Карибский кризис: «горячая» фаза холодной войны

Карибский кризис октябрь 1962

Cоветско-американские отношения развивались в середине – второй половине 50-х годов крайне неравномерно. В 1959 г. Хрущев, проявлявший неподдельный интерес к США, посетил эту страну с достаточно продолжительным визитом. Одной из составляющих его графика было выступление на заседании Генеральной Ассамблеи ООН в Нью-Йорке.

Здесь он выдвинул широкую программу всеобщего и полного разоружения. Эта программа, конечно, выглядела утопичной, но в то же время она предусматривала ряд первоначальных шагов, которые могли бы снизить накал международной напряженности: ликвидацию военных баз на чужой территории, заключение пакта о ненападения между НАТО и Варшавским договором и т.д.

Пропагандистский резонанс от выступления Хрущева был весом и заставил США пойти на подписание с СССР совместной резолюции о необходимости принятия усилий для всеобщего разоружения, принятую ГА ООН. Хрущев выступал на сессии ГА ООН и осенью 1960 г. – теперь уже не в рамках визита в США, а как руководитель советской делегации в ООН.

Проблемы разоружения и поддержки национально-освободительного движения звучали у него на первом месте. Опасное отставание СССР в производстве ядерных боеприпасов вынуждало советского руководителя идти на громкие и даже экстравагантные заявления (которые касались прежде всего западных представителей) о превосходстве СССР в ракетах.

В пылу полемики, несмотря на то, что он находился в здании ООН, Хрущев даже стучал ботинком по столу.

Ответный визит президента США Д. Эйзенхауэра в СССР готовился, но сорвался из-за инцидента с американским разведывательным самолетом У-2, сбитым над советской территорией.

Американские самолеты и раньше неоднократно нарушали воздушное пространство СССР, и, имея преимущество в скорости и высоте, уходили от преследования советских перехватчиков и зенитных ракет. Но 1 мая 1960 г. американскому пилоту Ф. Пауэрсу не повезло.

В районе Свердловска, куда он успел долететь, стояли уже новые модернизированные ракеты. Будучи сбитым, Пауэрс вопреки инструкциям не покончил с собой, а сдался. Показания американского пилота были обнародованы и над ним прошел судебный процесс.

Президент Эйзенхауэр отказался извиняться перед СССР за этот полет, чем испортил свои отношения с советским лидером. Два года спустя, отбывающий свой срок наказания Пауэрс был обменен на осужденного в США советского разведчика Р. Абеля.

ИЗ ВЫСТУПЛЕНИЯ Н.С. ХРУЩЕВА НА ЗАСЕДАНИИ ГА ООН. 11.10.1960 г

«Я заявляю, господа, придет такое время, когда вы поймете необходимость разоружения. Народ выбросит тех, которые ставят преграды на пути к миру и взаимопониманию… Нас, людей социалистического мира, вы не запугаете! Наша экономика цветущая, техника у нас на подъеме, народ сплочен. Вы хотите навязать нам состязание в гонке вооружений? Мы этого не хотим, но не боимся.

Мы вас побьем! У нас производство ракет поставлено на конвейер. Недавно я был на одном заводе и видел, как там ракеты выходят, как колбасы из автомата. Ракета за ракетой выходит с наших заводских линий. Кое-кто хочет попробовать, как мы на земле стоим? Вы нас пробовали, и мы вас разбили.

Я имею в виду, разбили тех, кто на нас пошел войной в первые годы после Октябрьской революции… Некоторые господа сейчас начнут трещать, что Хрущев кому-то угрожает. Нет, Хрущев не угрожает, а реально вам предсказывает будущее. Если вы не поймете реальной обстановки…

если не будет разоружения, значит будет гонка вооружений, а всякая гонка вооружений приведет, в конце концов, к военной развязке. Если начнется война, многих здесь сидящих мы тогда не досчитаемся…

Что еще добавить?

Покамест не все еще народы Азии и народы Африки, которые недавно освободились из-под колониального гнета, осознали силу свою, еще идут за вчерашними своими вешателями-колонизаторами. Но сегодня это так, а завтра этого не будет; не будет этого, народы поднимутся, расправят свою спину и захотят быть настоящими хозяевами положения…»

БЕРЛИНСКАЯ СТЕНА

Прологом к обострению кризиса в карибском бассейне послужило возведение знаменитой берлинской стены. В геополитическом противоборстве СССР и Запада германский вопрос продолжал занимать одно из главных мест. Особое внимание было приковано к статусу Западного Берлина. Восточный Берлин стал столицей ГДР.

Западная часть города, где находились войска США, Великобритании и Франции, формально обладала особым статусом, но явно тяготела к Федеративной Республике Германии. Хрущев предлагал созвать конференцию великих держав с целью объявить Западный Берлин демилитаризованной зоной.

Но после инцидента с самолетом У-2 консультации по этому вопросу прекратились.

Между тем, грамотная рыночная политика властей Западного Берлина, их поддержка со стороны ФРГ, а также солидные денежные вливания США и других стран позволили резко повысить уровень жизни западноберлинцев по сравнению с жителями восточного сектора.

Подобный контраст, наряду с открытыми границами между частями города стимулировал эмиграцию из Восточного Берлина, больно ударявшую по экономике ГДР. НАТО использовало такую ситуацию и для активного идеологического наступления на систему социализма.

В августе 1961 г. руководство ОВД, согласно решению принятому в Москве призвало ГДР принять меры против политики Западного Берлина. Последующие действия немецких коммунистов стали полной неожиданностью для Запада.

Рядовые члены партии создали живое кольцо воль границы между секторами. Одновременно началось быстрое сооружение 45-километровой бетонной стены с контрольно-пропускными пунктами.

Через 10 дней стена была готова и сразу стала символом «холодной войны».

Одновременно с возведением стены были прерваны транспортные коммуникации между частями города, а пограничники ГДР получили приказ открывать огонь на поражение по перебежчикам. За годы существования стены погибли и получили ранения десятки человек, пытавшихся ее преодолеть.

Стена простояла до 9 ноября 1989 г., когда в свете начавшейся в СССР перестройки и политических преобразований в странах Восточной Европы, новое правительство ГДР объявило о беспрепятственном переходе из Восточного Берлина в Западный и обратно.

