципальных выборов в 2004 году, организации MAC удалось возглавить 120 мэрий.

Это был постепенный процесс охвата все большей территории, осуществления власти и принятия решений по внутренним делам. В парламенте страны представительство MAC выросло с 4 депутатов до фракции в 28 человек, а после выборов 2005 года — в движении состояли уже 84 из 157 членов конгресса.

Процесс постепенной осады структур расистского государства со стороны демократических сил, представляющих широкие слои населения, был непростым. Движение к завоеванию и строительству новой власти прошло через бесчисленные сражения: манифестации, марши, акции сопротивления, насилие и репрессии, массовые восстания.

Вторым шагом после этой победы стала борьба за верховную власть, которая все ещё находилась в руках коррумпированных политических партий, спекулянтов, помещиков и людей, подконтрольных иностранному капиталу. Надо было заставить их уступить свои позиции, прекратить деятельность против своей страны.

На все выступления народа, забастовки, блокады дорог, на все его законные требования ответом неолибералов у власти были репрессии и насилие. В октябре 2003 года, когда был свергнут Гонсало Санчес де Лосада, являвшийся на тот момент президентом Боливии, на его совести осталось 60 убитых, 600 раненых и десятки покалеченных.

Эти жертвы были принесены во имя защиты частных интересов и амбиций, в то время как народ требовал равенства, справедливости, возвращения стране её природных ресурсов.

Именно народные восстания разрушили изнутри структуры старого расистского, олигархического и латифундистского государства и правящей касты, управлявшей страной последние десятилетия.

Источник: http://www.krasnoetv.ru/node/7055

Революции В Латинской Америке

В XX веке Латинской Америке пришлось пережить восстания, военные перевороты и диктатуры от всех политических направлений.

XX век

Большинство стран Латинской Америки в первой половине XIX века добились независимости от европейских колонизаторов — главным образом ими двигало недовольство испанцами и португальцами, но также воодушевлял пример освободительной борьбы в Северной Америке.

Из-за непрерывно растущего экономического могущества Соединенных Штатов эти государства отставали в развитии. Они не могли идти в ногу со своим могучим соседом на севере и почти все попали в зависимость от него.

Первая мировая война принесла первый обвал экономики, когда европейцы переместили свою торговлю и инвестиции из Латинской Америки в США, которые в свою очередь разместили в Латинской Америке свои производственные предприятия.

Обвал экономики последовал вместе с мировым экономическим кризисом и падением курса доллара на Уолл-стрит. Финансовая помощь со стороны США была прекращена, кредиты потребованы обратно, а цены мирового рынка на сырье из Южной Америки упали.

Следствием была стремительная индустриализация и глубокая деморализация рабочих и городского населения. С 1930 г. в результате переворотов во всем регионе к власти приходили диктаторы, такие как Варгас в Бразилии и Перон в Аргентине. Однако эти мятежи не помогали преодолеть растущую пропасть между бедными и богатыми. Начатые в 1930-е гг.

социальные реформы приостановились уже в середине 1940-х гг., а последствия разногласий в обществе только обострились. С началом Второй мировой войны экономика продолжала идти на спад, а прирост населения дополнительно увеличивал численность бедных. В результате глубоких социальных перемен произошло расслоение в партийном ландшафте.

После 1929 г. все больше социальных групп выдвигало требования и предъявляло претензии, озвучивать и удовлетворять которые предоставлялось партиям.

Помимо традиционных лагерей либералов и консерваторов на политической арене теперь появились коммунистические, социалистические, а после Второй мировой войны и христианско-демократические группировки.

В результате в 1950-е гг. Латинской Америке пришлось пережить целый ряд новых революций и военных переворотов, которые повлекли за собой 11 радикальные политические перемены в Гватемале, Боливии и на Кубе.

Диктатуры

На протяжении XX века политический ландшафт Латинской Америки был отмечен продолжительными диктатурами и военными режимами. Экономическая и общественная обстановка в большинстве стран и островов региона заставляла людей искать альтернативные модели государства и правительства. При этом известные по Европе фашистские и коммунистические экстремистские формы казались наиболее интересными.

Первую в Латинской Америке диктатуру установил Желулио Варгас в 1930 г. в Бразилии. Он захвата власть при поддержке военных, хотя до этого потерпел неудачу на демократических выборах в качестве кандидата от Либерального альянса.

