Американский робот sharc выслеживает любые подводные цели

Американцы отправили группу роботов охотиться на подлодки

SHARC Liquid Robotics

Американские компании Liquid Robotics и Boeing провели испытания группы надводных роботов SHARC. Согласно сообщению Liquid Robotics, во время испытаний роботы должны были обнаруживать, а затем преследовать подводные лодки и автономные необитаемые подводные аппараты. С этой задачей SHARC справились полностью.

Существует множество способов поиска подводных лодок противника. В их числе — патрулирование с помощью собственных подлодок, облет водных пространств специальными патрульными самолетами с гидроакустическими буями и детекторами магнитных аномалий, а также развертывание гидроакустической сети постоянного наблюдения.

Сегодня военные активно интересуются возможностью использования роботов для поиска подводных лодок противника. Считается, что благодаря роботом выполнить эту задачу можно будет существенно быстрее и дешевле, задействовав при этом минимальное количество техники и людей. Морские роботы смогут достаточно эффективно отслеживать скрытное приближение субмарин, например, к военно-морским базам.

Во время испытаний новые роботы SHARC были объединены в группу из четырех. На аппараты установили высокочувствительные гидроакустические сенсоры компании Boeing. Роботы в полностью автономном режиме перемещались по морской поверхности и «прощупывали» воду в поисках подлодок.

Продолжительность патрулирования не уточняется. По данным Liquid Robotics за все время роботы отправили центру управления около ста автоматических отчетов. При этом аппараты смели обнаружить одного подводного робота и дизель-электрическую подводную лодку. Обнаружить подводного робота довольно сложно, поскольку он практически не издает шума и имеет небольшие размеры.

Обнаружить под водой дизель-электрическую подводную лодку еще сложнее, чем робота. Дело в том, что сам по себе этот корабль, перемещающийся в подводном положении с помощью электромоторов, практически бесшумен. Кроме того, экипаж может использовать различные маскировочные тактики. Например, ложиться на дно или укрываться в холодном слое воды, преломляющем акустические сигналы.

Испытания SHARC проводились во время масштабного британского учения Unmanned Warrior в октябре текущего года. В нем принимали участие около 50 беспилотных летательных аппаратов, надводных и подводных роботов. Эти аппараты занимались сбором разведывательной информации, поиском подводных лодок и мин, а также обеспечением связи.

Робот SHARC представляет собой составную конструкцию из надводной и подводной частей, связанных друг с другом кабель-тросом. В надводной части установлена мачта с лидаром и антенной для обеспечения связи, а также солнечные панели для питания электродвигателей и оборудования и подзарядки аккумуляторных батарей.

Подводная часть представляет собой вытянутый корпус с шестью подвижными подводными крыльями и хвостовым стабилизатором. В подводной части может быть установлена различная полезная нагрузка, включая гидроакустический сенсор. Последний оснащен длинной буксируемой антенной, существенно увеличивающей шансы обнаружения подводных объектов.

Между тем, в США в настоящее время проводятся интенсивные испытания нового надводного робота «Си Хантер» проекта ACTUV, созданного специально для автономного патрулирования океана и поиска подводных лодок. Длина робота, выполненного по схеме тримарана, составляет около 40 метров. Он оснащен различным навигационным оборудованием и сонарами.

Василий Сычёв

Источник: https://nplus1.ru/news/2016/11/03/usv

Найти невидимку: системы обнаружения субмарин

Корабль-невидимка, способный внезапно напасть из самой неожиданной точки, — именно такими задумывались субмарины и до самого последнего времени такими и оставались. Скрытность П. Л. особенно повысилась после появления атомных и воздухонезависимых энергетических установок (в 50-х годах XX века). ХХ век, возможно, когда-нибудь назовут веком подводных лодок.

В XXI веке подводный флот либо вообще перестанет существовать, либо изменится самым радикальным образом.

Однако подводный флот в его нынешнем виде, скорее всего, умирает. Море перестает быть пространством, где корабли способны оставаться незаметными для противника.

А произошла эта перемена в результате появления систем, позволяющих отслеживать любые передвижения сколько-нибудь крупных подводных объектов.

От шумопеленгаторных систем к комплексным СОПО

История развития подводных лодок — а их массовое строительство началось в первой четверти XX века — является иллюстрацией к знаменитому тезису о соперничестве средств нападения и защиты. Первоначально никаких средств обнаружения ПЛ, находящихся в подводном положении, не существовало вовсе.

В надводном же положении ПЛ, из-за особенностей конструкции, обладали весьма малой заметностью. Эти боевые качества, которые делали ПЛ едва ли не самым грозным морским оружием своего времени, сохранялись вплоть до 1941 года.

Именно тогда на противолодочных самолетах британской авиации впервые появился радиолокатор.

Он уверенно обнаруживал подводные лодки, находящиеся в надводном положении, а тогдашние ПЛ заслуживали название не столько подводных, сколько «ныряющих», ибо как минимум половину боевого похода вынуждены были идти «над водой».

Обнаруженная радиолокатором лодка не успевала погрузиться и практически гарантированно уничтожалась. Почти в тот же период — и тоже британцами — был создан эффективный гидролокатор, и группы противолодочных кораблей начали уверенно локализовывать и уничтожать подводные лодки в подводном положении. В результате к концу войны эффективность немецкого подводного флота была практически сведена к нулю.

Способы обнаружения Для подсветки подводной лодки используется гидроакустическая станция. Гидроакустические буи и развернутая антенная решетка ADS обнаруживают подводную лодку в мультистатическом режиме. Помимо гидролокации, лодка может быть обнаружена еще по трем десяткам различных физических полей и вызываемых действиями лодки явлений.

Соответствующие датчики отслеживают изменения в естественном фоне среды, которые вызываются присутствием корабля. Например, в результате прохождения лодки изменяется давление воды, образуется волна повышенного гидростатического давления, что легко может быть зафиксировано.

Сейсмические датчики могут отследить вызванные прохождением подводной лодки колебания морского дна (лодка оказывает давление на воду, а та в свою очередь на морское дно). Из-за прохождения лодки изменяются освещенность подводного дна, магнитное поле, гравитационное поле Земли.

Наконец, со спутника при определенных условиях можно увидеть волновой след лодки, даже если она идет глубоко под водой. Современные системы противолодочной борьбы используют целый комплекс средств поиска — что-нибудь да должно сработать.

