Движение талибан: история, современность, будущее

Движение Талибан, Афганские моджахеды, боевики и лидер террористической организации, история появления аль-талиб

С каждым годом в мире становится все больше конфликтов и очагов нестабильности, и все усилия международного сообщества пока не могут переломить эту тенденцию. Существуют и застарелые проблемы – территории, на которых кровопролитие продолжается в течение многих лет (а то и десятилетий).

Типичным примером подобной горячей точки является Афганистан – мир покинул эту горную среднеазиатскую страну более тридцати лет назад, и надежды на скорое разрешение этого конфликта пока нет.

Более того, сегодня Афганистан является настоящей миной замедленного действия, которая может взорвать весь регион.

Афганская война (1979-1989 гг.) стала эпохой становления для многих радикальных исламистских организаций, ибо на борьбу с советскими войсками выделялись серьезные средства. Против советской армии был объявлен джихад, к афганским моджахедам присоединилось десятки тысяч добровольцев из различных мусульманских стран.

Этот конфликт дал мощный толчок развитию радикального ислама в мире, а Афганистан после вывода советских войск на долгие годы погрузился в пучину гражданского конфликта.

В 1994 году на территории Афганистана началась история одной из самых необычных исламских радикальных организаций, которая на долгие годы стала главным врагом США и других стран Запада – Талибана.

Это движение сумело захватить значительную часть территории страны, провозгласить о создании государства нового типа и находится у власти более пяти лет.

Исламский Эмират Афганистан даже был признан несколькими государствами: Саудовской Аравией, Пакистаном и ОАЭ.

Только в 2001 году международной коалиции под руководством США в союзе с местной оппозицией удалось отстранить Талибан от власти. Однако талибы и сегодня представляют в Афганистане серьезную силу, с которой приходится считаться и нынешним лидерам страны и их западным союзникам.

В 2003 году ООН признало Талибан террористической организацией. Несмотря на потерю власти в Афганистане, талибы остаются весьма внушительной силой. Считается, что на сегодняшний день численность движения составляет 50-60 тыс. боевиков (на 2014 год).

История движения

Талибан – это исламское радикальное движение, которое зародилось среди пуштунов в 1994 году. Название его участников (талибов) переводится с пушту, как «студенты медресе» — исламских религиозных школ.

Согласно официальной версии, первый лидер Талибана, мулла Мохаммад Омар (бывший моджахед, потерявший в войне с СССР глаз), собрал небольшую группу из радикально настроенных учеников медресе и начал борьбу по распространению идей ислама на территории Афганистана.

Есть и другая версия, согласно которой первый раз талибы пошли в бой, чтобы отбить женщин, похищенных из их деревни.

Зарождение Талибана произошло на юге Афганистана, в провинции Кандагар. После вывода советских войск в стране вовсю бушевала гражданская война – бывшие моджахеды яростно делили между собой власть.

Существует множество публикаций, в которых стремительное возвышение Талибана связывают с деятельностью пакистанских спецслужб, которые оказывали помощь афганским повстанцам еще во время советской оккупации. Можно считать доказанным, что деньгами талибов снабжало правительство Саудовской Аравии, а оружие и боеприпасы шли с территории соседнего Пакистана.

Талибан продвигал в народных массах идею о том, что моджахеды предали идеалы ислама, и подобная пропаганда находила горячий отклик среди простого люда.

Изначально немногочисленное движение стремительно набирало силу и пополнялось новыми сторонниками. В 1995 году боевики Талибана уже контролировал половину территории Афганистана, под их властью находился весь юг страны.

Талибы даже предприняли попытку захватить Кабул, но в тот раз правительственным войскам удалось отбиться.

В этот период талибами были разбиты отряды самых известных полевых командиров, воевавших еще против советских войск.

В 1996 году в Кандагаре было проведено собрание мусульманского духовенства, на котором они призвали к священной войне против действующего президента Бурхануддина Раббани.

В сентябре 1996 года Кабул пал, талибы заняли город практически без боя. К концу 1996 года оппозиция контролировала примерно 10-15% территории Афганистана.

В оппозиции к новому режиму оставался лишь Северный Альянс во главе с Ахмад Шахом Масудом (Панджшерский лев), законным президентом страны Бурхануддином Раббани и генералом Абдул-Рашидом Дустумом. Отряды афганской оппозиции в основном состояли из таджиков и узбеков, составляющих значительную часть населения Афганистана и населяющих его северные районы.

На подконтрольных талибам территориях были введены законы, основанные на нормах шариата. Причем за их соблюдением очень строго следили.

Талибы запретили музыку и музыкальные инструменты, кино и телевидение, компьютеры, живопись, алкоголь и интернет. Афганцам было нельзя играть в шахматы и носить обувь белого цвета (Талибан имел флаг белого цвета).

Строгое табу было наложено на все темы, связанные с сексом: подобные вопросы даже нельзя было открыто обсуждать.

Значительно урезали права женщин. Им нельзя было появляться с открытым лицом или без сопровождения мужа или родственников в людных местах. Работать им также запрещали. Талибы значительно ограничили доступ девочек к образованию.

Талибан не изменил своего отношения к женскому образованию и после своего свержения. Участники этого движения неоднократно нападали на школы, в которых обучают девочек. В Пакистане талибами уничтожено около 150 школ.

Мужчинам предписывалось обязательно носить бороду, причем она должна была иметь определенную длину.

Талибы жестоко карали преступников: часто практиковались публичные казни.

В 2000 году талибы запретили крестьянам выращивать опийный мак, в результате чего производство героина (Афганистан – это один из основных центров его изготовления) рекордно упало. После свержения Талибана уровень производства наркотика очень быстро вернулся на прежние показатели.

В 1996 году Талибан предоставило убежище одному из самых известных на тот момент исламских террористов – Усаме бен Ладену. Он тесно сотрудничал с Талибаном и оказывал поддержку этому движению еще с 1996 года.

Переломным моментом в истории движения Талибан стало 11 сентября 2001 года. США объявили организатором терактов Усаму бен Ладена, который в тот момент находился на афганской территории. Талибы отказались его выдать. Коалиция во главе с американцами начала контртеррористическую операцию, основной задачей которой было уничтожение Аль-Каиды и ее руководителя.

Союзником западной коалиции стал Северный Альянс. Через два месяца талибы были полностью разбиты.

В 2001 году в результате покушения был убит президент Раббани – один из лидеров Северного Альянса, за счет авторитета и воли которого эта разная по этническому и религиозному составу группа удерживалась вместе. Однако режим талибов все же был свергнут. После этого талибы ушли в подполье и частично отступили на территорию Пакистана, где в зоне племен фактически организовали новое государство.

Уже к 2003 году Талибан полностью оправился от поражения и начал активно противостоять силам международной коалиции и правительственным войскам. В это время талибы практически контролировали часть районов на юге страны. Боевики часто использовали тактику вылазок с пакистанской территории. Силы НАТО попытались противопоставить этому проводя совместные операции с пакистанской армией.

