Кибернетическая война: описание, методы и основные особенности кибератак

Кибервойна как понятие оперативно-стратегической категории

Термин «кибервойна» и производные от него «киберпространство», «кибероперации», «кибератака» и многие другие подобные словосочетания давно на слуху.

Они вошли в обиход научно-популярной и военной литературы, употребляются в официальных документах, например, в ключевом концептуальном документе «О стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года».

В нем, в частности, говорится о наличии противоправной деятельности в «кибернетической области».

Первоисточником зарождения идеи кибернетической войны и воплощения ее на практике в проводимых локальных войнах являются США.

О том, насколько далеко они ушли в этой области, свидетельствует то обстоятельство, что в июле 2009 года в ВС США было создано специальное киберкомандование, на которое возлагается ответственность за предотвращение кибератак на США и нанесение упреждающих ударов по возможному противнику.

Для оснащения военных формирований создаются специальные средства ведения войны, по сути, образцы кибероружия. Подобные силы, состоящие из компьютерных экспертов, формирует и Китай, современная военная доктрина которого включает кибервойну и электронные атаки.

Создаются формирования для ведения войны в киберпространстве в Великобритании, Австралии, Германии, Северной и Южной Кореях и ряде других государств. В интересах стран НАТО в мае 2009 года в Таллине был открыт международный центр киберзащиты.

Исследуя появление такого феномена в военном искусстве, как «кибернетика» и «кибернетические военные действия», следует отметить их взаимосвязь с такой общепризнанной и всеобъемлющей наукой, как кибернетика.

Об этом свидетельствует то обстоятельство, что термины «кибернетика», «киберпространство», «кибероперации», «кибератака» и другие содержат общую составляющую «кибер…», показывающую их принадлежность к области кибернетики.

В энциклопедических изданиях кибернетика определяется как наука об общих законах получения, хранения, передачи и переработки информации».

В словаре русского языка С. И. Ожегова термин «кибернетика» истолковывается более полно: «Наука о системах и методах управления, т. е. об организации и реализации целенаправленных действий в машинах, живых организмах и обществе.

Кибернетика, отмечается в словаре, занимается общими законами преобразования информации в сложных управленческих системах».

Таким образом, ключевым элементом кибернетических систем является информация, управляемые информационные системы.

Отметим в этой связи, что ХХI век стал веком торжества информационных технологий, что соответственно послужило импульсом пополнения таких новых оперативно-стратегических категорий военных действий, как кибернетическая, информационная война и сетецетрические операции.

Кибернетические боевые действия стали возможны в силу того, что повысилась роль и значение информационной сферы как новой области ведения тактических действий.

Американские специалисты оценивают роль и значение информационных операций в начале и середине ХХI века следующим образом: «Обеспечение контроля и превосходства в информационном пространстве имеет такое же решающее значение в операции, как имело место в ХХ веке значение обеспечения контроля и превосходства в воздушном пространстве.

Военной необходимостью такого контроля является потенциальная возможность дезорганизации систем управления, связи и линий снабжения противника, снижения мобильности его ВС, создания благоприятных условий для нанесения ударов по стратегической инфраструктуре противника».

5 В сентябре 2012 года в США издана директива «Единые силы — 2020», в которой изложены основополагающие концепции ведения совместных операций в сражениях ХХI века, в которых делается упор на глобальные интегрированные операции, основой которых станут «проводимые одновременно или отдельно от сил общего назначения операции сил специального назначения и кибероперации ВС США» («НВО» № 13, 2013 г.) Киберпространство рассматривается как объективная реальность и важнейший элемент общественного устройства.

Более того, как реальность, имеющая ряд особенностей: охват практически всей планеты без четко выраженных границ между странами, открытость, доступность, отсутствие системы в развитии, использование во многих случаях общего программного обеспечения, алгоритмов функционирования и информационных технологий, крайняя сложность в определении правовых аспектов такой деятельности. Информационное пространство является частью кибернетического. Фактически, в настоящее время в киберпространстве нет никакого действенного законодательства, как международного, так и внутригосударственного, и ответственности. Эти и ряд других особенностей киберпространства позволяют судить о возможности враждебных, преступных или деструктивных действиях с использованием системных средств. При этом не следует отождествлять киберпространство и Интернет В киберпространстве оказалось чрезвычайно удобно «размыть» границы между войной и миром. Фактически можно наносить ущерб противнику (независимо от его природы), но формально не преступать грань, разделяющую войну от мира. В обиходе враждебные действия в киберпространстве называют кибератака. В журнале «Военная Мысль» кибератака определяется как форма враждебных (противоправных) действий в киберпространстве; действия, направленные против кибернетических систем, информационных ресурсов или информационной инфраструктуры для достижения какой-либо цели и осуществляемых при помощи специальных программно-аппаратных средств и приемов (способов) воздействия.

Судя по опыту локальных воин, которые вели ВС США, они широко использовали информационный ресурс, прежде всего, в целях достижения внезапности действий своей группировки войск. Так, в операции «Буря в пустыне» (1991 г.

) информационная борьба велась в стратегическом, оперативном и тактическом масштабе в форме сочетания огневого, радиоэлектронного, энергетического и массированного информационно-психологического воздействия на противника. Электронно-огневая и информационно-ударные операции проводились в три этапа.

На первом этапе осуществлялась дезинформация системы информационного обеспечения информационно-управляющих систем разведки, войсковой ПВО и противоракетной обороны.

При этом использовались все известные к тому времени средства и способы информационной борьбы: создание активных и пассивных радиопомех и радиозавес; осуществление радиолокационной блокады; передача дезинформирующих сообщений; демонстративные действия и имитация; достижение одновременного электронно-огневого воздействия на важнейшие объекты в системе управления войсками и оружием, для чего осуществлялся массированный ввод в действие новых, ранее неизвестных для противника радиоэлектронных средств, в том числе, размещенных на вертолетах и самолетах с использованием космической разведки для обнаружения целей (объектов).

На втором этапе после срыва функционирования систем информационного обеспечения информационно-управляющих систем разведки, войсковой ПВО и ПРО под прикрытием помех наносились удары средствами функционального поражения — оперативно-тактическими, тактическими ракетами, реактивными системами залпового огня, высокоточным оружием, ударными дистанционно-пилотируемыми летательными аппаратами. С этой целью до начала военных действий была создана мощная группировка РЭБ, в состав которой входили наземные станции помех, вертолеты РЭБ со станциями помех и самолеты РЭБ. Третий этап проводился с целью дезорганизации систем информационного обеспечения боевых действий тактической, армейской и полевой артиллерии, в результате чего создавались условия для завоевания огневого превосходства. Обобщая проведенное исследование, отметим, что кибервойна — это война высокого технологического уровня, рассчитанная на достижение информационного превосходства над противником.