Бескровная революция Варгаса по сути своей была буржуазно-либеральным государственным переворотом, который положил начало капиталистическому развитию и индустриализации.

Однако постепенно его диктатура все больше приближалась к европейскому фашизму: он допускал антисемитизм, а его капиталистический строй оставался без либеральных реформ. Репрессивные методы режима напоминали действия Муссолини в Италии и Салазара в Португалии. В 1945г.

президент Варгас был свергнут после того, как провел конституционную реформу. В 1951 г. он на короткое время вернулся к власти, а после того, как снова был смещен, свел счеты с жизнью.

В Аргентине в результате военного путча 1930г. от должности был отстранен избранный президент. В последующие десять лет существовало несколько консервативных правительств. В 1943 г. вновь вмешались военные и поставили у власти Хуана Перона.

У Перона было много сторонников, поэтому он мог править вопреки сопротивлению военных кругов. В 1946 г. Перон был избран на пост президента. Авторитарный правитель, вдохновленный фашизмом, Перон затеял социальные перемены, которые особенно благотворно сказались на рабочем классе. Однако в 1955 г. экономический подъем обернулся кризисом. Популярность Перона пошла на убыль, когда в 1952 г.

Читайте также:  Экономичный газ-2705 для малого и среднего бизнеса

Скончалась его супруга Эвита, горячо почитаемая рабочим классом. После обвинений в коррупции и конфликтов с католической церковью в 1955 г. его сместили военные. В 1973 г. Перону удалось вернуться к власти, одержав победу на президентских выборах, однако уже в следующем году он ушел из жизни.

В Боливии после смены различных режимов в 1952 г., свергнув военную хунту, к власти пришло Национальное революционное движение НРД. Экономическая политика национализации и нового распределения экспроприированной земли не имела особого успеха. Сегодня Боливия входит в число самых бедных стран Латинской Америки.

На Кубе в 1950-е гг. был с воодушевлением принят коммунизм. После того как кубинцы в 1933 г. свергли протеже США диктатора Херардо Мачадо, наступил период кратковременных правительств. В итоге в 1940 г. к власти пришел генерал Фульхенсио Батиста. Он вел строгий диктаторский режим и с коротким перерывом сумел удерживать власть до 1959 г.

Фидель Кастро в 1956 г. организовал партизанское движение против ненавистного режима Батисты. Под его началом совершилась национал-социалистическая революция, в результате которой Батиста был смещен с должности. После ожесточенной борьбы Батиста вынужден был бежать в США в январе 1959 г.

Коммунисты Кастро жестоко расправлялись соппозиционерами, и тысячи кубинцев устремлялись искать убежища в США. Развернутые коммунистами социальные и экономические реформы обеспечили широким кругам работающего населения лучшие условия жизни.

Тем временем Соединенные Штаты испытывали все большую неприязнь к своему коммунистическому соседу, и Куба стала пешкой в Холодной войне между США и СССР.

В Чили победа на выборах 1970 г. досталась коалиции «Народное единство», президентом государства стал социалист Сальвадор Альенде, который начал реогранизовывать общество на социа-

 диетический лад. Экономический кризис и жесткая оппозиция тех, кто пострадал от национализации и иностранных или местных инвесторов, привели к беспорядкам, конец которым положил кровавый военный путч: генерал Аугусто Пиночет правил Чили как диктатор до 1988 г.

Рост и выздоровление

Сегодня латиноамериканские диктатуры большей частью стали достоянием прошлого. Аргентина, сегодня являющаяся демократической республикой, борется, невзирая на богатые природные ресурсы, с тяжелым экономическим кризисом. В Гватемале в 1996 г.

с подписанием мирного договора закончилась гражданская война, продолжавшаяся 36 лет. Иностранные инвестиции стимулируют терпящую нужду экономику. Чили получает доходы с туризма, виноделия и современной отрасли телекоммуникаций.

Недавно подписанные соглашения о беспошлинной торговле с США, Евросоюзом и Канадой открыли путь иностранным инвестициям. Внешняя торговля Мексики с США и Канадой в последнее десятилетие увеличилась в три раза.

Многие страны, такие как Коста-Рика и островные государства Карибского бассейна, опираются в своем развитии преимущественно на туризм.

Сальвадор Альенде, социалист, президент Чили, был убит в 1973 г. при захвате власти военными.