В 2006 году талибы объявили о создании нового независимого государства: Исламского Эмирата Вазиристан, которое располагалось на территории Пакистана в зоне племен.

Эта территория и раньше слабо контролировалась Исламабадом, после оккупации ее талибами она стала надежным оплотом талибов и постоянной головной болью властей Афганистана и Пакистана.

В 2007 году пакистанские талибы объединились в движение «Техрик Талибан-и-Пакистан» и попытались поднять исламское восстание в Исламабаде, однако оно было подавлено.

Существуют серьезные подозрения, что именно Талибан стоял за удачным покушением на бывшего премьер-министра Пакистана Беназир Бхутто – одного из самых популярных политиков страны.

Несколько попыток пакистанской армии вернуть Вазиристан под свой контроль закончились безрезультатно. Более того, талибы даже сумели расширить подконтрольную им территорию.

Не вызывает удивления тот факт, что ни одна страна мира не признала Вазиристан.

История отношений между Талибаном и властями Пакистана и Афганистана весьма сложна и запутана. Несмотря на военные действия и теракты, с талибами проводят переговоры.

В 2009 году власти Пакистана договорились о мире с местными талибами, пообещав ввести законы шариата на части территории страны.

Правда, до этого талибы захватили тридцать солдат и полицейских и пообещали отпустить их только после выполнения своих требований.

Что дальше?

В 2011 году начался постепенный вывод американских войск из Афганистана. В 2013 году обеспечивать безопасность в стране начали афганские силовые структуры, а западные военнослужащие всего лишь выполнять вспомогательные функции. Американцам так и не удалось ни победить Талибан, ни принести мир и демократию на землю Афганистана.

Сегодня, как и десять лет назад, то в одной, то в другой части страны разгораются ожесточенные бои между правительственными войсками и отрядами талибов. Причем они идут с переменными успехами.

В афганских городах продолжают греметь взрывы, жертвами которых чаще всего становятся мирные граждане. Талибы объявили настоящую охоту на чиновников правящего режима и сотрудников силовых структур. Афганская армия и полиция не в силах справиться с талибами.

Более того, по мнению экспертов, в последнее время наблюдается возрождение Талибана.

В последние годы в Афганистане начала появляться еще одна сила, которая вызывает у экспертов больше беспокойства, чем талибы. Это ИГИЛ.

Талибан – это преимущественно пуштунское движение, его лидеры никогда не ставили перед собой серьезных экспансионистских задач. ИГИЛ – совсем другое дело. Исламское государство стремится к созданию всемирного халифата или, хотя бы, распространения своего влияния на весь исламский мир.

В этом отношении Афганистан для ИГ представляет особую ценность – это очень удобный плацдарм для броска на бывшие советские республики Средней Азии. ИГИЛ рассматривает Пакистан, Афганистан, часть Средней Азии и Восточный Иран в качестве «провинции Хорасан».

В настоящее время силы ИГ в Афганистане незначительны, всего лишь несколько тысяч человек, но идеология Исламского государства оказалась привлекательной для афганской молодежи.

Появление ИГИЛ в Афганистане не может не тревожить соседние государства и страны, входящие в международную коалицию.

Подобная заинтересованность понятна: Средняя Азия является «подбрюшьем» России, появление ИГ в этом регионе стало бы настоящей катастрофой для нашей страны. А талибы по сравнению с абсолютно отмороженными боевиками ИГ кажутся просто немного радикальными патриотами, которые к тому же никогда не озвучивали планов о создании халифатов «от моря до моря».

Хотя, существует и другое экспертное мнение. Оно заключается в том, что Талибан вряд ли будет надежным союзником любой западной страны (включая Россию) в борьбе с Исламским государством.

Источник: https://MilitaryArms.ru/armii-mira/dvizhenie-taliban/

Москва готова реабилитировать «Талибан» В РФ не исключают, что признанное террористическим движение может стать союзником в борьбе с ИГИЛ

Большой шум на Западе вызвало недавнее высказывание спецпредставителя президента России по Афганистану, директора департамента Азии МИД РФ Замира Кабулова.

19 апреля он заявил, что Россия готова перестать считать «Талибан» * террористической организацией, если тот выполнит условия национального примирения.

В частности, будет способствовать прекращению войны, порвет с «Аль-Каидой» **.

По мнению Кабулова, сейчас «программные установки» талибов изменились, поэтому пересмотр их статуса стал возможен. «Они станут одной из политических сил Афганистана, которая будет иметь право на существование и признание», — пояснил дипломат, заметив, что решение все равно остается за местным правительством.

Отметим, что особую пикантность ситуации придает тот факт, что слова спецпредставителя президента РФ по Афганистану прозвучали на фоне устроенного в тот же день «Талибаном» теракта в квартале Кабула, на территории которого расположены посольства и штаб-квартира миссии НАТО. В результате атаки погибли не менее 28 человек, а ранены оказались более 300.

Такое резкое изменение взгляда России на статус движения не могло не остаться незамеченным в мире. Глава пресс-службы госдепартамента Соединенных Штатов Джон Кирби немедленно заявил, что позиции РФтеперь«почти идентичны подходу» США к движению «Талибан».

В частности, он отметил, что США считают, что подход России способен «продвинуть вперед политический процесс в Афганистане».

Однако, подчеркнул Кирби, наиболее важны в этом плане усилия, предпринимаемые президентом и премьер-министром Афганистана Ашрафом Гани Ахмадзаем и Абдуллой Абдуллой.

Кроме того, он исключил возможность переговоров с той частью талибов, которые, по их собственному признанию, пытались организовать убийство госсекретаря США Джона Керри во время его визита в Афганистан 9 апреля.

Стоит заметить, что Замир Кабулов и раньше делал заявления, которые вызывали большую шумиху в мировых СМИ.

Например, он говорил о наличии у РФ контактов с талибами и о том, что интересы «Талибан» в плане борьбы с «Исламским государством» *** в Афганистане «объективно совпадают с нашими».

В ответ в самом движении «Талибан» тогда заявили, что не обсуждают с Россией вопросы борьбы с ИГ и не нуждаются в помощи.

Читайте также:  Воз — мировая организация, в руках которой здоровье человечества

Читайте по теме

С-500 приходит в войска

Как защищаются от ракетно-ядерных ударов в России и в США

Напомним, что 28 декабря британские журналисты заявили о якобы секретной встрече в Таджикистане президента РФ Владимира Путина с одним из лидеров движения «Талибан» муллой Ахтаром Мансуром. В Кремле опровергли эти утверждения. Впрочем, как в самом «Талибане».

Как расценивать заявления спецпредставителя президента России по Афганистану? К чему может привести деление исламистов на «хороших и плохих», как это принято в Америке?