Однако с появлением атомного подводного флота возможность обнаружить подводную лодку в надводном положении исчезла — лодка больше не всплывала на поверхность во время боевого похода. А обнаружить ПЛ под водой силами поисково-ударных групп было делом чрезвычайно хлопотным. Это стало толчком для создания глобальных систем освещения подводной обстановки, прежде всего гидроакустических.

При этом главным средством обнаружения ПЛ стала пассивная гидроакустика, или шумопеленгация, — главным образом из-за своей относительной дешевизны, технологической простоты и способности обнаруживать цели на больших расстояниях. Наиболее впечатляющей шумопеленгационной системой является созданная Соединенными Штатами во времена холодной войны знаменитая система SOSUS.

Она представляла собой гигантские поля акустических антенн, раскинутых в Атлантическом и Тихом океанах. На нашем ближнем Севере они располагались на всем пространстве Лофотенской котловины — от берегов Норвегии до острова Ян Майн.

После развертывания системы cкрытый проход советских подводных лодок в Атлантику и Тихий океан оказался практически невозможен: ПЛ обнаруживались на расстоянии до нескольких сотен километров.

Принципы СОПО Подводная лодка (в центре) обнаруживается системой, состоящей из излучателя, буксируемого надводным кораблем, и многочисленных приемников: буксируемой антенны надводного корабля, ГАК подводной лодки, гидроакустическими буями и разложенными на грунте линейными антеннами.

Координаты каждого элемента СОПО в каждый момент времени известны с помощью системы спутникового позиционирования.

Работа корабельного соединения и СОПО координируется с помощью космической связи, системы AWACS, с любого элемента соединения — подводной лодки или надводных кораблей — могут быть использованы средства поражения обнаруженной лодки противника. Система обстановки освещается как с подводной, так и с надводной частей.

Для освещения надводной части используются космические аппараты, самолеты ДРЛО и надводные корабли. Комплексная информация об обстановке в районе боевых действий концентрируется на командных пунктах, расположенных на надводных кораблях и на берегу.

Между тем атомный подводный корабль изначально был сооружением довольно шумным. Шумность первых американских АПЛ типа «Наутилус» и «Сивульф» составляла около ста децибел. Шумят корабельные механизмы (двигатели, насосы, вентиляторы, валы и проч.

), шумят гребные винты, шумит вода, обтекающая корабль… Снижение шумности — единственный способ противодействия шумопеленгаторным станциям обнаружения и системам, подобным SOSUS. Шумность снижали, впрочем, и по другим причинам — например, для снижения радиуса реагирования неконтактных взрывателей минно-торпедного оружия.

Конструкторы оттачивали геометрию гребных винтов, повышали точность изготовления валов и деталей машин, предусматривали системы амортизирующих креплений, гасящие вибрацию (а значит, и шум) механизмов, придумывали специальные покрытия корпуса. Начиная с 70-х годов прошлого века АПЛ снижали свою шумность в среднем на 1 дБ в два года.

Только за последние 19 лет — с 1990 года по настоящее время — средняя шумность АПЛ США снизилась в десять раз, с 0,1 Па до 0,01 Па.

Характеристики многоцелевой атомной подводной лодки типа «Вирджиния» (SSN-774)
Длина: 115 м // Ширина: 10 м // Подводное водоизмещение: 7900 тонн // Скорость в подводном положении: более 25 узлов // Глубина погружения: более 250 м // Экипаж: 134 человека // Вооружение: двенадцать вертикальных пусковых установок для крылатых ракет Tomahawk, четыре 533-мм торпедных аппарата для торпед Mk48 ADCAP и ракет Harpoon, мины Mk 60 CAPTOR // Энергетическая установка: ядерный реактор S9G (по некоторым данным, мощность на валу составляет 40 000 л.c.). На сегодняшний день на вооружении ВМС США находятся пять лодок этого класса — «Вирджиния» (SSN-774), «Техас» (SSN-775), «Гавайи» (SSN-776), «Северная Каролина» (SSN-777) и «Нью-Гемпшир» (SSN-778).

Для иллюстрации: со второй половины XX века одним из самых эффективных способов обнаружения субмарин стало использование для этой цели атомных подводных лодок, так называемых «лодок-охотников». Однако в наше время их поисковая производительность упала до совершенно смешного уровня.

Согласно данным, публиковавшимся в открытой зарубежной печати, АПЛ типа 688I SSN 772 «Гринвилл» (1995 года постройки) обнаруживает АПЛ типа 688 «Лос-Анджелес» (1978 года постройки) на расстоянии от 10 до 35 км. Это вполне приемлемый результат.

Но современную «Вирджинию» (SSN 774, 2004 года постройки) «Гринвилл» обнаруживает на дистанции всего от 1 до 4 км (по оценке независимого британского эксперта адмирала Палмера).

Если лодки «видят» друг друга только на таких расстояниях, то само их маневрирование рядом друг с другом становится смертельно опасным не только для «жертвы», но и для «охотника»: резко увеличивается риск неожиданного столкновения не видящих друг друга кораблей.

Современные лодки бывают двух типов — многоцелевые и стратегические. Многоцелевые, как и следует из их названия, выполняют много задач, в том числе задачи стрельбы по территории противника высокоточным оружием — крылатыми ракетами большой дальности морского базирования (КРБДМБ).

Среди прочих задач они могут решать и противолодочные: разведки, развертывания СОПО, постановки минных заграждений и т. д. Многоцелевыми лодками сегодня являются: в американском флоте АПЛ типа «Лос-Анджелес» (688I) и «Вирджиния» (774), а также переоборудованные «Огайо» (726−729).

В российском флоте к ним относятся АПЛ типа «Нижний Новгород» (пр. 945 А), «Барс» (пр. 971) и «Антей» (пр. 949 А).
Стратегические подводные лодки — это лодки с баллистическими ракетами на борту, предназначенные для решения задач стратегического сдерживания.

К лодкам такого типа относятся американские «Огайо» и российские РПКСН проекта 667 БДРМ, а также «Дмитрий Донской» (пр. 941 «Акула») и вступающий в строй «Юрий Долгорукий» (пр. 955).

