Президент индонезии: получение независимости государством и история борьбы за власть между политиками и военными

Борьба Индонезии за независимость

На протяжении 350 лет Индонезия была колонией Голландии, что привело к отсталости страны, засилью иностранных плантаторов, сплошной неграмотности. Путь к независимости был длительным и трудным.

Борьба индонезийского народа за свою независимость

Во время второй мировой войны Индонезия, как и все страны Юго-Восточной Азии, была оккупирована империалистической Японией. Она была одной из первых стран региона, поднявшихся на борьбу с агрессором.

Движение Сопротивления в Индонезии, начавшееся в подполье, к 1945 году стало общенациональным.

Этому содействовало изменение всей международной обстановки, прежде всего — имевшая огромное значение для судеб стран Юго-Восточной Азии победа Советских Вооруженных Сил над фашистской Германией и Японией.

В ходе борьбы с японскими оккупантами был создан национальный фронт Индонезии, в котором были представлены почти все классы и социальные слои индонезийского общества: крестьяне, рабочие, мелкая городская буржуазия, национальная буржуазия, патриотически настроенные помещики.

Особую активность проявляла мелкая буржуазия, фактически ставшая ведущей силой в национально-освободительной борьбе, поскольку пролетариат был еще слаб и малочислен, не обладал навыками и практикой борьбы.

 Коммунистическая партия Индонезии (КПИ) долгие годы, после разгрома в 1926 году, находилась в глубоком подполье.

В августе 1945 года, на фоне окончательного разгрома японского империализма, в Индонезии победила антиимпериалистическая революция: были провозглашены независимость страны, республиканский строй, сформировано национальное правительство.

Первым президентом стал Сукарно, руководитель Национальной партии.

 Однако молодой республике еще пришлось отстаивать свое существование в борьбе с интервентами: в конце 1945 года английские и голландские войска под предлогом разоружения остатков японских войск начали оккупацию городов Индонезии.

Они опирались на поддержку местной реакции в лице феодальной знати, а также части компрадорской буржуазии. Индонезийский народ встал на защиту своей независимости. Борьба продолжалась до конца 1949 года. Прогрессивные силы мира выступали в защиту Индонезии. В январе 1946 года СССР поставил вопрос о принятии Индонезии в ООН.

Осенью 1949 года империалисты вынуждены были пойти с Индонезией на переговоры.

Согласно решениям трех конференций, в частности последней конференции «круглого стола» в Гааге, Индонезия, в границах трех главных островов, объявлялась независимой.

Но голландским империалистам удалось тогда же навязать ей ряд кабальных условий, значительно ограничивших ее суверенитет, сохранить за собой Западный Ириан.

Преобразования 1949—1965 годов

После завоевания независимости Индонезия приступила к ликвидации своей отсталости путем целого ряда прогрессивных реформ.

В середине 50-х годов Индонезия, расторгнув соглашение «круглого стола» 1949 года, ограничивавшее ее суверенитет, приступила к национализации голландских и английских банков, предприятий, части нефтепромыслов и другой иностранной собственности.

Большая часть промышленности перешла в руки государства или индонезийской буржуазии. Важную роль в проведении всех этих мероприятий играла Компартия, численность которой выросла до 3 млн. человек. Большая экономическая помощь была оказана Советским Союзом.

Борьба Индонезийской республики за Западный Ириан встретила поддержку со стороны прогрессивных и миролюбивых сил мира. В конечном итоге Западный Ириан, переданный под опеку ООН, был в 1963 году воссоединен с Индонезией.

Все эти преобразования встречались в штыки внутренней реакцией и иностранным капиталом. Шла борьба за власть между Национальной партией, представлявшей главным образом мелкобуржуазную демократию, и реакционной мусульманской партией Машуми, выражавшей интересы крупной торговой и промышленной буржуазии, помещиков и части зажиточного крестьянства.

В стране начались вооруженные сепаратистские мятежи, которые возглавляли реакционные армейские и мусульманские круги. Эти мятежи, особенно на островах Суматра и Сулавеси, поддерживавшиеся извне, были направлены на подрыв единства республики и создание обособленных районов под «опекой» империализма.

Мятежи были подавлены, но стране был нанесен материальный ущерб.

В тяжелых условиях сепаратистских мятежей, борьбы за Западный Ириан и все ухудшавшегося экономического положения президент Сукарно начал осуществлять свой политический курс, получивший название «направляемая демократия».

Это была политика усиления единоличной власти президента: в 1960 году последовал роспуск парламента, состав нового парламента был назначен самим президентом; установлен контроль над всеми политическими партиями; с 1963 года Сукарно стал пожизненным президентом.

Он все чаще делал неправильные шаги во внешней политике, занимался демагогией, в то время как в стране бездействовал парламент, не проводилась аграрная реформа, жизненно необходимая десяткам миллионов индонезийских крестьян, быстро росла прослойка бюрократической буржуазии, вышедшей из высшей армейской верхушки и государственных служащих.

События 1965 года и положение Индонезии в конце 60-х — начале 70-х годов

30 сентября 1965 года группа офицеров из личной охраны президента попыталась совершить государственный переворот, чтобы еще больше усилить власть президента. Но попытка арестовать реакционную верхушку генералов потерпела неудачу. Заговор был подавлен войсками генерала Сухарто, который объявил себя командующим всеми сухопутными силами и ввел в столице военное положение.

Президент Сукарно был отстранен от власти, министры арестованы; в 1966 году пост президента занял генерал Сухарто. Провал заговора повлек за собой гонения на прогрессивные организации и, в особенности, на Компартию.

Армейская верхушка, действовавшая в интересах нарождавшейся бюрократической буржуазии, мусульманских землевладельцев и духовенства, начала безжалостно истреблять коммунистов.

По официальным данным в Индонезии было убито 300 тыс. коммунистов и им сочувствующих, тысячи коммунистов были брошены в тюрьмы и концлагеря.

Деятельность компартии и связанных с ней организаций была запрещена. Установилась реакционная военная диктатура. Армия стала ударной силой антикоммунизма и антидемократии.