Директор Центра изучения стран Ближнего Востока и Центральной Азии Семён Багдасаров считает, что с России давно пора начать работать с «Талибан».

— После того, как талибы в 1996 году взяли власть в Кабуле, первым решением покойного ныне муллы Омара было «изгнание из страны афганских арабов».

Но после того, как стало ясно, что им не особо хотят оказывать поддержку (а деньги-то нужны), талибы начали сотрудничать с Усамой бен Ладеном… Кстати, сразу после начала операции западной коалиции против талибов в 2001 году, мулла Омар предлагал России и странам Центральной Азии наладить сотрудничество. Он обещал, что «Талибан» не будет вмешиваться в дела центральноазиатских стран, главная его задача — «изгнать оккупантов» из страны.

Поэтому нам уже давно пора пересмотреть свою позицию в отношении движения и начать с ним работать. Для нас главное — предотвратить расползание ИГ из Афганистана в страны Средней Азии.

Однако я согласен не со всеми условиями, которые сейчас наша сторона выдвигает, чтобы перестать считать «Талибан» террористической организацией. А именно — прекращение войны и принятие Конституции Афганистана.

Не надо лезть во внутренние дела и потворствовать проамериканскому правительству Афганистана! Я вообще уверен, что через несколько лет талибы снова придут к власти.

Так, 16 марта на заседании Совбеза даже глава миссии ООН по содействию Афганистану Николас Хейсом заявил, что главная задача правительства национального единства в 2016 году — «выжить».

Что касается разрыва с «Аль-Каидой», то талибы действительно должны официально заявить о прекращении контактов (хотя есть группы талибов, которые даже и сегодня вступают в боестолкновения с отрядами «Аль-Каиды»).

Заместитель директора Института политического и военного анализа Александр Храмчихин говорит, что отношения «Талибана» с ИГ, такие же, как у ИГ с «Аль-Каидой».

— Они, так сказать, борются за звание самого радикального радикала среди исламистов. Именно поэтому талибы так не любят ИГ (по крайней мере, старая их часть). Низовые организации тяготеют к «халифату», поскольку он все-таки более успешный конкурент и там, главное, больше денег. Вроде бы на фоне ИГ «Талибан» кажется меньшим злом, но от этого он злом быть не перестает.

Ясно, что ситуация в Афганистане идет отнюдь не к мирному строительству и стабилизации. В этом смысле лучше бы стравить ИГ и «Талибан» на территории этой страны. Ведь такая война стала бы фильтром от проникновения боевиков в страны Средней Азии. Но это — идеальный вариант.

Политолог Дмитрий Верхотуров полагает, что целью заявления спецпредставителя президента о наличии контактов с «Талибаном» было прощупывание позиции движения на предмет его поворота против отрядов «Исламского государства».

— В экспертной среде распространена точка зрения о том, что «Талибан» и ИГ — соперничающие между собой группировки. Но надо учитывать нынешнюю раздробленность «Талибана». Есть факты того, что некоторые представители движения довольно тесно сотрудничают с ИГ и в ряде провинций даже помогают «халифату» укрепиться.

Замечу, что «Талибан» отказался от ведения переговоров с Кабулом. Таким образом, стратегия американцев об изменении статуса движения (в ее пользу высказывался Кабулов) при всей ее привлекательности неосуществима в ближайшем будущем.

Другое дело, что некоторые союзные «Талибану» группировки можно привлечь к программе примирения. Например, Исламская партия Афганистана Гульбеддина Хекматияра первой откликнулась на призыв правительства к мирным переговорам.

Также наверняка готов к диалогу лидер кветтинского «Талибана» мулла Ахтар Мансур (речь идет о т.н. старом «Талибане» со «столицей» в пакистанской Кветте — «СП»). Но вот диалога с центральными организациями, которых активно используют внешние силы, диалог вряд ли получится.

Кроме того, нереальным кажется и сценарий признания «Талибана» кабульским правительством.

— Последнее время «Талибан» постоянно заявляет о том, что его действия не выходят за рамки Афганистана и что движение не угрожает соседним государствам, — замечает директор Центра изучения современного Афганистана Омар Нессар.

— На этом фоне в стране появляется филиал ИГ, который постепенно набирает мощь, в первую очередь благодаря наличию финансовых ресурсов. Причем «халифат» открыто говорит о том, что его цель — Средняя Азия.

А учитывая тот факт, что в его рядах не так много афганцев, то все говорит в пользу того, что у ИГ в самом Афганистане целей нет. Просто исламисты рассматривают страну в качестве своего опорного пункта в регионе.

Конечно, в такой ситуации «Талибан» для РФ и других стран кажется более «привлекательным» игроком, тем более что он конфликтует с ИГ. Однако его поддержка может стать ловушкой.

Во-первых, если проанализировать действия талибов в 90-х годах, то можно смело сказать, что они мало чем отличаются от действий ИГ.

Во-вторых, нет никаких гарантий, что «Талибан», воспользовавшись ситуаций и получив поддержку, потом не начнет массово захватывать провинции. В-третьих, движение сейчас крайне неоднородно.

То, что у России есть контакты с «Талибаном» — это совершенно нормально: у многих стран есть каналы взаимодействия с движением, в какой-то мере даже можно говорить о соперничестве.

Однако контакты должны быть направлены только на одно — заставить «Талибан» легализоваться, войти в политическую систему, отказаться от насилия, разорвать свои связи с иностранными террористическими организациями.

Оказывать помощь талибам — крайне опасный шаг.

Директор аналитического центра Института международных исследований МГИМО (У) МИД России Андрей Казанцев и вовсе говорит, что слова спецпредставителя президента РФ по Афганистану Кабулова СМИ часто вырывают из контекста и вольно трактуют.

— На самом деле Россия никакую ставку на «Талибан» не делает, о чем у нас последнее время многие говорят. Смысл прошлых и нынешних заявлений Кабулова заключается в следующем. В переговорный процесс с талибами были вовлечены только четыре стороны — дипломаты Афганистана, Пакистана, Китая и США.

А Россия имеет контакты с «Талибаном». Правда, только по одному конкретному вопросу — борьба с «Исламским государством». Но Кабулов тогда не имел в виду, что «Талибан» рассматривается РФ как надежный партнер в борьбе с ИГ.

Собственно, ответ талибов на заявление Кабулова тогда и показал, что никаким партнером для России движение не может да и не хочет быть.

Читайте по теме

Ужас Эстонии — не танки, а… цистерны РФ

Таллин сам инициировал «естественную войну» с Россией — жесткую экономическую конкуренцию

Что касается изменения статуса «Талибана», то в принципе это укладывается в заявления представителей других государств, которые вели долгие переговоры с движением.

Суть их в том, чтобы каким-то образом вписать талибов во внутриполитические афганские процессы, поскольку в движении сейчас есть совершенно разные группы с точки зрения градуса экстремизма.