Повторим, что ее характерными чертами являются отсутствие государственных границ и закрытых территорий; неприятность ее ведения, в том числе и в мирное время скрытность проникновения на территорию нейтральных стран; большое разнообразие применяемых форм и способов ведения; сложность противодействия и защиты от кибератак. «Всепобеждающие» информационные технологии разрушают классические стереотипы ведения боевых действий: стираются грани между фронтом и тылом, ближним и дальним боем, контактными и неконтактными действиями, наступательными и оборонительными способами.

В новом измерении представляются факторы поля боя, пространство и время; по-новому оценивается превосходство в силах, цена победы, боевая готовность, внезапность, маневр, защита.

Есть основание сделать вывод, что киберугроза все более нарастает, поскольку, по свидетельству многих публикаций, кроме широко известных и апробированных в локальных войнах информационных технологий, в зарубежных странах в стадии научных и опытно-конструкторских разработок находятся энергоинформационное соматронно-психологическое, психотронно-информационное, биоэнергоинформационное и другие виды оружия, которые можно рассматривать как новые виды кибероружия.

Осознание опасности наращивания зарубежными странами сил и средств для ведения военных действий в кибернетическом пространстве существует и в России.

В частности, в упомянутом выше Указе Президента Российской Федерации «О стратегии национальной безопасности РФ до 2020 года» отмечается, что угрозами военной безопасности являются: политика ряда ведущих зарубежных стран, направленная на достижение преобладающего превосходства в военной сфере, осуществляемая путем развития высокоточных, информационных и других высокотехнологичных средств ведения вооруженной борьбы».

И. ВОРОБЬЕВ, В. КИСЕЛЕВ

Источник: http://www.oboznik.ru/?p=41253

Кибервойны

Кибервойны (Cyberwarfare) – это военные действия, осуществляемые электронным способом, а не физическим, где в качестве оружия выступает информация, а инструментами являются компьютеры и Интернет. Задача такого рода войны – достичь определенных целей в экономической, политической, военной и других областях, посредством влияния на общество и власть тщательно подготовленной информацией.

Именно поэтому войну нового времени можно назвать психологической. Кибервойна является одной из разновидностей информационной войны и представляет собой противостояние в кибернетическом пространстве.

Компьютерные технологии и Интернет получили широкое распространение по всему миру и используются не только в повседневной жизни граждан, но и на предприятиях, в государственных учреждениях, которые в свою очередь являются важной структурной единицей страны.

Манипуляция «противником» данными, полученными из подобных мест, представляет угрозу для национальной безопасности стран.

Высоким приоритетом информационной войны является не только нанесение ущерба противнику, но и защита собственных данных, поэтому кибербезопасность – неотъемлемая часть подобного рода противостояний. Она представляет собой совокупность принципов, средств и стратегий для обеспечения неуязвимости и защиты киберсреды, а именно доступность, целостность и конфиденциальность данных.

Способы и этапы ведения кибервойны (Cyberwarfare)

Кибернетическая война состоит из двух этапов: шпионаж и атаки. Первый этап подразумевает сбор данных, посредством взлома компьютерных систем других государств. Атаки можно разделить в зависимости от цели и задач военных действий:

  • Вандализм – размещение пропагандистских или оскорбительных картинок на веб-страницах вместо исходной информации.
  • Пропаганда и информационная война – использование пропаганды в контенте веб-страниц, в рассылках обращений.
  • Утечки конфиденциальных данных – все, что представляет интерес, копируется со взломанных частных страниц и серверов, также секретные данные могут быть подменены.
  • DDoS-атаки – атака с нескольких машин с целью нарушить функционирование сайта, системы компьютерных устройств.
  • Нарушение работы компьютерной техники – атаке подвергаются компьютеры, отвечающие за функционирование оборудования военного или гражданского назначения. Атака приводит к выходу из строя техники или к ее отключению.
  • Атака инфраструктурных и критически важных объектов и кибертерроризм– воздействие на машины, регулирующие инженерные, телекоммуникационные, транспортные и другие системы, обеспечивающие жизнедеятельность населения.

Цели кибервойны

Все действия кибервойны (cyberwarfare) направлены на нарушение функционирования вычислительных систем, отвечающих за работу деловых и финансовых центров, государственных организаций, создание беспорядка в жизни страны, поэтому в первую очередь страдают важные жизнеобеспечивающие и функциональные системы населенных пунктов. К ним относятся система водоснабжения, канализация, электростанции, энергетические узлы, другие коммуникационные сети.

Источник угрозы

Зависимость госучреждений, предприятий и простых граждан от интернета значительно возросла. При этом кибератаки одного государства направленные против другого могу нанести весомый ущерб экономике страны.

Кибервойна является реальной угрозой для безопасности страны. Ведь создать компьютерный вирус или троян обойдется значительно дешевле, в сравнении с покупкой оружия и ракет.

При этом урон, нанесенный от кибервторжения может превзойти все самые смелые ожидания.

ИБ специалисты делят киберпространство на три уровня:

  1. физический –  к этому уровню относится сетевое оборудование, кабели и инфраструктура
  2. семантический – всевозможные необработанные данные, которые передаются в сети
  3. синтаксический – связующее звено между первым и вторым уровнем.

Кибератаки же разделяют на:

  1. семантические – при этом уничтожаются, меняются или похищаются данные
  2. синтаксические – направлены на нарушение потоков передачи данных, для этого используются вредоносные программы
  3. физический слой – кибератаки реальных инфраструктурных объектов

Главная цель, которую преследуют государства ведущие кибервойны – вывод из строя инфраструктуры стратегического значения (финансовой, энергетической, промышленной, транспортных сетей, санитарной системы и др.).

По статистике компании АМТ Груп, на приведенной диаграмме видно, что главной целью кибератак стал топливно-энергетический комплекс, очень часты случаи, когда атакуют один объект, а целят в объект энергетики.

Следует напомнить про кибератаку 2009 года, которая была направлена на бразильскую ГЭС, в результате без света остались порядка 60 миллионов жителей. Была парализована вся инфраструктура нескольких городов.  

Новые технологии дают серьезный толчок развитию способов ведения кибервойны (cyberwarfare). Многие государства создали кибервойска и выделяют средства для создания систем защиты.