08.11.2018

Источник: http://altpp.ru/bolshoj-atlas-istorii-mira/revoljucii-v-latinskoj-amerike.html

Апрельская революция 1952 г. В Боливии

Общий подъем антиимпериалистического демократического движения на континенте оказал большое влияние на борьбу народных масс Боливии, на позиции основных партий страны: Левой революционной партии (ЛРП), созданной в июле 1940 г., и партии Националистическое революционное движение (НРД), возникшей в январе 1941 г.

Левая революционная партия представляла собой мелкобуржуазную партию. Стремясь привлечь на свою сторону рабочих и крестьян, она выступала за проведение аграрной реформы и национализацию горнорудной промышленности. Однако в 1943— 1946 гг. ЛРП вступила в союз с реакционными партиями, и ее влияние среди рабочего класса резко упало.

В связи с этим значительные слои рабочего класса и крестьянства выступили в поддержку партии НРД, представлявшей интересы зарождавшейся национальной мелкой и средней буржуазии.

Лидеры партии Виктор Пас Эстенсоро и Карлос Монитенегро выступали за национализацию оловянных рудников, принадлежавших «оловянным баронам», за использование национальных богатств в интересах народа, проведение аграрной реформы, прекращение империалистического вмешательства во внутренние дела Боливии.

Все это позволило НРД объединить в начале 50-х годов большинство трудящихся Боливии, поверивших в эти лозунги, поскольку они отражали стремление широких народных масс к коренным преобразованиям в стране. В 1951 г. на президентских выборах Виктор Пас Эстенсоро одержал победу.

Но местная реакция не допустила его вступления на пост президента, и он вынужден был покинуть страну. В Боливии создалась напряженная обстановка: начались массовые демонстрации трудящихся, забастовки рабочих оловянных рудников.

Попытка находившейся у власти военной хунты совместно с правыми деятелями НРД подавить эти выступления еще более обострила положение. 9 апреля 1952 г. вспыхнуло восстание рабочих оловянных рудников, поддержанное рабочими столицы. После двухдневных ожесточенных боев силы реакции были разбиты.

По своим целям и участвовавшим в нем силам это восстание представляло собой антиимпериалистическую, антифеодальную и демократическую революцию, направленную против империалистического господства и местной латифундистской олигархии. Решающую роль в осуществлении этой революции сыграл рабочий класс, вооруженные отряды которого представляли собой главную силу в апрельской революции 1952 г. Вернувшийся из эмиграции В. Пас Эстенсоро сформировал из представителей НРД правительство, обещая массам провести демократические реформы.

БОЛИВИЯ: ИСТОРИЯ — Г. РЕВОЛЮЦИЯ 1952 К статье БОЛИВИЯ: ИСТОРИЯ На президентских выборах в мае 1951 победил кандидат от НРД Виктор Пас Эстенсоро, однако Урриолагоития, чтобы не допустить к власти НРД, уступил свои полномочия военной хунте. 9 апреля 1952 народное восстание, в котором руководящую роль играла НРД и рабочие с рудников и шахт, свергло военное правительство; пост президента занял Виктор Пас Эстенсоро, и НРД начала осуществление программы коренных преобразований в социальной, экономической и политической сферах. В августе 1952, утверждая принципы всеобщего избирательного права для взрослого населения, правительство предоставило право голоса индейцам. Годом позже, в порядке осуществления земельной реформы, было проведено отчуждение крупных земельных владений и наделение индейцев небольшими участками земли. Были начаты широкие программы по распространению образования среди индейцев; в деревнях строились больницы и организовывались крестьянские кооперативы. Новое правительство конфисковало собственность крупных оловодобывающих компаний и передало ее в руки государственной компании КОМИБОЛ. Правительство финансировало постройку дорог, гидроэлектростанций и промышленных предприятий, а также освоение новых районов, среди которых особое внимание уделялось восточной части страны. Были построены система дорог между департаментами Кочабамба и Санта-Крус, сахарный завод и начат проект по разведению хлопка восточнее города Санта-Крус. Поощрялось переселение индейцев из горных районов на восток. Программа развития, которую осуществляла партия НРД, встретилась со множеством препятствий, как внутри страны, так и за ее пределами. Снижение производительности рудников как следствие снижения цен на олово на мировом рынке, амбициозные программы экономического развития, коррупция, отток из страны капитала, как иностранного, так и национального, и отчасти даже переход индейцев от натурального хозяйства к рыночному, — все это вместе привело к галопирующей инфляции. Решительные антиинфляционные меры были приняты во время правления второго президента от партии НРД, Эрнана Силеса Суасо, избранного в 1956. При поддержке Международного валютного фонда и США правительство начало проведение программы стабилизации, включавшей ограничение роста заработной платы, отмену контроля над ценами на большинство товаров и ограничение правительственных расходов. Эти меры, однако, не смогли покончить с экономическим кризисом, с которым пришлось иметь дело вторично избранному в 1960 В.Пасу Эстенсоро. В период правления НРД Боливия имела самое стабильное и авторитетное правительство за всю историю страны. Пресса пользовалась полной свободой и критиковала правительство. Изменения в составе правительства, происходившие в 1956 и 1960, осуществлялись путем демократических выборов.  
42. Социально-экономическое развитие и политическая борьба в Чили в 40-е – начале 60-х годов.