А поскольку такие попытки предпринимали США, Пакистан и Китай, то почему бы и России не предпринять подобные действия?

Но не следует преувеличивать эти попытки диалога, мол, Россия о чем-то договаривается с талибами. Ничего подобного. Наша сторона прекрасно понимает, что в реальности представляет собой движение.

Во-первых, оно не едино и с какой из частей можно выстроить конструктивный диалог — совершенно непонятно.

Во-вторых, с «Талибаном» вообще еще никому не удавалось договориться — даже пакистанцам, чья межведомственная разведка (ISI) в свое время и создавала движение на территории Пакистана.

Таким образом, речь идет только о том, что Россия, как и другие страны, пытается вычленить разумное крыло в «Талибане», но пока это очень плохо получается.

* Движение «Талибан» Верховным судом РФ 14 февраля 2003 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

** «Аль-Каида» решением Верховного суда РФ от 14 февраля 2003 года было признана террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

*** «Исламское государство» решением Верховного суда РФ от 29 декабря 2014 года было признано террористической организацией, ее деятельность на территории России запрещена.

Источник: https://svpressa.ru/war21/article/147073/

Читать

МИНИСТЕРСТВО ОБРАЗОВАНИЯ РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ

ИНСТИТУТ ПАРЛАМЕНТАРИЗМА И ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬСТВА

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКИЙ ФАКУЛЬТЕТ

Кафедра политологии

Допущена к защите

Заведующий кафедрой

__________________

«__» ______________2017 г.

ДИПЛОМНАЯ РАБОТА

ДВИЖЕНИЕ ТАЛИБАН: ВОЗНИКНОВЕНИЕ, ПРАВЛЕНИЕ, ПОРАЖЕНИЕ, СОВРЕМЕННОЕ СОСТОЯНИЕ

Выполнил:

Горунович М.В.

студент 6 курса группы 22121 специальности «Политология»

Руководитель:

Веремеев Н.Ю

кандидат политических наук

Минск 2017

ОГЛАВЛЕНИЕ

ПЕРЕЧЕНЬ УСЛОВНЫХ ОБОЗНАЧЕНИЙ

ООН – Организация Объединенных Наций

НАТО (англ. North Atlantic Treaty Organization – NATO) – Организация Североатлантического договора, Североатлантический альянс

ДРА – Демократическая Республика Афганистан

НДПА – Народно-демократическая партия Афганистана

ИОА – Исламское общество Афганистана

ИПА – Исламская партия Афганистана

НИФА – Национальный исламский фронт Афганистана

НФСА – Национальный фронт спасения Афганистана

ИСОА – Исламский союз за освобождение Афганистана

ПИЕА – Партия исламского единства Афганистана

ИОАП – Исламское общество Афганистана-Панджшера

ОКСВ, ОКСВА – Ограниченный контингент советских войск (в Афганистане)

ИСИ – Пакистанская межведомственная разведка (англ. ISI – Inter-Services Intelligence)

ISAF – Международные силы содействия безопасности (англ. ISAF – International Security Assistance Force)

РПГ – ручной противотанковый гранатомет

ДШК – пулемет Дегтярева-Шпагина крупнокалиберный

КПП – контрольно-пропускной пункт

ХАД (Хедмат-э амниййат-э доулати) – Служба государственной безопасности

АНП – афганская национальная полиция

АНА – афганская национальная армия

БПЛА – беспилотный летательный аппарат

ИЭА – Исламский Эмират Афганистан

ИРА – Исламская Республика Афганистан

МВД – Министерство внутренних дел

ВВЕДЕНИЕ

Начало нового тысячелетия ознаменовалось целым рядом военных конфликтов и экономических кризисов. Одно из наиболее важных в этом отношении событий – вооруженный конфликт в Афганистане. По сути, военные действия в этой стране ведутся уже более 40 лет и их окончание в ближайшем будущем пока не предвидится.

Новый толчок этой непрерывной войне дало американское вторжение в Афганистан 7 октября 2001 года. Под предлогом борьбы с терроризмом силы международной коалиции во главе с США при непосредственном согласии ООН вторглись на территорию Исламского Эмирата Афганистан.

Объявив крестовый поход против террористов и признав таковыми правящий в то время режим Талибан, США и их союзники по НАТО решили принести в Афганистан демократию, законность и права человека, не спросив у афганского народа, нужны ли ему все эти западные ценности.

Не попытавшись решить конфликт политическими путями, американцы после терактов, совершенных 11 сентября 2001 года, сразу взялись за оружие.

В итоге в Афганистане погибли десятки тысяч невинных людей, многие лишились крова и близких, стали инвалидами, экономика, и без того находящаяся в плачевном состоянии, оказалась полностью подорвана, несмотря на миллиарды долларов международной помощи от стран-доноров. Законная власть в стране в лице движения Талибан была свергнута. На смену ей пришли ставленники-марионетки американцев, которые под их диктовку провозгласили новую Конституцию Афганистана.

После первоначального поражения и временного отхода от борьбы, сегодня мы наблюдаем усиление позиций талибов и активизацию их действий. В Афганистане участились нападения на правительственные учреждения, должностных лиц государства, международных представителей, солдат международной коалиции.

Население страны все больше начинает поддерживать Талибан, многие, в том числе полицейские и военные, переходят в ряды талибов и начинают сражаться против американцев и их марионеточного правительства, устраивают засады в горах, производят диверсии на промышленных объектах, минируют автомагистрали, проводят широкомасштабную агитацию против американского присутствия и существующей власти всеми доступными средствами. Что же произошло? Почему вот уже в течение пятнадцати лет страны-участницы Международных сил содействия безопасности, правительственные войска и войска США не могут стабилизировать обстановку в стране, как это планировалось ими на момент начала вторжения? Откуда взялись талибы и как они смогли захватить власть в такой короткий отрезок времени? Почему они снова набирают силу и в чем секрет их упорства и живучести их идеологии, которая с успехом противостоит пресловутым западным ценностям? Почему США все еще находятся на территории страны, хотя “террористы” (Аль-Каида и бин Ладен) по большому счету побеждены? На все эти и многие другие вопросы, связанные с Афганистаном и движением Талибан, в частности, требуется дать четкий ответ.

Актуальность рассматриваемой в работе проблемы обусловлена, в первую очередь, политико-историческими связями нашей страны с афганским народом. Всего лишь 25 лет назад, до распада Советского Союза, наши страны были соседями.

БССР, как равноправная республика в составе СССР, посылала своих солдат исполнять интернациональный долг в Демократическую Республику Афганистан. Значительный вклад в ту войну внес белорусский народ. На долю белорусских матерей выпало нелегкое испытание.

Им приходилось отправлять своих сыновей в неизвестную далекую страну, из которой многие из них не вернулись, а если и вернулись, то инвалидами.