(Отдельно заметим — сколько-нибудь близкие к истине данные о шумности российских подводных лодок и расстоянии их обнаружения невозможно увидеть иначе как под грифом «секретно».)

Читайте также:  Российский учебно-боевой самолет нового поколения як-130

Звуковое давление, паскали и децибелы Звуковое давление — это переменное избыточное давление, возникающее в упругой среде при прохождении через нее звуковой волны. Уровень звукового давления измеряется в абсолютных и относительных единицах.

Абсолютные единицы — это паскали (Па), один Па соответствует давлению 1 Н/м2.

Относительные единицы — децибелы (дБ), уровень звукового давления L в децибелах равен 20 логарифмам отношения абсолютной величины звукового давления P к пороговой величине звукового давления P0, которая составляет 20мкПа.

Резкое снижение дальности обнаружения шумопеленгаторными ГАС малошумных подводных лодок, событие революционное с технологической точки зрения, совпало с революционными переменами в политике — распадом СССР. Под конец XX века подводные лодки Советского Союза (и России) фактически перестали рассматриваться в качестве военной угрозы для США и Западной Европы.

Два эти обстоятельства имели далеко идущие последствия. Соединенные Штаты изменили свою стратегию ведения войн и, в частности, применения военно-морских сил.

Вместо глобального противостояния с флотом противника на морских и океанских просторах, в локальных войнах и вооруженных конфликтах основной задачей ВМС стало нанесение ударов из окраинных морей по территории противника.

Источник: https://www.PopMech.ru/weapon/9234-nayti-nevidimku-sistemy-obnaruzheniya-submarin/

Океан роботов: как США готовят военно-морскую революцию

История с аргентинской подлодкой «Сан-Хуан», которая пропала в Атлантике и поиски которой ведутся уже более недели, вернула в информационное поле словосочетание «необитаемые подводные аппараты» (НАП). О них заговорили как об одном из наиболее эффективных средств международной спасательной операции.

Несмотря на сравнительно малое внимание со стороны общественности, которое объяснимо не очень привлекательным внешним видом и непонятным функционалом, подводные роботы уже давно стали одним из важнейших направлений модернизации военно-морского флота развитых стран мира, а также Китая и России.

Подобные системы активно применяются для разведки, и рассматривается возможность установки на них вооружений. «Ридус» решил разобраться в том, зачем такие аппараты нужны военным и в каком направлении они «развиваются» в России и в США.

Эта статья посвящена истории, настоящему и перспективам необитаемых подводных аппаратов (НАП) на службе наших заокеанских партнеров. 

Обратная сторона военной мощи

США — страна с самым сильным военно-морским флотом, сильным настолько, что может при силовом сценарии развития событий полностью «закрыть» море любому противнику или даже группе сильнейших государств мира.

Военно-морская мощь — одновременно основной столп и ахиллесова пята американской военной машины (возможно, не только военной). Это понимали в СССР, понимают и самые серьезные противники США в настоящем — окрепший в последние два десятилетия Китай и современная Россия.

Не имея возможности прямого противостояния Штатам на море, эти страны стремятся максимально ограничить возможность развертывания сил США в непосредственной близости от собственных границ.

Такая тактика позволит как минимум задержать американскую военную машину в случае начала конфликта, усложнив применение обычных вооружений для подавления ответного потенциала.

В результате особо важные береговые районы и прибрежные воды Китая и России напичканы различными системами вооружения — от систем ПВО, РЭБ тактических ракетных и противокорабельных ракет до морских мин, которые в условиях военной угрозы очень быстро будут установлены для закрытия акваторий от противника.

Мины, сэр!

О сложности борьбы с морскими минами, пусть даже не очень современными, американские военные моряки знают как никто другой.

Десантный вертолетоносец типа «Ивадзима» LPH-10 USS Tripoli во время операции «Буря в пустыне» подорвался на иракской мине LUGM-145 и едва избежал еще трех аналогичных, встреча с которыми могла бы окончиться для корабля и его экипажа трагически.

Также известно о случае подрыва крейсера УРО типа «Тикондерога» CG-59 USS Princeton. Тральщикам пришлось очень хорошо поработать во время той кампании.

Современные мины могут быть куда более коварны, не говоря уже о донных ракетах, которые недавно упомянул бывший главком ВВС России, а ныне глава комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев.

Впрочем, американцы поняли это еще в начале 1990-х и решили использовать для решения проблемы имевшийся у них опыт эксплуатации автоматических подводных аппаратов, полученный с 1957 года, когда на средства Управления военно-морских исследований США был создан исследовательский подводный аппарат специального назначения SPURV. Он мог погружаться на глубины до 3000 метров и работать на протяжении 4 часов. Судно предназначалось для разведки и выполнения научных миссий (по официальным данным, в последний раз применялось в 1979 году). С начала 1990-х годов Минобороны США начало активно инвестировать в создание НПА. В рамках принятой в 1994 году программы развития этого вида технических средств планировалось разработать систему, которая бы могла незаметно для противника вести работы по обнаружению мин еще до появления надводного тральщика.

В 1996 году Northrop Grumman представил Near-Term Mine Reconnaissance System (NMRS), платформу с двумя НПА, которая запускалась из торпедного аппарата подводной лодки и управлялась по оптоволоконному кабелю.

Вскоре другая корпорация — Boeing — в рамках программы Long-Term Mine Reconnaissance System (LMRS) создала НПА AN/BLQ-11. Этот робот длиной 6 метров и диаметром 533 миллиметров может вести автономную разведку на дальности до 200 километров и глубинах до 1000 метров на протяжении 60 часов.

Он также запускается из стандартных торпедных аппаратов подводных лодок класса Los Angeles, Seawolf и Virginia.

Вместо дельфинов

По мере появления новых технологий и отработки «старых» американские военно-морские чиновники все больше видели в НПА большой потенциал, а корпорации все лучше ощущали запах денег.

Манифестом желаний обеих сторон стал Генеральный план развития НПА, принятый в 2004 году.

Авторы этого документа проявили воображение на миллиарды долларов, предложив добавить НПА функции борьбы с подлодками противника и даже транспортные задачи.

Стоит отметить, что незадолго до этого, во время операции США в Ираке 2003 года, ВМС США впервые использовали в боевых условиях для разминирования проходов к порту поселка Ум-Каср НПА REMUS (Remote Environmental Monitoring UnitS), поставленные компанией Hydroid.

