Рогатина на медведя: чем же она была и остается для русских охотников

Рогатина на медведя: чем же она была и остается для русских охотников

Для русского человека любые разговоры о подборе оружия для охоты на медведя, приводят к возникновению первой мысли и первой ассоциации, а именно – охота с рогатиной.

  В действительности же в ментальности российского народа, медведь и рогатина являются понятиями неотделимыми друг от друга.

Известно, что такой вид оружия еще долго использовался на территории России, причем даже в те времена, когда огнестрельное оружие уже стало будничным явлением.

Медвежий промысел с рогатиной

Не следует умалять и значения этого на первый взгляд примитивного древкового оружия, хотя частично так оно и есть. Не всегда эта «примитивщина» оставалась неизменной по своей конфигурации и предназначению.

Она так же, как и прочие наступательные вооружения, видоизменялась, усовершенствовалась и приспособлялась к определенной тактике применения исходя из проистекающих трансформаций в искусстве ведения рукопашного боя или охоты.

Более того, копья в течение всей своей исторической жизни меняли и социальные статусы. Они были и наипримитивнейшим оружием в руках простолюдинов, и символическим орудием власти над всем миром. Простейшие копья дали жизнь не одной разновидности боевого или охотничьего оружия. Как в свое время из первобытных заостренных кольев возникали и они сами.

Основное охотничье оружие в средние века на крупного и опасного зверя – это, конечно же, древковое. Исходя из видов вооружений, и разрабатывалась тактика ведения охоты. Зверей травили с помощью собак, стараясь загонять их в западню, где и добивали. В таких обстоятельствах главные роли отводились охотничьим мечам, кинжалам и естественно копьям.

Шаг за шагом копья стали вычленяться к особой охотничьей разновидности, которая отличалась от подобных видов боевого оружия. Исходя из своего назначения, охотничьи копья стали называться медвежьими или кабаньими.

Они обладали своими, совершенно конкретными, чертами. Так, они изготовлялись чрезвычайно прочными, чтобы выдерживать массу поражаемых животных.

Такими животными в основном оказывались медведи или вепри со средним весом более 150 кг.

Удары копий наносились в сердца или шеи животных. Как правило, для таких могучих зверей как медведи и кабаны первые же удары были смертельными. Перья копий производили не только лишь сильные ранения, но сокрушали кости с позвонками. Залогом успеха для охотников той поры было не только умение наносить смертельные удары, но и какой-то час сдерживать на месте доходящих могучих зверей.

Копья не должны были соскальзывать в руках и в то же время не внедряться глубоко в тяжелые туши разъяренных диких зверей. Они должны были быть готовыми для нанесения повторных ударов. Для этого на втулках наконечников начали ставиться перекладины, но чаще подвешивались куски рогов. Такие поперечины не позволяли копьям проникать в туши зверей дальше втулок перьев.

Чтобы древки были шероховатыми и не скользили в руках (даже намокшие кровью), их почти полностью обертывали при помощи узких кожаных ремней и оббивали гвоздями. Порой на эти охотничьи копья под пером подвешивался плюмаж из конского волоса или меха животных.

Такие украшения имели и практические назначения — они не давали древкам промокать кровью. Кое-кто, чтобы облегчить охотничьи копья, делал их наконечники полыми. Как и всякое охотничье оружие, кабаньи и медвежьи копья обладали элементами декора, включая и позолоту.

Иногда изображались странные древки — то витые, то бугристые, то оплетенные с помощью кожи. Чтобы получить такую бугристую, шероховатую и в то же время узорчатую поверхность древка, использовалась специальная технология. Стволы живых деревьев местами надсекались, а то и освобождались от коры. Далее по их поверхностям наносились с помощью ножа нужные узоры, а потом все закрывалось корой.

Через какое-то время происходило вздувание надрезов. Когда живые стволы достигали желаемых конфигураций и величин, и на них возникало что-то типа вздутий, желваков и узоров, деревья срубались и скрупулезно высушивались. Эти «натурально разукрашенные» древки порой доводились до изумительной красоты.

Рогатина на медведя у русских охотников

Для начала следует отметить, что, хоть оружие и именуется рогатиной, это не вилы, которые нередко изображаются невежественными иллюстраторами книг. Неисключено, что слово «рогатина» произошло от рога, которым подвязывался наконечник рогатины и был поперечником.

Владимир Даль в своем Толковом словаре описывает рогатину, как ручное оружие, родом копий, долгих бердышей, широких двулезвийных ножей на древке. С таким оружием ходили лишь на медведя. К древкам под копьями приделывались поперечины, за которые медведи сами хватались, когда лезли на рогатину. По сути, рогатина была описана так же, как уже упоминаемое копье на медведя.

Охота с рогатиной производилась по двум способам:

  • В процессе медвежьего промысла в берлоге;
  • Вослед, когда животное уже поднято, и оно преследуется с помощью собак.

По этим же причинам и видов рогатин имелось два:

  • Первый — более массивный и тяжелый для берложного промысла;
  • Второй — облегченный для промысла вослед.

Перья берложных, утяжеленных рогатин достигали длины 35 см, ширины 7 см, толщины 1 см. Ратовища (древки) достигали длины 176 см. Следовательно, длина всей рогатины с пером достигала 21 100 мм.

Перья для облегчения временами оснащали по одному каналу с разных сторон. Рогатины для охоты вослед имели длину перьев 32 см, ширину 6,5 см, толщину 9 мм.

Перья рогатин естественно переходят в прочные шейки и дальше в трубки, которые насаживаются на прочные древки.

Как правило, материалом для древков или ратовищ служила рябина или черемуха, срубленная весной и провяленная, но не высушенная целиком. Эти древки не кололись, сохраняли упругость и были весьма прочными.

Толщина древков достигала 4,5 см. Ратовища насаживались комлевыми сторонами, до этого просмаливались или пропитывались с помощью горячей смолы. Такие рогатины служили людям на охоте в течение многих столетий.

Источник: https://MilitaryArms.ru/oruzhie/holodnoe/rogatina/

Охота на медведя с рогатиной: Что же представляла из себя рогатина русского охотника?

Когда начинают говорить об оружии для медвежьей охоты, то первое, что приходит на память, это рогатина. Действительно, рогатина и медведь — эти понятия неотделимы одно от другого… Ведь она активно использовалась на Руси даже тогда, когда применение огнестрельного оружия стало повседневностью. Прародителем рогатины является один из древнейших видов оружия — копье. При этом не стоит думать, что копье, по виду довольно примитивное древковое оружие, всегда оставалось неизменным по форме и назначению. Отнюдь нет.

Когда начинают говорить об оружии для медвежьей охоты, то первое, что приходит на память, это рогатина. Действительно, рогатина и медведь — эти понятия неотделимы одно от другого.

Даже сегодня, в начале ХХI века, рогатина в разговорах о медвежьих охотах не отошла в «преданья старины глубокой».

Из всего древнего древкового оружия рогатина, пожалуй, является единственным долгожителем, особенно в нашей стране.