В связи с этим, сегодня нам необходимо знать, что же теперь происходит в Афганистане и были ли усилия белорусского народа по оказанию интернациональной помощи пустой тратой человеческих жизней.

Кроме того, сегодня западные страны ведут информационную войну против всего остального мира. Необходимо уметь отличить правду от вымысла, ведь в пропаганде своих идеологических ценностей Запад весьма преуспел, что чревато утратой остальными странами своей самобытности, культуры. Это весьма актуально и для Республики Беларусь.

Что касается непосредственно талибов, то необходимо дать серьезную оценку их движению, так как сегодня благодаря западным (да и российским) СМИ и политикам, Талибан представляется как основная угроза стабильности не только в Средней Азии, но и в мире. Особенно это актуально в связи с участившимися случаями террористических актов во многих странах.

Цель исследования: раскрыть причины возникновения и последующего поражения движения Талибан, охарактеризовать его сущность и показать тенденции его развития на современном этапе.

Читайте также:  Зимний и летний камуфляж: как военная одежда прижилась в быту

Для достижения цели исследования поставлены следующие задачи:

– выявить историко-политические предпосылки, приведшие к возникновению движения Талибан;

– раскрыть организационную структуру движения и охарактеризовать режим правления талибов;

– охарактеризовать внутреннюю политику движения Талибан и его положение на международной арене;

– охарактеризовать тактику и основные методы вооруженной борьбы движения Талибан на современном этапе.

Объект исследования: движение Талибан как военно-политическая организация.

Предмет исследования: военно-политические и социально-экономические аспекты развития движения Талибан на современном этапе.

В работе были использованы следующие научные методы:

– исторический метод;

– метод системного анализа;

– метод сравнительного анализа.

В основе исследования лежат материалы периодических изданий [8, 16, 25, 39], научные монографии и статьи [7, 15, 26, 40], материалы интернет-ресурсов. Мемуарная литература представлена работами зарубежных и российских авторов, среди которых можно назвать: бывший посол талибов в Пакистане и один из основателей движения мулла Абдул Салам Заиф [11], генерал-майор А. А.

Ляховский [27, 28, 29], бывший командующий 40-й армией Б. В. Громов [20], министр обороны США в 2006 – 2011 гг. Роберт Гейтс [19]. К сожалению, многие важные работы по исследуемой проблеме до сих пор не переведены на русский язык. Русскоязычная литература, несмотря на важность проблемы и длительность вооруженного конфликта в Афганистане, представлена весьма скромно.

Источник: https://www.litmir.me/br/?b=581094&p=2

Перспективы признания «Талибана»

Перспективы признания «Талибана»

Москва внимательно следит за деятельностью старого «Талибана» и не исключает, что это национально-освободительное движение в будущем может быть признано политической силой.

Директор Второго департамента Азии российского МИДа Замир Кабулов считает, что для этого талибам необходимо выполнить основные условия по национальному примирению.

Речь идет именно о так называемом старом «Талибане» со «столицей» в пакистанской Кветте, который возглавляет бывший министр авиации талибского правительства Афганистана мулла Ахтар Мансур.

«После включения [«Талибана»] в санкционный список Совета Безопасности ООН мы рассматривали их как террористическую организацию, и для этого у нас были основания. Сегодня мы с учетом изменений в программных установках движения талибов внимательно изучаем и наблюдаем за их деятельностью», — заявил Кабулов на пресс-конференции в МИА «Россия сегодня».

Напомним, что после начала военной операции США и Великобритании против «Талибана» осенью 2001-го представители талибов вышли на связь с нашими пограничниками и от имени муллы Омара предложили объединиться для борьбы с американской агрессией.

Россия отказалась и в угоду Вашингтону внесла движение в список запрещенных организаций. Сами США этого делать не стали.

Сейчас же очевидно, что политику необходимо пересмотреть: без талибов, опирающихся на пуштунское большинство, вернуться в регион не получится.

«Если они готовы будут выполнить три условия по национальному примирению — признание конституции Афганистана, прекращение боевых действий и разрыв связей со всеми экстремистскими террористическими организациями, — то мы не видим оснований считать их террористической организацией. Они станут одной из политических сил Афганистана, которая будет иметь право на дальнейшее существование и признание», — считает спецпредставитель президента.

«Но не мы это должны решить, а афганское правительство должно подтвердить это, и Совет Безопасности ООН должен признать это», — добавил Замир Кабулов.

В настоящее время четырехсторонняя группа при участии представителей Афганистана, Пакистана, США и Китая прилагает усилия по налаживанию диалога между афганским правительством Гани — Абдулло и движением «Талибан», впрочем, без особых результатов.

«Талибан» и появившиеся в стране относительно недавно боевики ДАИШ продолжают вооруженное противостояние в трех провинциях Афганистана.

Согласно свидетельствам жителей восточных провинций молодежь была напугана приходом сторонников Абу Бакра аль-Багдади и теперь массово присоединяется к движению «Талибан».

Напомним, что движение «Талибан» объявило войну ДАИШ, призвав своих сторонников противостоять псевдохалифату и не дать им поднять черный флаг над Афганистаном. Сейчас талибы развернули весеннее наступление в крупных городах.

«Интересы талибов и без стимулирования объективно совпадают с нашими. Я уже ранее говорил о наличии у нас с талибами каналов связи для обмена информацией. Отмечу, что мы за политическое урегулирование. Мы бы хотели, чтобы правительство Афганистана со своими оппонентами, пусть даже вооруженными, договаривалось без крови и выходило на приемлемые компромиссы», — убежден Кабулов.

Речь идет, конечно, именно о кветтинском «Талибане», а не о других группировках, взявших это название в результате раскола движения. Напомним, что лидер талибов мулла Мансур дал гарантии безопасности в российской зоне ответственности, что позволило Москве пересмотреть отношение к талибам.

В своем обращении Ахтар Мансур отметил, что возглавляемое им движение не представляет угрозы для стран бывшего СССР.

Мулла подчеркнул: американские войска и их сторонники из кабульского правительства пытаются представить противостояние с «Талибаном» на севере Афганистана как угрозу странам Центральной Азии.

Столкновение интересов

Признание афганского «Талибана» политической силой на условиях, изложенных Замиром Кабуловым, выглядит нереальным как минимум по двум из трех условий, считает доктор исторических наук, профессор Александр Князев.

«»Талибан» давно используется внешними силами, и его активность далеко не всегда самостоятельна. Некое умиротворение «Талибана» не в интересах многих игроков, а потому попытки исключения его из санкционных списков СБ ООН непременно будут блокироваться.

Собственно, с этим уже столкнулась китайская сторона, безуспешно пытающаяся вести переговоры с талибами более года — сначала в более узком формате, с участием ИРП (Пакистан) и при содействии КСА (Саудовская Аравия), а затем и подключив США.