Чили. В результате «импортзамещающей индустриализации» объем продукции обрабатывающей промышленности Чили с 1938 по 1958 г. вырос в 2,4 раза.

-Были заложены основы тяжелой промышленности.

-В 1950 г. вступила в строй первая очередь государственного металлургического комбинат,

-Была создана государственная нефтяная компания.

-Получила развитие химическая промышленность.

Постепенно складывалась чилийская промышленно-финансовая монополистическая верхушка. Под ее контролем оказались важнейшие банки, страховые компании, добыча угля, производство цемента. Она захватила ведущие позиции в ряде отраслей легкой и пищевой промышленности. Наряду с этим был довольно высок удельный вес мелких и средних предприятий и число их возросло.

Основная отрасль чилийской экономики – добывающая промышленность – не получила заметного дальнейшего развития.

Добыча меди, контролировавшаяся американским капиталом, после войны сократилась и не росла до середины 50-х годов. Это сказалось на общих темпах роста промышленного производства, оказавшихся ниже средних по региону.

В состоянии застоя пребывало сельское хозяйство, где по-прежнему господствовал латифундизм..

22 июня 1941 г. и складывание антифашистской коалиции привели к переориентации чилийской компартии на общедемократические и антифашистские цели борьбы и создали почву для нового сближения позиций социалистов и радикалов с коммунистами. Смерть президента Педро АгирреСерды в ноябре 1941 г.

поставила в повестку дня новые президентские выборы, что ускорило практические шаги к восстановлению Народного фронта. В январе 1942 г. он был воссоздан под названием Демократического альянса. Помимо партий прежнего Народного фронта (радикалы, социалисты, коммунисты, демократы) в Альянс вошла и часть либералов.

Кандидат Демократического альянса умеренный радикал ХуанАнтонио Риос

Источник: https://megaobuchalka.ru/6/6031.html

Континентальная консервативная революция: южноамериканский сценарий

Любая консервативная революция, находящаяся за рамками давно уже бессмысленных понятий «левого» и «правого», немыслима без первостепенного условия sine qua non – решительно суверенного поведения ее лидеров.

Если они управляются извне или хотя бы позволяют внешним силам управлять «командными высотами» экономики в своей стране, то это не консервативная революция, а фарс и симуляция, которая может закончиться в любой момент, как это демонстрирует нам прямо сегодня судьба Бразилии и Аргентины, где государственные перевороты в интересах США прошли без единой капли крови под видом легальных процедур с поразительной легкостью. Ранее в течение правления Обамы США удалось ликвидировать неугодные себе режимы в Гондурасе (путем военного переворота – впрочем, этот способ уже выходит из моды), Мексике (путем фальсификации президентских выборов, как и в Аргентине) и Парагвае (путем импичмента президенту со стороны олигархического Сената, как в Бразилии). Вместе с тем в Латинской Америке есть страны, которые оказались поразительно устойчивы к попыткам Вашингтона организовать там свержение власти. Среди них – Боливия. И причины этой устойчивости в немалой степени объясняются тем, что президент Эво Моралес хорошо усвоил ряд исторических уроков своей страны. О них сейчас и пойдет речь.

16 мая 2016 года исполняется 80 лет с момента события, которое сыграло важную роль не только в истории Боливии. В этот день в 1936 году к власти там пришли консервативные революционеры.

Что представляла собой Боливия к этому времени? Страна, в 1904 году лишившаяся выхода к морю в результате поражения от Чили и попавшая под власть компрадорской Либеральной («белой») партии, издавна находилась в рабстве у американских, британских, швейцарских компаний, добывавших горную руду, олово и нефть.