Позднее на базе модели REMUS 600 был изготовлен, пожалуй, самый известный подводный робот ВМС США MK18 Mod 2 Kingfish. Именно этот аппарат постепенно заменяет морских львов и дельфинов, которые традиционно использовались для обнаружения мин.

Данные НПА могут не только находить мины, но и устанавливать на них заряды для подрыва.

Противоминные НПА в США производят компании Bluefin Robotics (BPAUV­­­­ и Bluefin-21), General Dynamics (Knifefish) и Lockheed Martin (AN/WLD-1 RMS Remote Minehunting System), над аппаратами нового типа начал работу Boeing.

Такой интерес корпораций к подводным роботам не удивителен, поскольку власти США уделяют все больше внимания этой тематике. О значимости темы и масштабе административных задач в рамках ее развития говорит появление в 2015 году должности заместителя помощника министра ВМС США по НПА.

Уравнение с большим количеством нулей

Вслед за назначениями пришли большие деньги, к потоку которых готовились (и как могли способствовали его появлению) крупные корпорации. В том же 2015 году глава военно-морского ведомства Рэймонд Мабус рассказал СМИ о планах запустить к 2020 году целую эскадру НПА, действующих автономно без поддержки обычных кораблей.

В 2015 году на НИОКР в сфере создания НПА было выделено более 146 млн долларов, в 2016 году — 232 млн долларов.

Более того, в 2016 году еще 83,4 млн долларов были выделены на создание технических средств для обнаружения подводных лодок противника, и часть этих средств также была направлена на финансирование создания НПА.

На закупку уже производящихся НПА MK18 Mod 2 Kingfish в 2016 году были выделены 51,7 млн долларов, на Remote Minehunting System (те самые, которые критиковал Джон Маккейн) — 87,6 млн долларов. 

Кроме того, отдельное финансирование в 38,8 млн долларов в 2016 году получила программа LDUUV (Large Displacement Unmanned Undersea Vehicle), направленная на разработку крупного подводного разведывательного аппарата. Итого только по этим известным статьям расходов сумма финансирования разработки и поставки небольшого количества аппаратов составила примерно 0,5 млрд долларов. 

Отдельно стоит упомянуть программы DARPA: 32,7 млн долларов на проект под названием Hydra, 22 млн долларов на проект Upward Falling Payloads.

Обе эти инициативы предполагают создание сетей необитаемых систем, которые смогут использоваться для разведки.

Еще один проект DARPA, Distributed Agile Submarine Hunting, на который выделяется 8,5 млн долларов, включает в себя разработку НПА, который сможет отслеживать подводные лодки.

https://www.youtube.com/watch?v=MHEhi_rT2kE

Выделяются средства и на модернизацию ранее закупленных аппаратов. В 2017 году стало известно о контракте с Hydroid на модернизацию аппаратов семейства MK 18 Swordfish. Компания получит 27,3 млн на «улучшение возможностей по поиску донных мин в сложной боевой обстановке». Эта работа будет закончена к октябрю 2018 года.

Еще больше денег промышленности и ученым посулил экс-министр обороны США Эштон Картер, заявив в 2016 году, что американское правительство в ближайшие пять лет инвестирует в НПА 600 млн долларов.

Это, по словам чиновника, должно было способствовать реализации на море концепции «распределенной летальности» (дословно с английского), которую он описал как необходимость «заставить наши корабли и самолеты работать вместе так, как они не делали это раньше, но как позволяют нынешние технологии».

Вместе с подлодками и вместо подлодок

США нужны новые НПА для сдерживания растущего военного могущества Китая и компенсации недостатка субмарин, с которым американские военно-морские силы столкнутся в ближайшие годы.

Об этом, выступая в Конгрессе, заявил глава тихоокеанского командования ВМС США адмирал Харри Б. Харрис.

По его словам, субмарины являются «основным асимметричным преимуществом США над Китаем», но на тихоокеанском театре у Штатов есть только половина от необходимых субмарин для сдерживания Китая. 

Стоит отметить, что в составе ВМФ США сегодня, не считая стратегических субмарин класса «Огайо», есть 52 подлодки.

Из-за вывода старых лодок и загруженности стапелей к 2024 году состав подводного флота США составит 48 субмарин, а к 2029 году может сократиться до 42 кораблей.

При этом, согласно Navy Force Structure Assessment (FSA) 2016 года, для поддержания глобальной функции американского военно-морского флота требуется по меньшей мере 66 нестратегических подводных лодок.

Создание НПА может сгладить эту разницу. Речь идет прежде всего о больших (типа LDUUV с диаметром корпуса около 2 метров) и очень больших (программа XLUUV, диаметр более 2 метров) НПА по классификации крупнейшей американской отраслевой организации UAVAC.

Всем сестрам по серьгам

Программа Large Displacement Unmanned Underwater Vehicle — LDUUV, в рамках которой планируется создать аппарат c автономностью в 70 суток, способный обнаруживать движущиеся корабли противника на расстоянии более 5 километров. В 2016 году в Сенате США этот проект назвали «слишком дорогим» для массового производства и при этом «слишком маленьким для несения на борту всего оборудования и запаса топлива для столь длительных операций». 

Но уже в апреле 2017 года представитель Управления по разработке морских систем ВМС США заявил, что программа будет ускорена, а прототип аппарата будет спущен на воду не позднее 2019 года (напомним, что в 2011 году, когда программа была запущена, речь шла о подготовке прототипа к 2014 году). Пока только на разработку технологий было потрачено как минимум 15 млн долларов. В проект вовлечено много компаний американского и транснационального ВПК — Metron, Hydroid Mass, Fuelcell Energy, Sierra Lobo, Hamilton Sundstrand, General Atomics, Lynntech и др.

Этой осенью решилась судьба еще одного большого проекта по созданию НАП — Orca Extra Large Unmanned Undersea Vehicle (XLUUV) system. Контракт на разработку получили Lockheed Martin и Boeing Defense, Space & Security.

В результате совместной работы двух военно-промышленных гигантов должна получиться мини-субмарина диаметром корпуса немногим более 2 метров, которая будет использоваться для длительных разведывательных миссий или для доставки других автономных аппаратов или сенсоров в определенный район. В том числе она сможет нести вооружение.