«Новый порядок» в Индонезии

Период с марта 1967 года и до первых в условиях военной диктатуры выборов в 1971 году получил название «новый порядок», как бы в противоположность «старому порядку» при Сукарно.

«Новый порядок» характеризовался дальнейшим укреплением военно-бюрократической диктатуры в стране, запретом прогрессивных партий и организаций, реакционной экономической политикой, поставившей Индонезию в полную зависимость от иностранного капитала.

Национализированная иностранная собственность возвращалась ее бывшим хозяевам. Широко распахнулись двери для притока иностранного капитала.

Империалистические страны начали оказывать Индонезии экономическую «помощь» в виде займов и кредитов, чтобы поддержать антинародный курс Сухарто.

Выборы 1971 года принесли полную победу военным, для которых было, кроме того, заранее зарезервировано 100 мест в парламенте. Президентом вновь стал Сухарто, он же — главнокомандующим вооруженными силами.

В середине 70-х годов обстановка в стране характеризовалась напряженностью и нестабильностью.

Наиболее активной силой, выступавшей с критикой правительства за его политику попустительства иностранному капиталу, была молодежь, студенчество.

Экономическое положение Индонезии в конце 60-х — начале 70-х годов несколько улучшилось, но она продолжала оставаться страной с одним из самых низких годовых доходов на душу населения, большим числом безработных. На 1974 год число безработных составило 4 —5 млн. человек, частично безработных —10—12 млн. (из 30 млн. человек, занятых в производстве).

Индонезия богата природными ресурсами, особенно нефтью и газом. Однако безжалостная эксплуатация этих богатств иностранным капиталом тяжело отражается на экономике страны.

Иностранные инвестиции идут главным образом в добывающую промышленность и значительно реже в производство. Повышение цен на нефть в 1973—1974 годах на мировом рынке стимулировало расширение нефтедобывающей промышленности.

Это немного облегчило положение индонезийской экономики, хотя официальный долг Индонезии империалистическим странам оставался большим.

В то же время диктатура, стремясь нейтрализовать критику, как со стороны политических сил Индонезии, так и мирового общественного мнения, считала более выгодным для себя придерживаться курса неприсоединения, неучастия в агрессивных блоках. Претендуя на определенную роль в национально-освободительном движении в Азии, она выступала против американской агрессии во Вьетнаме, в защиту борьбы арабских стран против агрессии Израиля.

Источник: http://history-doc.ru/borba-indonezii-za-nezavisimost/

Политика и правительство Индонезии — армия страны, основные политические партии и деятели, государственный строй

Социальные проблемы и их решение в Индонезии

В конце колониального периода светская правовая система была разделена между коренным населением и правительством. Между 1945-м и 1950-м годами были попытки принятия нескольких конституций. В результате был принят колониальной закон, который не противоречит Конституции, он установил три уровня судов: государственные суды, высокие суды (суды обжалования), а также Верховный суд.

Обычное право до сих пор признается, но туземные князья, которые когда-то были ответственны за управление, больше не имеют никаких прав на управление, и их положение в государственных судах является неопределенным.

Индонезийцы в наследство от голландцев получили понятие «государства, основанного на законе». Однако, реализация такого государства была проблематична, а идеология восторжествовала над законом в первое десятилетие независимости. Давление экономического развития и личного обогащения во время Нового Порядка привели к продажной судебной системе.

Многие люди разочаровались с правовой системе, хотя некоторые юристы ведут борьбу с коррупцией и выступают за прав человека, включая права людей, пострадавших от различных проектов развития. Национальная комиссия по правам человека была создана для расследования нарушений прав людей в Восточном Тиморе и в других местах, но до сих пор она имела относительно малое влияние.

Люди наблюдают недостаточные полномочия полиции, которая не являлась составной частью вооруженных сил до конца Нового Порядка.

Большое внимание было обращено на общественный порядок во время Нового порядка, и военные и полицейские органы были использованы для поддержания страха не только среди нарушителей, но и среди простых граждан, журналистов, диссидентов, профсоюзных активистов и других людей, считавшихся нарушителями государственного порядка.

Внесудебные казни предполагаемых преступников и других людей часто осуществлялись военными в некоторых городских и сельских районах, а также часто случались убийства правозащитников. Средства массовой информации стали бесплатными, и теперь они могут ежедневно сообщать о таких событиях.

В 1999- 2000 годах люди стали более бдительно относиться к вопросам наказания правонарушителей, потому что в городах и некоторых сельских районах произошло увеличение насильственных преступлений. Усугубляет обстановку насилие среди беженцев в Западном Тиморе, сектантские убийства между мусульманами и христианами в Сулавеси и Молуккских и сепаратистское насилие в Папуа.

Во всех этих преступлениях было замечено, что военные и полиция не просто не предотвращают конфликты, а наоборот все больше их разжигают.
В деревнях о многих проблемах никогда не сообщается в полицию, все дела до сих пор решаются местными людьми по средствам обычаев и взаимной договоренности при посредничестве признанных лидеров.

Обычное урегулирование часто являются единственным средством, используемым в сельской местности, но он также для решения проблемы может быть использован местный суд или в крайнем случае государственный суд. В многонациональных районах споры между членами различных этнических групп могут быть разрешены руководителями одной или обоих групп, судом или люди будут оставаться в состоянии вражды.

Во многих регионах, где проживает оседлое население, часто пользуются судом для решения проблем. Местные обычаи часто основываются на восстановлении правосудия, и разбирательство обычно заканчивается заключением злоумышленника в тюрьму.

Часто родственники и соплеменники такого преступника остаются недовольными, потому что он уходит из-под из их надзора и контроля. Там, где есть высокая мобильность населения, особенно в городах, такая форма социального контроля является менее жизнеспособной, и поскольку правовая система неэффективна, бдительность населения становится все более распространенной.