Ведь она активно использовалась на Руси даже тогда, когда применение огнестрельного оружия стало повседневностью. Прародителем рогатины является один из древнейших видов оружия — копье.

При этом не стоит думать, что копье, по виду довольно примитивное древковое оружие, всегда оставалось неизменным по форме и назначению. Отнюдь нет.

Оно точно так же, как и другое наступательное оружие, видоизменялось, усовершенствовалось и приспособлялось к конкретной тактике использования в зависимости от происходивших изменений в искусстве боя или охоты (что почти одно и тоже).

К тому же копье на протяжении своего исторического существования меняло и социальный статус. Оно было и простейшим оружием простолюдина, и символом свободного человека. Было бы любопытно проследить хотя бы коротко историческое прошлое охотничьих копий, а вместе с ним и рогатины.

Простейшее копье дало жизнь нескольким видам охотничьего и боевого древкового оружия, как когда-то из первобытного заостренного кола возникло оно само. Нет сомнения, что в основном копье использовалось в виде колющего оружия.

Поначалу оно имело длинный и узкий наконечник. Различия существовали только в длине древка, это было связано с его применением пешим воином или всадником.

Однако постепенно, с изменением тактики боя, начинают по-разному использовать и копья.

Главным охотничьим оружием средневековья против крупных и опасных зверей оставалось древковое оружие. Такова была и тактика проведения самой охоты. Зверя травили собаками, стремясь остановить или загнать в тупик, в сети, прижать к скалам, а потом добывали.

Здесь главная роль отводилась охотничьим (кабаньим и медвежьим) мечам, кинжалу и копью. Постепенно копье стало выделяться в особый охотничий тип, который отличался от аналогичного военного оружия. В зависимости от своего предназначения, охотничье копье стало именоваться медвежьим или кабаньим (его еще изредка называли свиным).

Это древковое охотничье оружие имело свои, совершенно конкретные, черты. Так, оно делалось очень мощным, чтобы выдержать вес поражаемого животного. Не стоит забывать, что им, как правило, оказывался медведь или вепрь, средний вес которых составлял более 150 кг. Наконечник был широкий, листовидный, с сильно отточенными краями.

Древко было мощным и имело длину не менее 2-х метров. В сильных и ловких руках это было опасное оружие.

Удар копья наносился в область сердца или в шею. При этом, при всей живучести таких зверей, как медведь и кабан, обычно первый же удар был смертельным. Перо копья производило не только сильное ранение, но крушило кости и позвонки.

Главным для охотника того времени являлось умение не только нанести смертельный удар, но и некоторое время удерживать на месте доходящего мощного зверя.

Для этого копье должно было быть не только прочным, а человек физически сильным, но древко не должно было скользить в руках и одновременно не уходить глубоко в тяжелую тушу разъяренного зверя, давая возможность нанести повторный удар. С этой целью на втулку наконечника стали ставить (привязывать) перекладину, а чаще подвешивать кусок рога.

Такая поперечина не позволяла копью проникнуть в тушу зверя далее втулки пера. Чтобы древко было шероховатым и не скользило в руках (даже при намокании в крови), его практически по всей длине обматывали узким кожаным ремнем и обивали гвоздиками.

Изредка на таких охотничьих копьях под перо подвешивали плюмаж из конского волоса или меха животных. Такое украшение имело и практическое назначение — оно не давало древку намокать в крови. Иногда, для облегчения охотничьего копья, его наконечник делали полым. Естественно, что, как и любое охотничье оружие, кабаньи и медвежьи копья несли на себе и элементы декора вплоть до позолоты.

С начала ХVI века практически всюду появилась мода на украшенное оружие. Это в первую очередь коснулось охотничьего оружия. В копье украшали не только наконечник, но и древко. На гравюрах того времени, изображающих сцены охоты, можно видеть и охотников с медвежьими и кабаньими копьями.

Очень часто эти охотники держат в руках копья с древками странного вида — то витыми, то бугристыми, то оплетенными кожей. Для получения таких бугристых, шероховатых и одновременно узорчатых древков использовали специальную технологию.

Ствол живого дерева местами надсекали, а то освобождали от коры, на поверхность наносили ножом нужный узор, после чего снова закрывали корой. Спустя время надрезы вздувались.

Когда живой ствол достигал желаемой формы и размеров и на нем появлялись вздутия, желваки и узоры, дерево срубали и тщательно высушивали. Такие «естественно украшенные» древки иногда доводили до удивительной красоты.

Медвежьи и кабаньи копья сохранялись вплоть до ХVIII века. С введением огнестрельного оружия появились комбинированные охотничьи копья, на которые ставили еще и огнестрельный ствол с кремневым замком.

Однако совершенствование ружей, а главное — исчезновение медведей и огромных кабанов в Западной Европе привело к отмиранию кабаньих и медвежьих копий.

К этому стоит добавить, что в средние века медведь в представлении европейцев долгое время продолжал оставаться самым опасным зверем.

Именно поэтому тогда появилось много гравюр, живописных полотен, изображающих охоту на медведя (которая на деле уже давно не практиковалась). Подчас эти изображения были явно фантазийными и не могли происходить на самом деле. Тем не менее они воспевали смелость и отвагу рыцарей в схватках со «свирепыми бестиями».

На территории Восточной Европы и России дела с охотой на медведя обстояли иначе. Здесь угодья всегда славились обилием зверья, а охота была одним из основных занятий коренного населения, в том числе и простолюдинов. Медведь же оставался основным крупным хищником, в отличие от кабана, ареал которого был в то время намного южнее.

А вот проникновение огнестрельного оружия и его совершенствование шло здесь очень медленными темпами. Поэтому древковое оружие оставалось главным в единоборстве с крупным хищником. Именно копье, рогатина, как его называли на Руси, очень долгое время обеспечивало успешный результат охоты. Широкая практика огнестрельного оружия не изменила положения вещей.

Рогатина оставалась более надежным и верным оружием. Ее брали для подстраховки даже имея ружья. К тому же качественное огнестрельное оружие соответствующего калибра не всегда было по карману. А то, что приобретал простой люд, было далеко от совершенства. В условиях опасной охоты всегда нужно было ожидать подвоха судьбы — осечки, промаха, иной напасти.

Поэтому-то рогатина, нож, топор да остроушка были не только верными друзьями лихого медвежатника прошлого, но и оставались таковыми на долгие годы.

Что же представляла из себя рогатина русского охотника?

Прежде всего людям, далеким от охоты, следует уяснить, что, хотя оружие и называлось рогатиной, оно не имело ничего общего с вилами, которые так часто любят изображатьневежественные иллюстраторы книг. Скорее всего слово «рогатина» происходит от рога, который подвязывали под ее наконечник, и служивший поперечиной.

А вот как это охотничье оружие определял Владимир Даль в своем «Толковом словаре»: «Рогатина. Ручное оружие, род копья, долгого бердыша, широкий двулезный нож на древке; ныне с рогатиной ходят только на медведей, приделывая к древку, под копьем, поперечину, за которую медведь сам хватается, когда лезет на рогатину».