Анализ риска

В настоящее время каждый технологический процесс контролируется информационными технологиями. Будь-то даже регулировка дорожного движения, малейшее нарушение в которой вызовет серьезные проблемы. Обильное использование технологий сделало цивилизацию зависимой, следовательно, уязвимой. Поэтому предугадать последствия кибератаки невозможно.

Многие страны обеспокоились безопасностью своих информационных систем и вписали их в национальную стратегию обороны. Де-факто интернет пространство стало новой сферой ведения военных действий.

Читайте также:  Зрк «тор-м2у»: устройство и ттх

 В США для наступательных действий и защиты от киберугроз важных объектов создан Киберком. В России в 2014 году созданы войска информационной безопасности (кибервойска). В Китае также состоят на службе порядка 20 тысяч хакеров.

Кроме указанных стран, к кибервойне (cyberwarfare) также готовятся Иран, Израиль, Европейские страны.

Основная цель кибервойск – защита инфраструктуры страны и асимметричное устрашение противников, которое представляет собой нанесение вреда с использованием всех доступных технологий.

Источник: https://www.anti-malware.ru/threats/cyberwarfare

Кибернетические войны: основные вызовы и игроки | ит безопасность

 В.А. Артамонов

МНОО «Международная академия информационных технологий» (ООН)

Сегодня много говорится об «информационных и кибернетических войнах». Однако вряд ли кто сможет точно ответить, что это такое.

Более того, даже специалисты не смогут точно ответить на вопрос о том, когда же все-таки родилось само словосочетание «информационная и/или кибернетическая» война, когда впервые был поставлен вопрос о том, чтобы рассматривать информацию в качестве оружия?

Рассмотрим основные понятия и определения столь тонкой и специфичной для рядового обывателя именной сущности информационного мироздания.

Информационная война (Information war) это воздействие на противника посредством информации с деструктивными целями. Понятие это очень широкое и в наш век информатизации и информационных технологий включает в себя очень многое.

Но все эти методы, технологии и техники объединяет цель – деструктивное воздействие на противника и то, посредством чего это воздействие осуществляется (информация).  На западе информационные войны иногда, не совсем правильно, принято называть кибервойнами (Cyber-warfare).

 Выражение «информационная война», по сути, заимствовано из военной среды США, в которой означает воздействие на население какой-либо страны путем использование определенной информации (или дезинформации).

Для более детального изучения данных понятий можно ознакомиться с одним из учебных пособий Национального Университета обороны США ()  Синонимом этого выражения может являться термин «психологическая война».

Кибервойна, с другой стороны, представляет собой вид военных действий с использованием компьютеров и Интернета, посредством электронных способов, а не физических. Во многих документах, в том числе и международных, понятие информационной войны включает в себя признаки кибервойны.

Главной целью информационной войны является изменение психологического состояния людских ресурсов с целью дестабилизации политической или общественной ситуации. Главным оружием является информация как таковая – увиденная, услышанная или прочитанная.

Кибервойна же нацелена в первую очередь на важнейшие системы функционирования и жизнеобеспечения государства – электростанции, энергетические сети, пути сообщения, водооборотные, трубопроводные транспортные системы и тому подобные.

Несмотря на то, что оба понятия подразумевают воздействие на информационные активы, сферы их приложения все же различны, как и виды информации, на которые распространяется их влияние.

Кибервойна компьютерное противостояние в пространстве Интернета, которое направлено прежде всего на дестабилизацию компьютерных систем и доступа к интернету государственных учреждений, финансовых и деловых центров и создание беспорядка и хаоса в жизни стран, которые полагаются на Интернет в повседневной жизни. Межгосударственные отношения и политическое противостояние часто находит продолжение в интернете в виде кибервойны: вандализме, пропаганде, шпионаже и непосредственных атаках на компьютерные системы и серверы.

Одно из определений термина звучит так: «кибервойна – использование Интернета и связанных с ним технологических и информационных средств одним государством с целью причинения вреда военной, технологической, экономической, политической и информационной безопасности и суверенитету другого государства».

Как писал эксперт по безопасности правительства США Ричард А.

Кларк в своей книге «Кибервойна» (вышла в мае 2010 года) «кибервойна – действия одного национального государства с проникновением в компьютеры или сети другого национального государства для достижения целей нанесения ущерба или разрушения».

Американский журнал The Economist описывает кибервойну как «пятую область войны, после земли, моря, воздуха и космоса». О важности готовности к ведению военных действий в киберпространстве свидетельствует факт создания в США целого воинского подразделения – киберкомандования США.

Основными задачами обеспечения информационной  безопасности считаются: доступность, целостность, включающая аутентичность, а также конфиденциальность.

Кибербезопасность являет собой набор средств, стратегий, принципов обеспечения безопасности, гарантий безопасности, подходов к управлению рисками, действий, профессиональной подготовки, страхования и технологий, которые используются для защиты киберсреды, ресурсов организаций и пользователей.

Кибербезопасность подразумевает достижение и сохранение свойств безопасности у ресурсов организации или пользователей, направленных против соответствующих киберугроз.

Рассматривая различные стратегии информационной и кибербезопасности, хочется обратить внимание на наш взгляд на наиболее точное описание этих понятий и их связь с другими терминами из области информационной безопасности, приведенное  в , которое опирается на Международный стандарт.

Речь идет о стандарте ISO/IEC 27032:2012 Information technology – Security techniques – Guidelines for cybersecurity, который был принят в июле прошлого года.

Он дает однозначное понимание связи термина Сybersecurity (кибербезопасность) с сетевой безопасностью, прикладной безопасностью, Интернет–безопасностью и безопасностью критичных информационных инфраструктур.

И с точки зрения международных экспертов все эти термины объединяет понятие Information Security (информационная безопасность).
В стандарте приводится вот такая картинка, которая визуализирует связь этих терминов:

Information Security

И сразу становится понятно, что кибербезопасность и так нам привычная информационная безопасность – это совсем не одно и тоже. И безопасность критичных информационных инфраструктур хоть и связана с кибербезопасностью (так как ее понимают во всем мире), но только частично.

Киберпреступность (cybercrime) же вообще стоит особняком и не имеет никакого отношения ни к информационной безопасности, ни к кибербезопасности.

Также как и понятие cybersafety, которое в русском языке не имеет прямого и емкого перевода, но смысл его таков – безопасное поведение в киберпространстве и, в первую очередь, защита детей от негативной информации в Интернет.

Нет никакого сомнения в том, что наиболее продвинутые и хорошо финансируемые военные структуры многих стран имеют планы ведения не только обычной, но и кибервойны – как оборонительного, так и наступательного характера.