Эти переговоры изначально были обречены на неудачу хотя бы в силу того, что и КСА, и США заинтересованы в активном и управляемом, подконтрольном им «Талибане» для достижения задач, не совпадающих как с китайскими, так и со многими интересами и в Исламабаде, и в Кабуле», — пояснил «Русской Планете» Александр Князев.

Он отметил, что фантастическим выглядит и признание «Талибана» кабульским правительством.

Даже если правительство Гани — Абдулло на это и пошло, это бы вызвало мгновенный раскол (собственно, и без того существующий) между афганскими этнополитическими группировками, действующими в условном афганском легитимном политическом поле.

Прежде всего категорически против выступают и будут выступать таджикская «Джамаате Исломи» и хазарейская «Хезби Вахдат», для которых возвращение талибов в легитимное пространство будет в первую очередь означать усиление этнополитической роли пуштунов и пуштунского национализма.

«Кабульское правительство не без оснований боится усиления таджиков, и его еще долго будет устраивать сложившийся статус-кво, включая и межэтническую конфронтацию между непуштунскими группировками.

Отсутствие связей с другими экстремистскими и террористическими группами — это также сомнительный и практически недоказуемый критерий.

Соблюдение всех трех условий возможно только в случае достижения консенсуса между всеми внешними игроками — США, КНР, КСА, ИРП, РФ, Катаром, Турцией и т.д., что невозможно по определению.

Последовательность действий спецпредставителя президента РФ по линии взаимодействия с «Талибаном» вызывает уважение, но пока это больше напоминает внедрение средствами дипломатической риторики в информационное пространство концепта, реализация которого если и случится, то вряд ли в скором будущем», — резюмирует профессор Князев.

Далее в рубрике Чиновников пересадят на иномарки лояльных странВ Госдуме вернулись к идее расширить контрсанкции запретом на эксплуатацию иностранных машин Читайте в рубрике «В мире» Три главных мифа об армии СШАКакие клише и недостоверные сведения о вооружённых силах США часто встречаются в российских медиа?

Источник: http://rusplt.ru/society/perspektivyi-priznaniya-talibana-23849.html

Почему Россия поддерживает афганский Талибан

01 марта 2017, 16:00  •  3361 • ИноСМИ

Недавно специальный представитель Президента Российской Федерации по Афганистану Замир Кабулов в своем выступлении касался вопроса об отношениях России с движением Талибан. Москва фактически пошла на союз с бывшим врагом в Афганистане и официально заявила о своих контактах с Талибаном.

В сентябре 2015 года, по данным газеты Sunday Times, состоялась встреча между бывшим лидером Талибана и российским президентом Владимиром Путиным, посвященная потенциальному сотрудничеству.

Путин неофициально встретился с муллой Ахтаром Мансуром на военной базе в Таджикистане, причем эта встреча не получила никакой публичной огласки.

Согласно некоторым сообщениям, ее целью было обсуждение двустороннего сотрудничества в борьбе против группировки ДАИШ.

Российское политическое руководство пошло на расширение контактов с талибами по следующим четырем причинам.

Во-первых, поддерживая связи с движением Талибан, Россия напоминает Западу о недопустимости игнорирования интересов Москвы в ходе обсуждения планов, касающихся Афганистана, в рамках региональных и международных платформ.

В январе 2016 года, в целях продвижения мирного процесса в этой стране, была сформирована Четырехсторонняя координационная группа (QCG), в которую вошли Соединенные Штаты, Китай, Пакистан и Афганистан. Четыре страны-участницы провели встречи, касающиеся переговоров с Талибаном.

Россия почувствовала себя в изоляции, хотя усилия QCG в конечном итоге не привели к успеху.

Во-вторых, поддерживая Талибан, российское политическое руководство стремится усилить барьеры для распространения влияния США и НАТО в регионе.

С 2001 года более 2300 американских военнослужащих погибли в Афганистане в боевых действиях против Талибана и Аль-Каеды.

Помимо активного участия в ближневосточных процессах, Москва также намерена расширить свое влияние за пределами Центральной Азии, включая Афганистан и Пакистан.

В-третьих, Россия ощущает угрозу, исходящую от ДАИШ в Афганистане и на Ближнем Востоке.

В 2014 году эта террористическая группировка начала распространять свое влияние на территорию Афганистана, что, как опасается Кремль, может привести к ее экспансии, в том числе и в северном направлении, в страны Центральной Азии и в саму Россию.

Талибан и ДАИШ ведут боевые действия друг против друга с тех пор, как боевики ДАИШ появились в Афганистане, поэтому Россия сочла необходимым протянуть руку помощи талибам.

В прошлом декабре директор Департамента информации и печати российского МИДа Мария Захарова публично объявила о том, что Москва осуществляет обмен разведывательной информацией с Талибаном в рамках боевых действий против ДАИШ.

Опыт регионального сотрудничества России с Ираном и Турцией по сирийскому урегулированию, которое принесло ей определенный успех, позволяет предположить, что Москва может попытаться применить подобный подход и в Афганистане, привлекая к совместным действиям Иран, Китай и Пакистан.

В-четвертых, еще одной головной болью для Москвы является афганский опиум. Афганистан поставляет 90 процентов общего объема нелегальных наркотических средств в мире, которые в основном производятся на территориях, подконтрольных Талибану.

Производители наркотиков взяли на прицел Россию в качестве одного из крупнейших рынков в мире. Каждый год незаконное употребление наркотических средств убивает в России 70 тысяч человек.

Таким образом, руководство в Москве полагает, что в борьбе против наркотиков Талибан может оказаться лучшим партнером, чем правительство национального единства в Афганистане.

Российская поддержка Талибана будет иметь многочисленные последствия для будущего Афганистана.

Она ослабит власть центрального правительства в Кабуле, что в результате приведет к созданию в Афганистане такого же положения, которое уже имеет место в Сирии.

Однако, в то время как в Сирии Россия поддерживает правительство президента Башара аль-Асада, в Афганистане, поддерживая талибов, Москва ограничит власть легитимного правительства в Кабуле.

Подпишитесь на нас

Источник: http://geo-politica.info/pochemu-rossiya-podderzhivaet-afganskiy-taliban.html

Движение «Талибан». Досье

ТАСС-ДОСЬЕ /Эльнара Гулиева/. «Талибан» — радикальное исламистское движение, действующее в Афганистане и Пакистане. Возникло в 1994 г. Его первые члены вербовались из числа афганских беженцев, покинувших Афганистан из-за войны 1979-1989 гг. и получавших религиозное образование в медресе на территории Пакистана. Название движения происходит от арабского «талиб» — учащийся.

Целями движения были провозглашены отстранение от власти правительства Бурхануддина Раббани (президент Афганистана в 1992-2001 гг.) и введение в стране жесткого исламского законодательства.

Первые военные столкновения правительственных войск с отрядами талибов произошли осенью 1994 г. В сентябре 1996 г. боевики заняли Кабул и до 2001 г. фактически находились у власти, провозгласив Исламский эмират Афганистан.