Едва ли не половиной всех богатств Боливии владели евреи Хохшильды. Когда прошел слух о том, что в спорной территории Гран-Чако (занимавшей аж две трети Парагвая) найдена нефть, транснациональные корпорации разожгли кровавую и бессмысленную войну между Боливией и Парагваем.

В обеих странах у власти стояли олигархи-капиталисты, только первую спонсировала американская Standard Oil, а вторую – британская Shell. Бои в этом районе происходили и в 20-е годы, но полномасштабные военные действия шли с 1932 по 1935 год и унесли жизни почти 100 тысяч человек с обеих сторон.

Стараниями белых русских генералов и офицеров Парагвай одержал убедительную победу над Боливией (которой помогали немецкие специалисты), три четверти Гран-Чако были закреплены за ним.

Однако нефть так и не нашли – точнее, ее найдут лишь в 2012 году… Боливийцы построили было порт для вывоза нефти, но и он оказался ненужным – сейчас нефть идет в Бразилию по совсем другому маршруту.

Кровавая война двух стран, населенных практически одним испаноязычным народом, вызвала усиление тех движений, кто выступал за свержение ига ТНК и возврат к великодержавной политике XIX века. В Боливии эти силы возглавил капитан Херман Буш Бесерра, в Парагвае – полковник Рафаэль де ла Крус Франко Охеда.

Читайте также:  Травматический пистолет лидер тт для надёжной самообороны

Еще в 1934 году группа офицеров во главе с Херманом Бушем сменила президента Боливии – одного ставленника олигархов на другого, более слабого. Следующим шагом и стал переворот 16 мая 1936 года, когда Херман Буш провозгласил себя президентом страны, но на следующий день решил передать власть своему соратнику Хосе Давиду Торо Руилове.

Так в Боливии началась консервативная революция.

За один год правления Торо под идеологическим руководством Хермана Буша было сделано очень много. Прежде всего, надо было наладить отношения с Парагваем.
Как известно, являвшийся образцовым «закрытым» традиционалистским государством с 1814 по 1870 год (великая эпоха Франсии и Лопесов), Парагвай был физически уничтожен иностранными интервентами. Тогда в ходе войны 1865-1870 гг.

были убиты 90% всего мужского населения, страна лишилась половины территории в пользу Бразилии и Аргентины. С тех пор в течение 66 лет слабым и нищим Парагваем руководили олигархи из партии так называемых «красных». При них шельмовалось великое прошлое Парагвая, павший в бою в 1870 году президент Лопес официально считался «преступником» по требованию «международного сообщества».

Но Чакская война ослабила власть олигархов, и 17 февраля 1936 года группа офицеров во главе с Рафаэлем Франко захватила власть. Именно президент Франко начал проводить консервативно-революционные меры. Был введен в действие новый трудовой кодекс с 8-часовым рабочим днем, обязательным выходным в воскресенье и правом на забастовки.

Заработную плату повысили и стали выплачивать деньгами, а не ваучерами, как это было при парагвайских олигархах – предтечах Гайдара и Ельцина. Государственный Центробанк Парагвая получил монополию на ведение любых финансовых операций с заграницей – тем самым одним ударом Рафаэль Франко покончил с биржевыми спекулянтами.

Нефтяные промыслы и торговый речной флот были национализированы, а британские корпорации выставлены вон из страны. Чтобы прекратить расхищение англичанами и американцами древностей, все памятники архитектуры, культуры и археологии Парагвая были объявлены национальным достоянием. Значительную часть земли Франко раздал 10 тысячам бедных семей – по 20 гектар на семью.

Для всеобщего обучения были открыты сотни школ, средних специальных и даже высших учебных заведений.

Лопес был объявлен национальным героем, его останки найдены в безымянной могиле и перенесены в Пантеон, началось восстановление культа парагвайского великодержавия XIX века. Вместо оккупационной конституции, навязанной иностранными интервентами после убийства Лопеса в 1870 году, Франко принял новую конституцию.

Государство из парламентско-олигархического становилось традиционно-кооперативным по образцу тогдашних Австрии, Португалии или Бразилии. Были созданы новые министерства и ведомства (труда, общественного здравоохранения, сельского хозяйства, ГО и ЧС).