Читайте также:  Револьвер – оружие бесстрашных смельчаков

Армия

Вооруженные Силы Республики Индонезии не состоят из армии, но включают в себя около 214 000 человек. В настоящий момент вооружённые силы Индонезии состоят из сухопутных войск, в которые входит около180 тысяч человек, ВВС (около 25 тысяч человек) и ВМС (около 35 тысяч человек).

Кроме того, почти в три миллиона мирных жителей были обучены военному делу в группах гражданской обороны, студенческих отрядах и других подразделениях безопасности. Премьер-сила и армия были организованы под командованием членов Королевской Нидерландской Армии и японской эгидой защитников Отечества.

Многие солдаты получили важный социальный статус в жизни общества, в вооруженные силы страны идет очень много добровольцев. Некоторые местные ополченцы во главе с людьми с небольшим военным опытом выступают против, но их успех в войне за независимость сделал их по крайней мере местными героями.

Армия претерпела многие перемены после обретения независимости, бывшие колониальные офицеры во главе партизанских групп и провинциальные войска собрались в централизованную современную армию, создали национальную структуру командования, образования и профессиональной подготовки.

С самого начала вооруженные силы имели двойную функцию: они работали для обеспечения обороны и безопасности, а также контролируют территориальные порядки в городах и в сельской местности Индонезии.

Президент Сухарто пришел к власти в качестве лидера антикоммунистической и националистической армии, и он сделал главной движущей силой военный новый порядок.

В его социально-политические функции был включен мониторинг социальных и политических событий на национальном и местном уровнях, а также предоставление персонала для важных правительственных ведомств и государственных предприятий, контроль за цензурой в СМИ и мониторинг диссидентов, размещения военного персонала в деревнях, который должен был узнавать о местных проблемах и помогать в их решении.

Также военный порядок назначал блоки в представительных органах. Военная сфера владеет или контролирует сотни частных предприятий и государственных предприятий, которые обеспечивают три четверти своего бюджета, а следовательно, создают трудности для гражданского президента, который хочет иметь контроль над ними.

Кроме того, мощные военные и гражданские должностные лица обеспечивают защиту и покровительство китайским бизнесменам в обмен на акции прибыли и политическое финансирование.

Программы социального обеспечения

В соответствии с законами о труде, в Индонезии установлен рабочий день в 7 часов при 40-часовой рабочей неделе. Гарантируется еженедельный выходной день. Законодательство регулирует и устанавливает нормы детского и женского труда, условий работы и её продолжительности. Женщины имеют право на трехмесячный отпуск по беременности.

Запрещен женский труд на вредном производстве, в ночную смену и труд детей моложе 14 лет. Предприятия обязаны выплачивать полностью или частично заработную плату при болезни и оказывать бесплатную медицинскую помощь, выплачивать полную компенсацию при несчастных случаях на производстве, а также пенсию при полной потере трудоспособности. Имеются государственные и частные пенсионные фонды.

На практике трудовое законодательство повсеместно нарушается, происходит несоблюдение продолжительности рабочего дня, часто встречается применение детского труда и дискриминация женщин. Широко применяется практика найма временных рабочих вместо постоянных. Для разрешения трудовых конфликтов предусмотрен принудительный государственный арбитраж.

Неправительственные организации и другие организации Индонезии

Несмотря на правительственное доминирование во многих областях социального действия, неправительственные организации (НПО) имеют богатую историю, хотя они часто ограничивались в средствах и действовали под эгидой правительства.

НПО были ограничены в большей части своей деятельности в городах.

Они появлялись в таких областях, как религия, планирование семьи, образования, здравоохранения в сельской местности и взаимной помощи, юридической помощи, в сфере прав трудящихся, благотворительности, региональных или этнических интересов, литературы и искусства.

Профсоюзы активно действуют с момента появления индонезийского рабочего движения в 1908 году. В начале 1990-х годов единственным законно признанным профсоюзным центром был контролируемый правительством Всеиндонезийский союз трудящихся, созданный в феврале 1973 года отставными армейскими офицерами после разгрома независимого профсоюзного движения.

Вновь образованный в 1990 году независимый профсоюз «Солидарность» спустя три года был запрещен правительством. Число забастовок в Индонезии заметно росло, начиная примерно с 1985 года, и достигло пика в 1994 году, когда особенно массовыми были выступления трудящихся в городе Медан на севере Суматры, организованные профсоюзом «Процветание».

Всего в период с 1990 года по1995 год состоялось свыше тысячи стачек. После отставки Сухарто в 1998 году Индонезия ратифицировала конвенцию Международной организации труда, гарантирующую право трудящихся на объединение.

Для страны характерен высокий общественный статус женщины. В определенных слоях населения женщины пользуются немалым авторитетом благодаря своей ключевой роли в сближении семей. Пользуясь юридическим равноправием, женщины могут наследовать имущество, за исключением тех случаев, когда в действие вступают законы шариата.

Индонезийские женщины добились немалых успехов в мелком бизнесе и нередко занимают высокие посты в сфере предпринимательства и аппарате государственного управления.

Даже в среде ревностных мусульман индонезийские женщины не придерживаются затворнического образа жизни, не ограничены в передвижениях и не закрывают лица, а лишь прикрывают платком голову.

Значение женщины в национальной культуре Индонезии символизирует широко отмечаемый праздник в честь принцессы Картини.

В начале 20 века эта яванская принцесса выступила инициатором движения за эмансипацию индонезийских женщин в соответствии с требованиями времени.

Вице-президент Мегавати Сукарнопутри, женщина, была кандидатом в президенты, хотя ее репутация создана, главным образом, из-за репутации ее отца, Сукарно, который был первым президентом.

Она была против многих мусульманских лидеров из-за того, что они попирали женский пол. Ее кандидатура была очень популярной в национальных законодательных выборах 1999 года.

Источник: http://travelask.ru/questions/9616-politika-v-indonezii

Американский империализм. История геополитического рейдерства. Часть 9. Индонезия. 1965. Американский нацизм против индонезийского общества «справедливости и процветания»

Прамбанан — крупнейший индуистский храмовый комплекс Индонезии, построенный на центральной Яве в IX-X вв.Архитектурный комплекс Муаро Джамби, Суматра, XI-XIII вв.