Их правительство признали только Пакистан, Саудовская Аравия и Объединенные Арабские Эмираты. На подконтрольной территории талибами был установлен режим, основанный на строгом исполнении норм шариата. Движение получало поддержку от Пакистана, а с 1996 г.

от Усамы бен Ладена, возглавлявшего террористическую группировку «Аль-Каида». С 1996 г. движение возглавляет Мохаммад Умар, известный также как мулла Омар.

Читайте также:  Обзор боевой экипировки «ратник»

После организованных «Аль-Каидой» террористических актов в США 11 сентября 2001 г. и отказа выдать бен Ладена, который скрывался на территории Афганистана, США и Великобритания начали 7 октября 2001 г. военную операцию «Несокрушимая свобода» против движения «Талибан». К декабрю 2001 г.

режим талибов был свергнут, боевики ушли в горы и начали партизанскую войну. Многие талибы и члены «Аль-Каиды» скрылись на пакистанской территории. Несмотря на военную операцию сил НАТО в Афганистане, талибы вернули себе влияние в некоторых районах. Уже в 2005 г.

, получив контроль над рядом областей в северо-западной части Пакистана, талибы фактически создали там «государство в государстве» — «Исламское государство Вазиристан». До 2015 г.

движение противостояло силам НАТО в Афганистане, в настоящее время продолжает вести войну с афганскими и пакистанскими правительственными войсками.

7 июля 2015 г. в Исламабаде (Пакистан) при посредничестве США и КНР между представителями правительства Афганистана и движения «Талибан» состоялся первый раунд прямых переговоров, посвященных перспективам прекращения огня и мирного урегулирования.

Второй раунд переговоров предположительно пройдет 31 июля на территории горного курорта Мари вблизи Исламабада. Сегодня, по разным оценкам, численность боевиков «Талибан» составляет от 25 до 40 тыс. человек. С 1999 г. в отношении движения «Талибан» действуют санкции ООН. В 2003 г.

оно было признано террористической организацией ООН и Россией (в США не включено в список террористических организаций).

Источник: https://tass.ru/info/2152632

Член руководства движения «Талибан»: «История доказала, что Афганистан ближе к России, чем к Западу»

Наш спецкор Дарья Асламова встретилась в Кабуле с одним из лидеров афганских талибов [эксклюзив «КП»]

ЯВКА В КАБУЛЕ

Окраина афганской столицы. Неприметная безлюдная улочка. Я выпрыгиваю из машины в кашу из грязи и снега и чуть не сваливаюсь в глубокую сточную канаву. Из-под моего черного платка предательски выбивается прядь красных волос. (Мои красные волосы — предмет охов и неодобрения афганских друзей: «Наши женщины волосы в такой цвет не красят. Твоя красная голова с головой же тебя выдает!»)

Из высоких ворот выбегает парень, и мы спешим за ним во двор. В доме нас встречают бородатые мужчины, которые что-то энергично и быстро объясняют моему переводчику Наджибулле. «Опоздали, — мрачно говорит Наджибулла. — ОН сменил дом. Для НЕГО слишком опасно в Кабуле. Но ничего, нас сейчас проводят к НЕМУ».

Снова высокие ворота. Дом, из комнат которого выбегают настороженные мужчины с автоматами в руках. Подросток с ошеломленным взглядом. Женщина! Белая! Иностранка! Я скидываю обувь, хотя в помещении царит ледяной холод. Воздух паром выходит у меня изо рта. Здесь точно нет женщин. Всюду следы солдатского постоя. Грязные ковры, отсутствие мебели, полная заброшенность. Это явочное место.

На втором этаже нас встречает невысокий крепкий мужчина лет за пятьдесят с окладистой черной бородой, в которой уже блестят серебряные нити.

Он обнимается с Наджибуллой и укоризненно говорит: «Ты хочешь меня погубить. Ты же знаешь, как для меня опасно приезжать в Кабул». «Прости, брат. Но ЕЕ я бы точно не провез в зону племен. Во всяком случае, живой».

«Значит, ее ты пожалел, а меня?» — с усмешкой спрашивает бородач.

Я чувствую на себе проницательный взгляд умных черных глаз. «Салам алейкум», — вежливо говорит бородач. «Валейкум ас-салам», — автоматически отвечаю я. Мы садимся на ковры перед чадящей газовой печкой. За окном смеркается. Я понимаю, что люди торопятся вернуться в зону племен, куда нет доступа ни американцам, ни правительственным войскам.

«МЫ ОБЕСПЕЧИМ БЕЗОПАСНОСТЬ РОССИЙСКИХ ГРАНИЦ»

Передо мной знаменитый Саид Мохаммад Акбар Ага, один из лидеров «Талибана». По скудным сведениям из интернета, известно, что он в начале двухтысячных возглавлял отдельную «Мусульманскую армию Талибана», куда ушла треть боевиков.

В 2004 был схвачен американцами за похищение сотрудников ООН и приговорен к 16-летнему тюремному заключению. В 2009 его помиловал президент Карзай.

Сейчас Акбар Ага — один из самых известных полевых командиров и влиятельных переговорщиков.

— Ходят слухи, что в движении «Талибан» есть раскол. Так ли это? — спрашиваю я.

— Действительно, после смерти муллы Омара талибы разделились на две основные части. Одна часть ушла под руку муллы Мансура, которого в прошлом году убили американцы. Другая часть — под руководство муллы Расула. Это был типичный племенной раскол.

Сейчас, когда главой талибов избран Ахундзада, пуштун из племени нурзай, все командиры вернулись под его крыло, и сейчас мы одно движение. У нас нет расхождений в идеологии. Отделились только шиитские группировки по религиозным соображениям.

В совокупности «Талибан» — это единое движение и одно мировоззрение.

— И даже включает в себя «Сеть Хаккани»? («Сеть Хаккани» — террористическая организация, даже среди талибов известная своей жестокостью. По слухам, создана и контролируется Пакистаном, хотя официальный Пакистан это отрицает. — Авт.)

— Конечно. После смерти ее основателя Джалалуддина Хаккани группировку возглавил его сын Сираджуддин. Теперь он стал заместителем главы «Талибан» Ахундзады, что лишний раз доказывает, что «Сеть Хаккани» входит в движение «Талибан».

— Верно ли, что между Россией и талибами существуют контакты? 

— Это правда. Но мы, талибы, ищем прежде всего политических связей. Я подчеркиваю это. Если Россия будет помогать нам деньгами или оружием, это испортит ее отношения с афганским народом. В глазах афганцев это будет выглядеть отвратительно, мерзко. Я готов повторить это еще раз! Любая вооруженная помощь будет выглядеть как вмешательство во внутренние дела. А денежная…

Что ж, деньги обязательно обратятся в оружие. Но мы хотим дружбы с Россией. Многие полевые командиры поддерживают эту идею. Она исчерпает ту ненависть и сгладит неприязнь, оставшуюся со времен советского вторжения. И принесет пользу России.