Читайте также:  Обзор боевой экипировки «ратник»

По существу рогатина представляла собой уже описанное нами медвежье копье.

Считается, что русская охотничья рогатина произошла от военного оружия с тем же названием, которое использовалось издавна русскими воинами.

Вот как его описывал известный знаток оружия и историк Павел Павлович фон Винклер: «Рогатина (рогтичя) — было оружие подобное копью, но с широким, плоским и на обе стороны острым пером, которое у этого рода оружия называлось собственно рогатиной.

Под рогатиной находилось яблоко, а под ним тулея, насаженная на древко или искепищу.

Чтобы ратнику легче было держать оружие, к искепищу приделывались по два и по три металлических сучка, а у богатых людей оно обматывалось золотым или серебряным галуном, шелковой тесьмой, ремнями и т.п.». С рогатиной охотились двумя способами: на номере, во время охоты на медведя на берлоге, и вдогонку, когда зверь уже поднят и его преследуют с собаками.

По этой причине и разновидностей рогатины было две: одна более массивная и тяжелая для берложных охот, а другая, облегченная для охоты вдогонку. Длина пера берложной, утяжеленной рогатины — 35 см, ширина — 7 см, толщина — 1 см. Длина ратовища (древка) — 176 см.

Таким образом, вся рогатина с пером имела длину 211 см. Перо для облегчения иногда имело по желобку с каждой стороны. Рогатина для охот вдогонку имела перо длиной 32 см, шириной 6,5 см, толщиной 9 мм.

Перо рогатины непосредственно переходит в прочную шейку и далее трубку, которая насаживается на прочное древко.

Обычно древко, или ратовище, предпочитали делать из рябины или черемухи, срубленных весной и провяленных, но не высушенных полностью. Такая древесина не кололась, сохраняла упругость и была довольно прочной. Толщина древка равнялась 4,5 см.

Ратовище насаживалось комлевой стороной и перед этим хорошо просмаливалось или пропитывалось горячей смолой. К шейке пера прочным сыромятным ремнем крепилась так называемая поперечница, которая препятствовала проникновению рогатины глубоко в тушу зверя. В качестве поперечницы обычно использовали кусок рога.

При этом поперечница часто крепилась к перу не наглухо, а подвязывалась на ремне, который проходил через специальную серьгу на насаде наконечника. Нередко перо рогатины очень тщательно не только точили, но и шлифовали. На нижний конец древка, который еще называли пяткой, насаживали тупой наконечник, или вток.

В целях безопасности при транспортировке на перо рогатины надевали ножны из толстой кожи.

В Сибири у туземных охотников рогатину заменяла ее местная разновидность — пальма. Ее описание можно найти в прекрасной книге барона А. Черкасова «Записки охотника Восточной Сибири».

Он пишет: «Не думайте, чтобы орочонская пальма была такая же озойная (большая), как рогатина, употребляемая в России при медвежьей и кабаньей охоте.

Нет! Пальма — это, как я уже сказал выше, нож, насаженный на палку, которая для большей прочности обвивается плотно вареной берестой; она не имеет под ножом крестообразной поперечины, как рогатины, и весит не более 4 или 5 фунтов, тогда как мне случалось видеть в России медвежьи рогатины аршина в 4 длиною и до 30 фунтов весом».

С рогатиной охотились в основном зимой, на берлоге или вдогонку с собаками после того, как зверь уже поднят. Знаменитый русский медвежатник А.

Ширинский-Шихматов писал об этой охоте: «Нужно самому испытать или хотя бы раз посмотреть на охоту с рогатиной с лайками, чтобы понять всю ее увлекательность.

Она дает возможность в разных положениях и в разных настроениях долго и близко наблюдать зверя, требует от охотника сильного, продолжительного, а главное осмысленного движения, при котором забывается время и не чувствуется утомление.

Для охоты с рогатиной необходимо очень хорошо уметь ходить на лыжах и обладать большими хладнокровием и сообразительностью. Конечно, это приобретается навыком, но и природные способности имеют для этой охоты большее значение, чем при всякой иной.

Многочисленные рассказы, письменные и устные, нередко баснословные, а также и картины содействовали тому, что у большинства охотников сложилось не вполне правильное представление об охоте с рогатиной, именно большинство до сих пор продолжает думать, что, приняв зверя на рогатину, охотник должен держать его на ней чуть ли не до последнего момента издыхания зверя. Это ошибочно. Если бы вообще результаты охоты с рогатиной зависели исключительно от большей или меньшей силы, то охота эта, во-первых, давно бы упала, а во-вторых, если бы и продолжали колоть зверя, то зверя мелкого, от 4 до 6 пудов. Между тем достаточно было взглянуть на чудовищные медвежьи шкуры, хотя бы у скупщиков Тотьмы, Яренска, Ижмы и др., приобретаемые исключительно от промышленников, чтобы убедиться в том, каких великанов сажают на рогатины, так как шкура, за самым разве редким исключением, вся колота, а не стреляна».

Здесь в какой-то степени описаны и приемы владения этим грозным оружием, хотя найти детальных описаний мне так не удалось. Встречались упоминания, что рогатину упирали в землю перед вставшим на задние лапы медведем, и тот накалывался на нее сам, обрушиваясь на смертоносное копье всем своим весом.

Вынуждали якобы подняться на дыбы зверя, подбрасывая вверх перед ним шапку. Однако это взято, скорее, из поверий и легенд. Кто хотя бы раз видел, как потревоженный медведь покидает берлогу, тот понимает, что все эти «рекомендации» — просто плод воображения теоретиков от охоты.

К тому же медведь встает на задние лапы не столько в агрессивном состоянии, сколько в состоянии испуга или любопытства. В атаке же он стремителен и бросается на обидчика с опущенной головой.

Поэтому удар рогатиной наносили, как копьем в средние века, в область шеи или сердца и чаще всего по остановленному собаками зверю.

Рогатина служила людям на охоте на протяжении многих веков. В паре с ней охотнику всегда служил верой и правдой «медвежий» нож.

Охотниками-медвежатниками выработано много типов охотничьих ножей, но, по их личным признаниям, лучшим образцом считался медвежий нож знаменитого тульского мастера Егора Самсонова. Вот его параметры: длина клинка 22-25 см, ширина 5-5,5 см, толщина 8 мм, длина рукояти 11-12 см, ширина 32 мм, толщина 12 мм.

Клинок обоюдоострый, ширина фаски с одной стороны 2 см, с другой — 3,5 см. На клинке сделаны желобки. Рукоять изготовлялась из морёного дуба или прочного ореха с насечкой, как на шейке приклада (сеточкой). От клинка рукоять предохранялась стальной перекладиной (усами), закруглённые концы которой были обращены в разные стороны.

Медвежатник носил нож на поясном ремне в деревянных ножнах, обтянутых кожей, с оковкой из воронёной стали.