Разговоры на эту тему идут давно, поэтому со стороны военных было бы глупо игнорировать потенциальные угрозы кибератак, не вкладывая средства в укрепление своих оборонительных возможностей. А также не задумываться о тех стратегических или тактических возможностях, что дают кибератаки на врага в условиях реальной войны.

Отсюда следует, что на случай войны вооруженные силы должны накапливать и совершенствовать инструменты для проведения интернет-атак. Это могут быть средства для атак типа «отказ в обслуживании» и для тайного проникновения разведок в военные системы противника, использующие слабости распространенных компьютерных платформ. Плюс «черви» и вирусы, похожие на те, что используются криминальными структурами, но с заточкой под определенную страну или ведомственную сеть. Это могут быть троянцы для перехвата информации в сетях, нарушения сетевых операций или устройства «тоннелей» для проникновения в более защищенные уровни сетей.

Давайте с этих позиций проанализируем соответствующие стратегии и структуры противодействия и ведения кибервойн основных Международных игроков на поле «кибернетической брани».

США. Кибернетическое командование в составе Стратегического командования Вооруженных сил США было создано в 2009 году для централизованного управления всеми операциями в области кибербезопасности.

Возглавил командование генерал Кит Александр (Keith Alexander), он же с 2005 года является директором Агентства национальной безопасности США. В этом году оборонное ведомство США одобрило план пятикратного увеличения численности подразделений кибербезопасности. Об этом 28 января2013 г.

пишет The Washington Post со ссылкой на информированные источники в правительстве. Расширение штата проводится по требованию киберкомандования Пентагона. В настоящее время командование насчитывает 900 сотрудников. В соответствии с принятым планом, это число возрастет до 4900 военных и гражданских специалистов.

Согласно замыслу, после реформы оборонное ведомство сможет не только отражать кибератаки на критическую инфраструктуру США, но проводить наступательные кибероперации против иностранных противников.

В частности, работу киберкомандования предполагается вести по трем основным направлениям: защита американских компьютерных сетей и критической инфраструктуры, защита компьютерных сетей Пентагона и поддержка боевых операций за пределами США.

Россия. Кибервойска РФ рождаются в Генштабе: первый зампред комитета Госдумы по обороне Виктор Заварзин по итогам заседания комитета с участием главы Генерального штаба Валерия Герасимова сообщил, что в Генштабе Вооружённых сил России начало работу специальное подразделение по кибербезопасности.

«Серьёзная работа была проделана по информационной безопасности, создаётся новая структура в Генштабе», – сказал Заварзин, добавив, что она уже начала работать.

По его словам, в перспективе система кибербезопасности останется в структуре Генштаба, а не будет выделена в отдельный род войск, как предполагалось ранее, передаёт РИА «Новости». Как сообщалось ранее, в январе 2013 г.

Владимир Путин своим Указом поручил ФСБ создать систему отражения кибератак на российские государственные порталы. В подписанном 15 января 2013 г.

Указе основными задачами создаваемой системы определены прогноз ситуации в области информационной безопасности страны и контроль степени защищённости критической информационной инфраструктуры России от компьютерных атак, а также установление причин компьютерных сбоев. К информресурсам в Указе отнесены «информационные системы и информационно-телекоммуникационные сети, находящиеся на территории РФ и в дипломатических представительствах и консульских учреждениях РФ за рубежом».

Далее в докладе рассматриваются стратегии и структуры противодействия и ведения кибервойн ведущих мировых государств и межгосударственных объединений, таких как: Евросоюз, Великобритания, Китай, Япония, Израиль, СНГ и др.

Полный текст доклада закачать можно здесь:

Отправить статью в социальные сети, на печать, e-mail и в другие сервисы:

Извините, комментирование на данный момент закрыто.

Источник: http://itzashita.ru/kibervoyna/kiberneticheskie-voynyi-osnovnyie-vyizovyi-i-igroki.html

Кибератака на Россию, кибервойна и компьютерный шпионаж, вирус нового типа, появившийся в феврале 2017, хакеры и теория заговора

При разговорах о войне большинство людей сразу же представляет выстрелы, бомбы, атакующие танки, самолёты и венчает эту картину взрыв атомной бомбы.

Особо впечатлительные граждане могут вспомнить бактериологическое и химическое оружие, и страшные последствия, к которым может привести его использование.

При слове «кибератака» мы представляем лишь обычный взлом сайта, если дело происходит в США, то это ассоциируется с атакой русских хакеров, которые таким образом развлекаются.

Главные проблемы при проведении кибератаки на Россию видятся лишь в отключении интернета, из-за чего миллионы пользователей по всей России будут испытывать следующие неудобства:

  • Не смогут общаться в социальных сетях;
  • Не смогут отправить друг другу электронные письма;
  • Не зайдут на любимые сайты и не прочитают свежие новости.

На самом деле, кибервойна может натворить гораздо больше бед, чем война традиционная, особенно в современных развитых странах. Одна единственная кибератака на компьютерную систему аэропорта может спровоцировать воздушные катастрофы.

Кибератака на электростанции спровоцирует отключение света в городе или даже стране, что сразу же спровоцирует не только множество аварий в ночное время, но и всплеск преступности.

Достаточно вспомнить, к каким последствиям привело отключение электричества в Нью-Йорке в 1977 году, чтобы представить себе масштабы современных катастроф.

Как бы ни пугали американские средства массовой информации своих обывателей угрозой кибератаки, на самой деле русские хакеры в США предпринимают любые хакерские атаки лишь для того, чтобы их заметили и взяли на работу в престижные фирмы. К сожалению, современная Россия зависима от производителей деталей для компьютеров и программного обеспечения, поэтому для США российские кибератаки не представляют большой опасности.

Кибервойна в 21 веке, реальные факты

Теория заговора, компьютерный шпионаж, кибервойна – это давно уже не тема дискуссий для политиков разных стран.

В августе 2013 года, благодаря Эдварду Сноудену, журналисты и аналитики получили в своё распоряжение интересные документы, которые доказали, что компьютерный шпионаж – это не единственная проблема современного мира.

Данные документы показали, что кибершпионаж касается не только прослушки мобильных операторов, мониторинга социальных сетей, поисковиков и даже таких систем как Visa и MasterCard.

Самым интересным в этих документах оказались файлы, в которых был приведён бюджет «американского разведывательного сообщества», для которого кибершпионаж оказался не единственным видом деятельности.