Ведь до сих пор мы рассматриваем бывшие советские республики как границу с Россией, и мы можем обеспечить стабильность и безопасность этих границ.

РУССКИЕ ЛУЧШЕ АМЕРИКАНЦЕВ

— Почему вы пошли на эти контакты?

— Люди, проживающие в среднеазиатском регионе, прекрасно понимают, что целью прихода американцев в Афганистан отнюдь не было обеспечение мира и покоя. И мы знаем, что Китай и Россия, две самые большие страны региона, очень волнуются о своей безопасности. Ведь под угрозой их будущее.

Контакты движения «Талибан» с Китаем и Россией начались еще три года назад, но мы старались держать это в секрете. Только сейчас это выплыло наружу. Мы проводили переговоры и в Дохе, столице Катара, где у нас есть свое представительство, и в Арабских Эмиратах.

Так же нас неоднократно приглашали в Россию.

— А вам не кажется странным, что «Талибан» и Россия, бывшие злейшие враги, внезапно ищут союза?

— Когда в Афганистан вошли советские войска, они стремились достичь военных и стратегических целей. Началась война. Русские вышли, а Афганистан остался один. После сюда вторглось НАТО во главе с США, и мы имели возможность сравнить американцев с русскими.

Все, что делали США, было против наших национальных традиций. Мы вообще не могли их нормально воспринимать, — так, как когда-то часть населения восприняла советские войска. Вместе с американцами сюда вошли и другие страны НАТО и стали убивать наших людей.

Когда Россия увидела, в каком положении находится Афганистан, и какую опасность это представляет для ее границ, то обе стороны забыли старые обиды. Теперь те люди, с которыми мы воевали, уже не враги, и мы готовы пожать друг другу руки против такого зла как Америка.

Афганистан всегда имел прекрасные исторические отношения с российским народом. История доказала нам, что мы ближе к России и бывшим советским республикам, чем к Западу. Разумеется, у России свои стратегические цели, а у нас, талибов, свои.

Но мы объединились, когда поняли, что Россия без помощи талибов, а талибы без помощи России, не могут добиться мира в Афганистане. Именно на этой почве между нами возникли контакты, встречи и отношения.

С ПОМОЩЬЮ ИГИЛ ЗАПАД УГРОЖАЕТ РОССИИ

— Насколько опасен в Афганистане ИГИЛ (запрещенная в России террористическая организация. — Ред.)?

— Как, я уверен, вы знаете, ИГИЛ впервые появилось в Ираке и создала его Америка для достижения своих целей. Это каждому ясно. В Ираке во времена Хусейна была власть суннитов. Американцы свергли Саддама Хусейна и натравили суннитов против шиитов, и наоборот.

Они специально дали всю полноту власти шиитам, чтобы столкнуть их с суннитами. Вечная политика «разделяй и властвуй». До этого в Ираке все жили мирно и спокойно. Ту же ситуацию мы наблюдаем в Сирии. Хотя в Сирии почти 80 процентов суннитов, но власть принадлежала шиитскому меньшинству. И при этом все жили в мире.

Главная задача Запада состояла в том, чтобы поссорить шиитов и суннитов и втянуть их в войну. Американцы вычислили главную слабость арабских народов и смогли из арабов-суннитов в Сирии и Ираке завербовать недовольных и дали им название ИГИЛ. И поставили перед ними главную цель: ваши враги — шииты, убивайте их.

А в Афганистане таких проблем между шиитами и суннитами никогда не было и не будет.

Из чего же сделан местный ИГИЛ? Из иностранных наемников. Киргизы, узбеки, казахи, таджики из Таджикистана, граждане России. К ним добавили арабов, а также недовольных ребят из «Талибана» (им там предлагают большие зарплаты).

Вообще была поставлена задача со временем перекрасить «Талибан» в ИГИЛ. Но у западников этот фокус не прошел.

Они намеревались создать здесь ИГИЛ, и этим наемническим движением бить Среднюю Азию, взять ее под свое влияние, дестабилизировать ситуацию и создать угрозу для границ России.

— Многие афганцы уверены, что если в Ираке ИГИЛ был создан американцами, то здесь, в Афганистане, эта террористическая организация финансируется и продвигается пакистанской спецслужбой ISI.

— Я не думаю, что на сто процентов это дело рук ISI. Я не думаю, что сам по себе Пакистан способен вооружить и финансировать такую группировку как ИГИЛ. Естественно, за пакистанцами должен стоять кто-то посерьезней. Пакистанцы могут быть лишь посредниками. Но у меня нет доказательств. Я думаю, что такая страна как Россия, быстро выяснит, кто здесь, в Афганистане, реально поддерживает ИГИЛ.

— Местные газеты очень много пишут против России. Нас упрекают не только в контактах с талибами, но прежде всего в неожиданном союзе с Пакистаном, главным врагом Афганистана. Недавно состоялась конференция по Афганистану, где главные вопросы обсуждали три страны — Россия, Китай и Пакистан. Не совершаем ли мы ошибку, включая в это политическое уравнение Пакистан?

— Эта конференция прежде всего против вмешательства Запада в дела Афганистана. Такие страны, как Китай, Иран, Россия, обеспокоены, а они здесь не просто соседи, но и хозяева этого региона. Они не потерпят вмешательства чужих. А вот американцы здесь чужие, они приехали из-за океана.

Они вообще не имели права сюда приезжать. Кто они такие? Не сегодня, так завтра, против американцев возникнет союз с тем, чтобы их выгнать отсюда. И это право России во имя своей безопасности заключать союзы с кем угодно и кого угодно приглашать на конференцию.

Россия здесь полностью права.

* * *

За окном уже стемнело. Я вижу, что мой собеседник обеспокоен. Ему и его людям предстоит долгий и крайне опасный путь домой. «Мне очень жаль, что вы не у меня в доме, — любезно говорит Акбар Ага. — Мои женщины могли бы угостить вас и достойно поухаживать за вами. Буду рад видеть вас в гостях. А сейчас уже наступает время молитвы».

Он разрешает сфотографировать его в знак доказательства нашей встречи. (Вообще, талибы очень не любят фотографироваться.) Уходя, я оборачиваюсь и вижу, как Акбар Ага раскладывает коврик для молитвы. Наверное, на всю жизнь я запомню его сосредоточенное, отрешенное лицо, когда он готовился вознести молитвы Богу.

Источник: КП

Источник: http://zakonvremeni.ru/analytics/7-3-/30340-chlen-rukovodstva-dvizheniya-qtalibanq-qistoriya-dokazala-chto-afganistan-blizhe-k-rossii-chem-k-zapaduq.html

Ссылка на основную публикацию