У Boeing в портфолио есть проект НАП Echo Voyager, длиной 15,5 метра, который может работать на глубине до 3,3 километра «на протяжении месяцев». О проекте стало известно в 2016 году, а уже летом 2017 года прошли испытания аппарата.

Читайте также:  Уничтожит любую цель: украина провела успешные испытания крылатой ракеты «нептун»

Кроме того, компании имеют совсем недавний опыт сотрудничества по военно-морской тематике. Два года назад они совместно работали над проектом DARPA Blue Wolf, в рамках которого планировалось создать революционные подводные движители с применением технологии снижения акустической заметности.

Незадолго до того, как были оглашены победители тендера по XLUUV, Lockheed Martin инвестировала в компанию Ocean Aero — стартап, который создает беспилотный аппарат Submaran, способный работать как под водой, так и на поверхности.

Boeing также в последние годы активно пополнял портфель технологий. Так, в 2016 году была приобретена компания Liquid Robotics — стартап, который занимается созданием технологий для беспилотных подводных аппаратов.

Не осталась в стороне от раздачи финансов на НАП и BAE Systems.

Компания участвует в программе DARPA Mobile Offboard Clandestine Communications and Approach (MOCCA), направленной на создание дрона, «который поможет американским субмаринам искать подводные лодки противника».

Аппарат будет выпускаться из стандартного 533-миллиметрового торпедного аппарата, уходить в сторону и включать активный сонар, который лучше пассивного локатора может обнаруживать неприятеля, но выдает свое местоположение. 

Также BAE Systems займется созданием системы подводной навигации в рамках другого проекта DARPA — POSYDON. В рамках этого проекта предполагается создать сеть акустических маяков с точным расположением: они будут использоваться для внесения поправок в работу бортовой инерциальной навигационной системы подлодок, которым для этого не придется всплывать и ловить сигнал GPS.

Пока об американской программе создания НАП известно только то, что существующие модели способны искать и уничтожать мины.

Промышленность и военные моряки находятся в состоянии технологического поиска, который щедро финансируется.

Заявленные цели перспективных программ, очевидно, не всегда совпадают с технологическими возможностями, а разработка принципиально новых решений требует много времени и средств. 

Если результат будет таков, как обещают рекламные мультики оборонных корпораций, то нас ждет революция в военно-морском деле, и в этом Штаты сумеют оставить за собой лидерство. Если планы останутся только планами… что ж, американская экономика вполне может себе это позволить. Возможности ВМС США еще многие годы будут превосходить возможности ВМС любой другой страны. 

Что касается бюджетных расходов, то, учитывая характерную для США эффективность трансфера военных разработок в гражданский сектор, деньги налогоплательщиков пойдут не только на новую дорогую недвижимость корпоративных боссов, но и на поддержание технологического лидерства страны — в обоих случаях средства будут реинвестированы в развитие экономики государства.

Источник: https://www.ridus.ru/news/266315

Взяли за жабры: русский фрегат поймал американскую подлодку

Российские военные моряки поймали американскую «стальную акулу» — подводную лодку типа «Огайо». Атомную субмарину нашему фрегату «Адмирал Эссен» удалось отследить и взять на сопровождение в ходе весенней службы в Средиземном море, но об этом стало известно только сейчас.

 В ходе сопровождения фрегату удалось снять акустический портрет и отработать учебную задачу по уничтожению условного противника. Охота на «акулу» происходила на фоне обострения конфликта в Сирии. В апреле коалиция трех стран — США, Великобритании и Франции — нанесла массированный ракетный удар по арабской республике. «Акулами» на сленге моряков называют субмарины противника.

На неофициальных эмблемах российских противолодочных сил изображаются эти рыбы, пойманные птицами или проткнутые гарпунами.

Как рассказали «Известиям» в Главкомате ВМФ РФ, фрегат Черноморского флота «Адмирал Эссен» отследил и взял на сопровождение американскую подлодку типа «Огайо» во время последнего похода. Фрегат вышел из Севастополя 13 марта этого года и вернулся назад 30 июня. Большую часть времени он провел в Средиземном море.

По данным «Известий», преследование произошло в апреле нынешнего года. Оно длилось более двух часов. Все это время «Адмирал Эссен» держал американскую подводную лодку на прицеле. Фрегат записал ее основные параметры. Они будут расшифрованы и присоединены к акустическому портрету субмарины.

В апреле в Средиземном море появилась авианосная ударная группа США, в состав которой вошли авианосец «Гарри Трумен», четыре эсминца типа «Арли Берк». Американские и британские издания сообщали, что вместе с ними в поход отправились многоцелевая лодка «Джон Ворнер» типа «Вирджиния», а также атомная субмарина «Джорджия» типа «Огайо». Скорее всего, именно ее и преследовал «Адмирал Эссен».

В то время обстановка вокруг Сирии была предельно накалена.Коалиция западных стран, в которую вошли США, Великобритания и Франция, нанесла массированный удар по Сирии в ночь с 13 на 14 апреля.

В ходе операции использовались ракеты крылатого и морского базирования. По данным Минобороны, по территории Сирии было выпущено 103 крылатые ракеты.

При этом сирийская ПВО смогла перехватить большую часть — 71.

Морская часть операции стран коалиции прошла нервно. Французский фрегат «Аквитания» должен был дать два залпа по три ракеты, но сделать этого не смог. Его задачу пришлось выполнять резервному кораблю «Лангедок».

Британская субмарина «Астьют», выдвигаясь в район нанесения удара, сообщила, что ее преследуют одна или две российские дизельные подлодки, которые поддерживают два фрегата и вертолеты.

В итоге «Астьют» отказалась от нанесения удара.

Охота за субмаринами — это настоящее искусство. Особенно если ее ведет одиночный корабль, а противостоит ему скоростная АПЛ.

Фрегату надо незамеченным подойти к подлодке на расстояние, где его акустическое оборудование может поддерживать устойчивый контакт.

Дальше начинается преследование — настоящее соревнование капитанов противолодочного корабля и подводной лодки. АПЛ старается уйти, фрегат — удержаться на хвосте.

За то время, пока противолодочный корабль находится в контакте с подводной лодкой, он непрерывно сканирует ее своими гидролокаторами. Возможности современных акустических комплексов позволяют узнать о подводной лодке противника практически все.