История Индонезии, страны, свидетельницы многих древних цивилизаций привлекательна во все периоды. О ней с восхищением писали Плиний Старший и Марко Поло.

Поскольку жители Индонезии жили в Южном полушарии, солнце для них находилось не на юге, а на севере, за что древние греки и римляне называли жителей этих южно-азиатских островов антихтонами.

Плиний Старший пишет:

Римский стадий равен 185 м, значит, легко определить размеры острова — это около 1 300 км в длину и 925 км в ширину. Площадь острова (при эллипсоидной форме) должна была составить около 800—900 тыс. квадратных км.

Даже в случае несколько завышенных данных, южнее экватора мы можем выделить только три подходящих острова — Калимантан, Новая Гвинея и Суматра.

Археологические раскопки позволяют оставить из этих островов только один — Суматра.

Действительно, максимальная длина острова Суматра составляет 1 800 км, а ширина, 435 км. Впрочем, очевидно, что при сложной геометрической форме и отличий в средствах измерений античные учёные могли считать длину и ширину острова по-другому, например, с севера на юг и с запада на восток.

Остров Суматра, Индонезия.

Читаем Плиния далее:

Озеро Тоба

Озеро Тоба — одно из крупнейших озёр в мире и крупнейшее озеро вулканического происхождения, достигает 100 км в длину и 30 км в ширину, площадь 1 103 квадратных км, что совпадает с описанием Плиния Старшего, внутри озера — крупный остров Самосир.

Большинство исследователей до сих пор по ошибке отождествляют Тапробану Плиния Старшего с Цейлоном, при этом остров Цейлон — вовсе не выдающихся размеров остров (более, чем в 10 раз меньше Суматры по площади), да и находится он в Северном полушарии, а не Южном, что полностью вычёркивает Цейлон из гипотетически возможных сопоставлений с Тапробаной.

Ошибка произошла по причине недоверия современных исследователей к данным древних греков и ограниченными знаниями об античном мире, поэтому они даже не попытались глубже изучить вопрос.

Если бы это произошло, то историки лучше бы восстановили картину древнего индонезийского мира, ведь история древних государств на островах действительно уходит вглубь веков, и возникли они не позже начала нашей эры. В связи с этим, хорошо вспомнить яванское государство Таруманагара, вполне созвучное с Тапробана, археологические находки которого уходят в IV в.

, а также Боробудуру VIII—IX вв. Но менее известно, что первые государственные образования, по современным данным, располагались на южном и восточном побережьях Суматры уже в I веке.

Боробудур. Этот крупнейший храмовый комплекс сложен из 2 млн. каменных блоков, содержащий 504 статуи Будды.

Чтобы осознать ментальность индонезийцев, нужно исходить из того, что Индонезия во все времена своей истории развивалась на стыке культур.

Она видела и античных мореплавателей, и индуистских паломников, и китайские экспедиции, и меланезийцев, и арабов. Чего только стоит самобытная культура острова Бали! Возможно, именно поэтому индонезийцы привыкли строить добрые отношения со всеми народами. Сегодня в Индонезии проживают около 250 млн.

жителей различных вероисповеданий и национальностей.

Источник: https://cont.ws/post/403410

Игорь ГУРОВ. История одной бойни: 50 лет со дня военного переворота в Индонезии | Русское поле

Наши либеральные обличители, осуждая недавнее советское прошлое России, очень любят вспоминать и раздувать её реальные или надуманные внешнеполитические ошибки.

Особенно много слёз пролито ими по поводу ввода войск ОВД в Чехословакию в августе 1968 года (операция «Дунай») и введения военного положения в Польше с декабря 1981 по июль 1983 года.

Но об исторических событиях следует судить в первую очередь по их результатам, которые как правило рассматриваются в контексте всемирного исторического процесса.

А результаты эти достаточно красноречивы: в ходе операции «Дунай», с 21 августа по 20 октября 1968 года погибло 94 (по другим данным – 72) гражданина Чехословакии и ещё 345 было ранено [20, с. 302 – 303], а инициаторы т.н. «Пражской весны» были удалены из Правительства и ЦК КПЧ и изолированы.

Столь же осторожными были и шаги по преодолению политического кризиса, предпринятые властями Польши (и одобренные Правительством СССР), где 13 декабря 1982 года Военный совет национального спасения (ВСНС) под руководством генерала Войцеха Ярузельского ввел военное положение, интернировав в течение полутора лет 9736 человек – преимущественно активистов прозападного профсоюзного объединения «Солидарность», пытавшихся, под влиянием ряда либеральных и националистических политических группировок, при финансовом поощрении со стороны США, устроить в стране цветную революцию. В последовавших затем спорадических столкновениях, спровоцированных преимущественно оппозиционными активистами, до отмены военного положения 22 июля 1983 года погибло в общей сложности около 100 человек.

Очевидец событий военного положения журналист-международник Анатолий Петрович Шаповалов, который в 1979–1986 годы заведовал отделением ТАСС в Варшаве, впоследствии вспоминал: «…Военное положение не было жестким… Его атрибутика, возможно, и была грозной: танки и бронетранспортеры на въезде в Варшаву, на улицах и площадях городов, молчащие телефоны (правда, и то и другое продолжалось недолго), патрули, комендантский час, дикторы телевидения в военной форме… Но, несмотря на всё это, сам режим положения был мягким, если можно сказать, интеллигентным. Например, останавливает после комендантского часа патруль, показываешь пропуск из комендатуры – пожалуйста, следуйте дальше. Причем патруль – одна вежливость и учтивость.

Читайте также:  Специализированная армейская техника – тепловая машина для специальной обработки тсм-65м

Что касается интернированных, то никто из них не был брошен в тюрьмы. Пребывали зачастую в лучших домах отдыха, пансионатах ЦК ПОРП, госбезопасности и МВД. Короче говоря, не голодали. Скажем, Валенса регулярно получал даже пиво. Не бедствовали, имели время на размышления о том, почему и представители «Солидарности», и ПОРП оказались хотя и в мягкой, но всё же изоляции» [23].