Источник: http://www.ebftour.ru/articles.htm?id=52

Охота на медведя с рогатиной и ножом

Охота с рогатиной, это один из устоявшихся образов, приходящий на ум при упоминании медвежьей охоты. Описанный во множестве художественных произведений, охотничьих баек и народных эпосов, он до сих пор находит отклик в сердцах охотников. Ведь добыть такой значимый трофей как медведь, столь древним оружием, это показать себя настоящим охотником и мужчиной.

Конечно, такой способ охоты потребует хорошей физической подготовки, ловкости и хладнокровия но на поверку не является настолько сложным и невозможным, как кажется с первого взгляда.

Как охотились на медведя с рогатиной

До широкого применения для охоты огнестрельного оружия, рогатину использовали при добыче крупного зверя: медведя, кабана, зубра и т.п. На медведя с рогатиной ходили либо на берлогу, либо при охоте вдогон с собаками.

В первом случае использовали более тяжелую рогатину, во втором слегка облегченный вариант. На охоту шли всегда с напарником, для подстраховки, вооруженным такой же рогатиной, а позднее, ружьем.

В крайнем случае, вместо напарника брали специально обученных собак, медвежьих лаек.

При охоте на берлоге, раздразнив медведя, рогатину комлем опирали в землю и приставляли острием к лазу так, чтобы вылезающий зверь сам насаживался на нее, нанося себе смертельные раны. Поэтому и рогатина была длиннее, с более массивным и длинным острием.

При охоте вдогон, рогатиной били медведя, остановленного собаками. Чаще всего выбирался момент, когда зверь переносит свою атаку на охотника и тогда принимали его на рогатину. Атакующий медведь обычно нападает на четырех лапах, в несколько быстрых прыжков. Поэтому удар наконечником наносится в шею, грудь, реже под пах, после чего основание упирается в землю.

Почему то считается, что прияв медведя на рогатину, охотник должен его удерживать до самого конца. Скорее всего, это является следствием распространенных охотничьих баек и отсутствия реальных специалистов, практикующих этот способ охоты. На самом деле это невозможно просто физически, с учетом того какие экземпляры медведей брались на рогатину по свидетельствам промышленников и купцов.

Задача охотника бьющего и удерживающего рогатину, попасть медведю в убойное место и помочь зверю самому нанести себе как можно более тяжелую, смертельную рану. При правильном ударе, от широкого листовидного лезвия страдают сердце, легкие, печень, важные кровеносные артерии, возможно повреждение позвоночника, от которых зверь очень быстро теряет силы и погибает.

Рогатина не дает медведю первые мгновения добраться и подмять охотника, а после ему становится не до того. К тому же, обычно в добивании участвует напарник и собаки.

С каким копьем ходят

Рогатина не имеет ничего общего с вилами, несмотря на утверждения некоторых «специалистов». Изначально это копье, с поперечиной для удержания зверя, расположенной за наконечником. Как правило такая поперечина делась из рога зверя, почему охотничье оружие и получило такое название.

В своем классическом виде, медвежья рогатина имеет крепкое древко и длинный, широкий, плоский наконечник, что то вроде двулезвийного охотничьего кинжала с перекладиной в месте гарды. Традиционно сложилось два типоразмера рогатин:

  • берложная – более массивная, с наконечником 35 – 40 см длинной и 7см шириной, и древком до двух метров;
  • для охоты с подхода – более легкая, с наконечником около 30 см в длину, 6 см в ширину, и древком около 1,7 метра.

На древко этого оружия всегда брали прочную, упругую древесину, целый стволик с толщиной 4 – 5 см. Поперечину, часто крепили не наглухо, а на коротком ремне за специальную серьгу в основании наконечника. Лезвие рогатины всегда тщательно точилось, а нередко и полировалось. Для сохранения заточки при переноске на него надевали ножны.

Одним из лучших образцов охотничьих рогатин, считается рогатина разработанная по схеме фаната медвежьей охоты, князя А. Ширинского-Шихматова.

Рогатина князя Ширинского-Шихматова

У нее, поле того как наконечник полностью проникал в зверя, автоматически нажимался рычаг, приводивший к раскрытию двух дополнительных лезвий, перпендикулярно плоскости наконечника, не дающих вынуть оружие из раны.

Охота с рогатиной в современности

В наше время, несмотря на незатихающие, бурные обсуждения этого вида охоты, реальных его свидетельств и описаний не обнаруживается. Максимум на кого охотятся – это на кабана. На это есть три основные причины:

  • большая угроза для жизни данного мероприятия;
  • высокая доступность надежного огнестрельного оружия;
  • отсутствие реальных специалистов практикующих и способных правильно научить данному способу охоты.

Дело в том, что не сохранилось достоверных письменных описаний приемов и методов этого способа охоты. Ведь не стоит брать на вооружение подбрасывание шапки перед мордой медведя, чтобы он встал на дыбы. Тот, кто хоть раз видел нападающего медведя, никогда этому не поверит.

Кстати, то же самое касается и охоты с ножом. Да, раньше медведя убивали специальным «медвежьим» ножом, но, или опутанного ловчими сетями, или добивали зверя уже взятого на рогатину. В остальном, поход с ножом на медведя, это из разряда самоубийств, ну и мишку покормить.

Как сделать своими руками

Если верить старым источникам, для наконечника используют кованое лезвие, плоское, обоюдно заточенное. Его длинна 35 см, ширина 6 – 7 см, толщина 10 мм.

  1. Лезвие соединяется с трубкой порочной шейкой, лучше двойной.
  2. Непосредственно на трубку или под ней крепится перекладина, металлическая или из другого прочного материала. Она либо приваривается к трубке, либо крепко приматывается к древку, либо с помощью ремешка пристегивается на специальную заклепку-серьгу на трубке.
  3. Само древко должно быть длиной 1,75 – 2 метра и толщиной 4,5 – 5 см. Его рекомендуют делать из срезанной по весне черемухи или рябины.
  4. Древко вялят, но не высушивают полностью, затем просмаливают или пропитывают смолой.
  5. Наконечник копья насаживают со стороны комля.
  6. На пятку лучше насадить металлический набалдашник.
  7. Лезвие рогатины тщательно затачивают и полируют, для сохранности заточки используют ножны из плотной кожи.

Источник: https://ohotnik.org/posts/rogatina-na-medvedja/

Охота на медведя с рогатиной: Как охотились на медведя и праздновали медвежьи свадьбы на Руси

В музее протекла крыша, и вода подпортила чучело одного из двух медвежат. А это, надо сказать, очень почтенный медвежонок: ему уже стукнуло 140 лет, и вместе со своим братцем они старейшие медвежата в наших краях. Поселились они на Круглой площади еще в 1870-х годах, в основанном при губернаторском доме музее.
 

А у самого губернатора был вот такой медведь, из лап которого гости угощались напитками разного свойства. Слева учело медведя, добытого в 1877 году в Каргопольских лесах, и принадлежащее Олонецкому губернатору Г.Г. Григорьеву.
 