Профсоюзы, молодежь, ветераны Чакской войны были объединены в профессиональные корпорации. Не атомарные либеральные индивиды, а сословные корпорации теперь имели право голоса. Оплот олигархов-компрадоров – Либеральная партия – была запрещена.

Не желая создавать порочную однопартийную систему, Рафаэль Франко создал вместо партии ряд движений в поддержку углубления консервативной революции, на двадцать лет предвосхитив гениальную находку Гамаля Абделя Насера – беспартийный режим правления.

Но результаты консервативной революции в Парагвае могли быть закреплены только при успешной внешней политике. Для этого надо было помириться с Боливией и найти союзников в Европе. Обе задачи были выполнены.

Приход к власти в Боливии 17 мая 1936 г. Торо и Буша открыл дорогу для копирования ими парагвайского образца. Для этого они начали сближение с родственным им по духу Франко. Уже в августе между братскими странами были восстановлены дипломатические отношения, пленные вернулись домой.

Одновременно в Испании начался мятеж Франсиско Франко (он приходился парагвайскому Франко пятиюродным братом), и вопрос о том, на кого опереться в Европе, теперь перед Боливией и Парагваем не стоял. Главным врагом и для Торо и Буша, и для Франко была западная плутократия.

К антитрадиционному и антинациональному марксизму у южноамериканских консервативных революционеров тоже симпатий быть не могло. Поэтому они начали перенимать опыт консервативных государств Европы с корпоративным устройством, а в военном плане понадеялись на помощь Италии и Германии.

Рафаэль Франко заказал для Парагвая у Муссолини 60 военных самолетов, которые позволили бы отразить возможные атаки со стороны Аргентины.

Придя к власти, Торо и Буш стали копировать реформы Рафаэля Франко. Была национализирована вся нефтяная отрасль, а американская Standard Oil вышвырнута из страны. Американские капиталисты не хотели сдаваться без боя, поэтому Торо и Буш ввели войска на нефтепромыслы и выгнали их оттуда силой.

Было создано министерство труда и введен в действие новый трудовой кодекс Боливии в подражание парагвайскому. Однако президент Торо по натуре был человеком не очень решительным и боялся довести дело борьбы за суверенитет и избавление от ТНК до конца.

Поэтому 13 июля 1937 года Херман Буш сместил его и сам стал президентом.

Не желая для себя никакой славы или богатств, оставаясь поначалу в чине капитана, он уже через месяц, 13 августа, узнал страшную новость: военная хунта в Парагвае, желая продолжения войны против Боливии, свергла Рафаэля Франко, который бежал в Уругвай. Херман Буш остался в одиночестве против олигархов – как своих, так и парагвайских.

Однако он не отступил и не испугался, а заявил: «Я занял пост президента не для того, чтобы служить капиталистам. Это они должны служить стране, и если они не делают этого по собственной воле, их заставят силой.

Я клянусь Вам, товарищи, что я, Херман Буш, докажу этим Патиньо, Арамайо, Хохшильдам и всем эксплуататорам Боливии, что есть президент, который заставит их уважать свою страну. Если будет необходимо отдать свою жизнь, я отдам её и буду счастлив, что она послужила хоть чем-то моей бедной родине. Я не боюсь смерти.

Вы меня знаете…»
Херман Буш практически довел начатое еще при Торо дело до конца. Он созвал Учредительное собрание и принял новую конституцию, устанавливавшую корпоративный строй – близкую к бразильскому аналогу Жетулио Варгаса или к той же парагвайской конституции Франко. Теперь в парламенте сидели не партийные политиканы, а представители профсоюзов от всех профессий.

Крестьян представляли общины. Херман Буш был готов к диалогу с той частью оппозиции, которая отстаивала общенациональное дело борьбы с компрадорами и ТНК. Точную копию парагвайской модели представляло собой создание при Буше государственного Центробанка и внедрение трудового и образовательного кодексов.

Страна покрылась сетью школ и училищ, возник новый университет (взамен закрытого при олигархическом режиме). В конституции был закреплен приоритет человеческой жизни и права на достойное существование над интересами частной капиталистической собственности. Пенсионная реформа также была скопирована с парагвайской модели.

Поскольку в Боливии индейское население составляет большинство, то Херман Буш – сам человек немецкого происхождения с безупречно «нордической» внешностью – учредил День индейца и стал героизировать индейских партизан XIX века, ошельмованных либеральной креольской пропагандой. Индейцы получили доступ к земельным и водным ресурсам, а у угнетавших их колонистов этот доступ был отнят.