Между тем, в те же 1960-е гг. США подготовили и осуществили ряд переворотов и вооруженных вторжений с большими жертвами с целью установления послушных режимов.

В апреле 1964 года они организовали военный переворот в Бразилии, свергнув демократически избранного президента Жоао Гуларта, который незадолго до этого пообещал национализировать нефтеперерабатывающие предприятия в стране. В июне 1964 г.

они организовали беспорядки в Британской Гвиане (Гайане) с помощью которых свергли левое правительство Народной прогрессивной партии, возглавляемое Чедди Джаганом. В августе 1964 года с т.н.

«тонкинского инцидента», США начали войну против Демократической республики Вьетнам, перебросив в Индокитай огромную армию. В апреле — мае 1965 г. американцы организовали вооруженную интервенцию и в Доминиканскую республику, стремясь не допустить восстановления власти демократически избранного президента Хуана Боша.

1 октября исполняется ровно 50 лет со дня реакционного проамериканского военного переворота в Индонезии — самого кровавого в истории XX века, и последовавшей за ним массовой резни, унесшей жизни от 1,5 до 2,5 миллионов человек.

Кто такие индонезийцы

Бывшая голландская колония Индонезия представляет собою государство, расположенное на 13667 островах и населенное 367 этническими группами (самой крупной из которых являются яванцы), исповедующими преимущественно ислам с небольшими анклавами христиан [10, с. 27]. Впрочем, до начала XVI века значительную часть населения страны составляли индуисты, оказавшие большое влияние на индонезийскую культуру, однако до нашего времени они сохранились только на острове Бали.

Помимо религиозно-этнических различий, население Индонезии к моменту обретения ею независимости подразделялось на несколько крупных социокультурных групп, оказывающих огромное влияние на её политическую жизнь [22, с. 240]:

1) «сантри» – сторонники преобладания ислама в государственной жизни, составлявшие основу наиболее консервативных исламских партий;

2) «абаган» — номинальные, «статистические», секуляризированные мусульмане, нередко смешивающие его с местным анимизмом – культом духов предков;

3) «прияи» — чиновничье-интеллигентская прослойка с поверхностным исламом и тяготением к историческим индуистско-яванским культурным традициям [21, с. 93 – 94];

4) христиане – проживающие на окраинных островах (Молуккских и др.) и являвшиеся естественными противниками воинствующих исламистов.

Кроме этих 4 основных групп особняком стоят потомки китайских иммигрантов – хуцяо, преимущественно исповедующие буддизм и конфуцианство, и небольшие группы арабов и индийцев.

Предистория событий

Начиная с XVII века Индонезия почти 350 лет была голландской колонией. Однако весной 1942 года на её территорию вступила японская армия. Последние голландские силы потерпели поражение в марте 1942 года и капитулировали.

Сменившие их японские оккупанты расстреливали обнаруженных в голландских тюрьмах коммунистов и освобождали националистов и исламистов, которых надеялись использовать в качестве своих союзников. Согласно японскому плану, на территории Индонезии создавалось «независимое правительство» (в августе 1943 г. – т.н.

«Генеральный совещательный совет» и в марте 1945 года — «Исследовательская комиссия по изучению вопроса о независимости»), которое, в свою очередь, подчинялось японскому правительству.

Во главе этой чисто совещательной структуры были поставлены известные лидеры индонезийских националистов, такие как Ахмед Сукарто и Мухаммад Хатта, которые обязаны были пропагандировать «освободительную миссию» Японии, необходимость бороться с западным колониализмом во имя создания «Великой Восточной Азии» и призывать к мобилизации индонезийского народа для помощи японской армии [14, с. 223]. Впрочем, преследовавшие свои собственные цели, индонезийские националисты с разрешения оккупационных властей также открывали политические школы, в которых готовили молодых политических лидеров для будущих «дружественных отношений» между Индонезией и Японией. Наконец, осенью 1943 года японские власти даже позволили им создать добровольческую индонезийскую Армию защитников Родины (ПЕТА) в составе 81 батальона общей численностью более 40 тысяч человек, которых они хорошо вооружили и обучили военному делу. Характерно, что будущие офицеры ПЕТА, куда отбирали образованных индонезийцев, должны были закончить специальные офицерские курсы. Были созданы и краткосрочные курсы для подготовки младшего командного состава. Образование сопровождалось жесточайшей муштрой и оголтелой антикоммунистической и антидемократической пропагандой. Для подготовки резерва армии ПЕТА японцы активно расширяли сеть молодежных военизированных организаций таких как «Сейнендан» для крестьянской молодежи, часто выполнявшую роль деревенской полиции, «Гакутотай» для городской и студенческой молодежи и «Кейбодан» для тушения пожаров и борьбы с последствиями авианалетов. Часть индонезийцев была также мобилизована в трудовые батальоны т.н. «хейхо», где они занимались строительными работами и несли караульную службу.

Одновременно японские оккупанты заигрывали с лидерами местных исламистов, позволив им в октябре 1943 г. создать на основе действовавшей ещё при голландцах мусульманской организации МИАИ религиозно-политическую федерацию Машуми (полное название – Консультативный совет индонезийских мусульман), а при ней — военизированные отряды «Хизболлах» («Армии аллаха»).

Таким образом к концу войны в Индонезии оказалось достаточно большое количество подготовленных в военном отношении людей, не желавших возвращения власти голландских колонизаторов.  

В 1945 году была подготовлена и принята конституция страны. 1июня 1945 года на заседании т.н.

«Исследовательской комиссии по подготовке независимости» Ахмед Сукарно обнародовал концепцию «Панча силы» — 5 основополагающих общественно-государственных принципов, на которых должна была строится будущая независимая Республика Индонезия.

А 17 августа,  после фактического поражения Японии во Второй мировой войне, он объявил Индонезию независимой республикой, став её первым президентом, (а Мухаммад Хатта — вице-президентом) положив начало т.н. «Августовской революции».