Официальный демонтаж состоялся в январе 1990 г.

КАРИБСКИЙ КРИЗИС

Противостояния между советским и западными блоками подошло к своей самой опасной черте в период т.н. Карибского (Ракетного) кризиса осенью 1962 г. Значительная часть человечества стояла тогда на волосок от гибели, а до начала войны, по образному выражению, было такое же расстояние как от ладони офицера до кнопки на пусковой установки ракеты.

В 1959 г. на Кубе был свергнут проамериканский режим, и к власти в стране пришли прокоммунистические силы во главе с Фиделем Кастро. Коммунистическое государство в традиционной зоне интересов США (фактически у них под боком) было не просто ударом, а просто шоком для политической элиты в Вашингтоне.

Страшный сон становился реальностью: Советы оказались у ворот Флориды. С целью свержения Кастро Центральное разведывательное управление США сразу же приступило к подготовке диверсионной акции. В апреле 1961 г. десант, состоявший из кубинских эмигрантов высадился в заливе Кочинос, но был быстро был разгромлен.

Кастро стремился к более тесному сближению с Москвой. Этого требовали задачи обороны «острова Свободы» от нового нападения. В свою очередь Москва была заинтересована в создании военной базы на Кубе в противовес натовским базам вокруг границ СССР.

Дело в том, что в Турции уже были размещены американские ядерные ракеты, которые могли достигать жизненно важных центров Советского Союза всего за несколько минут, в то время как советским ракетам для поражения территории США требовалось почти полчаса. Такой разрыв во времени мог оказаться роковым. Создание советской базы началось весной 1962 г.

, и вскоре туда началась секретная переброска ракет среднего радиуса действия. Несмотря на тайный характер операции (имевший кодовое название «Анадырь») американцы узнали о том что находится на борту советских судов, идущих к Кубе.

4 сентября 1962 г. президент Джон Кеннеди заявил, что США ни в коем случае не потерпят советских ядерных ракет в 150 км от своего берега. Хрущев заявлял, что на Кубе устанавливается всего лишь исследовательское оборудование. Но 14 октября американский самолет-разведчик сфотографировал с воздуха стартовые площадки для ракет.

Американские военные предлагали немедленно разбомбить советские ракеты с воздуха и начать вторжение на остров силами морской пехоты. Такие действия вели к неизбежной войне с Советским Союзом в победоносном исходе которой Кеннеди уверен не был. Поэтому он решил занять жесткую позицию, но не прибегать к военному нападению.

В обращении к нации он сообщил, что США начинают военно-морскую блокаду Кубы, потребовав от СССР немедленно удалить оттуда свои ракеты. Хрущев вскоре осознал, что Кеннеди будет стоять на своей позиции до конца и 26 октября направил президенту послание, в котором признавал наличие на Кубе мощного советского оружия.

Но в то же время Хрущев пытался убедить Кеннеди, что СССР не собирается нападать на Америку. Позиция же Белого дома оставалась прежней – немедленный вывод ракет.

День 27 октября стал самым критическим за все время кризиса. Тогда советской зенитной ракетой над островом был сбит один из многочисленных самолетов-разведчиков США. Его пилот погиб. Ситуация накалилась до предела, а президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и начать высадку на Кубу.

В те дни многие американцы, напуганные перспективой ядерной войны покидали крупные города, самостоятельно рыли бомбоубежища. Однако все это время между Москвой и Вашингтоном осуществлялись неофициальные контакты, стороны рассматривали различные предложения с целью отойти от опасной черты.

28 октября, советское руководство решило принять американское условие, заключавшееся в том, что СССР выводит свои ракеты с Кубы, после чего США снимает блокаду острова. Кеннеди взял обязательство не нападать на «остров Свободы».  Кроме того, было достигнуто согласие на вывод американских ракет из Турции.

Открытым текстом советское послание было передано для президента США.

После 28 октября Советский Союз вывез с Кубы свои ракеты и бомбардировщики, а США сняли морскую блокаду острова. Международная напряженность спала, но такая «уступка» США не понравилась кубинским руководителям. Официально оставаясь на советской позиции, Кастро подверг критике действия Москвы, и особенно Хрущева.

В целом Кубинский кризис показал великим державам, что продолжение гонки вооружений, резкие действия на международной арене могут обратить мир в пучину глобальной и всеуничтожающей войны.

И как это ни парадоксально, с преодолением кубинского кризиса был дан импульс разрядке напряженности: каждый из противников понял, что противостоящая сторона стремится избежать ядерной войны. США и СССР стали лучше осознавать пределы допустимого противостояния в «холодной войне», необходимость искать компромисс по вопросам двусторонних отношений.

Для самого Н.С. Хрущева Карибский кризис также не прошел бесследно. Его уступки многими воспринимались как проявление слабости, что еще больше подрывало авторитет советского лидера среди кремлевского руководства.

ОБРАЩЕНИЕ Н.С. ХРУЩЕВА К Д.Ф. КЕННЕДИ 27.10.1962 г

«Уважаемый г-н президент.

Я с большим удовлетворением ознакомился с Вашим ответом г-ну Рану о том, чтобы принять меры, исключить соприкосновение наших судов и тем самым избежать непоправимых роковых последствий. Этот разумный шаг с Вашей стороны укрепляет меня в том, что Вы проявляете заботу о сохранении мира, что я отмечаю с удовлетворением.

Вы хотите обезопасить свою страну, и это понятно. Все страны хотят себя обезопасить.

Но как же нам, Советскому Союзу, нашему правительству оценивать ваши действия, которые выражаются в том, что вы окружили военными базами Советский Союз, расположили военные базы буквально вокруг нашей страны. Разместили там свое ракетное вооружение.

Это не является секретом. Американские ответственные деятели демонстративно об этом заявляют. Ваши ракеты расположены в Англии, расположены в Италии и нацелены против нас. Ваши ракеты расположены в Турции.

Вас беспокоит Куба. Вы говорите, что беспокоит она потому, что находится на расстоянии от берегов Соединенных Штатов Америки 90 миль по морю.

Читайте также:  Травматический револьвер наган: чем прославился?

Но ведь Турция рядом с нами, наши часовые прохаживаются и поглядывают один на другого.