Большинство российских СМИ только озвучили громкую цифру в 500 миллиардов долларов, которая была потрачена разведкой США на кибершпионаж, прослушку и мониторинг компьютерных сетей в период с 2001 по 2012 годы.

В документах упоминалось о 231 наступательной операции, которые были оценены как кибершпионаж, что показывает явную недальновидность российских СМИ.

Читайте также:  Четырёхосный военный грузовик зил-135 8х8

В мае 2017 года в РФ появился вирус, который не просто заражает или повреждает файлы, а меняет их расширение, после чего требует купить специальный расшифровщик, иначе файлы будут удалены. Хотя данный вирус появился в РФ только в мае, он уже успел «засветиться» в Англии и Испании.

Примечательно то, что данный вирус, который появился в феврале 2017 года, атакует и государственные учреждения, и крупные фирмы. В России атака была направлена на компьютерные системы МВД. Хотя по официальным данным утечки информации не произошло, можно с уверенностью сказать, что это не кибершпионаж, а нечто большее.

После подобной атаки, можно сказать, что кибервойна в России идёт уже сегодня.

Феномен кибервойны сегодня

Сегодня термин «кибервойна» упоминается не только в «жёлтой» прессе, но и прочно вошёл в лексикон военных, политиков и специалистов по безопасности.

Можно сказать, что термин «кибервойна» стал настоящим мемом, который эксплуатируют на различных форумах в интернете и социальных сетях.

Между тем, существует чёткое определение термина, «кибервойна», которое называет данный вид войны противоборством в киберпространстве, в том числе и интернете. Кибервойна бывает ориентирована на следующие действия:

  • Пропаганду;
  • Разжигание классовой или религиозной вражды;
  • Кибершпионаж;
  • Хакерские атаки на сервера и компьютерные системы.

Среди военных и специалистов по информационной безопасности термин «кибервойна» стал использоваться примерно с 2007 года. С этого времени появилось чёткое разделение на информационные войны и кибервойны. В первую очередь, это произошло в тех странах, которые являются мировыми лидерами в области производства компьютеров и различного программного обеспечения к ним.

Сейчас информационные войны отличаются от кибервойн различными средствами воздействия:

  • Информационные войны имеют цель полностью или частично изменить массовое или индивидуальное сознание объекта или объектов, на которые они направлены. В отличие от кибервойн, возраст которых насчитывает не более 30 лет, информационные войны велись ещё в глубокой древности. Появление интернета смогло вывести уровень информационных войн на новую высоту, придав им небывалую масштабность и эффективность;
  • Кибервойны представляют собой целенаправленное воздействие (в виде различных программных кодов) на различные материальные объекты. Данное воздействие своей конечной целью может иметь вывод объекта из строя, нарушение работы объекта или полный переход объекта под управление противника.

В любом случае, в отличие от информационной войны, которая может длиться годами, кибервойна может мгновенно привести к непоправимым разрушениям. Достаточно вспомнить Чернобыль, чтобы понять, к чему может привести сбой на атомной или гидростанции.

История появления кибервойн

Знание истории появления и развития кибервойн поможет понять их смысл и разработать более продуктивные методы борьбы с ними. Хотя кибершпионаж существует уже достаточно давно, первое упоминание о кибервойне относится к 2007 году.

Именно в этом году произошла крупная хакерская атака на государственные сайты Эстонии, которую совершила группа неизвестных иностранных хакеров (их так и не нашли). Вторым подобным случаем стал взлом и вывод из строя грузинских интернет-сетей в 2008 году.

Кстати, многие западные СМИ предписывают данную хакерскую атаку российским спецслужбам.

В любом случае, ни одна из вышеперечисленных атак не привела к остановке деятельности инфраструктур, поэтому рассматривать их как целенаправленную атаку крупного государства было бы преждевременно. Исходя из этого, данные кибератаки можно рассматривать следующим образом:

  • Возможно, это просто хакеры испытывали свои силы;
  • Может быть, это спецслужбы проводили пробную кибератаку с испытательной целью.

В 2008 году было проведено документально подтверждённое использование кибероружия Израильскими войсками. Во время операции «Олива» кибероружие было использовано для блокировки ПВО принадлежащих Сирии и блокировки сирийской радиоэлектронной разведки.

Следующее масштабное применение кибероружия было зафиксировано в 2010 году. Хотя данные об этом не предавались широкой гласности, «Лаборатория Касперского» сумела определить этот факт. Специальный вирус, который был разработан для внедрения в системы иранской атомной промышленности, блестяще справился со своими задачами.

Хотя долгое время никто не брал на себя ответственность за создание данного вируса, не так давно США официально заявили, что данный вирус был разработан в США с участием израильских компаний.

В дальнейшем, действуя по подомному сценарию, американцы применили подобный (хотя и несколько модернизированный) вирус против нефтеперерабатывающей сферы Ирана.

Большим преимуществом кибероружия является тот факт, что с его помощью можно эффективно бороться с высокотехнологичным оружием, на разработку и создание которого у многих стран просто не хватает средств и ресурсов. Последней иллюстрацией этого факта явилась нейтрализация суперсовременного американского «беспилотника» в Иране. С помощью кибероружия иранцам удалось перехватить управление и посадить его на своей территории.

Ведущие компании в области компьютерной безопасности заявляют, что за последние годы кибероружие достигло небывалых высот в своём развитии. Если сравнивать систему, которую применили американцы в 2010 годы в Иране с современными системами, то разница будет как у боевого катера с новейшим авианосцем.

Что такое киберугрозы и кибероружие?

До сих пор различные СМИ, хотя и постоянно оперируют понятиями «кибервойна», «киберугрозы», «кибероружие», так и не научились правильно применять эти понятия. Чаще всего, это происходит из-за того, что журналисты просто вырывают данные понятия из контекста, и вставляют их в различные статьи. Вследствие этого, под кибервойной многие обыватели понимают следующее:

  • Пропаганда в интернете и других источниках различных радикальных идей;
  • Попытки взлома банковских счетов;
  • Любые операции, целью которых становится взлом или повреждение компьютеров или программ.

Так же размыто и неопределённо понятие «киберугроза». Чаще всего СМИ подводят под это понятие любую информацию в сети, которая имеет экстремистский характер. Различные антивирусы в их изложении являются средствами борьбы с киберугрозой, а сами компьютерные вирусы и являются этой самой киберугрозой.

Кибероружием чаще всего называют различные утилиты, призванные обеспечивать безопасность компьютеров и сетей.

Кибероружие первого типа, действующее на основе избирательной системы

Для того, чтобы понять, как действует кибероружие первого типа, нужно рассмотреть, как оно воздействует на систему с обратной связью. Для примера возьмём самонаводящуюся ракету с инфракрасным наведением на цель.