Итак, сто лет назад центральная площадь Петрозаводска просто кишела медведями. В городской газете мелькали объявления «Желаю купить несколько медвежьих берлог не далее 150 верст от Петрозаводска», или тревожные призывы охотникам расправиться с медведем, травящим овес в черте города.

Можно было бы сказать, что страсть русского человека к медведям более чем закономерна. Но нет, эта древняя тяга к животному-тотему свойственна многим жителям Евразии и Америки. Везде, где водится этот самый грозный и опасный земноводный хищник, его почитали с древних пор.

Но сегодня мы поговорим о карельском медведе, и не о том, что застыл на гербе республики, а о тех, что шуршали малинниками в этих местах в прошедшие столетия.

Медведи были те же, а вот отношение к ним у людей совершенно иное. Начнем с того, что в карельской деревне не все знали слово «медведь». Его обычно звали просто, но уважительно: «он», «хозяин», «зверь» («звирь»), еще «овсяник».

В заклинаниях его называли «сын тети» — это хороший пример того, что местное население было твердо убеждено в родственных связях человечества с медведем. Считалось, что медведь – это человек, когда-то превращенный волшебным образом в зверя.

Поэтому-то медведь никогда не нападал на человека сам, лишь из мести за причиненное ему неудовольствие или в качестве наказания за грех, совершенный человеком. Даже гибель коровы от лап медведя объяснялась тем, что «Бог позволил».

Уверяли, что частенько под снятой медвежьей шкурой находили кушак, опоясывающий тушу, а то и остатки одежды и украшений. Родственные связи были причиной, по которой не употребляли в пищу медвежье мясо.

Зато успешно сбывали в город шкуру, медвежьи окорока и лапы, а себе оставляли целебный жир.

Очевидно, что вера в родство не мешала людям охотиться на медведя, и среди охотников были те, кто занимался исключительно охотой на «зверя».

 
 В древности охота на медведя представлял собой целый ритуал, сложный и долгий. Мы знаем о нем из песен-заклинаний, записанных исследователями еще в 18-19 веках, когда он уже исчезал из деревенского обихода.

На охоту на медведя отправлялись весной, когда медведь от спячки терял 2/3 былой силы. Тот, кто нашел берлогу, устраивал трапезу для охотников, которые собирались с ним на охоту.

Перед самой охотой мужчины мылись в бане, им было предписано половое воздержание. Скатерть со стола брали с собой в лес и там, на импровизированном помосте, продолжали трапезу.

Не стоит думать, что охотники любили покушать: любой пир был призван снизить опасность охоты, магически воздействовать на нее.

Женщинам запрещалось принимать участие в праздниках, связанных с жертвоприношениями. Но, неся в деревню тушу убитого медведя, привязанную за лапы к шесту, мужчины пели песни, в которых обращались к женам:

Вымыты ли скамьи уже, Подметены ли полы, Прибывающему издалека гостю?

Убитый медведь. 1903 г. Кемский уезд, Архангельская губерния. Фотография из книги «Kainuun historia»

При этом люди, со свойственным им не желанием быть в чем-то виноватыми, оправдывались, таща убитого «родственника»:

Дал нам лес медовую лапу! Не ловил я его с ружьем, И не гнался и не стрелял: Сам споткнулся он с коряги,

Сам скатился с дуги.

В избе уже снятую медвежью шкуру опускали на лавку, потом расстилали на столе. С медведем могли даже здороваться за лапу. После этой торжественной встречи назначали день праздника, который в переводе на русский назывался «праздник головы, или свадьба». Эта «медвежья свадьба» была симбиозом пира, свадьбы и похорон.

 Под пение слов «Прочь, парни, из сеней, девушки от дверных косяков, при входе хорошего в избу, вступлении святого в жилище», голова медведя, как вместилище его души, занимала почетное место в верхней части стола, где обычно сидел хозяин, в красном углу. Среди гостей выбирали «жениха» и «невесту», которые садились подле головы. Чаша с головой обходила весь стол под пение песен. В 17 веке мужчины пили пиво из медвежьего черепа и рычали как медведи, добывая дополнительную удачу себе на охоте. Зубы из черепа раздавались охотникам, а на утро останки медведя-гостя относили в лес: череп вешали на ель или сосну, а кости зарывали в корнях дерева. Таким образом, медведь возвращался к дереву-прародителю, а люди, выпив пива, молча шли домой.

К началу 20 века медвежья свадьба почти исчезла: стал преобладать практический подход к добыче медведя. В Петрозаводском уезде особой статьей дохода крестьян-охотников была продажа городским охотникам мест залегания медведей на спячку и помощь в охоте на медведя в берлоге.

Часто использовался самый древний и опасный способ — охота на медведя с рогатиной, когда охотник-смельчак вступал в почти рукопашную схватку с животным. Конечно, чаще ходили несколько охотников вместе.

Рогатиной, копьем с железным наконечником, которую засовывали в берлогу, тревожили медведя. Охотники старались выстрелить в тот момент, когда голова хищника появлялась наружу.

Если выстрелы были неудачными, один из охотников удерживал зверя рогатиной (либо лайка отвлекала медведя), пока другие перезаряжали ружья.

На фотографии ниже можно видеть наконечник рогатины, которая принадлежала шокшинскому медвежатнику П.А. Коновалову, убившему ею за одну зиму 22 медведя. Он служил шкипером у одного петрозаводского купца, но летом занимался тем, что в 1870-х годах продавал берлоги купцам из Питера.

Рогатина и наконечник рогатины. Олонецкая губерния. XIX в.

Охотились на медведя и с одной рогатиной, что требовало большого мужества, ловкости и силы.

Охота с рогатиной. Иллюстрация из издания «Живописная Россия», том 1. 1881 год

Использовали древние ловушки, которые требовали почти инженерных познаний. Ловушка «щемица» делалась всего из четырех бревен и жерди, но так зажимала лапу попавшемуся медведю, что он не мог выбраться.
 

Ловушка на медведя. Автор К.И. Инха. 1894 год

Философское смирение перед наказанием за грехи в виде задранной коровы было свойственно не всем. Если медведь начинал систематически нападать на скот летом или уничтожал овес на полях, на него начинали охоту.

Охота на медведя «на овсах» была опасна, так как стреляли из-за укрытия в виде обычного забора.

Безопаснее было караулить зверя с помоста – лаваса, который сооружался на деревьях поблизости от приманки — задранной зверем скотины.

Иногда люди прибегали к особо изощренным методам, видимо, будучи не в силах справиться с широтой своей человеческой души. Вот как описывает карельский этнограф К.

Логинов «месть» космозерских крестьян медведю: по приговору схода для медведя, задравшего за лето двух и более коров, покупалось ведро водки, которое вкапывалось рядом с мертвой тушей коровы. Медведь, поев мяса, пил водку и засыпал, после чего на шею ему надевался сыромятный ремень со звонким медным колокольчиком.