Вы что же считаете, что Вы имеете право требовать безопасности для своей страны и удаления того оружия, которое Вы называете наступательным, а за нами этого права не признаете.

Вы ведь расположили ракетное разрушительное оружие, которое Вы называете наступательным, в Турции, буквально под боком у нас. Как же согласуется тогда признание наших равных в военном отношении возможностей с подобными неравными отношениями между нашими великими государствами. Это никак невозможно согласовать.

Поэтому я вношу предложение: мы согласны вывезти те средства с Кубы, которые Вы считаете наступательными средствами. Согласны это осуществить, и заявить в ООН об этом обязательстве.

Ваши представители сделают заявление о том, что США, со своей стороны, учитывая беспокойство и озабоченность Советского государства, вывезут свои аналогичные средства из Турции. Давайте договоримся, какой нужен срок для вас и для нас, чтобы это осуществить.

И после этого доверенные лица Совета Безопасности ООН могли бы проконтролировать на месте выполнение взятых обязательств».

ОТВЕТ Д. КЕННЕДИ Н.С. ХРУЩЕВУ. 28.10.1962 г

«Я приветствую принятое Председателем Хрущевым государственно-мудрое решение остановить строительство баз на Кубе, демонтировать наступательное оружие и возвратить его в Советский Союз под наблюдением ООН. Это важный и конструктивный вклад в дело мира.

Мы будем поддерживать контакты с генеральным секретарем Организации Объединенных наций по вопросу о взаимных мерах, с целью обеспечения мира в зоне Карибского моря.

Я искренне надеюсь, что правительства всего мира по урегулировании кубинского кризиса могут обратить свое внимание на насущную необходимость прекратить гонку вооружений и уменьшения международной напряженности.

Это относится как к тому, что страны Варшавского пакта и НАТО противостоят друг другу в военном отношении, так и другим ситуациям в других частях земного шара, где напряженность ведет к бесплодному отвлечению ресурсов на создание орудий войны».

ИЗ ВОСПОМИНАНИЙ СОВЕТНИКА ПОСОЛЬСТВА СССР В США Г.Н. БОЛЬШАКОВА

«События октябрьских дней 1962 года – это первый и, к счастью единственный термоядерный кризис, являвший собой «момент страха и озарения», когда Н.С. Хрущев, Джон Кеннеди, Ф. Кастро и все человечество почувствовали себя в «одной лодке», оказавшейся в эпицентре  ядерной пучины».

Источник: https://histrf.ru/lenta-vremeni/event/view/karibskii-krizis

Карибский кризис: самая горячая фаза холодной войны

Тринадцать дней Карибского кризиса были настоящей встряской для мирового сообщества. Тогда казалось, мало что сможет помешать политическим амбициям двух сверхдержав – СССР и США: мир был в шаге от ядерной войны.

Предпосылки

1 января 1959 года на Кубе победила революция. На смену проамериканскому режиму Фульхенсио Батисты пришли социалисты во главе с молодым лидером Фиделем Кастро. Первым же делом он попытался наладить добрососедские отношения с США, но тщетно: Белый дом в лице президента Эйзенхауэра отказался идти на сближение.

В ответ Кастро принимает меры, направленные против засилья американцев на Кубе, в частности, национализирует все американское имущество.

Вашингтон в долгу не остается и вводит эмбарго на вывоз сахара и ввоз нефти. А параллельно готовит карательную операцию.

Вторжение экспедиционного корпуса США составленного из числа кубинских эмигрантов произошло уже при Джоне Кеннеди – в апреле 1961 года. Но благодаря успешной работе кубинской разведки сразу после высадки в заливе Кочинос («Свиней») бригада боевиков была уничтожена. Впрочем, противостояние с США обещало быть горячим.

За помощью к Москве

Вторжение подтолкнуло Кастро на сближение с Москвой, которая охотно откликнулась на предложение помочь молодому социалистическому государству. Однако ключевую роль в решении советского руководства, пожалуй, сыграл военно-стратегический фактор – географическое положение Кубы, которая располагалась всего в 90 милях от побережья США.

Бывший министр обороны США Роберт Макнамара в своих воспоминаниях заявляет, что у администрации Кеннеди не было намерения совершать полномасштабное вторжение на Кубу. Советское и кубинское руководство тогда исходило из противоположных соображений, а поэтому в мае 1962 года на заседании Совета Обороны СССР принимается решение о размещении на территории Кубы баллистических ракет.

Остров Свободы получал «ядерный зонтик» – надежное прикрытие на случай военной агрессии со стороны США, а СССР – дополнительный козырь в противостоянии со своим политическим противником. 14 октября 40 ракет и большая часть оборудования прибыли на Кубу.

Помимо пяти подразделений баллистических ракет (трех Р-12 с радиусом действия до 2000 км и двух Р-14 с максимальной дальностью до 4500 км) на Кубу предполагалось направить четыре мотострелковых полка, два танковых батальона, эскадрилью МиГ-21, а также два крейсера, четыре эсминца и одиннадцать подводных лодок.

Несмотря на статус операции “совершенно секретно”, американская разведка обнаружила размещенные на Кубе советские ракеты и эскадрилью самолетов. Это вынудило Кеннеди объявить о военно-морской блокаде острова.

Борьба интересов

Советская сторона долгое время упорно отрицала наличие на Кубе какого-либо вооружения, называя размещенную технику «исследовательским оборудованием».

Впрочем, советские дипломаты не знали, что в действительности происходило на Кубе. Когда планы СССР стали очевидными Хрущев попытался убедить Кеннеди в отсутствии агрессивных намерений со стороны СССР.

Но глава Белого дома требовал демонтировать наступательное оружие и возвратить его в Советский Союз.

В письме американскому президенту советский лидер так мотивировал решение военного руководства страны:

«Вы хотите обезопасить свою страну, и это понятно…Но как же нам, Советскому Союзу, нашему правительству оценивать ваши действия, которые выражаются в том, что вы окружили нас военными базами».

По инициативе правительства СССР было созвано заседание ООН, на котором разгорелась ожесточенная полемика между представителями США и СССР. Увы, но воинственная риторика с обеих сторон не принесла желаемых результатов.