Акустический потрет — это своеобразный паспорт, который помогает с высокой долей вероятности понять, какая конкретно субмарина находится под тобой.

Можно даже определить, кто командует этой подлодкой, и проанализировать тактику его действий, что в дальнейшем позволит прогнозировать действия АПЛ.

Сам факт обнаружения подлодки в море — большая удача, а ее длительное сопровождение —показатель мастерства экипажа, рассказал «Известиям» бывший командир бригады противолодочных кораблей Северного флота капитан третьего ранга Владимир Амбарцумян.

— Закономерно, что это сделал «Адмирал Эссен» — один из самых современных кораблей, —рассказал он. — АПЛ — сложные объекты для обнаружения. Еще тяжелее их сопровождать.

Отличными считаются показатели по сопровождению лодки, которые позволяют подготовить к стрельбе ракетное или торпедное противолодочное вооружение корабля.

Для современных систем время развертывания составляет несколько минут.

В ходе преследований экипаж корабля проводит учебные стрельбы в так называемом тренажерном варианте, когда условно выпускается или ракета, или торпеда. За два часа российские моряки должны были отработать несколько вариантов атаки. Подобные гонки за субмаринами практикуются флотами всех стран. Они позволяют совершенствовать тактику противолодочной борьбы.

Справка «Известий»

Подлодки типа «Огайо» — крупнейшие американские субмарины. Это единственный на данный момент класс ракетоносцев ВМС США. В прошлом десятилетии четыре из 18 построенных лодок типа «Огайо» были модернизированы. Среди них — «Джорджия», ставшая после переоснащения многоцелевым кораблем, в функции которого входит в том числе поддержка действий «морских котиков».

Многоцелевой фрегат дальней морской зоны «Адмирал Эссен» вошел в состав флота в июне 2016 года. Корабль относится к проекту 11356Р/М «Буревестник», все корабли этого проекта несут службу в Черном море.

Фрегат вооружен ракетами «Калибр-НК», 100-миллиметровыми артиллерийскими установками А-190, ЗРК «Штиль-1», зенитным артиллерийским комплексом АК-630, а также торпедами.

Корабль оборудован взлетно-посадочной площадкой для вертолета Ка-27.

Источник: https://iz.ru/776236/aleksei-ramm-aleksandr-kruglov-bogdan-stepovoi-evgenii-dmitriev/vziali-za-zhabry-russkii-fregat-poimal-amerikanskuiu-podlodku

Как США готовят военно-морскую революцию

История с аргентинской подлодкой «Сан-Хаун», которая пропала в Атлантике и поиски которой ведутся уже более недели, вернула в информационное поле словосочетание необитаемые подводные аппараты (НАП). О них заговорили, как об одном из наиболее эффективных средств международной спасательной операции.

Несмотря на сравнительно малое внимание со стороны общественности, которое объяснимо не очень привлекательным внешним видом и непонятным функционалом, подводные роботы уже давно стали одним из важнейших направлений модернизации военно-морского флота развитых стран мира, а также Китая и России.

Подобные системы активно применяются для разведки и рассматривается возможность установки на них вооружений. «Ридус» решил разобраться в том зачем такие аппараты нужны военным и в каком направлении они «развиваются» в России и в США.

Эта статья посвящена истории, настоящему и перспективам необитаемых подводных аппаратов (НАП) на службе наших заокеанских партнеров.

Обратная сторона военной мощи

США — страна с самым сильным военно-морским флотом, сильным настолько, что может при силовом сценарии развития событий полностью «закрыть» море любому противнику или даже группе сильнейших государств мира.

Военно-морская мощь — одновременно основной столп и ахиллесова пята американской военной машины (возможно, не только военной). Это понимали в СССР, понимают и самые серьезные противники США в настоящем — окрепший в последние два десятилетия Китай и современная Россия.

Не имея возможности прямого противостояния США на море эти страны стремятся максимально ограничить возможность развертывания сил США в непосредственной близости от собственных границ.

Такая тактика позволит, как минимум, задержать американскую военную машину в случае начала конфликта, усложнив применение обычных вооружений для подавления ответного потенциала.

В результате особо важные береговые районы и прибрежные воды Китая и России напичканы различными системами вооружения — от систем ПВО, РЭБ тактических ракетных и противокорабельных ракет до морских мин, которые в условиях военной угрозы очень быстро будут установлены для закрытия акваторий от противника.

Мины, сэр!

О сложности борьбы с морскими минами пусть даже не очень современными американские военные моряки знают, как никто другой.

Десантный вертолетоносец типа «Ивадзима» LPH-10 USS Tripoli во время операции «Буря в пустыне» подорвался на иракской мине LUGM-145 и едва избежал еще трех аналогичных, встреча с которыми могла бы окончиться для корабля и его экипажа трагически.

Также известно о случае подрывы крейсера УРО типа «Тикондерога» CG-59 USS Princeton. Тральщикам пришлось очень хорошо поработать во время той кампании.

Современные мины могут быть куда более коварны, не говоря уже о донных ракетах, которые недавно упомянул бывший главком ВВС России, а ныне глава комитета Совета Федерации по обороне и безопасности Виктор Бондарев.

Впрочем, американцы поняли это еще в начале 1990-х и решили использовать для решения проблемы имевшийся у них опыт эксплуотации автоматических подводных аппаратов, полученный с 1957 года, когда на средства Управления военно-морских исследований США был создан исследовательский подводный аппарат специального назначения SPURV.

Он мог погружаться на глубины до 3 тыс. метров и работать на протяжении 4 часов. Судно предназначалось для разведки и выполнения научных миссий (по официальным данным в последний раз применялось в 1979 году). С начала 1990-х годов Минобороны США начало активно инвестировать в создание НПА.

В рамках принятой в 1994 году программы развития этого вида технических средств планировалось разработать систему, которая бы могла незаметно для противника вести работы по обнаружению мин еще до появления надводного тральщика.

В 1996 году, Northrop Grumman представил Near-Term Mine Reconnaissance System (NMRS), платформу с двумя НПА, которая запускалась из торпедного аппарата подводной лодки и управилась по оптоволоконному кабелю. Вскоре другая корпорация — Boeing в рамках программы Long-Term Mine Reconnaissance System (LMRS) создала НПА AN/BLQ-11.