Зверь, проснувшись, не находил себе покоя и погибал на 4-5 сутки… Как видно, у этих людей уважение к древнему тотему совершенно истощилось на почве материальных убытков. Медведя боялись, но и отмечали его удивительный ум и ловкость. Лишь вооруженный человек мог ощущать себя рядом с ним в относительной безопасности.

Мне же, чем дольше живу, иногда кажется, саму мысль о том, что такой мощный зверь был в родстве с людьми, можно расценивать как комплимент последним.

Е.Логвиненко, фото из Национального музея Карелии

Источник: http://www.nExplorer.ru/news__11905.htm

Рогатина на медведя: применение в групповой травле зверя и в одиночной охоте. Культурное значение этого вида оружия

Одним из древних занятий человека является охота. Пропитание ли это было или способ себя развлечь. Разумеется, человек ходил за дичью не с голыми руками. Использовались копья, луки, огнестрельное оружие. Одним из видов копья можно назвать “рогатину на медведя”.

Её применяли в групповой травле зверя и в одиночной охоте. Оружие имеет огромное культурное значение. Часто на гравюрах и картинах изображались сцены охоты. Описание было и в исторических книгах, фильмах, устных сказаниях.

История развития

В первую очередь стоит упомянуть, что рогатина является оружием древковым. Предположительно произошедшим от копья, которое со временем трансформировалось по мере его применения в той или иной сфере – охоте или войне. Благодаря таким процессам появился не один вид древкового вооружения.

Чтобы понять, как охотничья рогатина стала тем, чем она является сейчас, нужно окунуться в историю и проследить этапы изменения его прародителя – копья. Основной принцип действия древкового оружия – укол. Для этого на длинном древке размещалось остро заточенное узкое перо.

Долгое время у копий менялась только длина древка, в зависимости от того, кем оно применялось: пехотинцем или всадником. Но со временем тактика ведения боевых действий менялась, менялось и копье. Копье применялось не только на войне.

Со временем появились копья, предназначенные под конкретный тип охоты, в зависимости от того на какую дичь они использовались.

Так появились медвежьи и кабаньи копья. Их отличительной чертой стало усиленное древко, способное выдержать немалый вес зверя. Напомним, масса взрослого вепря превышает полторы сотни килограмм.

Отдельного упоминания заслуживает острие подобных копий. Оно было широким, обладало листовидной формой, а края затачивались до бритвенной остроты.

В сочетании с древком длиной около двух метров, рогатина, представлявшая из себя копье с прикрепленными в определенном месте рогами (отсюда и рогатина) — в умелых руках смертельное оружие.

Мишенью для ударов копья становились шея или сердце зверя. Даже для таких крупных и мощных животных, как медведь или кабан, первые же нанесенные раны становились фатальными. Повреждались внутренние органы, кости позвоночника и ребра.

Главное было удержать издыхающего зверя на месте очень долгое время. Иногда до часа, иногда более. Из-за большой остроты наконечника, копье уходило глубоко в тушу, что мешало в случае необходимости нанести укол повторно.

В целях предотвращения подобных ситуаций на втулках начали закрепляться перекладины или фрагменты рогов. Они не позволяли перу уходить в плоть животного глубже, чем это позволяла поперечина или рога.

Дерево, из которого делалось древко, довольно скользкий материал, и чтобы оно не выскользнуло в неудачный момент из рук охотника, его обертывали в узкие кожаные ремни. Иногда под наконечником подвешивали плюмаж из конского волоса или меха животного.

Кроме придания копью внешней эстетики, они выполняли роль губки и не давали крови попадать на древко. Рогатина весила немало и в целях облегчения веса, перо часто делали полым или с ложбинками по бокам.

Методы охоты

Охота с рогатиной на медведя происходит с использование двух разных тактик:

  • В первую очередь это выход на медведя один-на-один. В этом случае охота чаще всего происходила зимой, когда косолапый спал в берлоге. Зверя будили, он в состоянии ярости шел на потревожившего его охотника. Обычно в такой ситуации, медведь вставал на задние лапы и обрушивался на человека всем весом.В этот момент медвежатнику нужно было направить перо охотничьего копья в сердце животного, а противоположный конец упереть в землю. Под своим весом медведь сам насаживался на него и охотнику оставалось только удерживать древко в руках, пока хищник не издохнет. Способ крайне рискованный.
  • Загон медведя с помощью собак. Обычно в охоте принимает участие несколько человек. Медведя гонят пока он не попадает в заранее заготовленную западню или его не останавливают специально обученные собаки.После чего хищника закалывают копьем. Целятся в шею или сердце. Наносится не один удар, а несколько. После чего рогатина удерживается в туше зверя пока он не испустит дух.

В зависимости от вида промысла существуют два типа рогатин:

  • Берложья. Тяжелое копье длиной более чем 2 метра. Древко обладало длиной 176 сантиметров, было утяжелено и имело большую прочность. Перо в длину 35 см, ширина – 7 см и толщина – 1 см. В целях облегчения массы наконечник имел каналы на каждой стороне;
  • Облегченный вариант. Длина пера – 32 см, ширина – 6,5 см, толщина – 0,9 см. Длина древка аналогична берложьей рогатине.

След в истории и искусстве

Охота с рогатиной один из излюбленных сюжетов многочисленных гравюр, гобеленов, устных преданий и рассказов. Медведь зверь крупный. Промысловики приносили шкуры огромных размеров, что послужило возникновению баек в фольклоре.

Охота была способом пропитания простого люда. Развлечением для господ и аристократов. Выполненные для них рогатины отличались богатством украшения. В них часто присутствовали элементы золота и серебра. Украшению подвергалось не только перо, но и древко. Часто копье украшала искусная резьба, со сценами охоты.

Пик такого украшательства пришелся на 19 век. К примеру, в то время научились выращивать деревья под древко бугристой или витиеватой формы. Для этого ствол молодого побега обрезался особым образом и направлялся мастером по мере роста.

Копье относится к первой половине XV века. На ее втулке искусно выгравированы сцены повседневной жизни того времени, а само оно исполнено с применением золота и серебра.

Что касается применения рогатин в военных целях то их использовали до конца XVII века, но уже в следующем столетии она стала применяться только на охоте.

Охотничья рогатина оружие простое и надежное. В нем нет хитрых элементов. И даже когда повсеместно появились ружья, охотники не переставали брать его с собой. Сейчас рогатины можно увидеть во многих краеведческий музеях.

Видео

Источник: https://WarBook.club/oruzhie/holodnoe/rogatina/

Охота на медведя с рогатиной

Русская охота, на которую в наше время мало кто решится – это охота на медведя с рогатиной. Такой способ охоты был широко распространен на Руси, еще до того, как было изобретено огнестрельное оружие.

Для такой охоты необходимы смелые, ловкие, сильные и мужественные мужчины. Охота с рогатиной, по мнению многих охотников, это самая спортивная охота среди всех зверовых охот.