Данная ракета является автоматом, который настроен на наведение к источнику инфракрасного излучения, после чего происходит его (источника) поражение. Кибероружие, которое должно вывести из строя ракету, создаёт ложные сигналы, вмешиваясь в систему обратной связи автомата.

Нарушение системы обратной связи приводит к сбою наведения ракеты, в результате чего она промахивается мимо цели. Уже на этом примере можно выделить характерные особенности применения кибероружия первого типа:

  • При воздействии на систему исключается физический контакт;
  • Воздействие происходит именно на определённую систему или ряд систем, которые связаны между собой;
  • Результатом воздействия будет постоянный и одинаковый эффект;
  • Целью воздействия чаще всего является не уничтожение, а нарушение функционирования системы;
  • Кибероружие определённого типа может воздействовать только на определённые виды систем.

Развитие кибероружия в современном мире может сделать новейшее вооружение не только бесполезным, но и направить его против своих создателей. Именно поэтому разработчики уделяют огромное внимание созданию средств защиты от воздействия кибероружия.

Источник: https://WarWays.ru/tehnologii/kiberataka.html

Что такое киберпреступность

Киберпреступность — это одна из главных проблем 21 века. Под данным понятием подразумевается совершение преступлений в сфере высоких технологий. Это весьма обширный термин, включающий в себя множество незаконных деяний.

Особенности киберпреступлений

Понятие киберпреступлений по своей сути весьма широко, и под него подпадает очень много правонарушений. Тем не менее, исследователи все же смогли определить и сформулировать данный термин.

Киберпреступление это любое незаконное действие в электронной сфере, которое совершено с использованием компьютерных технологий либо против них. Также были выявлены главные особенности таких преступлений:

  • Максимальная скрытность деяний. Это достигается благодаря совершенным методам обеспечения анонимности любых совершаемых в интернете действий. Использование анонимайзеров (пример – браузер ТОР), либо выход в сеть через «подставные компьютеры» (например, в интернет-кафе) делает практически невозможным определить личность преступника.
  • Трансграничность, простыми словами – преступник и его «жертва» могут быть разделены гигантскими расстояниями.
  • Возможность совершения преступлений в автоматизированном режиме. Известны случаи, когда хакеры разрабатывали программы, которые самостоятельно (то есть без их участия) снимали деньги с кредитных карт, либо совершали другие противозаконные действия.
  • Нестандартность действий преступников. В отличие от «обычных» преступлений в данной стезе практически невозможно предугадать действия злоумышленников.

Обратите внимание: основным средством спецслужб по выявлению местоположения преступника является установление ip-адреса устройства.

Однако использование шифровальных программ, либо подключение динамичного ip-адреса (он меняется в случайном порядке, такую услугу предоставляют многие российские провайдеры) делает такой метод не эффективным.

Поэтому сегодня активно разрабатываются более совершенные технологии для определения фактического адреса устройства, с которого было совершено киберпреступление.

Разновидности киберпреступлений

Европейская конвенция по борьбе с киберпреступностью выделила 5 разновидностей подобных правонарушений:

  1. Правонарушения, которые направлены в сторону компьютерных систем и баз данных. Пример – взлом базы данных мобильного оператора с целью получения паспортных данных пользователей.
  2. Преступления, совершенные с использованием каких-либо технологий с целью извлечения экономической выгоды. Это мошенничество в интернете, пример – фишинг, то есть незаконное получение каких-либо сведений пользователя компьютера (данные банковских карт, пользовательские данные электронных кошельков и т.д.).
  3. Правонарушения, связанные с содержанием контента. Пример – распространение порнографии.
  4. Нарушение авторских прав. Пример – распространение видеоролика (с целью получения выгоды) с присваиванием его авторства. Такие правонарушения часто совершаются на YouTube.
  5. Кибертерроризм. Таким словом называют особо серьезные преступления, связанные с жестокостью и совершением актов насилия по средствам высоких технологий. Также к этому виду относят деяния, которые ставят под угрозу общественную безопасность. Пример – взлом NASA. Такое происходило однажды, и к счастью виновник не имел злого умысла, в противном случае он мог бы поставить под угрозу национальную безопасность США (например, если продать засекреченные государственные сведения враждебным государствам или террористическим группировкам).

Методы борьбы

Специфика подобной незаконной деятельности вынудила власти нашей страны создать отдельную структуру, которая бы занималась их расследованиям. Обычные сотрудники полиции не обладают должными знаниями в сфере компьютеров, поэтому они не имеют возможности эффективно бороться с хакерами и другими злоумышленниками. В итоге был создан так называемый «Отдел К».

Это особое подразделение МВД, которое призвано бороться с преступлениями в it-сфере. Также в его задачи входит контроль за оборотом радиоэлектронных и других технических средств.

В каждом субъекте нашей страны есть региональные отделения. На сегодняшний день он считается одним из самых засекреченных подразделений.

Во многом это связано с тем, чтобы злоумышленники не могли оценить уровень оснащенности отдела К.

Задачи данного подразделения:

  • Борьба с нарушением авторских прав.
  • Обнаружение незаконных проникновений в базы данных.
  • Выявление создания поддельных кредитных карт.
  • Борьба с незаконными подключениями к АТС.
  • Обнаружение неправильной эксплуатации систем ЭВМ.
  • Борьба с распространением порнографии в интернете и через съемные носители.

Полной информации о работе данного органа просто нет в связи с секретностью.

Однако доподлинно известно, что в нём трудятся бывшие «хакеры», которые решили встать на сторону закона и помогать властям бороться с такими же, как они.

Их опыт по взлому баз данных и совершения других преступных деяний оказывается крайне полезен для МВД. Также известно, что есть несколько специализированных школ МВД, в которых готовят будущих сотрудников отдела К.

Чем обусловлены сложности расследования

Обычные преступления не так сложно расследовать, ибо результат незаконных действий «на лицо», и потерпевшая сторона находилась на момент совершения деяния в одном месте с виновником. Этого нельзя сказать про киберпреступность, где порой даже трудно выявить состав преступления, не говоря уже про то, чтобы найти виновника.