По окончании войны с Японией Голландия, поддерживаемая Великобританией, пыталась вернуть свою власть в бывшей колонии. Однако вступившие в сентябре 1945 г.

в Джакарту для принятия капитуляции японской армии и «поддержания порядка» английские войска обнаружили там уже действующее национальное правительство со своей инфраструктурой и вооруженными силами. Уже 5 октября 1945 г., через день после того, как вместе с английскими десантниками в Джакарту прибыли первые голландские воинские части и т.н.

Гражданская администрация Нидерландской Индии (НИКА) во главе с вице-губернатором Хубертусом Иоханнесом ван Мооком, Сукарно опубликовал президентский декрет о создании на основе распущенных в августе батальонов коллаборационистских ПЕТА и «хейхо» т.н.

«Армии народной безопасности», позднее переименованную в Национальную армию Индонезии (ТНИ), состав которой в дальнейшем был пополнен «лакшарами» — отрядами полупартизанского типа, возникшими в ходе национально-освободительной войны 1945 — 1949 годов а, с декабря 1949 г., также отдельными подразделениями бывшей колониальной армии (КНИЛ).

С конца октября 1945 года в Индонезии начались боевые действия между индонезийской армией и войсками западных государств, завершившиеся 27 декабря 1949 года признанием суверенитета Индонезии со стороны Нидерландов, которые, впрочем, отказались передать ей территорию Западного Ириана (голландская часть Новой Гвинеи).  

После завершения национально-освободительной войны перед индонезийским руководством с особой остротой встали задачи послевоенного восстановления страны и её модернизации. На этом пути Индонезию ожидали свои сложности и препятствия.

Одним из них были непростые отношения между армией (зачищенной осенью 1948 г. от коммунистов) и правительством. В октябре 1952 г. правыми армейскими кругами была совершена первая попытка военного переворота, а в октябре и ноябре 1956 г. – ещё две. В 1957 -1958 гг.

в ряде военных округов на Суматре и Сулавеси произошли армейские мятежи.

Источник: http://suzhdenia.ruspole.info/node/6646

От парламентской к «Направляемой демократии»: опыт Индонезии

ОТ ПАРЛАМЕНТСКОЙ К «НАПРАВЛЯЕМОЙ ДЕМОКРАТИИ»:

ОПЫТ ИНДОНЕЗИИ

Убайдуллах

Кафедра политических наук Российский университет дружбы народов ул. Миклухо-Маклая, 10а, Москва, Россия, 117198

Эта статья посвящена анализу исторической практики парламентской демократии в Индонезии.

Страна как бывшая колония королевства Нидерландов практиковала политическую систему по образцу западных стран — парламентскую демократию.

Неудачная практика либеральной демократии привела страну к авторитарно-направляемой демократии политической системы при Президенте Сукарно и смена власти к руководству военно-авторитарного режима Сухарто.

Ключевые слова: авторитарный режим, Индонезия, направляемая демократия, Сукарно, Сухарто.

В условиях Индонезии тенденция к демократии возникла еще во времена колонии Королевства Нидерландов конца XIX в.

Было допущено свободное распространение отдельных политических изданий, образование разных политических организаций и повышение уровня образования местных жителей колонии.

Такая тенденция явилась результатом первой волны демократии в странах Европы, в том числе и Голландии [16], которая частично затронула к ее колонии.

Если учесть теорию волн демократизации С. Хантингтона, то Индонезию после получения независимости можно отнести к категории стран второй короткой волны демократизации 1943—1962 гг. [2. С.

60—63], так как страна обрела суверенитет в результате деколонизации Голландии, когда после обретения независимости была внедрена система парламентской демократии. Страна также относится ко второй волне отката 1958—1975 гг.

; что было связанно с роспуском Конституционного Совета и парламента.

Существует сомнительное мнение о перспективах демократии для стран Юго-Восточной Азии, которое утверждает, что западная демократия, сосредоточенная на индивидуальных правах, не подходит для культур Восточной Азии, более ориентированных на семью.

В свое время с подобным тезисом выступил бывший премьер-министр Сингапура Ли Куан Ю, утверждая, что «страна, ограничившая свободы своих граждан, имела более высокие темпы экономического развития, чем не авторитарные, например, в таких странах, как Сингапур, Южной Корее и Китае экономика развивалась лучше, чем во многих более демократических странах» [12. P. 35] и к этому относится и Индонезия при правлении «Нового Порядка» Сухарто.

Однако после длительного авторитарного правления 1959—1998 гг. многие политики в Индонезии и сегодня придерживаются точки зрения, согласно которой полноценное осуществление гражданских и политических прав возможно только

в условиях демократии. Индонезия была одной из последних стран, присоединившихся к так называемой третьей волне демократизации.

Показательно, что все этапы политического развития Индонезии, в том числе периоды жесткого авторитаризма, характеризовались официальными властями как «демократии».

Здесь можно выделить короткий этап парламентской демократии сразу после независимости (1948—1959 гг.

), этап так называемой «направляемой демократии», «демократия Панча — Сила» (явившейся идеологической маскировкой жесткого авторитарного режима Сухарто) и, наконец, этап современной конституционной демократии после 1998 г.

В данной статье автор намерен проследить развитие демократии в периоды первых лет независимости, внедрения в стране квазилиберальной (парламентской) демократии (1949—1965 гг.), а также перехода к авторитарным режимам «направляемой демократии» Сукарно и «демократии Панча-Сила» Сухарто.

НАСЛЕДИЕ КОЛОНИАЛЬНОГО ПЕРИОДА

В XIX в. в нидерландской метрополии шли процессы по установлению демократического строя. В какой-то степени они затронули и голландскую колонию.

Однако здесь колониальные власти преследовали иные цели.

Читайте также:  Кинжал сс – смертельное оружие и стильный атрибут фашистов

С целью увеличить свое влияние на уровнях местного направления на острове Явы колонизаторы впервые применили выборы сельского начальства, чтобы вывести их из подчинения местным феодальным королям.