Ходили на медведя с рогатиной с очень давних времен.

Что такое рогатина

Рогатина представляет собой тяжелое большое копье, с острым широким наконечником. Многие охотники советуют держать рогатину вдвоем, так как она очень большая и тяжелая. Если мужчина сильный, то может и один с ней справиться. Состоит рогатина из самой рогатины, которая сделана из крепкого дерева, к центру которой крепится металлический обоюдоострый наконечник.

Что необходимо знать про охоту с рогатиной

На охоту с рогатиной должны идти надежные, сильные телом и духом рогатчики. Они должны иметь какой-то навык в этом виде охоты и теоретически должны знать, как принимать на рогатину. Охотники должны друг друга понимать без всяких слов, с помощью жестов, манер.

И говорить только в крайней необходимости, когда грозит большая опасность. Выход на медведя с рогатиной нужно проводить, пока не выпал снег, чтоб передвигаться охотнику ничего не мешало. Лучше всего, чтобы охотников было двое, для поддержки друг друга.

На такую охоту на медведя лучше брать собак. Они закрутят и остановят зверя. Необходимо знать, что медведь может напасть на человека, так как человек для него более опасен, чем собаки.

Медведь может делать вид, что не обращает никакого внимание на охотника, а потом очень быстро и резко напасть. К этому моменту нужно быть готовым всегда.

Как охотиться с рогатиной на медведя

Нужно знать, что охотник не должен подходить к хищнику ближе чем на двадцать шагов, а то и больше. За зверем следует внимательно наблюдать. Выбирая места схватки, которые удобны для охотника, нужно заканчивать преследование отступающего зверя и останавливаться.

Кроме того охотник должен делать вид, что очень боится медведя и своим телом стараться загородить рогатину, для того, чтобы воспользоваться ею в удобный момент, о котором медведь и не догадывается.

В тот момент, когда медведь, срываясь с места, несется на охотника, нужно вовремя приготовиться и сообразить, куда нужно вонзить рогатину. Нужно иметь ловкость и сообразительность, чтобы нападение хищника не оказалось неожиданным для рогатчика. В противном случае может произойти трагедия.

С медведем необходимо бороться на открытом месте, свободном от сучьев и поваленных деревьев. Следует подпустить зверя на расстояние, при котором можно успеть достать рогатину. Охотник должен нанести резкий удар с выпадом рогатиной вперед. Удар должен быть без размаха, короткий и сильный.

Вонзить оружие нужно под лопатку, в пах, а лучше всего в грудь. Поэтому для того чтобы медведя принять правильно, необходим опыт и навык. Острие ружья, которое направленно снизу вверх, разрушает важные для жизни органы, по мере наваливания хищника.

Чем опасна такая охота

Охота с рогатиной – это самая опасная охота на медведя. Многие охотники в такой охоте погибли, многие чудом остались живы. Эта охота интересует тех, кто хочет доказать себе, что без ружья может справиться с медведем.

Самое главное – вовремя и правильно поставить рогатину. Если это сделать не грамотно, то медведь может напасть на вас. Не будет лишним, если на такую охоту возьмете с собой ружье, на всякий случай.

Самое главное – это вернуться с охоты домой живым и невредимым.

Источник: http://survinat.ru/2014/11/ohota-na-medvedja-s-rogatinoj/

Рогатина: сила и мощь Русских земель | ЛЮДОТА

Прожив до двадцати лет, я был твердо уверен, что рогатина – это такая кривая палка с развилкой на конце. Но когда Владимир Даль составлял свой знаменитый словарь, он об этом не знал.

У него все четко – рогатина это род копья. Причем, самого крепкого и тяжелого копья из всех, имевшихся на Руси. Вес наконечника рогатины колебался в районе 700—1000 граммов, тогда как вес наконечника обыч­ного копья — в пределах  200—400.

Русский дружинник с рогатиной посредине военного лагеря, 13 в.

Длина наконечника рогатины могла достигать полуметра, причем половина или больше приходились именно на перо, то есть, боевую часть. Толщина его доходила до полутора сантиметров, а диаметр втулки, одевавшейся на древко — до пяти сантиметров.

Перо всегда остро оттачивалось и потому раны, оставленные рогатиной, были не только глубокими, но и весьма широкими. Кроме того, рогатиной можно было рубить.

А вот долы («кровостоки»), на классических рогатинах встречаются далеко не всегда.  Вот на этой, украшенной и явно принадлежавшей обеспеченному человеку, они есть.

И вот что еще важно.
Не каждое копье с большим наконечником – рогатина. Ее отличает характерная форма пера – плавно заостренная, напоминающая лавровый лист. Там, где оно переходит в тулью, наконечник делался особенно мощным, устойчивым к большой нагрузке.

500 лет в строю

Рогатину изобрели на Руси примерно за сотню лет до вторжения Батыя.

Татаро-монгольское иго, отрицать которое стало модным, не сломило развития русской военной мысли. Осваивались новые формы шлемов, развивались пластинчатые доспехи, бешеной популярности достигли бронебойные пики.

Однако форма рогатины оказалась столь удачной, что в течении пятиста лет практически не изменялась. В начале пороховой эпохи именно рогатина возглавит арсенал пехоты Московского царства, далеко опередив сабли, бердыши и обычные копья.

Но вернемся на исходную. Впервые о рогатинах рассказала Лаврентьевская летопись через два года после основания Москвы – в 1149 году.

С тех пор летописцы не раз поминали в своих записях этот вид оружия.
Например, 2 августа 1377 году татарские войска разгромили нижегородских ратников на реке с интересным названием Пьяна (100 км от Нижнего Новгорода).

Из-за упадка дисциплины были фактически сняты караулы, личный состав ударился в пьянство и охоту. Оружие было брошено.

Тем временем, татары неожиданно подошли к лагерю нижегородцев и началась бойня. Ратники «доспехи своя на телеги и в сумы скуташа, рогатины и сулицы и копья не приготовлены, а инии еще и не насажени быша, такоже и щиты и шоломы».

То есть «доспехи их были убраны на телеги и в сумы, рогатины и сулицы (метательные копья) и копья не приготовлены, а иные не насажены на древки, также и щиты и шлемы».

Фото Анастасии Павловой (Самара)

Русское войско, захваченное врасплох,  обратилось в бегство. Многие погибли в поднявшейся суматохе. Кто-то попытался бежать к реке, и если не был убит по дороге, то утонул, переплывая Пьяну.

Или вот еще история, случившаяся в 1444 году, когда татары напали на Рязань. Русские воеводы послали на них «мордву на ртах, понеже зима бе люта и снежна… И приидоша на них мордва на ртах с сулицами и с рогатинами и с саблями;»

Сразу оговорюсь, чтоб не пугать людей с развитым воображением. «На ртах» значит «на лыжах». И весь текст, поэтому, можно перевести так: «послали мордву на лыжах, ибо зима была лютая и снежная… И пришла мордва, вооруженная сулицами (метательными копьями), рогатинами и саблями».