Читайте также:  Современный травматический пистолет ттк для самообороны

Этот робот длиной в шесть метров и диаметром 533 мм может вести автономную разведку на дальности до 200 км и глубинах до 1000 м на протяжении 60 часов. Он также запускается из стандартных торпедных аппаратов подводных лодок класса Los Angeles, Seawolf и Virginia.

Вместо дельфинов

По мере появления новых технологий и отработки «старых» американские военно-морские чиновники все больше видели в НПА большой потенциал, а корпорации все лучше ощущали запах денег.

Манифестом желаний обеих сторон стал Генеральный план развития НПА, принятый в 2004 году.

Авторы этого документа проявили воображение на миллиарды долларов, предложив добавить НПА функции борьбы с подлодками противника и даже транспортные задачи.

Стоит отметить, что незадолго до этого во время операции США в Ираке 2003 года, ВМС США впервые использовали в боевых условиях для разминирования проходов к порту поселка Ум-Каср НПА REMUS (Remote Environmental Monitoring UnitS), поставленные компанией Hydroid.

Позднее на базе модели REMUS 600 был изготовлен, пожалуй, самый известный подводный робот ВМС США MK18 Mod 2 Kingfish. Именно этот аппарат постепенно заменяет морских львов и дельфинов, которые традиционно использовались для обнаружения мин.

Данные НПА могут не только находить мины, но и устанавливать на них заряды для подрыва.

Противоминные НПА в США производят компании Bluefin Robotics (BPAUV­­­­ и Bluefin-21), General Dynamics (Knifefish) и Lockheed Martin (AN/WLD-1 RMS Remote Minehunting System), над аппаратами нового типа начал работу Boeing.

Такой интерес корпораций к подводным роботам не удивителен, поскольку власти США уделяют все больше внимания этой тематике. О значимости темы говорит и масштабе административных задач в рамках ее развития говорит появление в 2015 году должности заместителя помощника министра ВМС США по НПА.

Уравнение с большим количеством нулей

Вслед за назначениями пришли большие деньги, к потоку которых готовились (и как могли способствовали его появлению) крупные корпорации. В том же 2015 году глава военно-морского ведомства Рэймонд Мабус рассказал СМИ о планах запустить к 2020 году целую эскадру НПА, действующих автономно без поддержки обычных кораблей.

В 2015 году на НИОКР в сфере создания НПА было выделено более $146 млн, в 2016 году — $232 млн Более того, в 2016 году еще $83,4 млн были выделена на создание технических средств для обнаружения подводных лодок противника и часть этих средств также была направлена на финансирование создания НПА. На закупку уже производящихся НПА MK18 Mod 2 Kingfish в 2016 году были выделены $51,7 млн, на Remote Minehunting System (те самые, которые критиковал Дж. Маккейн) — $87,6 млн  Кроме того, отдельное финансирование в $38,8 млн в 2016 году получила программа LDUUV (Large Displacement Unmanned Undersea Vehicle), направленная на разработку крупного подводного разведывательного аппарата. Итого только по этим известным статьям расходов сумма финансирования разработки и поставки небольшого количества аппаратов составила порядка $0,5 млрд

Отдельно стоит упомянуть программы DARPA: $32,7 млн на проект под названием Hydra, $22 млн на проект Upward Falling Payloads. Обе этих инициативы предполагают создание сетей необитаемых систем, которые смогут использоваться для разведки.

Еще один проект DARPA, Distributed Agile Submarine Hunting, на который выделяется $8,5 млн, включает в себя разработку НПА, который сможет отслеживать подводные лодки.

Выделяются средства и на модернизацию ранее закупленных аппаратов. В 2017 году стало известно о контракте с Hydroid на модернизацию аппаратов семейства MK 18 Swordfish.

Компания получит27,3 млн на «улучшение возможностей по поиску донных мин в сложной боевой обстановке». Эта работа будет закончена к октябрю 2018 года.

Еще больше денег промышленности и ученым посулил экс-министр обороны США Этон Карер, заявив в 2016 году (https://defensesystems.com/articles/2016/02/04/dod-navy-uuv-investments.

aspx), что правительство СШ в ближайшие пять лет инвестирует в НПА $600 млн Это, по словам экс-министра, должно способствовать реализации на море концепции «распределенной летальности» (дословно с англ. — прим.

МР), которую он описал как необходимость «заставить наши корабли и самолеты работать вместе так, как они не делали это раньше, но как позволяют нынешние технологии».

Вместе с подлодками и вместо подлодок

США нужны новые НПА для сдерживания растущего военного могущества Китая и компенсации недостатка субмарин, с которым ВМС США столкнется в ближайшие годы. Об этом, выступая в Конгрессе США, заявил глава тихоокеанского командования ВМС США адмирал Харри Б. Харрис.

По его словам, субмарины являются «основным ассиметричным преимуществом США на Китаем», но на тихоокеанском театре у США есть только половину от необходимых субмарин для сдерживания Китая. Стоит отметить, что в составе ВМФ США сегодня не считая стратегических субмарин класса «Огайо» насчитывается 52 подлодки.

Из-за вывода старых лодок и загруженности стапелей к 2024 году состав подводного флота США составит 48 субмарин, а к 2029 году может сократиться до 42 кораблей. При этом согласно NavyForce Structure Assessment (FSA) 2016 года для поддержания глобальной функции американского военно-морского флота требуется по меньшей мере 66 нестратегических подводных лодок.

Создание НПА может сгладить эту разницу. Речь идет прежде всего о больших (типа LDUUV — порядка 2 метров диаметр корпуса) и очень больших (программа XLUUV — диаметр более 2 метров) НПА по классификации крупнейшей американской отраслевой организации UAVAC.

Всем сестрам по серьгам

Программа Large Displacement Unmanned Underwater Vehicle — LDUUV, в рамках которой планируется создать аппарат c автономностью в 70 суток, способный обнаруживать движущиеся корабли противника на расстоянии более 5 км.

В 2016 году в Сенате США этот проект назвали «слишком дорогим» для массового производства и при этом «слишком маленьким для несения на борту всего оборудования и запаса топлива для столь длительных операций».

Но уже в апреле 2017 года представитель Управления по разработке морских систем ВМС США заявил, что она программа будет ускорена, а прототип аппарата будет спущен на воду не позднее 2019 года (напомним, что в 2011 году, когда программа была запущена речь шла о подготовке прототипа к 2014 году — прим.).