Еще в начале XX в. на национальном уровне были отмечены некоторые социально-политические сдвиги, например, распространение средств политической информации. Были допущены движения голландских политических активистов на колониальную землю. Наблюдалось повышение уровня образования местных жителей колонии.

Данная обстановка способствовала возникновению и развитию независимых политических организаций [16]. В 1912 г. появилась первая политическая партия «Партия Серекат Ислам (ПСИ)». В 1920 г. была образована Коммунистическая партия Индонезии (КПИ), а в 1927 г. появилась Национальная партия Индонезии (НПИ). Уже 1939 г.

было создано Индонезийское политическое объединение (ГАПИ) и ряд других исламских, католических партий, а также этнических союзов [4. С. 26—27].

Важным событием в истории Индонезии является одобрение Королевством Нидерландов в 1916 г. закона о народном совете «Фольксрааде» (от нидерландского языка — Volksraad) как законодательном органе колониальной земли. Спустя два года, в 1918 г.

, генерал-губернатор Королевства Нидерландов Граф Ван Лимбург Стирум сформировал первый парламент Фольксраад с 38 членами, состоящий из назначаемых представителей Нидерландов 18 и 20 человек из представителей политических движений народов Индонезии [17].

Хотя по идее парламент должен играть законодательную роль, однако на практике парламент являлся совещательным органом колонизаторов по урегулированию разных социальных вопросов и сохранению контроля над колониальной землей, и поэтому некоторые представители националистов радикального настроения отказали представлять своих представителей в Фольксраад.

ЭТАП ПАРЛАМЕНТСКОЙ ДЕМОКРАТИИ (1949-1959 ГГ.)

После провозглашения независимости страны 17 августа 1945 г. перед Индонезией встали многочисленные задачи как защиты ее независимости от попыток военных интервенций со стороны бывшего колонизатора, так и укрепления национально-государственного суверенитета.

Конституция 1945 г. была одобрена в чрезвычайной ситуации. Уже в первом основном законе содержались положения, которые могли стать лазейкой для развития авторитарных тенденций, например, у президента были широкие полномочия, тогда как парламент имел меньше полномочий и было уделено мало внимания положению о защите прав человека.

В первые дни независимости политическая власть была сосредоточена в руках президента, что оправдывалось чрезвычайными условиями, например, военной интервенцией Голландии. Власть президента постепенно укреплялась. Данное обстоятельство давало повод Голландии утверждать, что новорожденная республика становится тоталитарным государством [4. С. 30].

Сукарно провел политическую реформу путем образования совещательного органа при президенте, а затем временного парламента в 1945—1949 гг. (Комите Насионал Индонесиа Пусат, КНИП), и несмотря на противоречие самой конституции 1945 г., на основании предложения КНИПа 11 ноября 1945 г.

и постановления государства от 14 ноября 1945 г. было сформировано парламентское правление, в котором премьер-министр вступает как глава правительства. К тому времени было три премьер-министра: Сутан Шахрир (1945—1947), Амир Шари-фиддин (1947—1948), Мохаммад Хатта (1948—1949) [14. P.

XX].

Автор данной статьи полагает, что ряд индонезийских деятелей уже привыкли к парламентской демократии, так как еще во времена колонии 1918 г. был создан квазипарламент (Фольксраад) [11. P. 5] и, как не странно, несмотря на нарушение первой Конституции 1945 г., государство первых лет независимости республики работало именно по парламентской системе правления.

Под воздействием других партий президент согласился принять новую временную конституцию 16 августа 1950 г., предусматривавшую легальное превращение страны в парламентскую республику, с соответствующей законодательной ролью представительного органа власти.

Как правило, в парламентской республике президент имеет ограниченную власть. Он является номинальной главой государства и верховным главнокомандующим вооруженными силами страны. Он мог распускать парламент и назначать новые выборы. Однако с этого момента правительство было подотчетно уже парламенту, а не президенту.

Таким образом, премьер-министр становился центром политической власти [5. С. 93].

Впервые в 1955 г. были проведены всеобщие парламентские выборы в конституционный совет (специальная комиссия для выработки идеологических основ нового государства).

Парламентские выборы состоялись 29 сентября 1955 г. В выборах приняли участие 118 участников (36 политических партий, 34 общественных организации

и 48 независимых кандидатов). И 15 декабря того же года на выборах представителей конституционного совета участвовали 91 участника (39 политических партий, 23 общественных организации и 29 независимых кандидатов) [7. Р. 5—6].

Источник: https://cyberleninka.ru/article/n/ot-parlamentskoy-k-napravlyaemoy-demokratii-opyt-indonezii

Получить независимость вопреки интересам США

20 мая День независимости отмечает Восточный Тимор. Это небольшое островное государство получило суверенитет относительно недавно – в 2002 году, после длительной борьбы за самоопределение, насчитывающей не одно десятилетие.

История борьбы за независимость на Восточном Тиморе (Тимор Лешти) – это история кровопролития, невнимания со стороны международных организаций, политики «двойных стандартов». В 1990-е годы события на Восточном Тиморе достаточно широко освещались и международными, и российскими средствами массовой информации.

Главное, почему нам интересна судьба этой далекой островной страны – то, что она получила независимость вопреки не только своему могущественному соседу Индонезии, но и вопреки интересам Соединенных Штатов Америки.

Это мы сейчас и вспомним …

Восточный Тимор – это часть острова Тимор в Малайском архипелаге, плюс еще два островка – Атауру и Жако, а также небольшая провинция Окуси-Амбено в западной части острова.

Большая часть населения этого государства (а в совокупности оно составляет чуть более миллиона человек: по данным переписи 2010 года – 1 066 409) – это представители коренных австронезийских племен, вследствие смешения и ассимиляции потерявшие племенную идентификацию.

На острове их называют «местису», или просто тиморцы. Менее многочисленны, но зато обладают четкой этнической самоидентификацией австронезийские и папуасские этносы в горных районах острова.