Исследователи выделяют следующие причины, из-за которых подобные деяния раскрывать в разы сложнее, чем те, к которым цивилизация уже привыкла:

  • Максимальная латентность преступных деяний. Порой спецслужбы оказываются не в состоянии даже усмотреть сам факт правонарушения. Это актуально для таких ситуаций, когда речь идёт о взломе какой-то важной базы данных. Злоумышленники могут свободно получить какую-то скрытую информацию, и об этом никто не будет знать, во всяком случае до того момента, как полученные сведения начнут использоваться.
  • Масштабы преступлений могут быть очень крупными. Условный студент из провинции может взломать базу данных банка и изъять со счетов клиентов миллионы. Подобное масштабное деяние может совершить один человек.
  • Транснациональная составляющая. Иными словами, преступник, совершивший преступление в России, сам может быть из любой точки земного шара. В данном аспекте процесс глобализации несет негативное влияние.
  • Высокая образованность (в определенной стезе) преступников. Хакеры, как правило, обладают незаурядным интеллектом, поэтому с ними крайне сложно бороться.
  • Практически невозможно составить портрет преступника. В обычных уголовных расследованиях психологи совместно со следователями могут составить приблизительный образ нарушителя по составу совершенного им деяния. Зачастую эти портреты оказываются верными. С киберпреступлениями таких возможностей у розыскной группы нет, нарушителем может быть любой человек, которого никак нельзя охарактеризовать по гендерному или иному признаку.
  • Устойчивая тенденция популярности совершения подобных деяний. Сегодня киберпреступления воспринимаются социумом не как пресечение черты закона, а как нечто увлекательное и интересное. Поэтому динамика роста подобных правонарушений огромна, и порой просто не хватает количественно представителей правоохранительных структур для борьбы с ними.
  • Практически полное отсутствие законодательных актов, которые бы регулировали процессуальные действия. Также плохо разработаны принципы доказательств вины (инструменты анонимности позволяют скрываться преступникам).
  • Несовершенство технологий борьбы с преступлениями. Простыми словами – технологии, с помощью которых можно скрыться, значительно превосходят по своему уровню технологическую базу правоохранительных структур.
Читайте также:  Танк т-34 122 — характеристика и роль во второй мировой войне

На видео об угрозе киберпреступности

Киберпреступность – это относительно новый вид незаконных деяний, социум к нему ещё не успел подготовиться. Методы расследования обычных преступлений разрабатывались сотни лет. Очевидно, что обществу необходимо время, чтобы научиться эффективно раскрывать киберпреступления. В настоящий момент технологии шифрования значительно опережают имеющиеся методы расследования.

Источник: http://ru-act.com/ugolovnyj-kodeks/chto-takoe-kiberprestupnost.html

Кибервойна и кибервойска стали реальностью

Отныне мы живем в мире кибервойн, кибервойск и командований официально, как недавно стало известно из заявления министра обороны.

Первопроходцами тут были США, оседлавшие технологическую волну информационных технологий — но кто при этом помнит, что одним из теоретиков информационного оружия был советский маршал? Это самое тихое оружие на свете, но оно может оказаться и самым эффективным, невиданным образом сочетая в себе физические и гуманитарные научные принципы

В Вооруженных силах России существуют войска информационных операций, сообщил министр обороны страны Сергей Шойгу во время своего выступления на «правительственном часе » в Госдуме 22 февраля. Обычно министр обороны выступает в Госдуме в закрытом режиме, но накануне Дня защитника Отечества заседание решено было сделать открытым.

В ходе обсуждения Владимир Жириновский предложил не забывать и о контрпропаганде — в  советское время в структуре Минобороны было специальное седьмое управление, напомнил он, и его можно воссоздать. «Сейчас нужна спецпропаганда, чтобы не только знать армию противника, но и подготовиться к работе с населением», — заявил Жириновский.

«Просто хочу вам сказать, что четыре года как создано. Правда, оно не седьмое называется, а немножко по-другому. За это время созданы войска информационных операций, что гораздо эффективнее и сильнее всего того, что раньше мы создавали в направлении, которое называлось контрпропагандой. Потому что пропаганда должна быть тоже такой умной, грамотной», — рассказал в ответ министр.

По словам главы комитета Госдумы по обороне Владимира Шаманова, войска информационных операций созданы прежде всего «для защиты интересов национальной обороны и противоборства в информационной сфере».

Конечно, для специалистов не секрет, что еще с начала 2000-х годов в России организованы курсы для офицеров, целью которых было повышение информационной грамотности. В 2014 году, приказом министра обороны РФ Сергея Шойгу, были созданы и получили штатную структуру в армии войска информационных операций, а при генеральном штабе создано кибернетическое командование.

12 мая 2014 года ТАСС со ссылкой на свой источник в Минобороны опубликовал следующее сообщение: «Предложение о создании такой структуры, предназначенной для кибернетического и информационного противоборства с вероятным противником, находилось в проработке не один год.

Прошлогодние разоблачения экс- сотрудником ЦРУ Эдвардом Сноуденом глобальной электронной слежки со стороны АНБ США только ускорили процесс принятия решения».

По словам собеседника агентства, в состав войск информационных операций должны были войти части и подразделения в военных округах и на флотах, укомплектованные высококвалифицированными специалистами: математиками, программистами, инженерами, криптографами, связистами, офицерами радиоэлектронной борьбы, переводчиками и другими.

Теперь не только о наличии, но и о высоком уровне новых, можно даже уточнить – принципиально новых войск официально объявил министр. Экс-начальник Генштаба Вооруженных сил РФ (2004-2008 гг.

) генерал армии Юрий Балуевский, комментируя заявление Сергея Шойгу, сказал, что победа в информационном противоборстве зачастую имеет большее значение, чем в классической войне.

«Победа над противником в этой войне может быть намного важнее, чем победа в классическом военном противостоянии, так как она бескровна, а эффект поразительный, обескровливающий и парализующий все органы власти государства-противника», — сказал Балуевский агентству РИА Новости.

Кибервойна — пятая область войны, после земли, моря, воздуха и космоса

Каждый день количество людей получающих доступ к интернету, в масштабах всего земного шара, неуклонно растёт. К 2017 году, по разным данным от 42 до 48% населения земли будут иметь возможность зайти в международную сеть. В день отправляются миллиарды электронных писем и сообщений, даже самые упертые ретрограды, уже не могут отрицать торжество информационной эпохи на планете Земля.

Но все эти сообщения, в том числе и секретные, могут быть уязвимы. Британский журнал The Economist описал кибервойну как «пятую область войны, после земли, моря, воздуха и космоса». Но насколько в действительности реальна угроза вторжения в киберпространство любого государства, какие это несет опасности, и какие перспективы у этой, наиболее футуристичной части современной гибридной войны?