В области внешней политики Херман Буш сумел маневрировать. После свержения Рафаэля Франко в Парагвае тамошняя хунта отказалась закупать итальянские самолеты и не могла продолжать войну. Поэтому она сочла за лучшее заключить мир с Боливией. Переговоры шли с июля 1938 по январь 1939 года и успешно закончились подписанием предварительного мира по итогам Чакской войны.

Это стало возможным в том числе потому, что США и Британия более не могли отвлекать силы на войны в Южной Америке. Ситуация в мире обострялась с каждым днем. Фактически пожар мировой войны уже полыхал и в Европе, и в Восточной Азии.

В Вашингтоне не могли больше терпеть наличия в Боливии у власти их заклятого врага. Когда американцы попытались настроить часть депутатов против Хермана Буша, он распустил парламент 24 апреля 1939 г. и объявил себя диктатором. 3 августа он согласился, наконец, получить звание полковника.

Это было необходимо для того, чтобы повысить престиж президентской власти и нанести последний удар по олигархам: Буш сразу же объявил о национализации Горнорудного банка и введение государственной монополии на добычу олова и других цветных металлов.

Все банкиры и капиталисты оставались ни с чем – ключевые отрасли экономики страны отныне становились государственными.

Тем временем в Москве уже вовсю шли переговоры Молотова и Риббентропа, и присоединение Боливии к вероятному новому пакту становилось вполне возможным. В этих условиях силы «без имен, без спин, без лиц» решились на крайнюю меру.

В Парагвае 15 августа президентом Парагвая был объявлен угодный США самозваный маршал Эстигаррибия. Одновременно в Чили была предпринята неудавшаяся попытка государственного переворота. Американская удавка вокруг Боливии затягивалась.

Рано утром в день заключения пакта Молотова-Риббентропа, 23 августа 1939 г., 35-летний президент Херман Буш был найден застрелившимся в своем президентском кабинете. Его ближайшие соратники уверяли, что в последние дни президент был склонен к депрессии и часто заговаривал о самоубийстве. Народ, однако, в эту версию не поверил.

Почти вся Боливия вышла на улицы хоронить своего президента как национального героя и требовать розыска вероятных убийц. На следующий день Херману Бушу было посмертно присвоено звание генерал-лейтенанта, от которого он категорически отказывался при жизни.

Его соратники, включая вице-президента, однако, не проявили должной решительности и практически без борьбы уступили место военной хунте, которая вернула к власти олигархов и отменила национализацию.

Однако героическая эра консервативной революции в Парагвае (1936-1937) и Боливии (1936-1939) не прошла бесследно. Многие достижения Рафаэля Франко и Хермана Буша не были упразднены.

Большинство введенных ими законов, ведомств, учреждений, учебных заведений, праздников сохранились и уже не могли быть отменены.

Никакие олигархические правительства уже не осмелились осквернить их память и формально не государственном уровне герои продолжали чтиться и десятилетия спустя. Сам Рафаэль Франко еще не раз участвовал в политической жизни Парагвая.

Богатый опыт 30-х годов пригодился и во время смутных 50-х годов, когда в Боливии и Парагвае была продолжена часть реформ Франко и Буша, и в новейшее время. В 2005 году к власти в Боливии пришел Эво Моралес, а президентом Парагвая в 2008 году стал Фернандо Луго.

Оба они провозгласили свое преемство от курса Франко и Буша и в 2009 году заключили окончательный вечный мир между своими странами. В Парагвае снова была проведена раздача земли крестьянам, а в Боливии – наделение автономией и природными ресурсами индейских общин и национализация нефти и цветных металлов.

Действуя по рецепту Хермана Буша, Эво Моралес вновь ввел армию на нефтепромыслы и вышвырнул из страны американские корпорации.

И хотя режим Луго пал в 2012 году в результате государственного переворота, устроенного проамериканскими наркобаронами в форме импичмента, но в Боливии на этот раз всё-таки удалось довести дело до конца и построить тот самый строй, о котором мечтал Херман Буш Бесерра, чье имя ныне носит одна из провинций страны. Хотя бы в этот раз уроки истории были извлечены должным образом.

Источник: http://katehon.com/ru/article/kontinentalnaya-konservativnaya-revolyuciya-yuzhnoamerikanskiy-scenariy

Ссылка на основную публикацию