«Черная суббота»

Когда пусковые позиции для советских ракет были установлены американское командование начало подготовку к возможному вторжению по первому сигналу: на юг страны была переброшена 1-я танковая дивизия, ВВС перешли в состояние боевой готовности.

Накал страстей достиг своего апогея 27 октября 1962 года, вошедшего в историю как «черная суббота». В период наивысшей активности полетов американской стратегической авиации над Кубой советской зенитной установкой был сбит один из самолетов-разведчиков, пилот погиб.

По словам исследователя Анатолия Докучаева: до сих пор не установлено, кто же несет ответственность за сбитый самолет. На следующий день после инцидента от министра обороны СССР пришла шифровка, состоявшая из двух фраз: «Вы поторопились. Наметились пути урегулирования».

В день гибели американского пилота президент США принял решение через двое суток начать бомбардировку советских ракетных баз и готовиться к вторжению на Кубу.

Многие американцы в панике стали покидать крупные города опасаясь ударов советских ракет.

В тот момент мир как никогда был близок к ядерной войне. Генерал Анатолий Грибков, участвовавший в памятной операции, подтверждал, что командующий советской группировкой на острове генерал Исса Плиев имел все полномочия применять ядерное оружие в случае полномасштабного вторжения США на Кубу.

Но в воскресенье 28 октября советское руководство все же приняло решение отвести наступательное вооружение с острова.

Разрядка

О степени нервозности среди американских политиков во время Карибского кризиса может свидетельствовать воспоминание посла СССР в США Анатолия Добрынина, который, побывав в кабинете Генерального прокурора США брата президента Роберта Кеннеди, отмечал беспорядок и скомканный на диване плед, «где хозяин кабинета урывками спал».

Демонтаж советских ракетных установок занял около 3-х недель. И только 20 ноября, убедившись, что СССР вывез свои ракеты с острова американский президент дал команду снять блокаду Кубы. 12 декабря территорию острова покинул последний советский военнослужащий.

Карибский кризис, способствовавший обострению отношений между СССР и США, тем не менее, по оценкам западных и отечественных историков, сыграл положительную роль в снижении международной напряженности, заставил лидеров ведущих стран задуматься об ограничении гонки ядерных вооружений.

Советник посольства СССР в США Георгий Большаков писал, что «события октябрьских дней 1962 года – это первый и, к счастью единственный термоядерный кризис, являвший собой «момент страха и озарения», когда Н.С. Хрущев, Джон Кеннеди, Ф. Кастро и все человечество почувствовали себя в «одной лодке», оказавшейся в эпицентре ядерной пучины».

Важно отметить, что и Советский Союз, и США признали необходимость вести постоянный диалог, о чем свидетельствует установка «красного телефона» – прямой линии сообщения между Москвой и Вашингтоном на случай кризисных ситуаций.

Источник: http://www.ucnews.ru/detail/3704840166883248

Карибский кризис, или Дни, которые потрясли мир

Прошло 55 лет с того времени, когда мир оказался на грани атомной войны. Эти исторические события назвали Карибским кризисом. Чему же научил весь мир 1962 год? Удалось ли разгадать тайну убийства президента США Джона Кеннеди и разобраться, почему произошла отставка советского лидера Никиты Хрущева? И что спустя много лет не успел доделать Обама?

Жертвы Карибского кризиса

Карибский кризис 1962 года, произошедший между СССР и США, не только поставил мир на грань атомной войны, но послужил причиной смены лидеров обоих государств.

22 ноября 1963 года в Далласе был убит 35-й президент Соединенных Штатов Америки Джон Фицджеральд Кеннеди. В убийстве обвинили одиночку Ли Харви Освальда.

Но все больше данных говорит о том, что это был спланированный заговор, в котором участвовали ЦРУ и высшие чины Пентагона. Считается, что они не смогли простить Джону Кеннеди слабости в решении Карибского кризиса.

А осенью 1964 года был снят со всех постов советский лидер Никита Хрущев. Его устранили с политической арены собственные же сподвижники, которым стало страшно жить в условиях непредсказуемой и авантюристической политики своего руководителя. Карибский кризис был далеко не последней причиной, толкнувшей членов ЦК на отчаянный шаг — отстранение от власти партийного вождя.

Большая игра Фиделя Кастро

Вообще-то Куба в первое время после революции и прихода к власти Фиделя не вызывала у Советского Союза больших симпатий.

Дело в том, что Фидель Кастро не был коммунистом в советском понимании, скорее всего он мог считаться кубинским националистом, латиноамериканским борцом за свободу.

И в первое время в СССР не обращали особого внимания на Кубу, считалось, что она слишком близко находится к США и представляет собой малоперспективную страну.

Вот что рассказывает доктор исторических наук Наталья Цветкова:

— Как известно, американские власти несколько раз предпринимали попытку силой свергнуть Фиделя Кастро, — говорит доцент кафедры американских исследований СПбГУ Иван Цветков. — ЦРУ и другие ведомства уже положили на стол Джона Кеннеди проекты устранения Фиделя Кастро к октябрю 1962 года. Конечно эта информация была только на уровне слухов, но сам Кастро чувствовал себя очень неуютно.

Тайна операции «Анадырь». Ракеты на Кубе

Непосредственной причиной возникновения Кубинского кризиса, историки считают острую реакцию Хрущева на размещение американских ракет в Турции. Став членом НАТО, Турция дала американцам возможность открыть свои базы на границе с СССР, причем подлетное время для американских ракет до стратегических объектов в нашей стране составляло 10 минут.

Рассказывает доктор исторических наук Владимир Фортунатов:

Таким образом, было принято решение разместить на Кубе советские ядерные ракеты. Хрущеву казалось, что это будет хорошим предметом для дальнейшего шантажа и торга с американцами.

Операцию готовили в глубокой тайне. Для маскировки солдатам выдали даже зимние тулупы и шапки, чтобы подтвердить название операции «Анадырь». Командовать войсками на Кубе был назначен палач Новочеркасска, генерал Плиев. Самое сложное было замаскировать от американских самолетов-разведчиков ракеты и другую тяжелую технику.

Почти за три месяца было совершено полторы сотни рейсов торговых судов, которые перевозили на Кубу вооружение и боевые части армии: они должны были защитить, «в случае чего», наше ядерное оружие от американцев.