Впервые Тимор упоминается в XIV веке, когда его население выплачивало дань яванской империи Маджапахит. Уже тогда этот остров выступал лишь в качестве периферии Больших Зондских островов. Когда на смену раннефеодальным островным образованиям типа Сурвианга пришли португальские (1511 г.

) и голландские (1613 г.) завоеватели, Тимор стал ареной противостояния колониальных империй. Захватническая гонка португальцев и голландцев продолжалась два столетия, пока по Лиссабонскому договору 1859 г.

юго-западная часть острова с центром в Купанге не отошла окончательно к Нидерландам, а восточная с центром в Дили (первоначально в Лифау) — осталась за Португалией. Интересно отметить, что Западный Тимор после экономического кризиса 1997–1998 гг.

является одним из наиболее депрессивных регионов Индонезии: показатели безработицы и бедности превышают здесь 80%.

Итак, вплоть до 1975 г.

Восточный Тимор был наиболее отсталой колонией наиболее отсталой из всех европейских колониальных империй — Португалии (владения которой включали нынешние Анголу, Мозамбик, Гвинею-Бисау, Кабо-Верде, Сан-Томе и Принсипи, а также Макао, по-китайски Аомынь, и ряд индийских прибрежных территорий с центром в Гоа).

Ориентированное на экспорт (кофе, каучук, копра) сельское хозяйство, которое велось примитивными орудиями труда, не обеспечивало даже местные продовольственные нужды.

Под конец португальского господства около 32% бюджета колонии уходило на военные затраты (содержание 7-тысячного контингента колониальных войск), в то время как на социальное обеспечение тратилось всего 4%. Однако традиции продолжительной освободительной борьбы тиморцев также коренятся в колониальной эпохе: жестокость португальских плантаторов неоднократно становилась причиной антиколониальных восстаний (в 1719, 1726, 1769, 1895–1912 гг.).

Среди прочих португальских колоний Восточный Тимор выделялся особой отсталостью. Специализация на выращивании кофе и каучука, тем не менее, не позволяла колонии покрыть даже собственные потребности.

А ведь значительных и регулярных финансовых вливаний требовало поддержание боеспособности военного гарнизона. Несмотря на то, что остров в 1859 году был поделен между Нидерландами – «метрополией» остальной Индонезии, и Португалией, опасность передела территории колонии оставалась всегда.

Человеческие потери коренного населения острова за годы колонизации не поддаются учету.

Разгром «Оси» во Второй мировой войне, казалось, давал надежду на то, что страны антигитлеровской коалиции не допустят сохранения зависимости Восточного Тимора от Лиссабона, где у власти находился  режим Салазара.

Но развитие событий на Тихоокеанском театре военных действий доказало лишь, что на смену традиционным хозяевам острова приходят новые: 12 декабря 1941 г., чтобы не допустить японского вторжения, Тимор был оккупирован войсками Австралии — страны, которая в дальнейшем будет играть важную роль в жизни острова.

В феврале 1943 г. австралийский контингент стал последним в числе союзнических сил, эвакуированных из Юго-Восточной Азии перед наступлением войск Японской империи.Война дорого обошлась местному населению: в результате японской оккупации, которая продолжалась вплоть сентября 1945 г.

, погибло в общей сложности от 40 000 до 70 000 человек («возможно, их героизм помог уберечь Австралию от японского вторжения», — отмечает Ноам Хомский).

Сам же Восточный Тимор после войны вернули португальцам — салазаровская диктатура вполне устраивала господствующие круги США, которые разрешили ей стать одной из основательниц НАТО.

Послевоенные годы ознаменовались кризисом и так слабеющей португальской колониальной империи. Практически во всех португальских колониях в 1960-е годы развернулась вооруженная национально-освободительная борьба. Тем не менее, Португалия не желала отпускать подконтрольные территории в Африке и Азии.

В том числе и потому, что именно в португальских колониях национально-освободительные движения оказались сплошь левоориентированными. Социалистическая линия колониальных партий пугала португальское руководство, не желавшее передавать власть в руки просоветских сил.

Оставаясь последней колониальной империей, Португалия с каждым годом испытывала все большие затруднения в контроле над ситуацией в африканских и азиатских колониях.

Тем временем в «Нидерландской Индии», которая провозгласила независимость 17 августа 1945 г. под названием Индонезия, антиколониальная борьба развернулась в полном объёме. Западный Тимор, который в годы борьбы за независимость в 1945–1949 гг. выступал как оплот пронидерландских лоялистов, в результате деколонизации всё же стал частью Индонезии.

Последняя не выказывала интерес к присоединению восточной, португальской, части острова — вплоть до знаменательного падения Салазара из кресла-качалки и последующего падения  режима его наследника Каэтану.

Среди ближайших соседей антиимпериалистическая риторика индонезийского президента Сукарно рассматривалась, как касающаяся исключительно Западного Ириана и правомерности существования Малайской Федерации. Тем временем в Португальском Тиморе, который в 1955 г.

получил статус «заморской территории», колониальные власти организовали огромное количество концлагерей для португальских политзаключенных. В свою очередь, тиморских оппозиционеров (в числе которых был, например, 21-летний журналист Жозе Мануэль Рамуш-Орта, который сам был сыном диссидента, сосланного в Тимор Салазаром) высылали в Мозамбик. Когда в 1960 г.

Генеральная Ассамблея ООН включила пункт «Тимор и зависимые территории» в список несамоуправляющихся территорий, к которым применимы положения главы XI Устава ООН, Лиссабон отказывался признать принадлежность этой, равно как и остальных своих колоний, к данной категории.

На востоке острова Тимор антиколониальную борьбу возглавил ФРЕТИЛИН – Революционный фронт за независимость Восточного Тимора. Идеологически и практически эта организация калькировала национально-освободительные партии левой ориентации в африканских колониях Португалии — ангольскую Партию труда (МПЛА), мозамбикский ФРЕЛИМО, ПАИГК в Гвинее-Бисау и Кабо-Верде, МЛСТП в Сан-Томе и Принсипи.

Источник: https://masterok.livejournal.com/3813272.html

Ссылка на основную публикацию