Пока только на разработку было технологий было потрачено как минимум $15 млн В проект вовлечено много компаний американского и транснационального ВПК — Metron, Hydroid Mass, Fuelcell Energy, Sierra Lobo, Hamilton Sundstrand, General Atomics, Lynntech и др.

Этой осень решилась судьба еще одного большого проекта по созданию НАП — Orca Extra Large Unmanned Undersea Vehicle (XLUUV) system. Контракт на разработку получили Lockheed Martin и Boeing Defense, Space & Security. В результате совместной работы двух военно-промышленных гигантов должна получиться мини-субмарина диаметром корпуса немногим более 2 метров, которая будет использоваться для длительных разведывательных миссий или для доставки других автономных аппаратов или сенсоров в определенный район. В том числе сможет нести вооружение.

У Boeing в портфолио есть проект НАП Echo Voyager, длиной 15,5 м, который может работать на глубине до 3,3 км «на протяжении месяцев». О проекте стало известно в 2016 году, а уже летом 2017 года прошли испытания аппарата.

Кроме того компании имеют совсем недавний опыт сотрудничества по военно-морской тематике. Два года назад они совместно работали над проектом DARPA Blue Wolf, в рамках которого планировалось создать революционные подводные движители с применением технологии снижения акустической заметности.

Незадолго до того, как были оглашены победители тендера по XLUUV, Lockheed Martin инвестировала в компанию Ocean Aero, стартап, который создает бесплиотный аппарат Submaran, способный работать как под водой, так и на поверхности.

Boeing также в последние годы активно пополнял портфель технологий. Так, в 2016 году была приобретена компания Liquid Robotics, стартап который занимается созданием технологий для беспилотных подводных аппаратов.

Не осталась в стороне от раздачи финансов на НАП и BAE Systems. Компания участвует в программе DARPA Mobile Offboard Clandestine Communications and Approach (MOCCA).

направленной на создание дрона, «который поможет американским субмаринам искать подводные лодки противника».

Аппарат будет выпускаться из стандартного 533-мм торпедного аппарата, уходить в сторону и включать активный сонар, который лучше пассивного локатора может обнаруживать неприятеля, но выдает свое местоположение.

Также BAE Systems займется созданием системы подводной навигации в рамках другого проекта DARPA — POSYDON.

В рамках этого проекта предполагается создать сеть акустических маяков с точным расположением, который будут использоваться для внесения поправок в работу бортовой инерциальной навигационной системы подлодок, которым для этого не придется всплывать и ловить сигнал GPS  Пока об американской программе создания НАП известно только то, что существующие модели способны искать и уничтожать мины. Перомышленность и военные моряки находятся в состоянии технологического поиска, который щедр финансируется. Заявленные цели перспективных програм, очевидно, не всегда совпадают с технологическими возможностями, а разработка принципиально новых решений требует много времени и средств. Если результат будет таков, как это обещают рекламные мультики оборонных корпораций, то нас ждет революция в военно-морском деле, лидерство в которой сумеет оставить за собой США. Если планы останутся только планами… чтож, американская экономика вполне может себе это позволить. Возможности ВМС США еще многие годы будут превосходить возможности ВМС любой другой страны. Что касается бюджетных расходов, то, учитывая характерную для США эффективность трансфера военных разработок в гражданский сектор, деньги налогоплательщиков пойдут не только на новую дорогую недвижимость корпоративных боссов, но и на поддержание технологического лидерства страны — в обоих случаях средства будут реинвестированы в развитие экономики государства.

Источник: https://news.rambler.ru/army/38540417-kak-ssha-gotovyat-voenno-morskuyu-revolyutsiyu/

Акула-робот ВМС США

Американские военные продолжают подражать самой природе в конструкции своих роботов. В самом деле, использовать результат сотен миллионов лет эволюции очень логично.

Последним результатом реализации этого принципа стал GhostSwimmer или Silent Nemo, тестирование которого закончилось на прошлой неделе. Этот беспилотник плавает под водой и настолько похож на настоящую рыбу, что он может напугать зазевавшегося пловца.

Показанный робот имеет длину в полтора метра и весит примерно 45 кг. Размером он похож на взрослую особь длинноперого тунца, но издали его можно принять за акулу.

Робот был создан в рамках эксперимента по изучению возможностей заимствования принципов построения живых организмов для создания беспилотных подводных аппаратов.

Над проектом работает CRIC (Chief of Naval Operations Rapid Innovation Cell) на военной базе JEBLC-FS (Joint Expeditionary Base Little Creek-Fort Story) в Вирджинии.

Как настоящая рыба, для движения и управления его направлением робот использует хвост. Фотографии и видеоролики запечатлели (1, 2), как GhostSwimmer плавает на поверхности, но он может и нырять на глубину до примерно 90 метров. Робот в состоянии работать на мелководье в 25 см.

Управляется рыба по кабелю длиной 150 м, но также может плавать сама по себе, периодически возвращаясь на поверхность для общения. Устройство имеет спинной и грудные плавники. Робот движется по-рыбьи, поэтому его очень трудно отличить или хотя бы выделить на фоне реальной морской фауны.

Кроме того, звук движения плавников труднее зафиксировать, чем шум гребного винта.

Назначение проекта — разведка и наблюдение, а также куда более мирные цели, к примеру, изучение состояния корпуса дружественных кораблей.

Возможно, что есть цели ублажить активистов за защиту прав животных путём передачи роботам функций существующих программ по тренировке дельфинов для поиска подводных мин.

GhostSwimmer — не первый проект американских военных, в рамках которого заимствуют принципы движения животных. До него уже были гепард Cheetah, который развивает скорость до ≈45 км/ч, робот Stickybot, способный карабкаться за счёт подражания тканям лап геккона, и таракан iSprawl, покрывающий 2,28 метра за секунду. Сухопутные войска США создают робота-птицу Maveric.

Есть похожая рыбка и у другой государственной структуры США: Министерство внутренней безопасности работает над проектом BIOSwimmer.

О стоимости и приблизительных сроках начала эксплуатации GhostSwimmer пока ничего не сообщается.

По материалам Wired.com.

Источник: https://habr.com/post/364511/

Ссылка на основную публикацию