  Ракеты обслуживали и охраняли более 40 тысяч советских военнослужащих. Секретность была абсолютная.

  Даже сейчас трудно понять, как ЦРУ и все военные разведки США проморгали переброску через Атлантику такого крупного военного контингента.

Читайте также:  Военно-промышленный комплекс (впк) как особый элемент макроэкономики

Острая фаза кризиса и всеобщая паника

«ЦРУ предупреждало президента США о том, что на Кубу могут прийти русские подводные лодки, — говорит Наталья Цветкова. — Даже о возможной установке советских баллистических ракет догадки тоже были. Но президент Кеннеди в это не верил.

Ну, не может быть, чтобы в нескольких десятках миль от штата Флорида русские решились на такое! Он не верил, что Хрущев может быть как сегодняшний Трамп.

Но к августу 1962 года появились первые фотографии, свидетельствующие, что советские подводные лодки и баллистические ракеты уже стоят на Кубе».

Достоверные данные о наличии на Кубе советских ядерных ракет американцы получили в середине октября 1962-го, когда их самолеты-разведчики «U-2» сфотографировали развернутые на боевых позициях ракеты.

По международным законам СССР мог размещать свои ракеты где угодно, но операция была так засекречена, что даже советские дипломаты не знали об этом.

22 октября 1962 года президент США Джон Кеннеди выступил с обращением к нации. «Мои соотечественники. С тяжелым сердцем и во исполнение присяги я отдал приказ ВВС США начать военные действия с применением обычного оружия, чтобы стереть с лица земли ядерные ракеты, размещенные на Кубе».

Он потребовал от СССР вывода ракет и объявил об установлении вокруг Кубы кольца морской блокады. В Америке началась настоящая паника, люди судорожно прятались в убежищах. Началась самая острая фаза Карибского ракетного кризиса.

Ни одно судно теперь не могло попасть в кубинские порты без досмотра американскими инспекторами. 180 кораблей ВМФ США окружили Кубу и началась блокада Острова Свободы.

Вооруженные силы обоих государств были приведены в состояние полной боевой готовности. Это означало, что натовские самолеты получали разрешение на полет до Москвы и сброс бомб. Мир стоял на грани ядерной войны.

Отношения между государствами по официальным каналам были прекращены.

Наш резидент в Вашингтоне и берлинский вызов

«В это время происходит очень важное событие, связанное с деятельностью спецслужб, — рассказывает Владимир  Фортунатов. — Наш разведчик Александр Феклисов, который в то время действовал под фамилией Фомин встретился с корреспондентом одной из американских телевизионных компаний».

Александр Семенович Феклисов  — легендарный советский разведчик, Герой России. В то время он находился в США под фамилией Фомин и встретился с  обозревателем компании Би-Си Джоном Скайли — американским журналистом, негласным представителем клана Кеннеди.

После разрешения кризиса Скайли утверждал, что именно Феклисов предложил условия разрешения конфликта. Сам же Феклисов говорил, что они просто обсуждали возможные варианты развития ситуации.

В беседе с советским резидентом Скайли сообщил, что США готовы покончить с Кубой в течение 48 часов, и что их войска находятся в полной готовности. В ответ Феклисов по собственной инициативе сказал, что СССР способен нанести ответный удар по другому уязвимому месту, например, по Западному Берлину, который в то время был болевой точкой для СССР.

Вот как вспоминает этот исторический разговор сам Александр Феклисов:

«Скайли дернулся и говорит:

— Да все войска НАТО встанут на защиту Берлина!

— А кто там-то встанет на защиту? Тысяча американских солдат? Или батальон английских? Или французская рота? Да советские танки тысячами пойдут, а над ними бомбардировщики, штурмовики. Сзади моторизированная пехота. Да они все сметут без остановки, не потребуется и 24 часов!

— Так значит, война неминуема?

— Все зависит от наших руководителей!»

Эта информация была в тот же день доложена Джону Кеннеди. По его поручению Скайли вновь встретился с Феклисовым и передал американские условия решения Карибского кризиса. Вот как было дело по словам Александра Феклисова:

«Мы еще раз встретились, заказали кофе, и он безо всяких предисловий говорит: вот, американская сторона предлагает следующие условия. Я записываю то, что он говорит, и задаю вопрос: «Мне непонятно, что такое высочайшая власть в США?» Он отчеканил: «Президент Соединенных Штатов Джон Фицджеральд Кеннеди!».

28 октября 1962 года Карибский кризис был завершен. Американцы выполнили все договоренности и втихаря вывели свои ракеты из Турции. Советское руководство могло расслабиться. И Кеннеди, и Никита Хрущев пытались присвоить себе все лавры победителей, умных и трезвых политиков.

Мечты Обамы и «Мертвая рука»

Со времени Карибского кризиса прошло 55 лет. После него между руководителями двух стран стала действовать телефонная горячая линия.

Кризис научил наших и американских политиков, что при обоюдном желании можно достигнуть договоренностей по любому вопросу, не прибегая к последнему атомному аргументу.

Но мало кто знает, что подобный кризис мог случиться уже в наше время, после воссоединения Крыма с Россией, при президенте Обаме.

«Людям, которые думают, не обратиться ли им к ядерному оружию, следует вспомнить Карибский кризис, — говорит Владимир Фортунатов.

— Многие считают, что в марте 2014 года, после того, как Крым вошел в состав России, у Обамы была идея, не бабахнуть ли по России.

Но ему объяснили, что в России существует система Dead Hand или Мёртвая рука, и ответный удар России нанесет Америке недопустимый урон».

«Воображать себе, что выход из кризиса знаменует собой новую эру мира, совершенно ошибочно»! Автор этой  фразы — Фред Каплан, военный публицист журнала Slate и создатель книги «Темная территория».

Источник: https://mir24.tv/articles/16274002/karibskii-krizis-ili-dni-kotorye-potryasli-mir

The Sun: Карибский кризис и Крымский. Параллели холодных войн

Бойсе, США, 11 августа 2017, 12:51 — REGNUM  «Пыль, оседающая после удара Путина кулаком по столу, — решения о высылке 755 американских дипломатов — постепенно рассеивается и обнажает контуры новой холодной войны, имеющей перспективы перерасти и в «горячую», — вдохновенно начинает статью корреспондент Джордж Харрисон, тут же переходя к перечислению фактов, подтверждающих его догадку.