Когда старинное оружие — шедевр

Иногда археологам попадается старинное оружие, принадлежавшее знатным воинам. В том числе и рогатины.

Такова известная подписная рогатина тверского князя Бориса Александро­вича (1425-1461 гг.), украшенная на втулке гравиро­ванными по серебру сценами. Долгое время эти сцены считались отдельными, но затем появилось предположение, что перед нами главы одного сюжета.

Рисунки на рогатине изображают историю гибели тверского великого князя Михаила Ярославича. Он был замучен в ставке ордынского хана Узбека после того, как разгромил татар в Бортеневской битве.

Впрочем, эта версия уже нашла своих противников, представивших не менее убедительные контраргументы.  Так что разгадка этой тайны продолжается, и все самое интересное возможно впереди.

Другая рогатина была най­дена на Черниговщине, в селе Крихаево, и датируется XIII веком. Тулья наконечника покрыта растительным узором из про­резного серебряного листа.

Рогатины на войне

Главным оружием русского воина всегда было копье, за ним следом шел топор. Эти находки у археологов самые массовые. Поспорить с ними могут лишь наконечники стрел, но о количестве луков они, к сожалению, ничего сказать не могут.

Рогатина никогда не была основным  видом копья, но использовалась в течение всех Средних веков. Это старинное оружие использовала пехота и ополчение, всадникам же было несподручно пользоваться ей по двум причинам.

Во-первых, большой вес, а значит плохой контроль оружия одной рукой. Во-вторых, сам противник. Всадники обычно сражались против всадников. Конный воин в Средние века – это профессиональный пес войны, имевший дорогой железный доспех. А броня лучше всего пробивалась узкой граненой пикой, так что, выбор очевиден.

Наконечники копий, найденные в Новгороде. Рогатина — посередине.

Другое дело, пешие воины, снаряженные попроще, а то и вообще никак. В бою с такими же, как они, рогатина себя полностью оправдывала. Кроме того, бойцы с рогатинами вполне могли использоваться для поражения коней под всадниками. Все-таки, как ни крути, а второе назначение рогатины – охота на медведей и кабанов.

Охота с рогатиной

И если на полях сражений уже давно царствует порох, то в качестве охотничьего оружия копье неистребимо. Раньше его использовали по необходимости, сейчас – для того, чтобы испытать особенный драйв от борьбы со зверем.

Ипатьевская летопись  рассказывает, как в 1255 г. князь Даниил Галицкий охотился, и лично убил своей рогатиной троих вепрей. Шестью веками позже в России жил князь Ширинский-Шихматов, большой любитель «древней» охоты. За всю свою жизнь он «взял на рогатину» более сотни медведей

В 1938 году фирма Eickhorn, расположенная в городе Золинген и знаменитая на весь мир своими ножами, продавала аж две разновидности копий для охоты на кабанов – тяжелое (за 45 рейхсмарок) и легкое (за 28 рейхсмарок). Раз предлагала — значит, был и спрос.

В конце 2011 года в Оренбурге поймали браконьера, который охотился с копьем. Правда за старинное оружие он взялся по необходимости, после того, как у него было конфисковано ружье.

Словом, интересе к охоте с копьем не угасает по сей день!))

Обязательным атрибутом рогатины считается перекладина, крепившаяся поперек древка, чтобы не дать зверю приблизиться к охотнику. На самом деле это вопрос спорный.

На средневековых рогатинах такой поперечины нет, а если она и была, то съемная, и, скорее всего, просто приматывалась к наконечнику кожаным шнуром. С другой стороны, такая перекладина ясно видна нафламандском рукописном календаре начала XVI века, хранящемся в Британском музее, и на некоторых других изображениях, включая античные.

Иногда в качестве рогатин использовались наконечники другой формы, но обязательно — крупные. Фото Дмитрия Кулакова

Однако не факт что проникновение копья в зверя всегда стремились ограничить. Вот что писал про охоту на кабанов зять французского короля Филиппа VI и автор трактата об охоте Гастон Фебус.

«Держите копье за середину, чтобы разъяренное животное не ударило Вас своими клыками. Как только острый конец войдет в его тело, навалитесь на древко изо всех сил и постарайтесь вонзить его как можно глубже, но, ни в коем случае, не отпускайте древко.

Если зверь окажется сильнее Вас, то старайтесь поворачивать древко из стороны в сторону, держа его как можно сильнее и не отпуская, пока к Вам не придут на помощь или Господь Бог не услышит ваши мольбы».

 Одолеть медведя

А вот про то как с поднять на рогатину медведя отлично рассказал выдающийся русский  медвежатник М. Андриевский:

«Опытный рогатчик, по мере того как уменьшается расстояние между ним и медведем, сам замедляет ход там, где позиция медведя выгоднее его позиции, и настигает его в более чистых и таких местах, в которых удобнее окончательно сойтись с ним.

Но никогда не подъезжает ближе двадцати-тридцати шагов, причем представляется, что будто боится медведя и заслоняет собой рогатину, особенно блестящее перо ее.

Такая видимая робость охотника обманывает бдительность медведя, делает его более самоуверенным и беспечным. Тогда он не старается уйти или забиться в чащу или лом и, будучи настигнут на чистом месте, т. е. в положении для него менее выгодном, чем для человека, не выдерживает и бросается на охотника. А этого только и нужно рогатчику. (…)

Напустив зверя шага на три, на два, т. е. на расстояние, с которого уже можно достать рогатиной, надо решительно ударить его, и непременно в передние части тела, т. е. в грудь, по лопаткам или под пах, смотря по тому, как зверь идет.

Обыкновенно медведь бросается на четвереньках, как собака, редко на дыбках… Удар рогатиной должен быть сильный, короткий, но без размаха.

Само собою разумеется, что рогатчики должны быть искренние, надежные охотники, ловкие и сильные душой и телом люди. Кроме того, они должны иметь некоторый навык или, по крайней мере, один из них, а другой должен знать хотя бы теоретически, как принимать на рогатину.

Они должны как бы спеться вместе, потому что у каждого рогатчика есть свои известные привычки и манеры, которые необходимо знать, чтобы уметь без звука, без слов понимать друг друга тогда, когда вся жизнь идет на ставку и когда ревет только медведь да лают лайки, а охотники работают молча, а если уже выкрикнут слово, так именно то необходимое, полное смысла слово, от быстрого и удачного выполнения которого зависит судьба их обоих».

Литература и сайты

  • А. Кирпичников «Военное дело на Руси в 13-15 веках»
  • А. Кирпичников «Древнерусское оружие»
  • А. Медведев «Оружие Новгорода Великого»
  • М. Рабинович «Судьбы вещей»
  • Г. Блэкмор «Охотничье оружие стран мира от Средних Веков до Двадцатого столетия»
  • http://www.landtrophy.ru

Источник: http://ludota.ru/rogatina-sila-i-moshh-russkih-zemel.html

Ссылка на основную публикацию