Совсем недавно, на фоне постоянно приходящих новостей о вмешательстве «российских хакеров», в дела государств Евросоюза и США, был опубликован доклад международной фирмы Zecuricon Analytics.

«Коммерсантъ» приводит данные, согласно которым Россия тратит на свои киберподразделения до 300 млн. долларов в год.

Суммарная численность служащих в соответствующих подразделениях сотрудников доходит до тысячи человек.

Несмотря на высокий потенциал, Россия находится лишь на пятом месте, в неофициальном зачете по кибервойскам. США, Китай, Великобритания и Южная Корея, последовательно расположились в первой четверке. Причем количество служащих может доходить и до 20 тыс.

человек, как в Китае, а финансирование — до 7 млрд долларов как США.

Стоит отметить, что и в иных странах есть свои, порой даже нашумевшие подразделения кибербезопастности, к примеру, отряд 121 в Северной Корее, запомнившийся взломом американских серверов, на которых хранился шуточный фильм о Ким Чен Ыне.

Первопроходцами были американцы. Глава Агентства национальной безопасности США (АНБ, или NSA) генерал-лейтенант Кит Александр заявил о начале формирования кибервойск, как специального подразделения Стратегического командования США, 5 мая 2009 года.

Главной задачей подразделения, по словам генерала, должна была стать защита страны от атак через компьютерные сети и обеспечение безопасности электронных систем.

Однако как продемонстрировал Эдвард Сноуден, работавший на ЦРУ и то же АНБ, США использовали свой силовой компьютерный потенциал не только для защиты сетей и систем, но и для достаточно активных действий, создав невиданную сеть глобальной слежки.

Два поля боя и два принципа кибервойны

Известно что в 21-м веке многие науки перешли на междисциплинарные условия существования, это значит, что для рассмотрения какой либо проблемы, нам необходимо исследовать её не только в рамках одной науки, но подключить и смежные дисциплины, а возможно и самые неожиданные подходы. Исключением не стала и военная наука.

Многие слышали такие термины как гибридная, сетецентрическая, информационная война. Кибервойна в данном случае, синергетически, как в теории действия сложных систем, входит в каждый из вышеописанных видов войн. В данном случае мы подразумеваем не классические средства радиоэлектронной борьбы, а именно информационные системы.

Начальник Генерального штаба Вооруженных сил России генерал армии Валерий Герасимов подробно разъяснял, что «в современных конфликтах все чаще акцент используемых методов борьбы смещается в сторону комплексного применения политических, экономических, информационных и других невоенных мер, реализуемых с опорой на военную силу». Писал генерал в опубликованной в газете «Военно-промышленный курьер» статье «По опыту Сирии» от 9 марта 2016 года.

Связанные глобальной сетью, спутниковыми передатчиками данных позиционирования, многоуровневой разведывательной системой из беспилотников-разведчиков, самолётов управления и спутников шпионов, современные армии развитых государств действуют как единое целое на неограниченном пространстве.

В перерыве между иракскими кампаниями, проводимыми США, суммарная полоса пропускания военной сети Пентагона выросла в 7 раз, до 3 ГГц. И это за 12 неполных лет с 1991 по 2003 год.

К сожалению, данные по современному развитию информационных военных систем в США недоступны, что по своему говорит об их важности.

Во время операции по принуждению Грузии к миру в 2008 году российское командование допустило многочисленные вынужденные ошибки в управлении частями на поле боя.

Беспилотных систем практически не было, связь работала неудовлетворительно, время принятия решений затягивалось.

Дошло до того, что командующий 58 армией генерал Хрулёв из-за отвратительно проведенной разведки попал в засаду и был ранен.

За неполные 8 лет была проделана колоссальная работа по устранению этих недостатков. Вот что министр обороны РФ Сергей Шойгу рассказал о проведенной работе депутатам Госдумы 22 февраля: «В 3 раза повышена оперативность принятия решений по критически важным вопросам. Улучшены характеристики систем обработки данных.

Для сравнения: российский Национальный центр превосходит объединённый центр управления вооружёнными силами Франции “Балар” в 19 раз по суммарному объёму хранимых данных и в 3 раза по вычислительной мощности.

При этом комплекс зданий Минобороны России построен в 3 раза быстрее и в 2,6 раза дешевле, чем французский центр» — сказал Сергей Шойгу.

Информационная платформа Национального центра позволила собрать в единую систему межведомственного взаимодействия 73 федеральных органа исполнительной власти, органы власти всех 85 субъектов Российской Федерации, 1320 государственных корпораций и предприятий оборонно-промышленного комплекса.

Отдельно остановился глава военного ведомства на качественных возможностях Национального центра управления обороной, который круглосуточно осуществляет мониторинг и координацию 6500 мероприятий Плана деятельности Вооружённых Сил: «Впервые создано единое защищённое информационное пространство на федеральном, региональном и местном уровнях», — отметил Сергей Шойгу.

Но информационная война многолика. Во время и после упомянутого конфликта между Россией и Грузией информационная сфера тоже стала полем боя. Не только в боевых операциях и на дипломатических переговорах,  но и в ходе «баталий» на сайтах, в прессе и в телестудиях решалось, какая завершающая черта будет поведена под итогами скоротечной войны.

Сам принцип ведения кибервойны разделен на два направления: шпионаж и атаки. Главной целью шпионажа служит как можно менее заметное проникновение во вражескую сеть и похищение необходимой информации. Атаки же проводятся по многим направлениям и могут отличаться друг от друга.

Это может быть вандализм сайтов и серверов, например, с подменой их реального содержания на всевозможные непристойности. Это атаки на инфраструктуру, компьютерную сеть, отказ сервисов с целью нарушить нормальную работу ведомства или целого государства.

И, наконец, растет роль пропаганды, учитывая современные возможности воздействовать на умы поверх границ.

В развитых странах, включая Россию, интернет давно стал неотъемлемой частью не только повседневной жизни граждан, но и таких серьезных систем как биржи или системы управления, вплоть до городского транспорта или банка.

Атака на подобные системы, правительственные серверы, может повлечь за собой вполне серьезные бедствия или социальные потрясения, внести разлад в повседневную жизнь страны, нарушить управление военной или гражданской инфраструктурой.

Как пишет эксперт по безопасности правительства США Ричард Кларк в своей книге «Кибервойна»: «кибервойна — действия одного национального государства с проникновением в компьютеры или сети другого национального государства для достижения целей нанесения ущерба или разрушения». Сети, добавим, не только инфраструктурные, но и медийные.

Самое тихое оружие

Источник: http://expert.ru/2017/03/1/kibervojna/

Ссылка на основную публикацию