Обострение экспансионизма

«Карибский кризис (в написании автора — Кубинский ракетный кризис — прим. ИА REGNUM ) 1962 года был самым значительным фактом «нагрева» холодной войны. 13-дневная конфронтация была вызвана решением СССР разместить на Кубе, в непосредственной близости от американского материка, ракеты с ядерными боеголовками.

Кризис подвел его стороны-участницы настолько близко к началу тотальной войны, что между Москвой и Вашингтоном была установлена прямая телефонная связь (красная или горячая линия) — чтобы в случае намека на повторение конфликта столь высокой интенсивности и опасности его избежать.

Параллельное событие — Крымский кризис 2014 года», — считает автор.

Комментариев, насколько близко к «тотальной войне» были РФ и США после «операции зеленых человечков» (так на Западе называют тех, кого в российских СМИ величают «вежливыми людьми» — прим. ИА REGNUM ), журналист не приводит, предпочитая перевести внимание читателя на новый объект:

«Теперь Россия и США столкнулись в битве за Арктику. Министр обороны Штатов Джеймс Мэттис еще в январе нынешнего года назвал действия Кремля в Арктике агрессивными» и «не в интересах США».

О том, что Россия не обязана на своей территории действовать в интересах США, автор предпочитает не вспоминать.

«Холодная война была наполнена эффектами, призванными демонстрировать игру мускулов: одни проводили мощные военные парады, другие воевали на территориях стран, представлявших «стратегический интерес».

Отдельным средством демонстрации могущества считались полеты самолетов как можно ближе к конкурирующим территориям», — приводит Харрисон вторую параллель.

— В 1960 году американский самолет-шпион случайно забрался в воздушное пространство СССР, что побудило Советы подготовиться к тотальной войне».

Речь британский специалист ведет о том самом U-2, сбитом 1 мая 1960 года в районе Свердловска.

«Нечаянно заблудился», забравшись на несколько тысяч километров в глубь чужой страны — это корреспонденту не кажется странным, и он предпочитает вспомнить, что «американские самолеты в этот момент были подняты по тревоге для охраны ядерных объектов США». Интерес журналиста не в этом, а в том, чтобы подтвердить реальность своих предположений и похожести ситуаций.

«Статистика показывает, что в нынешнем году натовские самолеты взлетали по тревоге для сопровождения действующих за пределами границ России ее военных самолетов 101 раз. Это — самый высокий показатель за период с 2005 года.

В течение 2014—2016 гг. количество облетов «россиянами» границ стран НАТО выросло вдвое по сравнению с тем, что ежегодно совершалось раньше.

Это усиление воздушной активности русских — сигнал новой холодной войны», убежден журналист.

Дипломатическое противостояние

«США и СССР во времена холодной войны привыкли обмениваться паритетными высылками дипломатов. Теперь же такого нет: только в прошлом месяце Путин распорядился выслать 755 американских дипломатов в качестве мести за принятие Вашингтоном новых санкций».

И в этом случае корреспондент приводит только те факты, которые льют воду на его мельницу, не упоминая, что Москва отложила свой симметричный ответ Вашингтону на декабрьскую 2016 г. высылку Обамой российских дипломатов.

«По словам премьера РФ, скорее всего, грядут новые жесткие меры, из-за чего многие эксперты беспокоятся о возможном полном разрушении американо-российских отношений», — резюмирует автор.

Военные игры

«Войсковые маневры — еще один момент, ярко подтверждающий рост напряжения в стиле ушедшей в прошлое холодной войны номер 1.

И та, и другая сторона прибегали к учениям не раз и не два, играя в войну максимально приближенно к «действиями по-настоящему», чтобы убедить противника в своей несокрушимости или напугать его, предостерегая от возможной интервенции в регионах стратегических интересов.

В 1983 году НАТО провело настолько серьезные маневры, что альянсу удалось заставить Советы поверить в реальность его вторжения на территорию СССР. Учения российской армии 2017 года уже способны убедить НАТО в том, что России по силе не только отвечать на атаки, но и самой вторгаться в соседние страны», — пишет Харрисон.

Лидер, придерживающийся жесткой линии

«В 1947 году президент США Гарри Трумэн призвал мир бороться против коммунизма, обнародовав манифест, известный в истории как «Доктрина Трумэна». Этот момент был фактической точкой отсчета холодной войны. С приходом в кресло президента Дуайта Эйзенхауэра (20 января 1953 г.) администрация Белого дома повела себя еще жестче, сделав ставку на ядерное господство.

Советы нашли, чем ответить, создав свое ядерное оружие и даже «помахав» им (опять намек на Карибский кризис — прим. ИА REGNUM ). Гонка вооружений развивалась, успехи одних подхлестывали старания других и наоборот.

Пока все это не закончилось переговорами об ограничении стратегических вооружений и подписанием договоров СНВ I, II, III и других», — обрисовывает ситуацию, сложившуюся при существовании СССР, автор.

«Теперешние лидеры сторон — Путин и Трамп, обещавшие до избрания последнего президентом взять курс на сближение Москвы и Вашингтона и улучшения отношений между ними, оказались в привычной, даже слишком привычной ситуации. Уровень отношений между странами продолжает опускаться в поисках дна, казалось бы, уже достигнутого при Обаме. Та гонка вооружений могла привести к тотальному военному конфликту, но была остановлена почти на грани.

Источник: https://regnum.ru/news/2309300.html

Феномен холодной войны

Американским лидерам пришлось осознать, что они попали в стратегический тупик. Это и подвигло их к началу переговоров с Советским Союзом об ограничении стратегических вооружений

Историки обычно отсчитывают начало холодной войны с Фултонской речи Черчилля в 1946 году. Эта речь и вправду оказала серьезное воздействие на мировой процесс. Она и вправду сумела переломить в целом позитивное отношение Запада к СССР как союзнику по антигитлеровской коалиции.

Однако я, вопреки устоявшемуся мнению, рискну утверждать, что подлинно холодная война — то есть военно-политическое противостояние двух сверхдержав, осуществляемое на основе морального, экзистенциального и иного табу на прямое применение ядерного оружия — началась после Карибского кризиса.

Именно Карибский кризис привел обе стороны к пониманию того, что «горячая война» гарантированно закончится взаимным уничтожением.

И именно тогда Запад стал искать иные способы уничтожения СССР — и главным способом стало принуждение к военно-экономическому соревнованию, названному позже гонкой вооружений.

Читайте также:  152-мм пушка-гаубица д-20 в истории советской артиллерии

Пролог

Ядерное уничтожение Хиросимы и Нагасаки было демонстрацией того, что у мира появился новый хозяин. Что этот новый хозяин не потерпит инакомыслия и неподчинения.

Но бомбардировка Японии была лишь показательной поркой. Расчет был на то, чтобы усмирить СССР. Ведь именно СССР был на тот момент единственным идеологическим конкурентом. Именно СССР обладал на тот момент сильнейшей сухопутной армией. Именно СССР проявлял последовательное неподчинение воле США и западного мира в целом.

К этому добавляется всегдашняя ненависть Запада к России в любых ее обличьях. Русских ненавидят за то, что они, будучи не стопроцентными азиатами, как, например, китайцы, слишком не похожи на представителей западного мира, вобравших в себя ценности классического модерна.

К этой основополагающей ценностной ненависти примешивается многое другое. Русских ненавидят за избыточную самостоятельность и независимость. За то, что они обладают чересчур большим ресурсным богатством и чересчур большой территорией.

За своеобразие русской культуры (вроде бы европейской? — так ведь нет), русского образа мысли (вроде бы европейского? — так ведь нет). Все это веками вызывало у Запада не просто настороженность, а именно ненависть.

А тут еще и на тебе — коммунизм!

Союз Запада с СССР против фашизма был ситуационным и рациональным. В первую очередь, рациональным. США три года выжидали, куда качнется чаша весов во Второй мировой войне, прежде чем открыли второй фронт. Реальная помощь по ленд-лизу была прекращена день в день 9 мая 1945 года.

США обещали нам 6 миллиардов долларов крайне необходимой помощи на восстановление хозяйства, чтобы залечить ужасные раны, которые СССР получил в войне за спасение человечества. То есть защищая не только себя, но и американцев, англичан и так далее. Но после того как Россия стала не нужна, нам фактически показали фигу.

На Ялтинской конференции была согласована цифра в 20 миллиардов долларов общих репараций в пользу СССР, а также доля репараций — станками, инструментами, сырьем, технологиями — из индустриального немецкого Рура. После войны все это фактически осталось на бумаге.

Но, в конце концов, невыполнение невыгодных обязательств — это рациональная норма в отношениях между конкурирующими странами.

Но как только у США возник реальный шанс на глобальную власть, место рациональных игр с их торгашеством, мошенничеством и так далее заняла иррациональная исступленность.

Американская элита возненавидела СССР как последнее препятствие на пути к своему мировому господству.

Дабы подтвердить, что это именно так, напомним читателю, что именно заявил Черчилль в своей речи, так легшей на душу Трумэну и американским и европейским правым.

Черчилль заявил, что коммунизм (и Советский Союз как носитель коммунистической идеологии) питает агрессивные планы по отношению к «свободному миру»: «Тень упала на сцену, еще недавно освещенную победой Альянса.

Никто не знает, что Советская Россия и ее международная коммунистическая организация намерены делать в ближайшем будущем и есть ли какие-то границы их экспансии…

Во всем мире созданы коммунистические «пятые колонны», которые работают в полном единстве и абсолютном послушании в выполнении директив, получаемых из коммунистического центра».

Для борьбы с этой советско-коммунистической угрозой Черчилль потребовал объединения англо-саксонского мира: «Если народы Великобритании и Британского Содружества наций объединят свои усилия с народом Соединенных Штатов Америки на основе тесного сотрудничества во всех областях и сферах — и в воздухе, и на море, и в науке, и в технологии, и в культуре,– то мир забудет о том неспокойном времени, когда пресловутое, но столь неустойчивое равновесие сил могло провоцировать некоторые страны на проведение политики непомерных амбиций и авантюризма».

Итак, Черчилль призвал сломать «пресловутое, но столь неустойчивое равновесие сил» — конечно, в пользу Запада, использовать его экономическое, технологическое и военное преимущество для наращивания «мускулов мира», иначе говоря, для получения военно-технического превосходства над СССР.

После войны американской элите, а затем и всей нации, стало ясно, что британское всемогущество в прошлом, что в Европе у США нет конкурентов, а значит, можно и должно выступать в новой мироустроительной роли. При таком самоощущении США не могли не захотеть уничтожить СССР и быстро формирующуюся у них на глазах мировую систему социализма

Для решения этой задачи США стали создавать адекватные задаче структуры и механизмы. В 1948 году ЦРУ приступило к ведению политических подрывных действий против СССР и экономической войны, позволяющей обрушить СССР, не вступая с ним в ядерное противоборство. Но ЦРУ шло своим путем, а американские военные стратеги продолжали уповать на доктрину ядерной воздушной войны.

Составители плана «Бройлер» (1948 год) утверждали: «На протяжении трех последующих лет концепция войны против СССР будет основана на скорейшем проведении мощного воздушного наступления, в ходе которого будет максимально использован разрушительный потенциал и психологический эффект атомной бомбы… с целью лишить СССР возможности продолжать военные действия».

Однако и этот план, и целая череда последующих были отменены — в силу невозможности их реального осуществления. США очень хотели стать мировым владыкой, но…

В начале 1950-х годов американский атомный арсенал был все еще слишком мал! А средства доставки атомных бомб были слишком ненадежны, чтобы руководство Пентагона могло рассчитывать на победу в результате одного решительного атомного удара.

Гонка вооружений ради безопасности

Поначалу руководители США действительно верили в то, что СССР обладает и возможностями, и намерением если не совершить мировую коммунистическую революцию, то уничтожить западный мир в ядерном противоборстве. Эта вера и страх, вызванный ею, продержались до наступления Карибского кризиса 1962 года.

После этого американские лидеры сообразили, что Советы не хотят действовать по принципу победы любой ценой.

Что номенклатурщики хрущевско-брежневского розлива не борцы за мировую революцию, а вполне умеренные советские обыватели, обеспокоенные тем, как им переварить уже проглоченный кусок мировой власти.

Новая американская стратегия — она же холодная война в чистом виде — опиралась именно на это, очень трудно давшееся американским элитариям, понимание.

Уже при президенте Эйзенхауэре (1953–1961 гг.) США понемногу стали отходить от готовности непосредственно задействовать ядерный потенциал и таким путем решить судьбу мира.

Американское стратегические превосходство стало использоваться для оказания нажима на СССР с целью изменения его внешней политики. Что же касается ядерной стратегии как таковой, то здесь ставка была сделана на так называемое массированное возмездие.

В его основе, по словам госсекретаря Дж. Ф. Даллеса, лежало «решение полагаться главным образом на большую способность нанести мгновенный ответный удар средствами и в местах по нашему собственному выбору».

Именно тогда было положено начало созданию военных блоков вдоль границ Советского Союза (СЕАТО, СЕНТО, АНЗЮС), а также были подписаны двусторонние военно-политические соглашения с Японией, Южной Кореей, Южным Вьетнамом и Тайванем.

В 1961 году к власти в США пришла администрация Дж.Кеннеди. Она предложила кардинально новую концепцию — быстрого, почти мгновенного наращивания ракетно-ядерных вооружений.

Цель была проста — в количественном и качественном отношении оставить СССР далеко позади и затем еще многие годы действовать, не опасаясь стратегического вызова потенциального противника.

После смерти Кеннеди его усилия по «стратегическому рывку» продолжил Л. Джонсон (1963–69 гг.).

Началось колоссальное развитие стратегических сил. В 1961–64 годах военный бюджет был увеличен на 13 % (с 47,4 до 53,6 млрд долларов).

К 1967 году число межконтинентальных баллистических ракет выросло в пять раз (с 200 единиц до 1000).

Подводный флот пополнился 41 атомной подводной лодкой, вооруженными в общей сложности 656 ядерными ракетами «Поларис». Военно-воздушные силы получили 600 стратегических бомбардировщиков.

Именно эта новая, бесконечно опасная для СССР, концепция США, а не оголтелость советского руководства, привела к невиданной гонке ядерных вооружений.

Советский ответ

В Вашингтоне были люди, предупреждавшие, что гонка вооружений вынудит Советский Союз к аналогичному развитию своих сил. К. Кейзен, сотрудник совета национальной безопасности, писал Кеннеди, что «отсутствие великодушия будет иметь неизбежным следствием вынесение гонки вооружений на более высокий уровень.

В мире ракет и термоядерных боеголовок больший арсенал оружия не добавляет больше безопасности». В 1967 году министр обороны США Р.

 Макнамара признал, что Советский Союз не имел намерения вступать в ракетно-ядерную гонку и, возможно, удовлетворился бы соотношением сил уровня 1960 года, когда США имели значительное превосходство.

Но почему же США решились действовать таким образом, понимая, что речь идет о риске уничтожения и себя, и всего человечества?

Потому что роль господина мира была невероятно заманчивой! Элита США сделала ставку на повсеместный выигрыш. То есть на недопущение проигрыша США ни в одной точке мировой игры, ни на одном ее направлении. Утверждалось, что иная стратегия приведет к подрыву национального самосознания американского народа и к потере веры в США их союзников.

Так повела себя элита США. Что же касается СССР, то в 1964 году пост Первого секретаря ЦК КПСС занял Л. Брежнев.

Брежнев был политиком качественно иного типа, нежели все его советские предшественники. Но он отнюдь не был слабым политиком. И как представитель воевавшего поколения он был крайне обеспокоен возможностью новой войны. И был готов сделать все мыслимое и немыслимое для ее недопущения.

Прежде всего, обеспечить стратегический паритет с США. Урок Карибского кризиса был понят Брежневым и членами его команды именно так. И вряд ли кто-то может сейчас упрекнуть их в таком понимании.

В СССР начали разработку двух типов МБР — тяжелой ракеты Р-36 (один из вариантов знаменитой «Сатаны») и легкой универсальной ракеты УР-100.

Эти ракеты второго поколения развертывали в бешеном темпе: с ноября 1966 до конца 1969 года было развернуто 170 ракет Р-36 и около 860 ракет УР-100.

К 1971 году количество развернутых комплексов Р-36 было доведено до 260 единиц, а УР-100 — до 990 единиц.

Одновременно создавался подводный ракетоносец, по боевой эффективности соответствующий американским. Ракетоносец проекта 667А мог нести 16 ракет Р-27. В 1967 году был построен первый подводный корабль этого проекта, а к концу 1969 года их было уже 12.

Впервые в мире создавались системы противоракетной обороны. Работы над ними велись со второй половины 50-х годов, а уже в 1962 году СССР приступил к строительству Московской системы ПРО.

Для преодоления ПРО США был создан орбитальный вариант «Сатаны», поставленный на боевое дежурство в 1969 году (в том числе, оснащенный тремя боевыми блоками).

В итоге — с огромными издержками и за счет изъятия ресурсов откуда только можно — удалось добиться стратегического паритета с США. То есть была решена задача, находившаяся по ту сторону наших обычных, немобилизационных, возможностей.

В свою очередь, США свою задачу — провалили. «Стратегический рывок» Кеннеди–Джонсона не принес США искомого результата. Гонка вооружений, не дав США преимуществ, вызвала серьезное недовольство налогоплательщиков. Вдобавок США ввязались в крайне затратную и непопулярную в стране и в мире вьетнамскую войну.

Американским лидерам пришлось осознать, что они попали в стратегический тупик. Это и подвигло их к началу переговоров с Советским Союзом об ограничении стратегических вооружений.

Тем самым, холодная война, начавшись после Карибского кризиса, после достижения стратегического паритета стала абсолютной реальностью. Ничего кроме холодной войны в арсенале США теперь уже не было.

И американцы сделали из этого необходимые выводы.

Как это происходило — в следующей статье.

Источник: https://rossaprimavera.ru/article/fenomen-holodnoy-voyny

Ссылка на основную публикацию